Наверх
Главная » М

Монро Дуглас – Утерянные книги Мерлина

17 января 2013 (378) Нет комментариев Опубликовал:

Дуглас Монро

Утерянные книги Мерлина

Франциско и Магде,

без чьей помощи не было бы этой книги.

Сомкнулся лес сплошной стеной,

Трель дрозда льется слаще слов,

Поют все птицы надо мной,

Над горой моих книг и стихов.

И сова из дупла — цитадели лесной —

Свою песнь обращает ко мне.

Защитишь ли поэта. Великий Господь,

Здесь, средь древних лесных теней?

Неизвестный ирландский монах, IX век

Друиды

Сейчас Друиды, пока неслышен звон клинков,

Возрождают древние таинства и ритуалы дуба.

Племя единоверцев,

Скрывающееся в диких чащах лесов —

Если уж они — они, единственные, —

Не знают Богов, сущих на Земле,

То их нет здесь вообще.

Они поют пред ликом мучительной смерти,

И ни одна душа не спускается в преисподнюю ужасной ночью.

Никто из них не отправляется к страшному Плутону,

Не рыскает мрачной молчаливой тенью внизу:

Они летят дальше, по-своему бессмертные,

И обретают другие тела в новом мире.

Так продолжается бесконечный поток жизни,

И смерть лишь разделяет пространство, подводя итог:

Остановка на мгновение,

Точка между прошлым и будущим.

И счастливы втройне они средь северных небес,

Презревшие страх смерти, эту жалкую участь.

Их не заботит бренная жизнь,

Они без страха бросаются на острую сталь.

Дразня судьбу и презирая

Борьбу за жизнь, они рождаются вновь!

Лукан из Rowe

«...Показать необходимость того, чтобы в XXI столетии вновь появились друиды как Хранители Земли; возродить шаманские практики для пробуждения и восстановления связей между сознанием человечества и той незримой реальностью — связей, от которых зависят существование, равновесие и жизнь этой планеты».

Почему сказка?

Любовь к сказаниям неотделима от Кельтского учения — они крепко связаны друг с другом. И Друиды как часть Кельтской традиции — не исключение: Орден Бардов практически полностью посвятил себя сохранению и распространению исторических стихов и мифов своего народа. Кельтские сказители, будь то странствующие Барды или убеленные сединами отцы рода, к своей способности вдохнуть жизнь в сказку относились с благоговейным трепетом. До наступления эпохи телевидения и видеофильмов самым популярным развлечением было рассказывание историй — и господствовало оно безраздельно, давая волю воображению. Рассказчики обычно обладали высочайшей степенью мастерства — для усиления впечатления от сказки они говорили разными голосами, издавали разнообразные звуки, пели и играли на музыкальных инструментах. Больше всего они любили делать это поздним вечером, сидя у камина, — пересказ мог длиться дни, недели и даже месяцы. И сами кельтские образы были очень яркими — экзотические, часто фантастически прекрасные или причудливые и устрашающие, но всегда выразительные. Кто, даже в наши дни, сможет забыть леденящие душу превращения Ки Хилаинна?.. Или Серебряный дом Короля Кормака с кровлей из крыльев белых птиц?.. Или обманчивую Деву Цветов Блодеведд?.. Или Поющих Лебедей Ллира? Никто, кто хотя бы раз слышал о них! Сказания Кельтов неразрывно вплетаются в ткань их жизни и мироощущения — они едины по сути и растут из единых корней, Здесь же берут начало «Утерянные книги Мерлина»... здесь же и из той же традиции. Почему книга по практической Кельтской Магии написана в форме повествования? При чем здесь сказки? Ответ все тот же: потому что именно так это делали друиды, кельты — именно так они обучали.

Кому-то нужно объяснение получше?

В глубине моей души опять шевельнулся Артур.

«Оставайся там, где ты есть, — говорю я ему. — Продолжай-ка спать».

Но Артур просыпается... открывает глаза внутри меня.

«Пора!» — говорит он.

«Пора что?»

«Я знаю, чему Мерлин хотел учить меня, —

шепчет Артур в моей душе. —

Как быть Королем над людьми. Знать все о них,

...и знать цену этому знанию».

Парк Годвин, «ВЛАСТЕЛИН ОГНЯ», 1980

Пролог

Часть первая

«УТЕРЯННЫЕ КНИГИ МЕРЛИНА» — сложное произведение, созданное на основе некоторых дошедших до нас документов, приписываемых перу Мерлина, или, точнее, когда-то находившихся у него на хранении. Мерлин был друидом — на что указывают все заслуживающие доверия источники, — а друиды были древними Мистиками, жрецами-инициаторами своего народа, о чем свидетельствуют и летописцы того времени. Эта воссозданная по древним источникам «книга посвящения» является инструментом личной трансформации. Заметим, что Мерлин становится архетипическим символом мистицизма Запада и, следовательно, воплощением духа друидизма в глубинах западного коллективного бессознательного. Мерлин, посвященный в мистику жизни, продолжает существовать как символ инициации.

Поскольку эта работа касается настоящего, а не прошлого, наше внимание сфокусировано на инициации в наше время.

Имеет ли шансы на дальнейшее существование эта древняя система обучения? И если да, то как можно использовать эту традицию?

Прежде чем ответить на эти важные вопросы, стоит, наверное, объяснить в двух словах основное значение понятия «инициация». Одна современная энциклопедия определяет его как «ДЕЙСТВО ИЛИ ЦЕРЕМОНИЮ, С ПОМОЩЬЮ КОТОРОЙ ЧЕЛОВЕК ВЫВОДИТСЯ ЗА ПРЕДЕЛЫ НОРМАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ И ВОЗВРАЩАЕТСЯ ОБРАТНО». Такое определение нас вполне устраивает, так как ни время, ни слияние мировых культур не оказало влияния на его фактический смысл. Инициация и есть Инициация — кульминация первого Проникновения за пределы осязаемых границ нормального мира. Чаще всего она является направляемым путешествием, преподносящим мистический урок, который адепт потом несет с собой в мир людей для его совершенствования. И как же начинается это волшебное путешествие? Опять-таки, чаще всего с помощью УЧЕНИЧЕСТВА, в том или ином его виде.

Инициация и Ученичество. После состоявшейся несколько лет назад публикации «21 УРОКА МЕРЛИНА»* Центр Нью-Форест был буквально завален письмами — их пришло уже более двадцати тысяч. Чаще всего они полны просьб помочь встретиться с двумя этими древними явлениями сегодня, в нашем современном мире.

Люди обычно страдают от полученной в наследство от предков тоски по мистической духовной пище — по хлебу, созданному не человеком, хлебу, символизирующему настоящие мистерии. Лежащая перед вами необычная книга — ответ на эти настоятельные просьбы, на эту потребность, поэтому необходимо рассмотреть некоторые предпосылки ее создания именно с этой точки зрения.

Создавая «УТЕРЯННЫЕ КНИГИ МЕРЛИНА», я черпал знания из источников, в том или ином виде содержащихся в «Книге Фериллт», древней рукописи, ксерокопия которой была вверена мне много лет назад. Эта рукопись содержит три пересказа — версии древней кельтской легенды, которая мне в то время была известна только по названиям: 1. «БИТВА ДЕРЕВЬЕВ», 2. «КНИГА ФЕРИЛЛТ» и 3. «ГОРХАН МАЕЛДРЕУ». Собрание представляет собой довольно причудливое сочетание различных текстов, написанных разными шрифтами. Изучая эту рукопись в течение многих лет, я пришел к убеждению, что, по-видимому, вначале она называлась «ТЕЛО ДРАКОНА» и состояла из трех связанных между собой частей. На самом деле правильнее было бы сказать не изучая, а распутывая, потому что копия, которая мне досталась, была огромным «монстром», состоящим из ряда собранных в случайном порядке кусков. Но благодаря тому, что я все же старался именно «изучать», мне удалось выделить из рукописи три составные части. То, что я сделал, — это не воссоздание самого текста, а, скорее, восстановление той формы, в которой информация хранилась изначально, и почти археологическое воссоздание исчезнувшего вида. И. кроме того, я пришел к убеждению, что эта форма соответствует... живому существу, которое когда-то действительно жило и дышало... вновь явленному ТЕЛУ ДРАКОНА.

Но здесь я предоставлю читателю судить об эффективности моей работы — она убедительно говорит сама за себя.

В дополнение к пересказу трех основных отрывков мифологического сюжета я включил в конце каждого из них обширные собирательные разделы, которые озаглавил просто «GRIMOIRE». Средневековое понятие grimoire (книга волшебника, неразборчивая рукопись (фр.). Следуя автору, сохраним и мы это звучное и емкое название — «Гримуар». — Прим. Перев) было выбрано потому, что оно традиционно используется для обозначения собраний сокровенных личных знаний, обычно эзотерического или магического свойства. А это как раз точно передает содержание трех собирательных разделов. Зачем я включил их? Первое — и основное — на протяжении всего повествования упоминается множество магических элементов, которые требуют пояснения; когда-то слушатели понимали их безо всяких комментариев — но, к сожалению, не сейчас. Во-вторых — из-за огромного количества получаемых нами писем, в которых содержатся просьбы подробнее рассказать о ритуалах. И хотя I том содержит их предостаточно, я решил включить сюда часть этих материалов, которые показались мне полезными» безопасными для использования и достаточно экзотерическими.

Эти материалы были систематизированы исходя из подобия магической информации в том или ином смысле или в соответствии с теми элементами повествования, за которыми они следуют. Эти «Гримуары», вероятно, самое сокровенное из того, с чем читателю когда-либо предоставлялась возможность познакомиться. Это изложение личных достижений Волшебника, его «Книга Теней», знания, которые специально приберегались для избранного  ученика. Такой была традиция. Давайте же попробуем перенести ее в XXI столетие.

А теперь обратимся к вопросу, который для некоторых читателей имеет первостепенное значение в связи с моей работой, — вопросу аутентичности. Когда многим так называемым специалистам в области друидизма и кельтской магии задают вопрос: «Действительно ли существует Книга Фериллт?», они почти всегда уверенно заявляют: «Нет. Ее не существует и никогда не существовало». Что ж... я письменно утверждаю, что автор этой книги не намерен как бы то ни было «оспаривать мнение специалистов», поскольку для него такой вопрос лишен смысла. Почему? Потому что меня интересует не то, насколько подлинным является мой источник — ведь об этом можно только догадываться, — а то, насколько эффективны его основные принципы и методы. Я лишь утверждаю, что рукопись — фальсифицированная или подлинная, древняя или недавняя — существует и является потрясающим собранием удивительных сказаний и точных описаний основ РАБОТЫ. Если я стану утверждать, что, изучая текст, пришел к убеждению, что большинство фрагментов действительно очень старые и представляют собой отголоски подлинной мистической традиции, цельность восприятия потеряется — ведь это только мое личное мнение. Повторюсь — читателю предстоит самому пройти через всю книгу, лишь тогда он сможет по достоинству оценить ее. А для «специалистов» неприятие рукописи на основании одних только сомнений в ее древности — залог поражения! Сказания наполнены Силой, к тому же они имеют четкую литературную связь с тем самым древним мистицизмом и с теми образами, с которыми ассоциируются кельтские друиды. И, если судить по горам корреспонденции, приходящей изо всех уголков земного шара в ответ на выход «221 урока Мерлина», мир — по крайней мере значительная его часть — сейчас остро нуждается в подобных ассоциациях. Историки-археологи и библиотечные ученые, исследуя труху белой омелы и монастырские переводы, никогда не поймут сути друидизма... сегодня это под силу только поэтической душе, Здесь также уместно упомянуть еще одну опасную зону, которая у читателей часто ассоциируется с моей работой, — доктрину МУЖСКОЙ И ЖЕНСКОЙ МАГИИ, представление о том, что на духовном пути два пола никоим образом не должны пересекаться, — и утверждение, что Верховные Жрецы друидов именно поэтому принадлежали к МУЖСКОМУ ордену.

Несмотря на легкое раздражение некоторых читателей, должен отметить — факт остается фактом, ЭТО ТАК И ЕСТЬ. И нет ни малейших доказательств обратного. Возникающие «общественные» проблемы связаны с тем, что эти древние, проверенные временем заповеди противоречат популярной в наши дни двуполой разновидности язычества, которая прочно зиждется на ритуализированной сексуальности в символическом иди прикладном смысле. Безусловно, многие сегодня признают сексуальную энергию при проведении ритуалов — но ее использование не дает никаких конструктивных результатов, за исключением прославления самого полового акта под соусом «отражения космической, универсальной картины жизни... привлечения Божественной Искры в ритуальных целях» и т. п. аd nаusеаm (до тошноты (лат.).). По-видимому, это создает у таких людей ощущение, что они уже живут по божественным законам.

В любом случае, я не стану еще раз излагать здесь основы Мужской и Женской Магии, эта задача полностью решена в моей последней книге.

Достаточно напомнить читателю, что у современного Двуполого Язычества есть другая сторона медали — древняя и могущественная сторона, которая требует правильного понимания.

А если перейти к горячей теме «женщин-друидов», то она до сих пор сталкивает лбами исторические и религиозные свидетельства. Путаница возникает потому, что, с тех пор как доктрины друидизма стали переписывать христианские монахи, безупречные жития Жрецов были либо искажены, либо преданы забвению. Тайные идеалы, на которых основывалось Братство, были совершенно не известны тем, кто рассказывал или писал о них. В рядах друидов женщин было не больше, чем в Католической Церкви за последние 2000 лет. Возможно, историки, которые будут писать о католицизме еще через 2000 лет, тоже не вспомнят, почему священниками были исключительно мужчины, — возможно, они даже будут утверждать, что Ватикан буквально кишел священниками-женщинами — просто потому, что не смогут придумать никаких разумных объяснений обратному! Я провожу здесь временную параллель — к тому моменту, когда рассказы о друидах превратились в письменные свидетельства, их основная суть была утеряна. Так что вполне могли появиться женщины-друиды, друидессы. А почему бы и нет? Фольклористы перепутали и наивно исказили когда-то ясную картину. Кто же станет их упрекать за это, учитывая древность и исключительность доктрины?

Так появились друидессы, и нет никого, кто мог бы восстановить справедливость. Люди со временем забывают, путают факты, особенно если речь идет о духовном учении, основ которого они не понимали до конца. Да, в ПОСЛЕДНИХ рассказах о друидах изредка упоминаются друиды-женщины. Мы настаиваем, что это путаница. Эти женщины могли быть шаманками, пророчицами и целительницами — но они не были друидами. Хотя, подобно монахиням современной Католической Церкви, женщины-адепты были и в кельтской традиции. Послушаем, что пишет по этому поводу Д. Дж. Конвэй:

Друиды были кельтскими жрецами. Пока влияние Римской и других патрилинейных (определяемых по мужской линии. — Прим. перев.) религий не стало столь сильным, у кельтов существовали подобные организации для женщин. В исторических произведениях мы находим некоторые свидетельства, которые позволяют предположить, что эти женщины назывались ДРИАДАМИ и жили в священных рощах. Вполне возможно, что их существование имело место еще до появления друидов, во времена господства очень древних религий,  почитающих Богиню.

Д. Дж. Конвэй, «СЕLТIС МАGIС», 1990

В этом хорошо сформулированном утверждении виден правильный подход к данному вопросу. Друиды были патриархальны, тогда как более древние дриады были матриархальны. Это исторический факт: патриархальные системы стремятся по своей организации быть мужскими, а матриархальные — женскими. И термин ДРИАДА является правильным, поскольку он употребляется в текстах Фериллт применительно к шаманам-женщинам того времени. В греческих источниках мы находим четкое лингвистическое различие между DRUIDAI мужского пола и DRYADAE женского пола. Рога одного и того же козла... но — два разных рога.

Другим общепризнанным аргументом в пользу женщин-друидов является тот факт, что кельтская культура была построена на основе главенствующей роли женщины. Автор далек от стремления обсуждать подобные факты; и все же я хочу напомнить существенную разницу между понятиями КЕЛЬТ и ДРУИД. Кельты были продуктом матриархата, тогда как друиды, их жрецы, по своей организации были патриархальны. Эти два понятия не могут использоваться как взаимозаменяемые. Здесь опять возникает вопрос: на КАКИХ кельтов мы ссылаемся? Ирландских?.. Пиктских?.. Валлийских?.. Галльских? Все они кельты — у их обычаев похожие корни, но разная листва. Сильные женщины-воины, которые обучали мужчин и в битвах одерживали над ними победу, были континентальными, не британскими кельтами... и тем более не ирландскими. Писатели редко отмечают это  топо-культурное различие» а что касается бриттской ветви кельтов, мы мало что находим в поддержку «эмансипированного» образа, который мог бы говорить о существовании друидов-женщин. Скорее всего, все обстояло так:

Отраженный здесь общественный порядок представляет собой систему, придуманную мужчинами и руководимую друидами. Сначала мужским представителям кельтского общества разрешалось многоженство, причем все жены, согласно закону, пользовались разными правами и это же распространялось на их детей. Более того, главная жена и ее отпрыски обладали привилегиями, которые не распространялись на других членов семьи. Но если она не имела детей, ее права могли наследоваться детьми жен более низкого ранга. Кроме того, если муж разводился со своей первой женой — шаг, для осуществления которого женщина просто возвращалась в свою семью, — вопрос наследственных прав должен был решаться с привлечением мудрости друидов.

Дункан Нортон-Тэйлор, «ТНЕ СЕLТS»,

Time-Life Books, 1974

В более древние времена незапятнанного Друидизма женщины были столь же активны в религии, как и мужчины, — понятно, что они имели свой собственный орден, по структуре не отличающийся от современного Ордена масонов или Ордена Восточной Звезды. Члены ордена различали друг друга даже по одежде. Вспомним рассказ Цезаря о битве под Англси в 59 году н. э.: «Женщины в черном словно фурии носились между рядами друидов».

Эта цитата часто используется для того, чтобы состряпать доказательства в пользу существования женщин-друидов. Но это АБСУРД. Женщины в ЧЕРНОМ — черный цвет считается цветом Материнства и никогда не упоминается как цвет друидов — ни единого раза, ни в одной легенде. Женщины были там для поддержания Культа Матери. А друиды были Патриархами, солнечными белыми Жрецами. ПРИЧИНЫ того, что это было именно так, кроются в основах «энергии, пола и магии». Это веские причины, понятные многим великим умам и культурам — Карл Юнг, Исраэль Регарди, Великие Религии Востока... только здесь, где эти тонкие духовные границы между полами стираются, в этой культуре, где у мужчин и женщин существует одна и та же первооснова, где есть нетерпимость к разграничению полов, — все духовное и физическое сливается в однородную безликую сексуальность.

Но хватит об этом, так как в «УТЕРЯННЫХ КНИГАХ МЕРЛИНА» мы не собираемся углубляться в подобные вопросы настолько, чтобы дальнейшее их обсуждение можно было считать оправданным, хотя они и играют важную роль. Мы еще раз четко определили эти моменты просто потому, что кто-то же должен это сделать. Иногда истина подобна факелу — чем больше им размахивать, тем ярче он светит.

Люди всех культур оплакивают утрату Исконной Мистики, они страстно жаждут вернуть ее, и эту жажду даже Христианская Церковь утолить не способна. Почему? Как Церковь» так и общество утратили чувство таинства. Священники больше не понимают внутреннего смысла учений, Гнозиса, того духовного языка, который создал эту когда-то великую религию — таинство Святого Причастия свелось к жеванию «чудесного хлеба», запиваемого «уэльским виноградным соком». Наши старейшины больше не наблюдают за посвящением молодого человека в мужчину. Замешательство... кризис личности... отсутствие необходимой мифологии. Профанация, лишенная Духовного Таинства. Человечество ищет не столько духовную истину, сколько возможность прикоснуться к Таинству Духа... жизни и существования.

Так год за годом количество сторонников традиционной церкви уменьшается на десятки тысяч — тех, кто бросается на поиски духовности за пределами Библии... на поиски утерянного Ученичества и в конечном счете утерянной инициации. А теперь позвольте мне рассказать вам короткую историю, которую я часто вспоминаю» когда размышляю над тем, что утратил мир — и как люди это компенсируют.

Волнорез

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД, В ОДИН ИЗ ЛЕТНИХ МЕСЯЦЕВ, МОИ УЧЕНИКИ ИЗ МЛАДШЕГО КЛАССА СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ ОБСТУПИЛИ МЕНЯ С НАСТОЙЧИВОЙ ПРОСЬБОЙ:

«М-р Монро, сходите с нами хотя бы один раз к волнорезу... это потрясающе... это вселяет  ужас... это может испугать даже вас!»

ЧТО Ж, ВСЕМ ИМ БЫЛА ИЗВЕСТНА МОЯ ЛЮБОВЬ К ТАИНСТВЕННОМУ, ПОЭТОМУ СЛОВА «ЭТО МОЖЕТ ИСПУГАТЬ ДАЖЕ ВАС» ПРЕКРАСНО СРАБОТАЛИ. Я ПОШЕЛ. ТО, ЧТО Я УВИДЕЛ, ПОРАЗИЛО МЕНЯ, ИБО Я ЗНАЛ, ЧТО У МАЛЬЧИКОВ НЕ БЫЛО НИ МАЛЕЙШЕГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ТОМ, ЧТО ИХ СЮДА ВЛЕКЛО, — ОНИ ЛИШЬ ЧУВСТВОВАЛИ, ЧТО «ТАМ ЕСТЬ ЧТО-ТО», СУЩЕСТВУЮЩЕЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ОБЫЧНЫХ ГРАНИЦ ИЗВЕСТНОГО ИМ МИРА, — ЧТО-ТО, ЧТО ИЗМЕНЯЕТ ИХ И ДАЕТ ИМ КАКУЮ-ТО МИСТИЧЕСКУЮ СИЛУ, ЧТО-ТО» ЧТО НЕ ТАК ЛЕГКО ВЫРАЗИТЬ СЛОВАМИ. ТЕПЕРЬ ПОЗВОЛЬТЕ МНЕ ОБЪЯСНИТЬ МЕХАНИЗМ. САМ «ВОЛНОРЕЗ» ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ДЛИННЫЙ ОСЫПАЮЩИЙСЯ МОЛ, ПРОТЯНУВШИЙСЯ ОТ ПОЛУЗАБЫТОГО БЕРЕГА ВГЛУБЬ ПРИБРЕЖНЫХ ВОД ОЗЕРА ЭРИ. ЗАКАНЧИВАЛСЯ ОН КРУТЫМ 30-ФУТОВЫМ ОБРЫВОМ, А ВНИЗУ — ТЕМНАЯ, ВСЕГДА ВСПЕНЕННАЯ ВОДА. ЭТА ВОСТОЧНАЯ СТОРОНА МОЛА В МЕСТНЫХ ЛЕГЕНДАХ ПОЛУЧИЛА НАЗВАНИЕ  «ВОЛНОРЕЗ». РЕБЯТА ХОДЯТ СЮДА, ЧТОБЫ ПРЫГНУТЬ. ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ИНИЦИАЦИЮ. ЭТА ГРУППА МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ ПРЕДСТАВЛЯЛА СОБОЙ СОЗДАННОЕ СВОИМИ СИЛАМИ СООБЩЕСТВО — НЕЧТО ВРОДЕ КЛУБА, ХОТЯ ОНИ И НЕ ОСОЗНАВАЛИ ЭТОГО. ОДНАКО ОНИ СОВЕРШАЛИ ДРЕВНИЕ РИТУАЛЫ!

ПРЫГНУТЬ С ВОЛНОРЕЗА — ЭТО АКТ ВЕРЫ (поскольку это может быть опасно) И ИСПЫТАНИЕ ВОЛИ. ОНИ ПРИВОДЯТ ДРУГИХ, НО ТОЛЬКО ТЕХ, КТО УЖЕ ПРЫГАЛ ИЛИ ГОТОВ СОВЕРШИТЬ ПРЫЖОК. ОНИ СЧИТАЮТ СЕБЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫМИ И ГОРДЫ СОБОЙ.

ХОТЕЛ ЛИ Я ПРЫГАТЬ ИЛИ ПРЫГНУЛ ПО КАКОЙ-ЛИБО ДРУГОЙ ПРИЧИНЕ — НЕ СТАНУ ГОВОРИТЬ. ТО, ЧТО ХОТЕЛИ СДЕЛАТЬ МОИ УЧЕНИКИ — ИСПЫТАТЬ МЕНЯ, — ОНИ СДЕЛАЛИ, И МОЙ ВЫБОР ЗАСТАВИЛ МЕНЯ ЗАДУМАТЬСЯ. В ОЖИДАНИИ ПРЫЖКА НА КРАЮ ЭТОЙ СТЕНЫ, НА КРАЮ ИХ МИРА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛО НЕЧТО НЕ ПРОСТО ВОЛНУЮЩЕЕ - ПОТУСТОРОННЕЕ. ВОДА БЫЛА ДАЛЕКО ВНИЗУ, ТЕМНАЯ И ПУГАЮЩАЯ, НО ПОЯВЛЕНИЕ НА ПОВЕРХНОСТИ  БЫЛО ТРИУМФАЛЬНЫМ! ЗДЕСЬ ПРИСУТСТВОВАЛИ ВСЕ ЭЛЕМЕНТЫ ДРЕВНИХ ИНИЦИАЦИИ... И ТОГДА Я ПОПРОСИЛ ОДНОГО ИЗ МАЛЬЧИКОВ ОПИСАТЬ СВОИ ПЕРЕЖИВАНИЯ. ОН СКАЗАЛ:

«Мне всегда было страшно, но я преодолевал себя, потому что после этого чувствуешь себя совсем иначе. Я почувствовал себя сильным, таким, что меня никто не сможет победить! Я как будто стал на время другим человеком. Особенным, словно я могу сделать что-то такое, чего не сможет никто другой».

ЭТО И БЫЛА ИНИЦИАЦИЯ, ВЕЧНАЯ ФОРМУЛА: ЧТОБЫ ПРЕОБРАЗИТЬСЯ, ИНИЦИИРУЕМЫЙ ДОЛЖЕН ПРЕОДОЛЕТЬ СТРАХ, БЛАГОГОВЕЙНЫЙ УЖАС ПЕРЕД ПОТУСТОРОННИМ МИРОМ — ЭТО ПЕРВЫЙ ШАГ.

ПОТОМ СЛЕПОЙ ПРЫЖОК ВЕРЫ В БЕЗДНУ — В ТЕМНОТУ — В ПРЕИСПОДНЮЮ. И ОПЯТЬ ВВЕРХ. ОПЯТЬ ПОЯВЛЕНИЕ НА ПОВЕРХНОСТИ, ВОЗВРАЩЕНИЕ В МИР СВЕТА, НО ТЕПЕРЬ УЖЕ ОСОБОЙ СУЩНОСТЬЮ, ОБЛАДАЮЩЕЙ СИЛОЙ. ЗДЕСЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СОБЛЮДАЛАСЬ ЭТА ФОРМУЛА. ЭТИ ЮНОШИ, ЖИВУЩИЕ В НАШ ТЕХНИЧЕСКИЙ ВЕК, БЫЛИ ЛИШЕНЫ ИНИЦИАЦИИ — КОТОРАЯ БЫЛА ТРАДИЦИОННОЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ СТАРЕЙШИН. ПРОСТО НЕ БЫЛО ТЕХ, КТО ПОМНИЛ БЫ ОБ ЭТОМ. КАЖДЫЙ МАЛЬЧИК ИСПЫТЫВАЛ ВРОЖДЕННОЕ СТРАСТНОЕ ЖЕЛАНИЕ ПРИКОСНУТЬСЯ К ЭТОЙ ТАЙНЕ ЖИЗНИ, КОТОРУЮ ОН ИНСТИНКТИВНО ЧУВСТВОВАЛ, ПОЭТОМУ ОНИ НАШЛИ ВОЛНОРЕЗ И ИСПОЛЬЗОВАЛИ ЕГО!

ОНИ САМИ ИНИЦИИРОВАЛИ СЕБЯ. ОРФЕЙ СМОГ БЫ ИХ ПОНЯТЬ... КАК СМОГ БЫ ПОНЯТЬ ИХ И МЕРЛИН.

Итак, мы возвращаемся к Мерлину, величайшему мистическому подвижнику Запада, — и Артуру, его самому легендарному ученику. Мы не станем обсуждать здесь исторические реалии, ибо это не битва духа, а упражнения для ума. Ученый всегда постигает таинства хуже всего, и лишь поэту подвластно скользить меж миров. Мерлин и Артур — вот образ, символизирующий союз между Духовным Таинством и Миром Человека.

АРТУР-ЧЕЛОВЕК — это мы... МЕРЛИН-ИНИЦИАТОР — воплощение наших мечтаний и снов... истина, которую в глубине души чувствует каждый ребенок, истина, которая неизмеримо глубже того, чему учат  в школе. Неужели этот ребенок все еще спит в глубине нашей души? — вот вопрос, на который пытается дать ответ эта книга. И знайте, что она задумана как инструмент обучения и инициирующего, и его ученика — если между ними действительно есть какая-то разница. В процессе обучения Учитель всегда сам становится Учеником. Так замыкается круг, ведь Обучение — безличностный процесс.

«УТЕРЯННЫЕ КНИГИ МЕРЛИНА» — целостный «Гримуар» знаний, необычный инструмент инициации. Их нельзя изучать по частям: отдельные истории и «Гримуары» имеют смысла не больше, чем один, отдельно взятый кусочек мозаики. Только когда они собраны все вместе, а вы смотрите на них со стороны как на единую картину, лишь тогда отдельные части обретают свой собственный смысл.

И наконец, следует отметить, что все озарения и истины, изложенные в этой книге, были частично получены в результате ряда уникальных, удивительных переживаний, сила и качество которых несомненно выходят за рамки «нормальной» повседневной реальности. Намного позже я узнал, что современные исследователи психики называют такие переживания «временным выскальзыванием» и насчитывают их сотни видов. Хотя, когда человек находится во власти подобных сил, объяснения и цифры мало что значат! Итак, вернемся в 1981 год, к нескольким коротким, но драматическим дням, когда рамки времени были преодолены.

Что это будет за книга!

Она раскроет нам Тайну песни Оисина...

Знаний Мерлина...

Она расскажет, как постепенно Остров погрузился в сон.

И лишь травы колышатся ветром,

И лишь Ветер...

И осколки теней в памяти предков

Еще хранят Тайны Альбиона.

Фиона Маклауд (Fiona Macleod)

Пролог

Часть вторая

Это было в 1981 году, я как раз окончил музыкальную школу Крейна вблизи Нью-Йорка. Стояло раннее лето. Когда я стал серьезно оценивать свои перспективы на будущее, я вдруг окунулся в бездну сомнений — и я начал думать. Что-то было не так. Что-то странное происходило с моим миром — именно со всем этим миром, что-то новое и пугающее. Человечество веками страдало от агрессии и войн, от социальных конфликтов и нетерпимости. Но я вдруг осознал, что сейчас, впервые за всю историю, человечество владеет технологиями, способными физически уничтожить Землю — и слепым эгоизмом, который позволяет глядеть на эту силу без опаски. Одно лишь это уже делает наш век непохожим на все остальные.

Но существует еще одна сила с огромной разрушительной способностью: глобальное пренебрежение Землей как живым существом, поддерживающим всех нас. Загрязнение окружающей среды — это устрашающая реальность, то, что убивает нас изо дня в день как физически, так и духовно. Только это происходит настолько медленно, что остается незамеченным. «С глаз долой — из сердца вон» — именно так современный человек относится  к этой проблеме. Если она не касается его лично, значит, все еще не так плохо. Людей, похоже, все это мало заботит» пока технологии разрушения не осложняют им жизнь. Мы открываем кран — и оттуда течет вода, которая все еще кажется чистой. Мы делаем вдох — и воздух, который тоже все еще кажется чистым, опять заполняет наши легкие, как это было всегда. Мы щелкаем выключателем — и наши чистые, комфортные и безопасные дома заливает электрический свет. Мы окружены всей этой роскошью, так где же опасность? Мы не видим в этом никакой скверны, наши жизни чисты! С нашим миром все в порядке... понимаете? Так эта угроза и остается абстрактным понятием.

Трудно уловить опасность в самом безопасном из всех возможных образов жизни. Мы забываем, что технические средства, разрушающие нашу планету, появились совсем недавно, в течение последней сотни лет — капля в истории цивилизации. «Как можно жить без электричества, автомобилей и «Боинга 747»? — восклицаем мы. — И почему мы должны без этого жить? На дворе ХХ век, мы заслужили все эти вещи. Зачем жить в прошлом? В конце концов, мы же не варвары!»

Варвары... А что на самом деле было до нас? Отсутствие развитой культуры? Варварство? Язычество? Первобытный строй? Мы задаем себе вопрос: как можно представить нормальный образ жизни без электричества... автомобилей... самолетов... компьютерных технологий или видеоигр? «Хорошо, — говорим мы, — возможно, существовала цивилизация и в то время, но сейчас времена лучше. Мы ПРОГРЕССИРУЕМ, и прогресс нельзя остановить. Прогресс — хорошая и нужная вещь».

Прекрасно. Но мой вопрос заключается в следующем: стоят ли несколько реальных достижений в отдельных областях нашей жизни уничтожения всей планеты? Я постоянно читаю, слышу о том непоправимом вреде, который наносят самолеты и индустрия ОЗОНОВОМУ СЛОЮ... об изменениях в атмосфере, вызванных бездумным уничтожением тропических лесов и их обитателей... и об ужасающем загрязнении промышленными отходами нашей воды — самого ценного ресурса планеты. Без сомнения, впервые за всю свою историю человечество способно убить планету — и эгоистично, слепо делает это. Оставим споры о достоинствах и недостатках прошедших эпох — мне преимущество Старого Мира кажется бесспорным только потому, что человек тогда еще не разработал средств для его уничтожения. И разве мы сейчас превосходим своих предков физически? Духовно? Нравственно? Возможно, наша жизнь стала комфортнее — только и всего. А что можно сказать о «варварстве» прошедших времен? Достижения шумерской, египетской и греческой цивилизаций у меня лично не оставляют сомнений в том, что мы очень мало «продвинулись вперед», если продвинулись вообще. Человечество планомерно уничтожает Землю, и в этом участвую я, человек с высшим образованием.

***

Был прохладный вечер, когда я вернулся домой и нажал на выключатель. Мерцающий люминесцентный свет мгновенно разогнал темноту. Успокаивающе жужжал холодильник, автоматически включилось отопление. Обо мне заботились. Разве это не замечательно? Разве это не удовольствие — жить в век сплошных удобств? Все вокруг, казалось, подтверждало это, но я вдруг увидел все другими глазами. Что-то было не так, и это внушало страх, что-то взывало к более гуманному образу жизни, более бережному и менее разрушительному. Что происходит, когда человек перестает отвечать за создание своей собственной среды обитания и заботу о ней? Неужели он сможет заняться чем-то более значительным и важным? Направит свои      силы на великие свершения? На мгновение я прервал размышления и стал прислушиваться к звукам, доносящимся из квартиры надо мной, где два юнца злобно ругались из-за видеоигр, которыми они развлекались всю вторую половину дня. Я подумал о том, что эти дети уже не сумеют построить жилище на деревьях, им не интересно исследовать лесные ручьи. Естественный мир совершенно чужд им. И я задал себе вопрос, по чьей воле это случилось?

Достижения человека: бланки налоговых деклараций... электричество... водопровод... самолеты... кондиционеры... автомобили... расщепление атома... компьютеры и видеоигры? И способность полностью уничтожить планету. На этом все мои доводы, казалось, исчерпывались.

Но истинная проблема заключалась в том, что я родился друидом... а друиды традиционно были «хранителями» Земли. Это и было истинной причиной моего беспокойства. Я был уверен, что, если бы друиды по-прежнему являли миру свою силу, не пришлось бы так дорого платить за технический прогресс.

Безжалостное уничтожение огромных лесов... ДЕРЕВЬЯ, они требуют возвращения друидов как своих защитников... Друиды почитали деревья, они всегда находили под ними защиту и совершали свои богослужения. Они должны вернуться — время требует, чтобы я опять созвал их.

С раннего детства я осознавал, что сама сердцевина моего существа порождена философией и ценностями друидов, факт, оставивший неизгладимый след в моей жизни. Я помнил много... слишком много, чтобы оставаться глухим к массовому уничтожению Земли, даже в детские годы, когда ощущение связи с Землей еще спит. И теперь, сидя в окружении щелчков и сигналов «достижений человечества», я вдруг ясно понял, что нужно делать.

Инстинктивно я схватил с полки «ТНЕ PROPOHECIES ОF МЕRLIN» («Пророчества Мерлина») Джеффри Монмутского и раскрыл книгу на первой попавшейся странице. Меня пронзила дрожь, когда я прочел открывшиеся слова:

          ... И придет дикий вепрь Корнуэлла,    

И затрещат их шеи

Под его ногами.

Часть I

БИТВА ДЕРЕВЬЕВ

Но когда дни, в которые я не узнавал ничего нового, складывались в бесцельно прожитые недели, я начал испытывать все возрастающую потребность вновь увидеть Мерлина... Еще раз почувствовать, что я по-прежнему занимаю место в его планах.

Дуглас Монро, «21 УРОК МЕРЛИНА»

Битва Деревьев

Введение

29 октября 1981 года. Когда в холодный полдень мой самолет приземлился в аэропорту Кардифф-Уэльс, Гламорган, город встретил меня моросящим мелким дождем и туманом. Трудно было тогда описать словами чувство, заставившее меня потратить на билет сюда остатки моей последней стипендии. «Непреодолимость» — так бы я назвал его сейчас.

Взяв напрокат машину, я отправился на север, вглубь долины Рондда. После долгих часов утомительной езды я наконец достиг цели своего путешествия — тихой деревушки Мертир Тидфил. Там я с легкостью нашел приют в местной гостинице на несколько последующих дней. Распаковав и рассовав по полкам свой багаж, я решил прогуляться, чтобы вернуть ясность своим мыслям — с момента приземления в Уэльсе в моем мозгу происходила какая-то путаница, почти «потусторонний туман». Гора Ньюэйс была где-то рядом... я чувствовал ее, как биение своего сердца.

Хозяйка гостиницы рассказала мне, что «Гора Ньюэ'л», как она ее называла (фактически, это было англизированное «Ньюхилл»), находится на северо-западной окраине национального парка Брекон Бикен, который начинается недалеко от города. Итак, хотя время было уже довольно позднее, я отправился в путь, навстречу своей судьбе.

Ночь была безлунная, холодная и сырая... густые низкие облака медленно плыли над головой, и ни один лист не шевелился в застывшей мгле. Через полчаса я достиг южной границы парка и довольно легко разыскал тропу, которая, казалось, вела в нужном направлении. И я пошел по этой тропе — моим единственным спутником был Виргинский Филин с зелеными глазами, который, казалось, сопровождал меня повсюду. Пройдя довольно приличное расстояние, я вышел на дорогу, где стоял указатель с двумя стрелками, указывающими в противоположных направлениях — Пен-и-Ка — Абергавенни, — под которым меня внезапно охватило странное оцепенение.

Название «Абергавенни» вызвало у меня какие-то смутные чувства. Почему это происходило, я мог только догадываться. Видения, одно за другим, стали проноситься в моем мозгу, как никогда прежде, — потоки образов, не из этой жизни. Глаза мои закрылись (хотя я в этом не уверен), и я видел ясно, как среди бела дня, — эльфы, танцующие среди поросших маргаритками полей... люди в мантиях, играющие на деревянных флейтах, сидящие на камне, омываемом красными водами... и Друид в голубом одеянии с деревянной коробкой за спиной. Да, я интуитивно знал этого человека, я чувствовал, что он — ключ, мой путь каким-то образом связан с ним.

Последнее, что я ясно помню из той ночи, — образ человека в голубых одеждах, протягивающего мне странный предмет, как будто он хотел подарить мне что-то — может быть, ключ к разгадке. Предмет оказался своеобразным музыкальным инструментом, похожим на колокол или гонг. Он был сделан из трех массивных железных треугольников, наибольшие стороны которых достигали длины человеческой руки, а вершины были скреплены вместе так, что не соприкасались нигде, кроме этой точки. Вся конструкция держалась на цепи, при ударе раздавался трехтональный звук, внушающий суеверный страх. В моем видении инструмент был подвешен к нижней ветке дерева, рядом с которым стоял с поднятыми руками человек в голубом, и я слышал, как он говорил:

«Дыхание Дракона... голос, взывавший к ветру, пусть он звучит вновь! Ддраиглаис... Дракон-Голос, Дракон-Ветер... все сольется в Пещере. Три дня, которые не есть дни... три времени, которые не есть времена, между мирами и за их пределами... трижды Голос Дракона будет звать тебя... они взывают... трижды... они призовут...»

Я мгновенно очнулся, с головы до пят покрытый холодным потом. Послание было совершенно ясным. Это было на рассвете 30 октября, первого из трех дней «между мирами» древнего кельтского праздника Самхейна, и я точно знал, что нужно делать.

«Случайностей, — напомнил я себе, — никогда не бывает. Все в жизни связано... и нужно только следовать велению своего сердца». И с этой замечательной мыслью я отправился обратно по той же тропе, готовый встретить наступающий день.

Как я ни был голоден, я устоял перед искушением позавтракать в одной из уютных закусочных, выстроившихся вдоль улицы, — воздержание от пищи играло важную роль. Вместо этого я разыскал телефонную книгу и стал просматривать списки фамилий под рубрикой «Специалисты по металлу». Одного такого я нашел. Это был м-р О. Стрэттфорд, живший на Вест Мэин.

Мастерская, разыскать которую оказалось довольно легко, должна была открыться позже. Но кто-то, по-видимому, заметил, что я жду, — дверь открылась, и показался коренастый мужчина лет пятидесяти с мохнатыми черными бровями. Когда я шел за ним в кузницу, он не проронил ни слова — до тех пор, пока я не стал описывать предмет, увиденный мною во сне. Тут он начал хмыкать и мычать, и его мохнатые брови стали еще более мохнатыми.

— Сэр, по-моему, я знаю, что вы ищете, — произнес он наконец, улыбаясь одними глазами. — Идемте в мой кабинет, жена нам даст по чашке чаю.

С этими словами он ввел меня в прекрасную, облицованную деревом библиотеку с одним большим венецианским окном, обрамленным белой кружевной занавеской, а на подоконнике стоял куст красной герани. Посередине стоял длинный стол из черного, идеально отполированного дерева, на который м-р Стрэттфорд с большой осторожностью положил старую книгу 1895 года выпуска — «ИСТОРИЯ И ТОПОГРАФИЯ КАРМАРТЕНШИРА» Джона О'Донована. Палец кузнеца заскользил по странице с содержанием, пока не остановился у заголовка РАСКОПКИ НЬЮХИЛЛА, тут кузнец издал торжествующее «Хм!». Здесь, на странице 242, находилась старая черно-белая фотография, которая действительно могла ответить на тысячу вопросов.

Это была пещера... за долгие-долгие годы вход в нее был наполовину завален камнями, и все же это была пещера. Но это было еще не все. Рядом со входом росла сучковатая, полувысохшая яблоня, истерзанная бурями и временем, а с ее нижней ветки свисал тот самый инструмент... музыкальный инструмент, именно такой, как я видел во сне! И я спросил, уже не колеблясь:

— Вы можете сделать мне такой? До наступления сумерек? И мохнатые брови кузнеца опять круто изогнулись.

* * *

Всю вторую половину дня я лихорадочно читал о таинственном предмете, задавал вопросы, достойные десятилетнего мальчика, пытаясь узнать, откуда кузнец настолько хорошо его знает. Последние годы на м-ре Стреттфорде, очевидно, лежала традиционная обязанность городского кузнеца менять проржавевшие колокола.

— Колокола сделаны из железа, — объяснял кузнец, — каждый из них служит около пятидесяти лет — как раз по одному на жизнь каждого мастера. Каждый городской кузнец должен знать, из каких деталей должен состоять колокол и откуда вообще взялись колокола. — Но он тут же поспешил добавить, что традиция была отголоском древних языческих обычаев, которые теперь уже утратили свою силу. Пещера, как оказалось, вот уже тысячу лет является источником местных магических знаний и предрассудков; вход в нее был загорожен камнем с вырезанной на нем надписью «Колдун далекой старины». — С какими-то странными значками, — добавил кузнец. И это все, что ему было известно.

Автор книги называл этот железный инструмент ГОЛОСОМ ДРАКОНА и намекал на то, как он использовался... именно намекал, потому что писать открыто о подобных вещах было трудно даже в 1895 году! Но это действительно происходило. Люди приходили к пещере и вызывали еле слышный звук — Дыхание — звон гонга, но что потом? Это я и должен был выяснить.

Пока кузнец заканчивал свою работу, я вернулся в гостиницу и стал рыться в пачке привезенных с собой рукописей — что-то сказанное этим человеком о звуке колокола всколыхнуло во мне обрывки воспоминаний о чем-то, что я уже читал в своих бумагах. И вот, почти на дне стопки, я нашел то, что искал!

«Спящий среди могил» — так звучал заголовок, набранный витиеватыми староанглийскими буквами. То, что было описано в тексте, как раз и явилось недостающим элементом мозаики. Это был старинный обряд — произнести заклинание и лечь спать на могиле того, с кем вы хотите установить связь, — очень древний обычай, существовавший с незапамятных времен. Так, во всяком случае, утверждалось. И, будто бы желая подвести последнюю черту, автор текста снабдил его пресловутым примером, хорошо известным ранним оккультным писателям шестнадцатого столетия, — ОБРАЩЕНИЕМ К ТЕНИ МЕРЛИНА с помощью произнесения эпитафии, которая была найдена на древнем надгробном камне. Но самым замечательным оказалось то, что заклинание было приведено на его родном валлийском языке! Итак, когда тени сделались длиннее, необходимые приготовления были закончены — собран Ддраиглаис, выучено древнее валлийское заклинание в его оригинальном звучании и определен маршрут к основанию Горы... горы Мерлина! Когда я, старательно уложив Голос Дракона в багажник, сел за руль, мое сердце готово было выпрыгнуть из груди. Теперь оставалось только найти Пещеру. Но прошло столько времени... видна ли она еще?

* * *

Через час я был уже близок к своей цели. По правде говоря, я успел заблудиться, но вовремя узнал нужное направление у путников, менявших колесо на шоссе А40. Единственной дорогой, ведущей на вершину хребта Ньюхилл, была едва заметная тропа. К счастью, мне удалось ее найти без особых трудностей. Уложив свои вещи в рюкзак, с Ддраиглаисом в руке, я начал свой подъем. Тропа постепенно, петляя, поднималась все выше и выше, став со временем крутой и каменистой. Солнце уже скрылось за холмами, когда я наконец зажег свой крошечный фонарь и закрепил его на подтяжке ремня. Лишь треск сверчков в густой траве нарушал ночную тишину, но вскоре он сменился завыванием ветра, дующего из низин, и шумом поющих камней. После двух часов напряженного подъема тропа стала более пологой и наконец превратилась в хорошо утоптанную пешеходную порогу, огибающую вершину горы. Я шел по ней, пока не оказался у развилки, откуда одна тропа по-прежнему вела вверх, другая же спускалась вниз, в кустарник. Здесь я еще раз отдал должное цивилизации, так как на отвесном тоне выстроились написанные большими детскими буквами флюоресцирующие слова «МЕРЛИН ЖИВЕТ ЗДЕСЬ», а рядом с ними — стрелка, не заметить которую было просто невозможно. Знаки действительно оказались правильными! Через пятьсот ярдов я очутился у входа в пещеру. Он был загорожен валунами и вьющимся виноградом, но несомненно это был он!

Пещера... или что это? Ее вид явно не соответствовал известным мне описаниям. Но дыхание призраков прошлого я ощущал явственно — здесь не было водопада, но в двадцати футах над входом в пещеру ясно были видны широкие углубления и желобки, по которым много лет назад текла вода. И находились они именно там, где должны были находиться. Призраки были повсюду...

Это может показаться странным, но я не вошел в пещеру. Фактически, все эти три удивительных дня у меня ни разу не возникло желания туда войти. Я до сих пор точно не знаю почему. Возможно, я не хотел разрушать тайну... а может быть, я просто испугался встретиться лицом к лицу с прошлым. Но как бы то ни было, я решил разбить лагерь у западного края этого входа — в идеальном месте, которое сверху было защищено каменным выступом. Старой яблони, которую я видел на фотографии 1895 года, давно не было, но место, где она когда-то росла, ощущалось. Слабые следы-призраки... За отсутствием традиционного места, где можно было подвесить Ддраиглаис, я решил воспользоваться корнем старого дерева, который торчал из стены пещеры. И он был здесь!

Мне быстро удалось соорудить очаг и разложить костер, ведь вокруг валялось множество камней и сухих веток, нападавших сверху. Итак, вдвоем с этим моим единственным товарищем, который мог помочь усмирить ночь, я принялся за выполнение своей миссии.

Здесь следует признаться, что у меня не было никаких конкретных идей относительно того, что делать дальше. Подмостки готовы, актер прибыл... теперь можно было писать текст пьесы. Порывшись в рюкзаке, я вытащил стопку рукописей и разложил их на свету от костра. Ожили давно мертвые картины — затанцевали символы, поплыли образы. Потом мое внимание привлекла ксерокопия, которую я снял с 242 страницы книги м-ра Стрэттфорда.

Шаря в темноте руками и коленями, я умудрился найти восемь камней, необходимых для защитного круга.

«Трава, цветок и дерево образуют троицу...» — формула для курения фимиама, и я опять полез в свою сумку и вытащил оттуда коллекцию трав, которую захватил с собой, где каждая трава была тщательно отдельно упакована.

«Полынь-трава... Цветок дурмана... Тис-дерево...» — сообщал гримуар, и я, бросив по пригоршне каждого в тлеющие угли, вошел в круг. Когда травы начали скручиваться и потрескивать, поднявшийся серый дым превратился в десятки улетающих призраков — и меня вдруг переполнило ощущение непостижимой силы.

Bedd Ann ар lleian ymnnewais fynydd

lluagor llew Ymrais

Prif ddewin Merddin Embrais...

Мой голос гулким эхом отразился от скал и исчез высоко над головой, и опять стало тихо — тихо и темно. Ничто не шевельнулось, не заговорило — ничего не произошло. Я ждал, казалось, целую вечность, затаив дыхание и не решаясь лишиться символической защиты круга. Наконец, незадолго до полуночи, не зная, что еще можно предпринять, я вышел из круга камней и лег на свой спальный мешок... продолжая прислушиваться, — каждый нерв был в ожидании.

Время шло медленно, а может быть, оно вообще остановилось — небо постепенно окрасилось в равномерный шоколадно-серый цвет, и ночные создания внезапно прекратили свою непрерывную монотонную трескотню. И тут я задал себе вопрос, не оказало ли действительно заклинание свое действие — время и пространство, казалось, просто остановились на полпути. Затем, в ответ на мои размышления, как будто для того, чтобы завершить мое сползание в пространство между мирами, меня охватил сон.

Но что за шум! Не успел я закрыть глаза, как кровь хлынула к голове, как прорвавшая плотину река, сердце готово было выскочить из груди, дыхание перехватило. Мне показалось, что я умираю. Вам когда-нибудь приходилось слишком быстро проснуться от ночного кошмара? Гонг! Громко звучал Голос Дракона — его резкий металлический звук разорвал тишину ночи. Он прозвучал трижды, и трижды за холмами медленно замирало эхо. Потом также внезапно наступила тишина.

— И придет дикий Вепрь Корнуэлла, и затрещат их шеи под его ногами!

— донесся голос из пещеры. Голос. И откуда-то я хорошо его знал, это было чувство, которое возникает при виде своей старой шляпы или любимой пары туфель. Как можно осторожнее, чтобы не разрушить чары, я выпрямился и придвинулся ближе.

— Иди сюда, мой друг! — мягко произнес голос — и не бойся меня. Я одолел длинный путь, чтобы встретиться с тобой, — и принес с собой тысячи тайн!

И тут словно вдруг прорвалось что-то давно сдерживаемое, из моих широко раскрывшихся глаз потекли слезы, оставляя длинные грязные следы на лице. Я знал эти слова — мы произносили их прежде — прежде, где-то в другом времени или пространстве, и воспоминания хлынули, как солнечные лучи после ночи Зимнего Солнцестояния.

— Мерлин? — прошептал я после долгой паузы. —Мерлин, это действительно ты? — Мой голос сорвался и я с трудом сдержал рыдания. — Мне необходимо тебя видеть. — И я стал приближаться к пещере.

— Нет! Не сейчас... и не так, — услышал я резкий ответ. — В конце концов, никто не может созерцать лик божества и после этого остаться в живых! Разве ты не помнишь? — Потом, после непродолжительного нарочитого молчания, раздался сдавленный смех. «Да... это, конечно, Мерлин, — подумал я, испытывая облегчение. — Его смех так же неповторим, как любой отпечаток пальца!»

Продолжая оставаться на месте, я стал изо всех сил всматриваться во мрак пещеры и увидел на упавшем валуне тень сидящего человека, одетого в мантию. Больше ничего, хотя... пожалуй, ощущался какой-то запах! Мое сердце запрыгало от радости, когда до меня донесся едва уловимый дым трубки! Следуя правилу, я быстро опустился на землю и приготовился быть терпеливым. Так естественно было сидеть здесь опять — это было именно то, что нужно.

— Тело Дракона умирает, Медвежонок, — донесся голос Мерлина после долгой паузы, но теперь он звучал серьезно, и в нем слышались нотки грусти, — а вместе с ним и Земля, потому что они — единое целое. Давным-давно, на вершине горы Камелот, ты уже говорил мне однажды, что, если ты когда-нибудь сможешь что-нибудь сделать, чтобы помочь друидам, ты с радостью отдашь за это жизнь. Прошли века — и теперь я призываю тебя исполнить свою клятву. Друиды всегда были исконными Хранителями Земли, исчезнувшие друиды, в которых сейчас опять нуждается человечество, если оно собирается выжить в грядущем тысячелетии. В этот самый миг, когда мы с тобой беседуем, огонь жизни — Солнце — едва достигает растений, настолько почернели от отходов небеса, огонь и воздух. И священное тело Земли превратилось в хранилище отбросов — воды и земли заражены неприродными ядами городов и огромных машин. Растения умирают, невидимая сила сверху уничтожает древние деревья, мутные небеса больше не могут противостоять ей. Умирают звери... грязь безжалостно убивает рыб и птиц. Круговорот замедляется. Круговорот погибает, и человеку суждено погибнуть вместе с ним. Почему он этого не замечает? На это я могу ответить — потому что нет больше друидов, чтобы открыть ему глаза, чтобы поддержать равновесие и противостоять эгоизму человеческого прогресса. Если бы Жречество до сих пор было в Силе, Земля — наш Дракон — не умирала бы. Пришло время вернуться, и Судьба указала мне того, кто сможет мне в этом помочь. Ты и я, и 20 твоих единомышленников — если они появятся до начала следующего тысячелетия. Именно это было мною предсказано несколько веков назад, и это должно произойти. Непонимание — гибель... спасение в пробуждении, и человечеству необходимо указать путь.

— Но как? — Я медленно покачал головой. — Человек окружил себя сталью и бетоном, и Земля постепенно умирает под их весом. Что можно сделать, чтобы это изменить? Война?   

    И я услышал сдавленный смешок Мерлина.

— Могут ли подобные вещи быть такими простыми, — мрачно ответил он, — ...какими они никогда не бывают! Будущее, Медвежонок, слишком часто скрыто даже от тех, кто его вершит. И несмотря на это, у судьбы есть течения и вихри, которые можно изучать, исследовать или переделывать. Во Времена Легенд тебе и твоим товарищам было дано изменить мир в пользу Древних путей. Но вы не сумели, вы все. Сейчас положение можно исправить — прислушайтесь, как никогда прежде, и действуйте, не думая о себе.

Фигура, окруженная неясными тенями, подняла руки, и опять из пещеры раздался тихий и спокойный голос Мерлина, провозглашая скрытую мудрость:

Знай,

Что мы существовали в разных формах,

Прежде чем родились в этой.

Три ночи, стоящие за пределами всех ночей,

Три жизни, которых больше нет,

Три раза Голос Дракона созовет нас...

Соедините то, что разорвано на части,

Исцелите Тело Дракона: Три священные книги —

Три потерянные, бывшие Одной.

Слушайте голос,

Учитесь у прошлого,

Создавайте будущее, пока еще есть время...

Угасающий костер выбросил большой язык пламени — последнюю вспышку света, которая осветила темные края утеса, превратив их в распростертые крылья вампира. И в это короткое мгновение осветилась, наконец, внутренность пещеры! Я сразу пал духом, потому что не смог рассмотреть в ее глубине ничего, кроме камня, пыли и немых воспоминаний по углам. Хотя нет, что-то все-таки там было! Когда последняя искра вспыхнула и погасла, я увидел два зеленых глаза, внимательно смотревших на меня с вершины гребня.

—Ноас? —прошептал я в темноту, мгновенно извлекая из подсознания это имя. — Значит, ты тоже вернулась ко мне?

Как будто отвечая на мой вопрос, большая сова плавно слетела со своего насеста прямо ко мне, вызвав лавину мелких камней, подобно граду обрушившихся на мою стоянку. Потом тени опять рассеялись, но на этот раз моя душа была среди них... она промелькнула над серым гребнем холма, как заблудившийся призрак.

Лес зашевелился... деревья вздохнули, потом двинулись с места... сучья скрипели в темноте, ветки рассекали воздух и тянулись вперед... огромный океан кружащихся листьев... А когда рассвет осветил землю, безбрежная армия лесных воинов стояла непроницаемой стеной между двумя враждующими армиями жрецов — степенные стражи Древесного мира.

Питер Роберте, POPULAR ANTIQUITIES, 1815

1

Уста Фарона

Над полем Годдеу Бриг вот-вот должен был наступить рассвет. Тяжелый "серый туман нависал сплошным покровом над верхушками деревьев — над легионом плененных богов. Где-то на горизонте громыхал гром, когда в кроваво-красной дымке показались первые лучи солнца. Здесь, среди этих красок, мы напряженно ждали в полной готовности... каждая душа была охвачена ожиданием.

Мы давно знали, что они придут, все мы... Вопрос только — когда. Два дня назад наши разведчики и жители холмов предупредили о вторжении святых легионов — даже Прорицатель Леса и Ручья предсказывал их приход — даже сама Священная Голова Фарона! Итак, мы ждали, полагаясь на свое собственное восприятие, или, вернее, на их собственное восприятие, потому что я был никудышным наблюдателем.

Но кем был я? Всего лишь новообращенным великого когда-то Ордена Фериллт, ощутившим бремя веков, или, быть может, рок, давящий на само сплетение времени и пространства в этой одной точке... наблюдатель, страшащийся родовых мук, которые, он знал, скоро должны были наступить. И теперь... теперь оттуда, где я стоял, с вершины обдуваемых ветром склонов Холма Вевинедд, хорошо был виден дым, поднимающийся над горящими далеко внизу бивачными кострами подобно легиону покрытых сажей демонов. Но может быть, это были настоящие демоны, о которых предупреждали нас Старцы? Хотелось бы знать.

Внезапно ощутив чье-то присутствие, я обернулся назад. Внизу, вдоль опушки Леса, молчаливо шли люди в серых одеяниях, таинственно исчезая за густыми рядами деревьев. Собирались Старцы — все двадцать, как и говорили, — и было понятно зачем. Хотя подобные вопросы никогда не обсуждались открыто, тем более среди представителей наших низших рангов, до нас дошли слухи, что скоро должна быть открыта Великая Книга и что старейшины обращались к самому Оракулу Фарона! Говорят, что такое бывает только в самые тяжелые времена, и сейчас каких-нибудь несколько мгновений отделяли нас от рассвета, когда должна была решиться наша судьба.

Когда низины Нью-Форест огласились звуками барабанов, я начал свой медленный подъем к Холи Глен, тщательно стараясь не издать ни звука, ибо меня могли обнаружить и предать смерти. По законам военного времени ни один человек, будь то жрец или простой член клана, не должен был находиться в Священной Долине. Это был Неметон, святое место, и горе было тому, кто осмеливался проникнуть туда без разрешения.

Как только я добрался до места, откуда была хорошо видна поляна, барабаны смолкли. Старцы собрались в круг, сквозь который просвечивали мягкие блики горящего на камне костра. Наш Верховный Жрец, которого звали Бладидд, поднял руки и исполнил «Песню Творца Видений» — я хорошо знал ее магическую силу, — после чего начался легендарный Танец Призрака. Высоко среди ветвей висели голубые огненные шары, по одному на каждого Жреца, и их потусторонний свет отбрасывал резкие лазурные тени на огненный круг. Жрецы медленно начали свой танец, двигаясь по часовой стрелке, плавно, как под водой, вращаясь и раскачиваясь. Молчаливый зов пробудил голоса во тьме Леса... Призраки жрецов и давно умерших соплеменников — целое море призраков. И когда наконец магическая сила согнула ветви деревьев, как роса прогибает тонкую паутину, Бладидд произнес заклинание, которое должно было отворить Дверь между мирами — Его и нашим.

«Имбас Фороснаи...» — раздался над бездной его громкий голос и густой красный дым заструился между камнями. Вскоре пурпурная река, быстро разливаясь между корнями и стволами деревьев, достигла моего укрытия. Я хорошо знал этот запах. Это была священная Кровь Змея, таинственное вещество, которое добывали только на Благословенном Острове, далеко на юге, вещество цвета ржавчины, напоминающее камень, хотя при этом оно могло гореть, как воск. Держась поближе к земле, я старался вдыхать свежий воздух, пока резкая вспышка света не заставила меня присесть на корточки.

Прикрыв рукой глаза, я увидел, как над кругом из одетых в мантии фигур из умершего костра поднялась еще одна, огромная и жуткая. Видение неподвижно повисло над последними тлеющими угольями.

— Взывавший должен выйти вперед, — донесся голос из открытых уст, как будто зашелестела сухая зола. — Выйди, или вы все погибнете...

То, что заполнило пространство над Неметоном, не было похоже на человека, это была страшная застывшая маска — полая голова, гладкая и черная, как полированный оникс. Блики света плясали у нее на лбу и спускались ко рту — темному горизонтальному овалу, откуда доносился голос. Глаза тоже были овальными и черными, как ночь, а в центре каждого из них можно было заметить крошечную точку пульсирующего белого света. Все застыло, только свежий утренний бриз витал меж ветвей.

— Я ищу, — раздался голос Бладидда, нарушив тяжелое молчание. Потом он сделал шаг по направлению к маске, которая тут же плавно заскользила ему навстречу, готовая поглотить его, и оба слились воедино.

— Мы — Уста Фарона, — услышал я два голоса, — самого древнего из Солнечных Богов Острова. Много времени прошло с тех пор, как Жрецы последний раз отваживались воззвать к нам... много времени прошло с тех пор, как мы решили, что люди должны ответить за свои деяния! И вот мы здесь, со словами предупреждения, которые ты искал. Пусть прозвучат они:

ВАМ НЕ ИЗБЕЖАТЬ СУДЬБЫ. ВАМ НЕ ИЗБЕЖАТЬ ПЕРЕМЕН, ИБО ОНИ — СУЩНОСТЬ МИРА. РАЗВИТИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ СВЯЗАНЫ НЕРАЗРЫВНО... ЧАЩЕ ВСЕГО БОЛЬЮ, НЕИЗБЕЖНОЙ ВСЯКИЙ РАЗ, КОГДА КТО-ТО НЕ МОЖЕТ РАЗОРВАТЬ ЗВЕНЬЯ ЦЕПИ ПРОШЛОГО. ПУСТЬ ОНИ ПАДУТ ИЛИ ИСЧЕЗНУТ... ВРЕМЯ И ПОТОК СОБЫТИЙ ТРЕБУЮТ ЭТОЙ ЖЕРТВЫ!

И ЛЮДИ ДУБА ПРИДУТ — ЭТОЙ СУДЬБЫ ВАМ НЕ ИЗБЕЖАТЬ. НО БУДЕТ РОСТ, ЕСЛИ СТРОИТЬ НА СХОДСТВАХ И ОТСЛЕЖИВАТЬ РАЗЛИЧИЯ. ПУСТЬ ПРОШЛОЕ УЙДЕТ... ПУСТЬ БУДЕТ СРУБЛЕН ЗОЛОТОЙ СУК... ПУСТЬ ОН ПОГИБНЕТ... ВОЙДИТЕ В БУДУЩЕЕ В ЕДИНСТВЕ.

И ЖДИТЕ ЕГО ПРИХОДА, ПОТОМУ ЧТО ОН ПРИДЕТ... ОЛЕНЕРОГИЙ, ОН УКАЖЕТ ПУТЬ — ОН, ОХОТНИК И ДИЧЬ В ОДНОМ ЛИЦЕ, НАСТИГНЕТ НАС, КАК ГОЛОС АЛЬБИОНА. ПУСТЬ БУДЕТ ТАК. КОРОЛЬ-ОЛЕНЬ ВАМ ЯВИТСЯ КАК СТРАЖ, ВЕЛИКИЙ МЕДВЕДЬ НА ЗАДНИХ ЛАПАХ. И НАСТУПИТ ЗОЛОТОЙ ВЕК... НО ПОТОМ ПРОЙДЕТ И ОН, ИБО ВСЕ ИЗМЕНЯЕТСЯ. ЭТО ТА СУДЬБА, КОТОРОЙ ВАМ НЕ ИЗБЕЖАТЬ.

СОПРОТИВЛЯЙТЕСЬ, И ВАШ МИР ПОГИБНЕТ. СОПРОТИВЛЯЙТЕСЬ, И Я САМ ВАС УНИЧТОЖУ... ИБО Я ТОЖЕ СТРАЖ СВЯЩЕННЫХ ЗАКОНОВ, КАК И ТОТ, КТО ВОЙДЕТ В ЭТОТ ДЕНЬ ЧЕРЕЗ ТРЕТЬЮ ДВЕРЬ! А ТЕПЕРЬ МЫ ПОКИДАЕМ ВАС. НЕ ПЫТАЙТЕСЬ НАС БОЛЬШЕ УВИДЕТЬ — НАШЕ ВРЕМЯ ИСТЕКАЕТ. СОЗДАЙТЕ ВЕЛИКУЮ КНИГУ СОГЛАСИЯ... ИЩИТЕ ЗЕЛЕНОГО ЧЕЛОВЕКА... МАЛЬЧИК УКАЖЕТ ВАМ ПУТЬ... МАЛЬЧИК...

И именно в этот миг произошло одновременно несколько событий. Высоко над моей головой сломался тяжелый сук, обрушившись на темные листья и виноградные лозы как раз над тем местом, где я прятался. Я откатился в сторону, Уста Фарона сомкнулись, превратившись в ничто, и Бладидд внезапно вскрикнул, пытаясь удержаться на ногах.

—Хватайте его! Поймайте его любой ценой! — пронзительно закричал он в ночную тьму, — он осквернил наш самый священный Ритуал! — и жрец в ярости потряс кулаком, указывая в моем направлении, тогда как все остальные обернулись, вперив глаза в темноту, а потом начали шарить среди деревьев.

Ловя ртом холодный предрассветный воздух, я, ни о чем не думая, бросился туда, откуда пришел, спотыкаясь и падая на каждом шагу. Мне казалось, что меня окружают, когда неожиданно произошло нечто из ряда вон выходящее.

Споткнувшись о корень и едва не упав головой вперед, я удержал равновесие и, подняв глаза, увидел странную фигуру, напоминающую человеческую, силуэт которой вырисовывался на фоне бледной стены далекого леса. Я усиленно заморгал глазами, но фигура продолжала неподвижно висеть в предутреннем тумане. Ее лохматое тело формой напоминало амфору... хотя что-то явно выпирало в верхней части головы, похожее на ветвистые рога леня! Фигура подняла одну руку и, дав ей свободно упасть, повернулась и медленно побрела на юг.

Следуя внутреннему порыву, я без раздумий бросился за ней так быстро, как только мог, все же понимая бессмысленность своей погони. Постепенно я совсем забыл о преследовавших меня жрецах, шаги которых все больше и больше отдалялись от меня. Казалось, единственное, что сейчас имеет для меня значение, — догнать незнакомца, хотя мои усилия и были обречены на провал. Призрачная фигура тем временем исчезла.

* * *

Я успел продвинуться далеко на юг, вглубь Нью-Форест, когда справа, высоко над моей головой, сквозь верхушки деревьев стали пробиваться первые желтые лучи утреннего солнца. Казалось, каждый лист стал вдруг светиться собственным ярко-зеленым светом. Среди просыпающихся ветвей беззаботно порхали и щебетали птицы.

Я шел весь день, едва осознавая время (крона деревьев, образуя крышу у меня над головой, закрывала солнце), останавливаясь только для того, чтобы напиться воды или прислушаться к воображаемым шагам, которые оказывались лишь отзвуком моих собственных. Непроходимые лесные чащи часто играют шутки с нашими ощущениями.

К тому времени, когда птицы опять стали устраиваться на ночлег, я услышал море — звук, который заглушал все остальные. С трудом передвигая ноги, я пробрался сквозь кустарник и вышел на берег, чувствуя себя как медведь, только что проснувшийся после долгой зимней спячки. Последние лучи заходящего солнца, танцующие и переливающиеся искорками на поверхности воды, заставили меня сощуриться. Далеко на горизонте едва угадывались неровные очертания Острова, почти невидимого среди сотен мельтешащих серых теней, — Змеиного острова. Над все еще искрящейся поверхностью воды начал собираться туман... туман и что-то еще, гонимое ветром над волнами... звук, ровный глухой звук барабана!

Сначала я подумал, что это плод моего безудержного воображения — просто море бьется о камни. Но по мере приближения звука начали вырисовываться ясные очертания. Судно... лодка, плоская и бесшумная, черная, как ночь, накрытая тентом из толстого полотна. И из-под тента доносились отчетливые звуки ритуального барабана (наши жрецы часто использовали такой), вызываемые к жизни хрупкой, одетой в темное фигурой, которая низко склонилась над ним. Сделав несколько шагов назад, я стал рассматривать лодку, которая легко и бесшумно коснулась берега, после чего таинственные удары барабана прекратились...

В эпоху Брес был явлен сын Эласа,

Король Ирландии.

Сам Огма, сын Эласа...

Теперь Огма, искусный оратор и поэт,

явил Огам. Он явлен был как мастерства свидетель,

чтоб достояньем мудрых стать,

чтоб отделить мужланов и пастухов.

КЕЛЬТСКИЕ СКАЗКИ

2

Безудержный огонь

— Ты должен исцелять, а не причинять боль, — донесся из лодки глухой, как оседающая пыль, голос. — Многие постигают, но многие должны стать едины — ты обязан помочь. И, самое главное, Оленерогий пришел наконец в Лес! Ты слышишь меня, мальчик?

— Кто... кто ты такой? — спросил я сдавленным шепотом, но он все же услышал меня. — Ты призрак или просто мой страх обрел такую форму среди этих туманных чар?

— Призрак! — раздался смех. Это был древний скрипучий голос совершенно высохший. — Страх? Да, да, возможно, и то и другое! Хотя сейчас я только голос Заклинателя Маелдреу, но я, конечно, принимал множество обликов, прежде чем принял этот.

СЕГОДНЯ Я РОЖДЕН КРАСИВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ,

НО ПРИ ДВОРЕ СЕРИДВЕНА ПОНЕС Я СВОЮ КАРУ.

СИЛЕН БЫЛ ДУХОМ ТАМ, КУДА МЕНЯ ПРИВЕЛИ!

И ПО СУДУ, БЕЗ ОБВИНЕНИЙ И ЗАЩИТЫ,

Я БЫЛ ОСВОБОЖДЕН

ЕХИДНОЙ ЧЕРНОЙ СТАРОЙ ВЕДЬМОЙ.

СТРАШНА ОНА В ПОГОНЕ ЗА РАСПЛАТОЙ!

Я СПАСАЛСЯ БЕГСТВОМ, СТАВ ЛЯГУШКОЙ, ПОТОМ

Я СТАЛ ПОДОБЕН ВОРОНУ... НО НЕ НАШЕЛ ПОКОЯ.

Я УДИРАЛ, СТАВ ГОЛУБОЮ ЦЕПЬЮ, И ОЛЕНЕМ

В ЧАЩОБАХ НЕПРОЛАЗНЫХ.

ВОЛЧОНКОМ ПРЯТАЛСЯ В ЛЕСНОЙ ГЛУШИ,

ПРЕДВЕСТНИКОМ-ДРОЗДОМ... ЛИСИЦЕЙ,

ИСКУСНО ЗАМЕТАЮЩЕЙ СЛЕДЫ!

Я ЛАСТОЧКОЙ ЛЕТЕЛ В НЕБЕСНОЙ ВЫШИНЕ,

И БЕЛКОЙ ТЩЕТНО ПРЯТАЛСЯ.

Я ПРЕВРАЩАЛСЯ И В РОГА ОЛЕНЬИ В ЭТОЙ ДИКОЙ

ГОНКЕ... И В СТАЛЬ В ПЫЛАЮЩЕМ ОГНЕ.

В НАКОНЕЧНИК БРОНЗОВОГО КОПЬЯ...

В СВИРЕПОГО БЫКА... В ЩЕТИНИСТОГО ВЕПРЯ В УЩЕЛЬЕ...

В БЕЛОЕ ЗЕРНО ЧИСТОЙ ПШЕНИЦЫ...

В КОНЦЕ КОНЦОВ Я ЗАТОЧЕН БЫЛ В КОЖАНЫЙ

МЕШОК, В КРЭЙНБЭГ...

 (The Crane Bag — в кельтской мифологии — мешок для хранения магических инструментов. — Прим. ред.)

И БРОШЕН В БЕЗБРЕЖНОЕ МОРЕ. ТЕПЕРЬ НАКОНЕЦ БОГИ ОСВОБОДИЛИ МЕНЯ!

— Освободили тебя, но с какой целью? — спросил я не задумываясь. — Для блага или зла? (Поскольку я совсем не представлял себе намерений этого таинственного существа.)

— Чтобы учить... — услышал я неожиданный ответ. — Чтобы учить тебя. Скорее поднимайся на борт, ибо мы теряем бесценное время!

Когда я ступил на борт, странное плоское судно плавно осело под ногами. Внутри было темно, и тем не менее я смог рассмотреть закутанного в плащ таинственного человека, который сидел в дальнем конце лодки. Он был небольшого роста, а может, годы согнули его, трудно сказать. Только одно можно было разглядеть ясно — копну длинных седых волос, выбивавшихся из-под капюшона.

Вода была спокойной и ее гладь казалась остекленевшей — ночь была совершенно безветренной. Пока мы мягко не коснулись берега, незнакомец не пошевельнулся и не вымолвил ни слова. А после раскрыл рот только для того, чтобы приказать мне выйти. Что я и сделал, после чего долго шел за ним по извилистой тропе, которая огибала странный, похожий на горный кряж, холм, протянувшийся через весь остров. Я никогда не бывал здесь раньше и поразился тому, насколько бесплодным казалось это место.

Пейзаж был усеян многочисленными клочками рощ, разделенных обширными лугами, покрытыми колышущейся травой и полевыми цветами. Мы как раз приблизились к самому крупному островку деревьев, когда Маелдреу неожиданно указал на крутую тропу, отходящую влево и вниз.

— Сюда! — прокудахтал он, как будто обращаясь к себе. — Иди в Рощу. Скорее! То, что нам нужно, находится здесь, а мы теряем бесценное время... мы уже прошли полпути. Идем! — И он подтолкнул меня костлявой рукой.

Тропа привела в низину, поросшую деревьями, мне были хорошо видны их очертания даже при бледном свете луны — мягкие тени сосен на фоне стального серебра буков, склоненные ивы и сучковатые коричневые дубы. О да, это были древние деревья!

Мой провожатый остановился возле чего-то очень высокого. Подойдя ближе, я увидел, что это был большой менгир, каменный столб, рядом с которым рос бук, самый огромный из всех, какие мне приходилось видеть.

— Здесь мы начнем наш поиск, сбор Крэйн Бэга, — сказал он, и в его голосе по-прежнему слышалось нетерпение. — Это Фагос последний и первый. Посмотри сюда. — И он показал на ветки. Здесь, среди сучьев, висела темно-зеленая масса Омелы, самого священного из наших растений, ее белые ягоды сияли, словно маленькие луны. Священное дерево!

— Фагос... Флауидден... Могущественный бук, слушай меня, — возбужденно, нараспев заговорил человек, обращаясь к коре дерева. — Даруй мне теперь этот Коелбрен. Альбиону необходима твоя древнейшая мудрость. Приди поскорее, явись, когда мы зовем... приди, когда мы поем... наши горести безграничны. — Одним быстрым движением он выхватил висевший на поясе маленький бронзовый серп и отрубил от нижней ветки кусок размером с человеческий палец. Потом он засунул его в синий кожаный мешочек, который тоже висел у него на боку, и перешел к следующему дереву, произнося нараспев:

— Иохо... Идо... Иуен... Идад... Ибур... Разбрасывающий дары тис, слушай меня, — повторил шаман формулу. — Даруй мне этот Коелбрен... — Так он переходил от дерева к дереву, пока не собрал священное число коелбренов, двадцать плюс один. Ниже приведены остальные слова, в том порядке, в каком он их произносил:

—... Теперь ты, Эадха... Аеснен... Эдхадх... Эдад... Крисах... Самый выносливый ТОПОЛЬ, слушай меня;

И ты, Ир... Григ... Хеас... Фраех... ВЕРЕСК, дарующий утешение, слушай меня;

О Охн... Непокорный Онн... Эисин... Горсе... Аитеанд... УТЕСНИК... Золотые Непокорные Трубы, слушайте меня;

И Аилим... серебряный Аилим... Финидуидден... Охтах... ПИХТА, дикая и таинственная, слушай меня;

Ты, Руис... Исгауен... Тром... БУЗИНА, медленно горящая, слушай меня;

И Страив... Драенен Дди... Драидеан... ТЕРНОВНИК Военачальник... Бог Злых Плодов, слушай меня;

Вы, Нгетал... Рхединен, ракитник, Папоротник Матонви... стройный ТРОСТНИК, быстрый преследователь, слушайте меня;

Горт... Йоруг... Эиддеу... Эидеанд... Великий в Битве, несравненный ПЛЮЩ... помоги мне в этих чарах;

Муин... Муинн... Гуинуидден... разгневанная ВИНОГРАДНАЯ ЛОЗА,

величественная в борьбе с приспешниками Вяза;

Керт... Абалл... Кеирт... Афал ваир... любимица Маелдреу, дикая ЯБЛОНЯ... гордо смеющаяся на краю утеса; Колл... Коллен, даритель знаний... ЛЕЩИНА, властитель искусных форм...

плетущая узоры снов, помоги мне сейчас;

Тинне... Келиннен, темная зелень... Куилеанн... решительный

Остролист, ранящий руки... Из всех стоящих в лесу деревьев

ты один носишь корону... помоги этой земле;

Дуир... Дайр... Деруен... Быстрый ДУБ, оглашающий звоном Небеса и Землю... отважный Страж Двери, защитник даров;

Ниасе... Сеис... Нуас... БОЯРЫШНИК, отважный полководец... Драенен Уен, нелюбимая Богиня, прислушайся ко мне;

Нуин... Иундиус... Нин... Круел Оннен... Не сворачивай в сторону, Он... прямой в своем сердце, подгоняет ЯСЕНЬ;

Саилле... Саиле... Саил... Хелиген, Трехликая Богиня Ночи... Неспешная ИВА, помощь в нашем положении;

Веарн... Вернн... Гуернен, глашатай Брана... горячая ОЛЬХА, первая в строю... Папоротник Сражений, помоги нам в эти дни;

Луис... Каерсанн... Дерево РОЭН, таинственный Бог, каким бы медлительным ты ни был... подари мне сейчас

свою непостижимую древесину;

Беис... Беисе... Благородный Бедуен... грациозная БЕРЕЗА, самое царственное дерево, вооружившаяся позже других — знак не трусости, но высокого положения... последняя ветвь, помоги мне в моем деянии!

Наконец Маелдреу повернулся ко мне, уставший от проделанного труда. На его лице появилось подобие улыбки, потом он резко выпрямился и опять зашагал по тропе.

— А теперь нас ждет настоящая магия. Идем, Гвидион, ночь проходит быстро, а нам еще много нужно успеть, прежде чем наступит рассвет!

Через час мы уже приближались к самому восточному берегу Острова, откуда видны были легендарные Пики Ура. Тропа огибала скалистый отвесный склон, потом терялась за поворотом. Так мы продвигались, пока не вышли к небольшой плоской площадке, открывшейся нам внизу. Это было странное место, окруженное со всех сторон валом, но самым странным было то, что точно в центре площадки стояло необычное, сложенное из камней сооружение, напоминающее пещеру. Скорее даже, оно было похоже не на пещеру, а на большую овальную печь. Ничего подобного мне еще не приходилось видеть. Откуда-то изнутри сооружения струился бледный свет.

— Храм... — произнес человек, глядя поверх меня, — ты должен войти внутрь. — И он подтолкнул меня вниз. Мы подошли ко входу и остановились, так как Маелдреу, повернувшись к Востоку, где небо уже начинало светлеть, поднял руки и глухим голосом нараспев произнес следующее Обращение:

ПРИВЕТСТВУЮ ТЕБЯ, СОЛНЦЕЛИКИЙ ОГМА,

ОКО ВЕЛИКОГО БОГА,

ОКО СЛАВНОГО БОГА,

ОКО КОРОЛЯ ВСЕХ ЖИВЫХ.

ИЗЛЕЙ НА НАС СВОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ...

НИСПОШЛИ НАМ СВОЮ ЛОВКОСТЬ...

ДАРУЙ НАМ СВОЮ СИЛУ!

ПРИВЕТСТВУЮ ТЕБЯ,

ТВОЙ ПРЕКРАСНЫЙ СОЛНЕЧНЫЙ ЛИК,

ВОПЛОЩЕНИЕ БОГА ЖИЗНИ.

С этим мы и вошли внутрь. То, что я увидел, было простым и потрясающим одновременно. В центре находился круг, лишенный каких бы то ни было украшений, но обладающий ослепительной неописуемой красотой. Простой круг из восьми камней — ширина каждого камня примерно вдвое превышала его высоту, а размером они были примерно с человеческую голову, — но что это были за камни! Они светились каким-то неземным голубым хрустальным светом, их сияние заполняло все помещение.

— Круг Огмы... — услышал я ответ на свой молчаливый вопрос. — Круг Жизни. Я, Заклинатель Маелдреу, являюсь хранителем этого места, этого Храма. Здесь сила магии огромна, как нигде, — ее могущества хватит, чтобы отразить грозящее нашим берегам вторжение.

И тут я сразу застыл на месте, слово «вторжение» пронзило меня, как нож. Я содрогнулся — из-за этого таинственного приключения я совсем забыл о нависшей надо мной опасности, которая заставила меня спасаться бегством из Ныо-Форест несколько часов назад. «Вторжение...»

— И мы действительно собираемся что-то с этим сделать — сейчас, — уверенно сказал он, опять отвечая на вопрос, который я не успел задать. — Иди и садись здесь. — Он указал место как раз посередине круга.

Маелдреу подошел к поленнице, аккуратно сложенной в другом конце помещения, захватил охапку дров и бережно положил их передо мной. Потом он плавно отстегнул от своего пояса синий мешочек, извлек оттуда только что собранные куски дерева и с помощью своего серпа начал сдирать кору с каждого из них. Когда все они были очищены до белизны, Заклинатель подошел к большому коричневому мешку и достал из него прекрасную резную полированную арфу с двадцатью струнами.

— То, что мы здесь делаем, Гвидион, закрыто для обычного человека, — сказал старик. — Но я знаю, что тебя ждет необыкновенная судьба на протяжении многих жизней, и я решил рискнуть поделиться с тобой своими знаниями. От них зависит духовная судьба Альбиона.

— Теперь мы готовы к Краннхур — «метанию дерева». Именно здесь я создал место, священное для Древних Богов. Здесь и сейчас, опять откроются древние пути. — С этими словами он взял в руки арфу и извлек несколько нот, позволив звучать каждой струне, пока она не затихнет.

— А теперь, Гвидион, ты должен зажечь огонь... Безудержный огонь! Возьми две из этих палочек и потри их друг о друга. Делай это до тех пор, пока не появится Безудержный огонь. Сделай это сейчас — я буду играть для тебя. Сделай это сейчас, мальчик! — И он стал медленно перебирать струны, потом запел:

ЯРОСТЬ ОГНЯ

ОГОНЬ СЛОВ

ДЫХАНИЕ ЗНАНИЯ

МУДРОСТЬ ИЗОБИЛИЯ

ЖАЛО ПЕСНИ ПЕСНИ ПЕЧАЛИ!

Снова и снова повторялась песня, с каждым разом становясь все быстрее и быстрее, пока я не погрузился в какое-то поэтическое безумие — своего рода сумасшествие, находясь в котором я принялся за выполнение своей работы с невероятной, сверхчеловеческой сосредоточенностью. Вскоре окружающая нас мгла мало-помалу стала заполняться дымом. Крупные капли пота катились по моему лицу и спине. Я почувствовал дурноту, но заставил себя продолжать. Музыка... дым... тепло... и вдруг я услышал громкий крик Маелдреу: «Остановись!» — и, открыв глаза, увидел ревущее пламя. Я мгновенно отскочил в сторону, чтобы уклониться от него, и моя спина коснулась одного из камней круга.

«НЕ ДАЙ СЕБЕ ПОГРЯЗНУТЬ

В ЭТОМ ЧЕРНОМ ЧАРУЮЩЕМ МИРЕ,

ГДЕ ЗИЯЕТ ОБМАНЧИВАЯ БЕЗДНА

И ПРЕИСПОДНЯЯ, ОКУТАННАЯ МРАКОМ...

НАСЛАЖДАЯСЬ НЕЯСНЫМИ ОБРАЗАМИ,

БЕЗУДЕРЖНЫМИ, ВЬЮЩИМИСЯ...

ЧЕРНАЯ ЗАТЯГИВАЮЩАЯ ТЬМА,

ЛИШАЮЩАЯ СВЕТА,

ФОРМЫ И ЖИЗНИ».

— Готов ли ты пронести эти древние знания через всю свою жизнь? — спросил он меня торжественно. — Готов? — настаивал он. Я смотрел на него сквозь пламя и без раздумий знал ответ.

 — Тогда, Гвидион Фериллт, вот тебе Книга!

И он положил передо мной толстую пачку пергамента, перехваченную голубым шнуром, и каждый лист был покрыт странными, незнакомыми мне паутинообразными письменами.

— То, что ты видишь перед собой, — начал Маелдреу, — это мой Горхан, моя поэтическая тетрадь — знания, которые я приобрел за свою жизнь. Это — мое наследие, прожитая жизнь, посвященная Высшим Наукам. Здесь собраны наставления самых разных учителей, каких мне удавалось встретить за долгие годы. Я обработал и приспособил эти знания для этого, моего настоящего мира. Письмена, конечно, тебе незнакомы, ведь это древний могучий BOIBELOTH, образный язык деревьев, который Огма узнал из снов самих деревьев. Ты когда-нибудь постигнешь этот язык, тебе откроют его твои сны. Как ты вскоре увидишь, его действительно можно хорошо использовать. — Он бросил взгляд поверх меня, и на лице его появилась странная кривая полуулыбка, потом он взглянул на костер. Волшебник взял свой серп, которым отрезал куски дерева, и осторожно положил на раскаленные уголья.

— Видишь ли, мальчик, между музыкой и деревьями существует глубокая и древняя связь. Они говорят на одном языке. Мистики древности когда-то создали Арфу, наиболее почитаемый магический инструмент диалога между человечеством и древесным миром. У настоящей арфы двадцать струн, двадцать тонов. Существует также двадцать главенствующих деревьев, как было сказано Солнцеликим Огмой, отцом знаний и букв... Букв тоже двадцать. Все связано, понимаешь? Все является частью единого когда-то целого. Сейчас необходимо все объединить опять, потому что именно этот момент — ключевой момент истории. Деревья, наши древние союзники, устали, впали в сон, и их необходимо разбудить. Давай же начнем! — Маелдреу закрыл глаза, поднял ладони вверх, потом стал произносить нараспев странным, отрешенным голосом:

ГЛИНА, ВОДА, ШЕРСТЬ И КРОВЬ

ДЕРЕВО, ЛИПА И СКРУЧЕННАЯ ЛЬНЯНАЯ НИТЬ

АКАЦИЯ, СМОЛА С ЕЕ СИЛОЙ —

ДЕВЯТЬ МАТЕРИАЛОВ БАШНИ НИМРОДА

НАПОЛНЯЮТ СЕЙЧАС МОЙ КРЭЙН БЭР.

И Заклинатель, положив арфу на колени, схватил березовый прут и трижды ударил им по самой высокой струне, вызвав три чистых звука, поминающих звуки колокольчика, потом медленно пропел несколько слов, которые я уже слышал раньше в Священной Роще.

«Беис... Беисе... Благородный Бедуен... Грациозная Береза, самое царственное дерево, вооружившаяся позже других, — знак не трусости, но высокого положения... Первая Ветвь, помоги мне в моем деянии!» — И, вытащив раскаченный докрасна Серп из углей, он произнес последнее недостающее слово: БОИБЕЛ! (я, непонятно откуда, знал его огромную силу). Затем быстрыми прикосновениями Маелдреу выжег на куске березы ряд крошечных линий, после чего бросил его, как будто это был раскаленный гвоздь, и резко выдохнул.

— Теперь... первый Огам готов, — произнес он, протягивая мне планку. Голос его звучал так, как будто он был совсем обессилен. — Ты должен использовать их все перед самым рассветом, чтобы разбудить деревья, они -твой единственный шанс установить в будущем мир. Теперь перейдем к следующему.

— Использовать их? Но как? — только и смог я спросить, но он был настолько погружен в глубины своих заклинаний, что не слышал меня.

«Луис... Каерсанн... Кердинен...» — продолжал он, погружаясь глубже и глубже, пока наконец перед ним не оказались все двадцать палочек, законченные, с выжженными на них линиями. Сам воздух вокруг нас наполнился удивительными запахами обуглившегося дерева и магии! Собрав все палочки вместе, волшебник положил их одну за другой в синий кожаный мешок, Крэйн Бэг, и поднял на меня усталые глаза.

— Теперь твоя очередь, Гвидион. Скоро ты станешь Гвидионом-Заклинателем (моим тезкой), теперь твоя очередь действовать. — С этими словами он захватил пригоршню красноватой гальки, покрывавшей пол, и бросил ее в огонь. И тотчас окружающее пространство подернулось розовой дымкой — отовсюду был слышен запах жженого железа, и, казалось, сам круг из камней пустился в пляс, быстро завертевшись внутри обступивших нас стен. Моя голова тоже сильно закружилась, легкие требовали воздуха. В конце концов я погрузился в мир снов, где все внезапно успокоилось, в темное, безопасное место, где все было неподвижным, как камень.

Со своего места на Вевинедде,

Сидя в надежном укрытии,

я видел деревья и растения, спешащие мимо.

КАД ГОДДО, 400 г. до н. э.

3

Песня лесных деревьев

Когда мои уши вновь обрели способность слышать, дул сильный соленый ветер — со всех сторон шумело море. Я попробовал сдвинуться с места, но ноги и руки меня не слушались. Меня позабавила мысль, что я, должно быть, умер. Но вскоре я смог подняться на ноги и, щурясь, стал смотреть на горизонт, уже окрашенный первыми бледными лучами восходящего солнца.

Мой рассудок был затуманен, мысли расплывались, обрывки воспоминаний сменяли друг друга. Голова гудела, а тело горело каким-то незнакомым огнем. Кто же был этот человек? Может, он мне просто приснился? Я ничего не мог сказать с уверенностью, возможно, на меня просто нашло затмение... и ничего больше. Но потом я обратил внимание на два предмета, которые сразу же поставили все на свои места — во-первых, рядом со мной лежала аккуратно сложенная стопка пергамента, исписанного странными буквами, и во-вторых, к моему поясу был привязан чем-то заполненный синий кожаный мешочек. И я прекрасно знал чем!

Я открыл мешочек и осторожно прикоснулся к деревянным палочкам. Потом, повинуясь импульсу, вытащил одну из них. И опять я совершенно точно знал, какое дерево я вытащил — Беис. Это была Береза, начало.

Начало! Внутренним слухом я услышал голос Маелдреу, декламировавший: «Благородный Бедуен... Грациозная Береза», и вдруг все сразу всплыло в моей памяти — все, даже то, чего я не знал прежде! Внезапно я вспомнил, что приближается решающий момент, вот-вот должны прийти страшные кельты, и я с полной ясностью представлял, что я должен делать.

Собрав Горхан Маелдреу, я наугад раскрыл листы пергамента. Они, конечно, по-прежнему были испещрены странными письменами, но что-то изменилось — на этот раз я мог прочесть каждое слово... каждая фраза казалась ясной, как день. Вверху страницы было написано: ПЕСНЬ ЛЕСНЫХ ДЕРЕВЬЕВ, а под заголовком — тайные имена Силы, которую шаманы испокон веков используют для пробуждения деревьев.

Я сложил текст и побежал в сторону леса, по той дороге, по которой бесцельно бежал много часов назад. Но на этот раз я точно знал, что делаю, теперь у меня был вполне определенный план — таинственный план. План Маелдреу. Я бежал, пока небо над деревьями не окрасилось лимонно-желтыми лучами, пока до меня не начал доноситься слабый запах дыма бивачных костров и я услышал далекие голоса. Я остановился — остановился, чтобы спрятаться за огромным стволом древней Золотой Березы, росшей у дальнего конца лесной поляны, как раз рядом с Полем Годдеу Бриг. Отсюда будет легко определить, какого рода работу необходимо сделать...

В свете догорающих сторожевых костров можно было видеть тени знамен двух лагерей: трехконечные Дубовые листья кельтов, плывущие над лугом, и три белых круга Омелы Фериллт, дерзко возвышающиеся над крутым склоном холма. Мой лагерь. А может, тот, другой? Как ни странно, я не ощущал своей принадлежности ни к тому, ни к другому. Было только ощущение равенства — подобия.

Ах, но ведь еще Золотая Береза! Конечно, я понимал, что далеко не случайно нашел укрытие за таким деревом. Это место было предопределено, Место, где я должен был открыть голубой Крэйн Бэг — Мой Крэйн Бэг, вытащить оттуда Огам Березы и заботливо положить его среди искривленных временем корней этого колосса. А потом, открыв Горхан, пропеть при первом отблеске зари первый стих ПЕСНИ ЛЕСНЫХ ДЕРЕВЬЕВ, возвышенный и сильный. Казалось, что его не может услышать никто, кроме дерева. Потом я должен был трижды ударить по могущественному стволу и громко произнести тайное Имя Силы, которое Солнцеликий Огма дал этому дереву в начале времен.

И тут!.. я почувствовал это — из-под земли под моими ногами, ясную, как дождь, — дрожь! Великая дрожь пробуждения пробежала по березе от листьев до корней, и теперь я знал, что пора двигаться дальше... искать следующее дерево Песни, громко выкрикивая:

СО СВОЕГО МЕСТА НА ВЕВИНЕДДЕ, СИДЯ В

НАДЕЖНОМ УКРЫТИИ,

Я ВИДЕЛ ДЕРЕВЬЯ И РАСТЕНИЯ, СПЕШАЩИЕ МИМО.

ОТСТУПЯСЬ ОТ СЧАСТЬЯ, ОНИ НАВСЕГДА, ВЫСТРАИВАЮТСЯ В ФИГУРЫ,

ОБРАЗУЯ ОСНОВНЫЕ БУКВЫ АЛФАВИТА.

ПУТНИКИ УДИВЯТСЯ... ВОИНЫ ПРИДУТ В СМЯТЕНИЕ

ОТТОГО, ЧТО Я, ГВИДИОН, ПРИВНЕСУ В СРАЖЕНИЕ!

ИБО САМАЯ СТРАШНАЯ БИТВА — БИТВА РЕЧЕЙ,

И ДРУГАЯ — БИТВА УМОВ — ВСЛЕД ЗА НЕЙ!

Я ЗАВЛАДЕЛ ПАПОРОТНИКОМ, Я ВЫВЕДАЛ ТАЙНЫ МАЕЛДРЕУ.

СТАРЫЙ МУДРЕЦ АП МАТОНВИ ЗНАЕТ НЕ БОЛЬШЕ,

ЧЕМ Я!

КРОНА БУКА ПУСТИЛА ПОБЕГИ,

ВПЕРВЫЕ ЗА ДОЛГОЕ ВРЕМЯ,

И НОВАЯ ЖИЗНЬ ПРИХОДИТ НА СМЕНУ УВЯДАНИЮ.

А КОГДА ОЖИВАЕТ БУК, МОИ ЗАКЛИНАНИЯ И

МОЛЬБЫ

ПРОБУЖДАЮТ КРОНУ ДУБА — НАДЕЖДУ ВСЕХ ДЕРЕВЬЕВ!

Так я свершал свой путь вокруг двух лагерей, кладя Огамы у стволов самых могущественных из деревьев, какие мне удавалось найти, распевая древнюю песню Силы, полностью овладевшую моим духом и душой.

ВЫ, БЛАГОРОДНЫЕ БЕРЕЗЫ, ВООРУЖИВШИЕСЯ ПОЗЖЕ

ДРУГИХ...

ЗНАК НЕ ТРУСОСТИ, НО ВЫСОКОГО ПОЛОЖЕНИЯ. ТЕПЕРЬ БЕИС БОИБЕЛ — ПРОБУДИТЕСЬ!

РЯБИНА, ТАИНСТВЕННОЕ ДЕРЕВО... ПОТЕРЯННАЯ В МЕЧТАХ,

СТРОПТИВАЯ ЛУИС

СЛУШАЙ МЕНЯ, СВЯЩЕННЫЙ ЛЕС,

БИТВА ЗА АЛЬБИОН — БИТВА

БОГОВ!

СЛУШАЙ, ОЛЬХА, ГОРЯЧАЯ

ГОЛОВА... ПЕРВАЯ В БИТВЕ, СЕЯЩАЯ УЖАС В

РЯДАХ ВРАГОВ. ВЕАРН ВОРАНН — ВРАГ ПОГИБАЕТ!

СЛУШАЙ, ИВА, НОЧНОЙ ПЛОВЕЦ...

МЕДЛИТЕЛЬНАЯ, КАК ЛУИС, ОЧАРОВЫВАЮЩАЯ, КАК УМЕЕШЬ

ТОЛЬКО ТЫ.

САИЛЛЕ САЛИАС, ЛУННЫЙ ВЛАДЫКА — ЗАЩИТИ НАШУ ЗЕМЛЮ!

СЛУШАЙ, ЯСЕНЬ, ЖЕСТОКОЕ ДЕРЕВО... НЕ

СВОРАЧИВАЙ В СТОРОНУ,

ЛЕТИ СВОБОДНО ПРЯМО В СЕРДЦЕ.

НУИН НЕИАГАДОН — СТАНЬ ДРЕВКОМ КОПЬЯ!

СЛУШАЙ, БОЯРЫШНИК, МОГУЧИЙ ВОЖДЬ...

СО СВОИМ НЕЛЮБИМЫМ БРАТОМ, КОЛЮЧИМ

МАЙСКИМ БОЯРЫШНИКОМ,

ЖАЛКИМ ТАНЦОРОМ.

ХУАСЕХУИРИА — ПРЕЗИРАЕМ ВРАГОВ!

СЛУШАЙ, ДУБ, МОЛНИЕНОСНЫЙ СОКРУШИТЕЛЬ...

ОТВАЖНЫЙ СТРАЖ ДВЕРИ. НЕБЕСНЫЙ ЗВОНАРЬ,

ПЕРВООСНОВА ЗЕМЛИ. ДУИР ДАИБХАИС — ТВОЕ ИМЯ У ВСЕХ НА УСТАХ!

СЛУШАЙ, ПАДУБ, ТЕМНО-ЗЕЛЕНЫЙ ЧЕЛОВЕК... ВООРУЖЕННЫЙ ОСТРОКОНЕЧНЫМИ КОПЬЯМИ,

РАНЯЩИЙ РУКУ, ТИННЕ ТЕИЛМОН — СТОЯЩИЙ НЕПОКОЛЕБИМО!

СЛУШАЙ, ЛЕЩИНА, ИСКУСНЫЙ СУДЬЯ-ДРУГ ЛОСОСЯ, ВЕЛИКИЙ СНОВИДЕЦ. КОЛЛ КАЕ — НАПРАВЬ ВСЕ ПОТОКИ!

СЛУШАЙ, ЯБЛОНЯ, ГОРДО СМЕЮЩАЯСЯ...

ИЗ ГОРХАНА МАЕЛДРЕУ, ИЗ СКАЛИСТОЙ СТРАНЫ.

КУЕРТ КАЛИАР — БЛАГОСЛОВЕННЫЙ ПУТЬ!

СЛУШАЙ, ВИНОГРАДНАЯ ЛОЗА, СО СВОИМИ

ОРУЖЕНОСЦАМИ-ВЯЗАМИ... УТОМЛЕННАЯ И РАЗГНЕВАННАЯ НА ПРАВИТЕЛЕЙ

КОРОЛЕВСТВ.

МУИН МУРИАС — ОПУТАЙ ШЛЕМЫ! СЛУШАЙ, ПЛЮЩ, ВЕЛИКИЙ В СВОЕМ ПЕРВЕНСТВЕ... СТАНЬ НЕУТОМИМЫМ УБИЙЦЕЙ В ЭТО ВРЕМЯ ЧАР.

ГОРТ ГАС — ВЛАСТИТЕЛЬ РИФМ! СЛУШАЙ, ТРОСТНИК, СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ ГОНЧИЙ... ЛОВКИЙ И СТРОЙНЫЙ, ПРЯМОЙ И НЕСГИБАЕМЫЙ.

НГЕТАЛ НГОИМАР — ЛЕТИ СВОЕЙ ПРАВДОЙ!

СЛУШАЙ, ТЕРНОВНИК, СИЛЬНЕЙШИЙ ИЗ ВОЖДЕЙ...

ГОРЬКИЙ НОСИТЕЛЬ ЗЛЫХ ПЛОДОВ, СО СВОЕЙ

НЕЛЮБИМОЙ СЕСТРОЙ, СТРАИВ СТРУ — ДАЙ СЛОВО УЧАСТВОВАТЬ В БИТВЕ!

СЛУШАЙ, БУЗИНА, МЕДЛЕННЫЙ ОГОНЬ... ГЕРОЙСКИ СТОЯЩАЯ СРЕДИ ПЛАМЕНИ, БОЕВОЙ ДРУГ

ТИСА, СРАЖАЮЩЕГОСЯ НА ОПУШКЕ, — РУИС РИУБЕН,

ТВОЯ ОЧЕРЕДЬ! СЛУШАЙ, ПИХТА, ПРИЧУДЛИВАЯ И

ДИКАЯ... СТРОПТИВОЕ ДЕРЕВО, ТЫ ГРОМИШЬ И

УНИЧТОЖАЕШЬ. АИЛИМ АХАБ — ВЕСЕЛИСЬ

БЕСПОЩАДНО!

СЛУШАЙ, НЕРАЗУМНЫЙ УТЕСНИК...

ПОКА ТЕБЯ НЕ ПОКОРИЛИ, ЗОЛОТЫЕ

ТРУБЫ И МЕТЕЛКИ, ОГН ОИСЕ —

НЕ ДАЙ НИКОМУ УСКОЛЬЗНУТЬ!

СЛУШАЙ, ВЕРЕСК, УТЕШИТЕЛЬ

ПУСТОШЕЙ... УСПОКОЙ УСТАЛЫХ, ИЗНУРЕННЫХ

ТРУДОМ. УР УРИС — ПУРПУРНАЯ УПРЯЖЬ!

СЛУШАЙ, ТОПОЛЬ, ВЫНОСЛИВЕЙШИЙ ИЗ ВСЕХ... УТОМЛЕННЫЙ БИТВАМИ И ВЕСЬ ИЗРАНЕННЫЙ,

САМЫЙ СТОЙКИЙ СОЮЗНИК,

ЭАДХА ЕССУ — ПРОРЫВАЮЩИЙСЯ СКВОЗЬ ДЫМ

БИТВЫ!

СЛУШАЙ МЕНЯ, ТИС, ПОСЛЕДНЕЕ ДЕРЕВО... УГРЮМО СТОЯЩИЙ НА КРАЮ БИТВЫ,

РАСПЫЛЯЮЩИЙ ТАЛАНТЫ. ИЛХО ИАХИМ — ЯДОВИТЫЙ СУК, ЖГИ И ЖАЛЬ!

Теперь круг был завершен!

Обессиленный, но удовлетворенный, я обнаружил, что нахожусь на расстоянии всего лишь нескольких длин (По-видимому, имеется в виду «друидический локоть», который соответствует 20,8 Дюйма (52,8 см). — Прим. nepeв.) от Золотой Березы, с которой я начинал свой круг. Я рухнул на землю меж гигантских корней и поросшей густым лишайником коры. До рассвета оставалось совсем недолго. Моя внезапно отяжелевшая голова прислонилась к стволу дерева, казалось, он притягивает ее к себе. От земли поднимался свежий запах утренней росы, пряный и влажный, и я вдыхал его медленно и глубоко — мое тело было словно каменное.

Моя ночная работа была выполнена, я знал это. Теперь все было в руках судьбы — в руках Магии Маелдреу, потому что еще раз была спета ПЕСНЬ ДЕРЕВЬЕВ. Огромный валун, долго неподвижно лежавший на вершине холма, сдвинулся с места!

В моей голове плыли образы темных волн и груды камней... песни и арфы... таинственные серые фигуры на незнакомых берегах. Я куда-то проваливался, сливался с лесным грунтом, с деревьями... мои руки становились корнями, огромными и неподвижными...

Неподвижными? Я вдруг ощутил, как земля содрогнулась мощной волной, ожила, еще раз стряхнув дремоту с Золотой Березы. Моя ночная работа была закончена... их работа только начиналась!

И я слился с деревьями, чтобы поменяться с ними местами, поменять свой мир на их, цветные видения на реальные голоса. Яркий солнечный мир человека начал плавно ускользать, когда я погрузился еще глубже и подошел к неведомому царству удивительных подземных хрустальных морей — таинственных, темных и безмолвных.

Многие верят, и небезосновательно, что за этими скупыми и загадочными фразами сокрыта глубокая система мистической философии — но, чтобы проникнуть туда, требуются дар и устремленность, ибо это обеспечивает абстрактное восприятие нематериальных сущностей.

Перси Боллок, THE ORACLES OF ANTIQUITY, 1895 (ОРАКУЛЫ ДРЕВНОСТИ.)

4

И ночью свой начали путь...

Сначала я решил, что мне это просто снится... но вскоре понял, что все  это происходит в реальности. Из какой-то точки высоко над поверхностью земли я видел, как верхушки деревьев начинают оживать. И они действительно двигались. Никогда прежде я не относился к деревьям как к живым существам — сейчас все изменилось, но это было далеко не все!

Что-то тонкое и непостижимое возвращалось к деревьям, что-то такое, что можно было чувствовать и почти видеть глазами, оно нисходило как дождь. Мне было трудно сосредоточиться — мой ум был ясным, как вода лесного ручья, и в то же время пустым и заполненным одновременно — принимая форму того, что происходило вокруг. Я был наблюдателем проявлений Иного мира, ловящим редкие проблески этих незнакомых сил, которые незримо для человеческих глаз держат на себе мироздание. Но что это было такое, что мне удалось увидеть мельком? Я не успел задуматься над этим вопросом, как неожиданно возник другой — что Маелдреу делал с этим странным состоянием разума? Знает ли он?

И, словно в ответ на мой невысказанный вопрос, откуда-то всплыл голос (откуда — я не смог бы сказать точно: снаружи или изнутри), который ясно произнес: «Существует древнее священное имя, дошедшее до нас сквозь непрерывно изменяющиеся миры», — и сразу наступила тишина.

Имя? Единственное имя, которое пришло мне на ум, было именем Шамана. Но потом я вспомнил отрывок, который цитировал он, когда я впервые спросил его, кто он такой. Как это? «...я принимал множество обликов,

прежде чем принял этот...» Множество обликов — и, по-видимому, множество имен.

- Кто это? — спросил я вслух. — Заклинатель Маелдреу, ты... здесь? Ответь мне!

- Ты прекрасно знаешь, кто я... — донесся сухой ответ, но голос был не тот, что я только что слышал. — Хотя на самом деле имена не имеют значения, не так ли, Гвидион? Они приходят и уходят. Ты тоже принимал множество обликов, прежде чем принял нынешний. А что касается меня, я всегда был с тобой, в том или ином обличье... не сомневайся в этом. Сейчас тебя ожидает новый мир — не заставляй его ждать!

Дальше я помню, как мы низко парили над верхушками деревьев, чувствуя их до самых кончиков покрытых пылью корней, а над нами — именно над нами — мерцали и переливались мириады лучиков света, бесшумно взрываясь среди плотных туч, будто бы в ожидании сигнала бурей обрушиться вниз. И они действительно ждали.

— Посмотри вниз, — услышал я голос своего гида, где бы он ни находился, — ...прямо под собой.

Я открыл рот от изумления — прямо подо мной неподвижно лежало мое тело, точно так, как я его оставил, засыпая, рядом со стволом Золотой Березы... Потом все происходящее начало обретать смысл.

— А теперь посмотри вверх! — приказал он, и я увидел поток солнечных лучей, пробивающихся сквозь чары облаков, или так мне показалось, которые лились дождем над огромным деревом, наделяя его индивидуальностью и особым смыслом. Я будто бы подслушал или почувствовал в этом потоке ряд магических слов, а может быть, «урок для деревьев», они большим деревянным барабаном прозвучали в моей голове. Да, это действительно послания—зашифрованные, предназначенные только самому дереву, наполненные таинственной скрытой мудростью, которую я теперь пытаюсь передать на бумаге. Слова, хотя они и не были по-настоящему словами, говорили следующее:

Пророчество Благородной березы

ДО СОТВОРЕНИЯ МИРА НЕ БЫЛО НИЧЕГО.

НО БЕРЕГИСЬ ОШИБКИ,

ИБО ПУСТОТА — ЭТО ТА ЖЕ ПОЛНОТА.

ТЕ, КТО ВЛАДЕЮТ ВСЕМ, НЕ ВЛАДЕЮТ НИЧЕМ,

ИБО НЕТ НИЧЕГО, ЧЕМ МОЖНО ВЛАДЕТЬ...

ИБО НЕТ НИЧЕГО.

ВНАЧАЛЕ БЫЛО НИЧТО

И БЫЛО ВСЕ,

ЕДИНИЦА, ОТЦОВСКАЯ МОНАДА.

И ЧТОБЫ УПРАВЛЯТЬ ВСЕМИ ВЕЩАМИ,

И СОЗДАТЬ ГАРМОНИЮ ИЗ ХАОСА,

МОНАДА ПОРОДИЛА ДВОЙКУ;

И ДВОЙКА РЯДОМ С НЕЙ БЛИСТАЕТ ТЕМ, ЧТО НЕ ЕСТЬ ОНА.

НО ДВА ВСЕГДА ПОРОЖДАЮТ ТРЕТЬЕ,

ТАМ, ГДЕ ПРАВИТ МОНАДА,

СИЯЕТ ТРИАДА, ТАКОЙ ПОРЯДОК — НАЧАЛО ВСЕХ ВЕЩЕЙ.

ИБО ЕДИНЫЙ РАЗУМ ПРЕДОПРЕДЕЛИЛ, ЧТОБЫ ВСЕ

РАЗДЕЛЯЛОСЬ НА ТРИ.

И ТАК ПО ВЕЛЕНИЮ РАЗУМА ДЕЛИТСЯ ВСЕ...

И ЯВИЛИСЬ МУДРОСТЬ, ДОСТОИНСТВО,

И ТРАНСЦЕНДЕНТНАЯ ИСТИНА; ТАК БЫЛ СОЗДАН ПРООБРАЗ ТРИАДЫ,

ЛЕЖАЩЕЙ В ОСНОВЕ ВСЕХ ВЕЩЕЙ.

И ЯВЛЕННОЕ ПЕРВЫМ СИЯЮЩЕЕ ОГНЕННОЕ ДРЕВО,

БЕЛОЕ И ЗОЛОТОЕ,

ОСВЕЩАЕТ ПУСТОТЫ МИРА,

ПРОСТИРАЯ ВНИЗ СВОИ БЛАГОРОДНЫЕ ЛУЧИ.

И тут мне показалось, будто мы движемся вперед... дерево и я, влекомые этим таинственным небесным присутствием, пока не остановились над другим древесным гигантом. И у него тоже было приготовлено загадочное послание:

Пророчество Таинственной рябины

ВСЕГДА ИЩИ ПУТЬ ДУШИ, И СЛЕДУЙ ЕМУ ЦЕЛИКОМ, ЧЕМ БЫ ОН НИ БЫЛ ОБУСЛОВЛЕН,

ЕГО ПЕРВООСНОВАМ,

И ОН ВОССИЯЕТ ТВОИМИ СВЯЩЕННЫМИ РЕЧАМИ И ДЕЯНИЯМИ.

НЕТ ДРУГИХ ТРОП, ВЕДУЩИХ К ЭТОМУ ИСТОЧНИКУ,

КРОМЕ УПРОЧЕНИЯ «КОРАБЛЯ» ДУШИ

С ПОМОЩЬЮ ТАИНСТВЕННЫХ РИТУАЛОВ;

ДЕРЕВЬЯ ЗНАЮТ, ЧТО ДУША ДОЛЖНА БЫТЬ ОЧИЩЕНА

КАМНЯМИ, ТРАВАМИ И ВОДАМИ,

И ОНА СОЗРЕЕТ ДЛЯ ЖАТВЫ.

Так мы двигались дальше и дальше среди огромной реки деревьев, бегущей, текущей к неведомой цели. Но Маелдреу знал о ней... и небесный Дождь превращался в ливень... в сплошной поток, поглотивший мой разум и Дух. И я слышал слова, произносимые водами потока:

Пророчество Отважной Олъхи

ПЫЛАЮЩАЯ ДУША БЕССМЕРТНА.

ЧИЩЕ ВСЕГО ДУШИ ТЕХ, КТО ПОКИНУЛ ТЕЛО,

СОВЕРШАЯ ГЕРОИЧЕСКИЙ ПОСТУПОК.

ДУША,

НАСИЛЬСТВЕННО ПОКИДАЮЩАЯ ТЕЛО, ПИТАЕТ ОТВРАЩЕНИЕ К ЭТОЙ ЖИЗНИ,

ОНА НЕНАВИДИТ ОБЩЕНИЕ С ТЕЛОМ,

И С РАДОСТЬЮ

УСТРЕМЛЯЕТСЯ В ВЫСШИЕ ЦАРСТВА.

НО ДУШИ ПОКИНУВШИХ ЭТУ ЖИЗНЬ

(ТЕЛА ИХ РАСТАЯЛИ ПОД НАТИСКОМ ЛЕТ И БОЛЕЗНЕЙ)

СОЖАЛЕЮТ О СВОЕЙ ЛЮБВИ К ТЕЛУ.

ПОЭТОМУ...

УЧИСЬ У ХРАБРОЙ ОЛЬХИ, ПЕРВОЙ В БИТВЕ!

Пророчество речной ивы

НАША МУДРОСТЬ УЧИТ, ЧТО ГЛУБИНЫ ДУШИ

ПОКОЯТСЯ В ТРЕХ ГНОСТИЧЕСКИХ СИЛАХ.

ЗДЕСЬ ЗВУЧАТ НЕВИДИМЫЕ ГИМНЫ

ВОСХОДЯЩЕЙ ДУШИ, ГИМНЫ РЕЧНОГО СТРАННИКА.

ЗЕМЛЯ, ЛУНА, СОЛНЦЕ... ЛЕСТНИЦА. ЗАКОН МИРОЗДАНИЯ ЛИШЬ ЗДЕСЬ,

НА ЛЕСТНИЦЕ ВОСХОЖДЕНИЯ. ДАВАЙТЕ ПОКИНЕМ ЭТОТ МИР ВОДЫ,

ТАКОЙ МИМОЛЕТНЫЙ...

ДАВАЙТЕ ПРИДЕМ К ИСТИННОЙ ЦЕЛИ...

ДАВАЙТЕ ПРОСНЕМСЯ ДЛЯ СВЕДУЩЕГО...

ДАВАЙТЕ ПОСЛЕДУЕМ ЗОВУ...

ДАВАЙТЕ УЙДЕМ ОТ СТУЖИ

И УСТРЕМИМСЯ ТУДА, ГДЕ ЖАРКО...

ПРЕВРАТИМСЯ В ОГОНЬ!

ПРОЙДЕМ ЧЕРЕЗ ОГОНЬ!

ЛЮБИТЕЛЬ ПРОСТЫХ ФОРМ,

ЗАКОН МИРОЗДАНИЯ ПОВЕДЕТ ТЕБЯ ПУТЯМИ ОГНЯ.

ДАВАЙТЕ ЖЕ НЕ СЛЕДОВАТЬ СМИРЕННОМУ ПОТОКУ БОАНН,

РЕКИ ЗАБВЕНИЯ...

Пророчество Жестокого Ясеня

ВОСПРИМИ РЕАЛЬНОСТЬ С БЕЗГРАНИЧНЫМ ПЛАМЕНЕМ БЕЗГРАНИЧНОЙ ВОЛИ.

ВОЛЯ!

ВОСПАРИВШИЙ С ПОМОЩЬЮ ОГНЯ ВООБРАЖЕНИЯ РАЗРУШАЕТ СТЕНУ СИЛОЙ МАГИИ, РАЗБИВАЕТ ЧАСТОКОЛ НА ЧАСТИ,

РАЗРУБАЕТ НА СЕМЬ ЧАСТЕЙ... ПРОИЗНОСИТ СЛОВА МАСТЕРА — СЛОВА ЗНАНИЯ!

ПОВЕРЬ, ЧТО ТЫ МОЖЕШЬ БЫТЬ БОЛЬШЕ ЧЕМ ТЕЛО —

И ТЫ БУДЕШЬ. И НИКОГДА НЕ ПАДАЙ ТАК НИЗКО, ЧТОБЫ ОКАЗАТЬСЯ В

СТАДЕ, ГОНИМОМ НАВСТРЕЧУ СУДЬБЕ.

Пророчество Нелюбимого боярышника

В ЭТОМ ТЕЛЕ

БУДУТ ОБИТАТЬ ТВАРИ ЗЕМНЫЕ — СПЛЕТЕНИЕ ШИПОВ.

ЭТОТ СОСУД — СЛОЖНАЯ СМЕСЬ ДУШИ.

БЕСТИИ — СИЛЫ, СКИТАЮЩИЕСЯ ПО ЗЕМЛЕ.

И НАША ЖИЗНЬ, ПОЛНАЯ СТРАСТЕЙ,

БУДЕТ ПОЛНА ИМИ,

ИБО СТРАСТЬ ИХ ПРИВОДИТ В ВОСТОРГ, ВЫЗЫВАЕТ ИХ К ЖИЗНИ.

И ПО ЭТОЙ ПРИЧИНЕ ПОДВЕРЖЕННЫЕ СТРАСТЯМ С ВОСТОРГОМ СОЛЬЮТСЯ С НИМИ,

ПОТОМУ ЧТО ВСЕГДА ОНИ ПРИВЛЕКАЮТ ПОДОБНЫХ СЕБЕ.

Пророчество Дуба-Хранителя

ПО ТУ СТОРОНУ НЕБЕСНЫХ ОГНЕЙ В ВЕЧНО СИЯЮЩЕМ НЕСОКРУШИМОМ ПЛАМЕНИ —

ИСТОЧНИКЕ ЖИЗНИ, МИРОВОМ ПОРЯДКЕ ВСЕГО СУЩЕГО — НАЧАЛО ВСЕХ НАЧАЛ!

ОНО САМО ПОЗНАЕТ СЕБЯ. ОНО НЕ МОЖЕТ СОДЕРЖАТЬСЯ НИ В ЧЕМ.

ОНО НЕ ЯВЛЕНО В МИРЕ ТЕЛЕСНОМ, И ИМЕННО ИЗ НЕГО ИСХОДЯТ КРОШЕЧНЫЕ ИСКОРКИ,

КОТОРЫЕ ПОРОЖДАЮТ ВСЕ... НИЧТО НЕ МОЖЕТ УКРЫТЬСЯ ОТ ЭТОГО ПРИСУТСТВИЯ.

В ЗАПРЕДЕЛЬЕ

БУШУЕТ ОГРОМНЫЙ БЕЗДОННЫЙ ОКЕАН ПЛАМЕНИ! НО СЕРДЦЕ НЕ ДОЛЖНО БОЯТЬСЯ ПРИБЛИЖЕНИЯ К ЭТОМУ

СВЯЩЕННОМУ ОГНЮ,

НЕ ДОЛЖНО БОЯТЬСЯ ЕГО ПРИКОСНОВЕНИЯ. ЭТО ДРУЖЕЛЮБНОЕ ПЛАМЯ НИКОГДА НЕ УНИЧТОЖИТ ТОГО,

ЧЬЕ МЯГКОЕ РОВНОЕ ТЕПЛО ПОМОГАЕТ ЕДИНСТВУ, ГАРМОНИИ И СУЩЕСТВОВАНИЮ

МИРА.

НЕ СТАРАЙСЯ УЗНАТЬ БОЛЬШЕ ЭТОГО,

ИБО ЭТО ВЫШЕ ТВОИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ.

А ЧТО КАСАЕТСЯ НАС, ЕГО ВЕСТНИКОВ, —

МЫ ЛИШЬ МАЛАЯ ЧАСТЬ БОГА.

Пророчество Непоколебимого Остролиста

ДЛЯ НЕОФОРМЛЕННОЙ ДУШИ, ВСЕ ПУТИ СОЕДИНЯЮТСЯ С ЯЗЫКАМИ ПЛАМЕНИ. КОГДА СОЗЕРЦАЕШЬ ЭТОТ СВЯЩЕННЫЙ ОГОНЬ,

ЛИШЕННЫЙ ФОРМЫ,

РЕШИТЕЛЬНО СВЕТЯЩИЙ СКВОЗЬ ГЛУБИНЫ МИРА, СЛУШАЙ ГОЛОС ЭТОГО ОГНЯ!

Пророчество очарованной Лещины

МНОГИЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛИ СКАЖУТ: «ЧЕЛОВЕК СОТВОРЕН ПО ОБРАЗУ БОГА»,

НО МЫ ГОВОРИМ —

«БОГ НЕ ИМЕЕТ ОБРАЗА».

И ВСЕ ЖЕ ЗАКОН МИРОЗДАНИЯ

УКОРЕНИЛ В ДУШЕ СИМВОЛЫ.

СОЗДАТЕЛЬ ЯВИЛ ВОЛШЕБНЫЕ СИМВОЛЫ СВОЕЙ СУЩНОСТИ В ГЛУБИНАХ СУЩНОСТИ ЧЕЛОВЕКА.

И НЕ ТОЛЬКО ДУШИ, НО И ВСЕ ВЫСШИЕ ЗАКОНЫ ПРОИЗРАСТАЮТ ИЗ ЭТОГО

СЕМЕНИ.

МАТЕРИЯ В АМФОРЕ

БЕСФОРМЕННА И ИНДИВИДУАЛЬНА.

А У МАТЕРИАЛЬНОГО МИРА ДРУГИЕ ПРИМЕТЫ —

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЕГО ЛЕЖАТ НЕВЫРАЗИМЫЕ СВОЙСТВА,

МНОГО ПРЕКРАСНЕЕ, ЧЕМ САМИ СИМВОЛЫ.

Пророчество благословенной яблони

НЕ ПЫТАЙСЯ ОХВАТИТЬ ЗЕМЛЮ УМОМ, ИБО ДРЕВО ПОЗНАНИЯ РАСТЕТ НЕ НА ЗЕМЛЕ.

И НЕ ПЫТАЙСЯ ПОНЯТЬ УМОМ СОЛНЦЕ,

СОБИРАЯ ВМЕСТЕ ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОРОЧЕСТВА:

ОНИ ПРИВОДЯТСЯ В ДВИЖЕНИЕ ВЕЧНОЙ ВОЛЕЙ ЗАКОНА

МИРОЗДАНИЯ

НЕ РАДИ ТЕБЯ.

..КАК НЕ ПОЗНАТЬ ЕМУ БЫСТРОГО ДВИЖЕНИЯ ЛУНЫ: ОНА ВЕЧНО ЛЕТИТ ПО ВЕЛЕНИЮ НЕОБХОДИМОСТИ.

И НЕ РАДИ ЧЕЛОВЕКА РОЖДАЮТСЯ ЗВЕЗДЫ.

ВЕЧНЫЙ РАЗМАШИСТЫЙ ПОЛЕТ ВОРОНОВ ВСЕГДА

ЦЕЛОСТЕН!

РАССЕЧЕНИЕ ВНУТРЕННОСТЕЙ, ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ, ВСЕ ЭТО ИГРУШКИ —ДОРОГОСТОЯЩАЯ ТРАТА ВРЕМЕНИ.

БЕГИ ОТ ЭТОГО, ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ДОСТИГНУТЬ БЛАГОСЛОВЕННЫХ ЯБЛОНЕВЫХ

САДОВ,

ГДЕДУХ ПЛОДОНОСИТ ДОБРОДЕТЕЛЬЮ, МУДРОСТЬЮ И ИСТИНОЙ.

Пророчество разгневанной Виноградной Лозы

ЕСЛИ ТЫ БУДЕШЬ ЧАСТО ГОВОРИТЬ СО МНОЙ,

ТО ЯСНО ПОЙМЕШЬ, О ЧЕМ Я ГОВОРЮ, —

ИБО МИР ВСЕГДА ПОЛОН НЕПРЕКЛОННЫХ ВОЖДЕЙ.

НАС, ОРАКУЛОВ, НАЗЫВАЮТ «ОПОРОЙ»,

ВЕДЬ МЫ ДЕРЖИМ НА СЕБЕ ВЕСЬ МИР.

НЕДВИЖИМЫ В СВОЕЙ СИЛЕ,

СТОИМ НА СТРАЖЕ ПОСТОЯНСТВА МИРОВ.

МЫ ОТВРАЩАЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ДУШИ ОТ НИЗКИХ ВЕЩЕЙ.

МЫ НИКОГДА НЕ ПОЗВОЛЯЕМ ДУШАМ ПОГРЯЗНУТЬ

В ПРИВЯЗАННОСТЯХ.

СВЕТ ЛУНЫ ЗАКРЫТ ОТ НАС,

ЗЕМЛЯ СТАЛА НЕСПОКОЙНОЙ...

ВСЕ ПРЕДВЕЩАЕТ ГРОМ!

Пророчество Мудрого плюща

НИКОГДА НЕ ИЗМЕНЯЙ ДИКИХ ИМЕН.

У ВСЕХ НАРОДОВ СУЩЕСТВУЮТ ИМЕНА,

ПЕРЕДАННЫЕ ИМ ОБИТАТЕЛЕМ ПОТУСТОРОННЕГО МИРА.

ОНИ ОБЛАДАЮТ НЕВЕРОЯТНОЙ СИЛОЙ В СВЯЩЕННЫХ

РИТУАЛАХ,

И ИХ ИЗМЕНЕНИЕ

ДЕЛАЕТ РИТУАЛЫ БЕСПЛОДНЫМИ.

NAHTRIHECCUNDE

GAHINNEVERAHTUNIN

ZEHGESSURKLACH

ZUNNUS

Пророчество Тростника — быстрого преследователя

О ЧЕЛОВЕК, МЕХАНИЗМ САМОЙ ДЕРЗКОЙ ПРИРОДЫ,

СОЗДАННЫЙ БОГОМ С НЕВЫРАЗИМЫМ ИСКУССТВОМ!

ЭТОТ ОРАКУЛ, ТАКОЙ ЖЕ БЫСТРЫЙ ПО ПРИРОДЕ, ВЗЫВАЕТ К

НЕМУ. ЗАНЯТЫЙ ВЕЛИКОЛЕПНЫМИ ДЕЛАМИ,

ОН ВЫЧИСЛЯЕТ ПУТЬ ЗВЕЗД,

ПРОНИКАЯ В СУТЬ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННЫХ СИЛ,

СОЗЕРЦАЯ ДАЖЕ ТО, ЧТО ЛЕЖИТ ЗА ПРЕДЕЛАМИ НЕБЕСНЫХ

ОРБИТ, И РАССУЖДАЯ О ЗАКОНЕ МИРОЗДАНИЯ.

ЭТИ СТРЕМЛЕНИЯ РАЗУМА ПОРОЖДЕНЫ ЕГО ОТВАЖНОЙ ПРИРОДОЙ:

НЕТ УПРЕКА ХРАБРОСТИ

ОСОЗНАНИЯ СТРЕМИТЕЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

ВСЕЙ ПРИРОДЫ.

Пророчество Горького Терновника

ТЕЛО — КОРЕНЬ ВСЕХ ЗОЛ,

КАК РАЗУМ — КОРЕНЬ ДОБРОДЕТЕЛИ.

ДОБРОДЕТЕЛЬ РАСЦВЕТАЕТ ДЛЯ ДУШ В НЕБЕСНОЙ СФЕРЕ,

А ЗЛО ВСЕГДА ПРИХОДИТ ИЗ МАТЕРИАЛЬНОГО МИРА.

ОСТАВЛЯЯ В МАТЕРИАЛЬНОМ МИРЕ

ЗЛО, ИСКОРЕНЕННОЕ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ,

ДУША МОЖЕТ ВОЗВЫСИТЬСЯ ПРИ ЛЮБЫХ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО — ЧАСТЬ ТОГО, ЧТО РОЖДЕНО,

СФЕРА ВРЕМЕНИ И ЧУВСТВ. ' НО РАЗУМ И ТЕЛО—НЕ ОДНО И ТО ЖЕ:

ДУША СТОИТ ОТДЕЛЬНО, И СПОСОБНА ДЕЙСТВОВАТЬ, НЕ ПОДЧИНЯЯСЬ

ВЛАСТИ ТЕЛА. И ВСЕ ЖЕ ДУША НЕ МОЖЕТ ПОКОРИТЬ ВСЕГО

ПОРОЖДЕННОГО,

ПОКА НЕ ОСЛАБНЕТ СУЩНОСТЬ МАТЕРИИ. ПОЭТОМУ ОСТАВЬ НЕНУЖНУЮ НЕНАВИСТЬ И ЗАВИСТЬ

В МАТЕРИАЛЬНОМ МИРЕ,

ОТКУДА ИХ ИЗВЛЕКЛА ДУША.

МАТЕРИАЛЬНЫЕ ВЕЩИ ПИТАЮТСЯ МАТЕРИЕЙ!

НЕ ХРАНИ В СЕБЕ ТОГО, ЧТО СДЕРЖИВАЛ.

НЕ ЗАПОЛНЯЙ ОПЯТЬ ДУХ

ТЕМ, ЧТО ОСВОБОДИЛ ИЗНУТРИ.

СТРАСТИ, СКРЫТЫЕ В ДУШАХ,

ПРИЗЕМЛЯЮТ ДУХ

И ЗАПОЛНЯЮТ ЕГО

ГОРЬКОЙ БЕЗЖИЗНЕННОСТЬЮ...

Пророчество Несчастной бузины

НЕ ПАДАЙ СЛИШКОМ НИЗКО, ИБО ПОД ЗЕМЛЕЙ ЛЕЖИТ ПРОПАСТЬ -

СТРАШНЫЕ ГЛУБИНЫ ЗАТЯГИВАЮТ, ВЕДЯ ВНИЗ ПО ЛЕСТНИЦЕ ИЗ СЕМИ СТУПЕНЕЙ,

ПОД КОТОРОЙ

СТОИТ ТРОН НЕИЗБЕЖНОСТИ.

ЛЕСТНИЦА ИЗ СЕМИ СТУПЕНЕЙ

ОТРАЖАЕТ ОРБИТЫ СЕМИ ПЛАНЕТ.

ПОЭТОМУ, ЕСЛИ НЕСЧАСТНАЯ ДУША ОТВЕРГНУТА,

ОНА ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА ЗЕМЛЮ ЧЕРЕЗ СЕМЬ ОРБИТ -

ОПЯТЬ В ЖДУЩИЕ РУКИ МНОГОСТРАДАЛЬНОГО ЗЕМНОГО МИРА...

Пророчество разъяренной пихты

МЫ, ДЕРЕВЬЯ, ЗНАЕМ, ЧТО СРЕДИ НАС

ЖИВУТ КЕLТОI — (Вероятно, альтернативное написание слова КЕЛЬТЫ. — Прим. ред.)

ТАЙНЫЕ ВОЩИ МИРА,

УМНЫЕ И НЕСГИБАЕМЫЕ.

ИХ МЫ НАЗЫВАЕМ «ОПОРОЙ», ПОТОМУ ЧТО ОНИ ПИТАЮТ И НАПРАВЛЯЮТ ЗЕМЛЮ.

ОНИ ЕСТЬ ВСЕГДА. КАЖДЫЙ НАДЕЛЕН НЕИЗМЕННОЙ СИЛОЙ,

ИХ СТРАЖА НЕУМОЛИМА.

СУЩЕСТВУЮТ И ДРУГИЕ, ЖЕСТОКИЕ СИЛЫ,

ПОКА ЕЩЕ НЕ ПРЕВРАТИВШИЕСЯ В НИЗШИЕ.

ЭТО — ФОРМОРИ.

ОНИ ЗАКЛЮЧЕНЫ В СВЯЩЕННОЙ ФРАЗЕ

«ЭИКОНЕС АГЛАМАТА» — УРАГАНЕ ЗВУКОВ!

ЭТО ПРЕДСКАЗАНИЕ СОЕДИНЯЕТ ПРОИЗНОСИМОЕ ИМЯ

С ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕМ КАМНЯ...

Пророчество Душистого утесника

СОЗДАТЕЛЬ

НЕ ВНУШАЕТ СТРАХА,

А ТОЛЬКО ЛЮБОЗНАТЕЛЬНОСТЬ.

ПРИРОДЕ БОЖЕСТВЕННОГО РОСТА

НЕ СВОЙСТВЕННА НИ СУРОВОСТЬ, НИ ЖЕСТОКОСТЬ,

ОНА ПРИТЯГАТЕЛЬНА И СПОКОЙНА. ОНА НЕ ВЫЗЫВАЕТ СТРАХА У ТЕХ, КТО ЕЙ ПОДВЛАСТЕН,

ОНА ПРИВЛЕКАЕТ ВСЕ СВОЕЙ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬЮ И СОСТРАДАНИЕМ.

ОТКУДА ЭТО ИЗВЕСТНО? НО ЕСЛИ БЫ ПРИРОДА БОЖЕСТВЕННОГО

БЫЛА ВРАЖДЕБНОЙ И ГРОЗНОЙ, ВСЯКИЙ ПОРЯДОК СУЩЕГО БЫЛ БЫ УНИЧТОЖЕН!

ИБО ДАЖЕ ДЕРЕВЬЯ НЕ СМОГЛИ БЫ ПРОТИВОСТОЯТЬ ТАКОМУ ПРОТИВНИКУ!

НО ЕСТЬ ОПАСНОСТЬ,

ЧТО БОЖЕСТВЕННЫЙ РОСТ НАРУШИТСЯ

ДЕЯНИЯМИ ЧЕЛОВЕКА...

Пророчество нежного вереска

МЕЛОДИЯ КАЛЕН — ПУТЕЙ СОЛНЦА

И ЛУНЫ... И ВОЗДУХА!

ИЗ ЭТИХ ПИТАЮЩИХ ДУШУ ЦВЕТОВ

РОЖДАЮТСЯ СВЯЩЕННЫЕ ПЛОДЫ.

ПОТОМУ ЧТО КАК СПОСОБНЫЙ РАЗМЫШЛЯТЬ СЛЫШИТ

ТИХИЙ ГОЛОС,

ТАК ЧЕЛОВЕК СЛЫШИТ БОЖЕСТВЕННЫЕ МЕЛОДИИ —

КАЖДЫЙ В СООТВЕТСТВИИ СО СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ

ПРИРОДОЙ.

ЦВЕТОК РАЗУМА —

ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ УХО ДУШИ,

И ВНУТРИ УНИВЕРСАЛЬНОГО РАЗУМА

СПЛЕТЕН ЭТОТ ВЕНОК САМЫХ ВОЗВЫШЕННЫХ СИМФОНИЙ.

ЗДЕСЬ ПОЮТ ДЕРЕВЬЯ ДОБРОДЕТЕЛИ

СЕМЬ РАЗ ПО ТРИ МИРА ДУХА.

ТАК ЖЕ И «ДЕРЕВО ЖИЗНИ»,

РАСТЕНИЕ БОЖЕСТВЕННОГО ОЗАРЕНИЯ.

ПУСТЬ ДОСТАНЕТСЯ ЕГО ПЛОД ТОМУ,

КТО ЦЕЛОМУДРЕН, МУДР И ИСКРЕНЕН;

НО ЭТА МУДРОСТЬ НЕ ИМЕЕТ СЕБЕ РАВНЫХ СРЕДЬ ПЕВЦОВ,

ЕЕ БОЖЕСТВЕННЫЙ РАЗУМ ЯВЛЯЕТ СЕБЯ

В БЕЗМОЛВИИ...

Пророчество Стойкого Тополя

НЕ ОСТАВЛЯЙ БЕЗ ВНИМАНИЯ МАТЕРИАЛЬНЫЕ ФОРМЫ.

ПРЕЖДЕ ВСЕГО,

ПОЙМИ, ЧТО ТЕЛО

СОСТОИТ ИЗ ЧЕТЫРЕХ ЭЛЕМЕНТОВ;

ОНО ГОВОРИТ С УЧЕНИКОМ

С ПОМОЩЬЮ УКАЗАНИЙ И НАСТАВЛЕНИЙ.

ТАК ЧТО НЕ ПОКИДАЙ ТО, ВО ЧТО ТЫ ОДЕТ БОЖЕСТВЕННЫМ

ПРОВИДЕНИЕМ

В НИЗШЕМ МИРЕ.

ВО-ВТОРЫХ,

ПОЙМИ, ЧТО БОЖЕСТВЕННОЕ

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПОЗНАНО СМЕРТНЫМИ, ЧЕЙ РАЗУМ

НАПРАВЛЕН ТОЛЬКО НА ТЕЛО.

ТОЛЬКО ТЕ,

КТО СНИМАЕТ СВОИ ОДЕЖДЫ, ДОСТИГАЮТ ВЕРШИН.

Пророчество молчаливого тиca

ИЗУЧАЙТЕ ВСЕ ПОДВЛАСТНОЕ ВАШЕМУ РАЗУМУ И ТО, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ ЗА ЕГО ПРЕДЕЛАМИ.

ХОТЯ ВСЕ ПОСТИГАЕТСЯ РАЗУМОМ, НО СПОСОБНЫЙ ПОСТИГАТЬ СУЩЕСТВУЕТ ЗА ЕГО

ПРЕДЕЛАМИ.

ПЕРВЫЙ УМ-ПРИЧИНА,

ВТОРОЙ — ИНТУИЦИЯ.

В ТРЕТЬЕМ ОБИТАЕТ ЗАКОН МИРОЗДАНИЯ;

НЕ ЯВЛЯЯСЬ НИ УМОМ, НИ ЧУВСТВОМ,

ОН ПРЕКРАСНЕЕ ВСЕХ РЕЧЕЙ...

ПРЕКЛОНИТЬСЯ ПЕРЕД НИМ МОЖНО ЛИШЬ В МОЛЧАНИИ, В СТОРОНЕ ОТ ЦВЕТИСТЫХ РЕЧЕЙ.

И тут невиданный дождь прекратился, нигде над всем Нью-Форест Корнуэлла больше не упало ни капли... над Полем Годдо Брик ярко светило солнце. Все пробуждалось от своего зачарованного сна, все было готово к предстоящей Битве — Битве, бушующей в умах!

Чтобы одержать победу над врагом, друиды устраивают

магические преграды между армиями.

Кроме того, для изменения исхода битвы

 они обращаются за помощью к стихиям.

Кэйтлин Мэттьюс, КЕЛЬТСКАЯ ТРАДИЦИЯ

5

Омела на дубе

Внезапно я проснулся и осмотрелся вокруг. Корни больших деревьев еще были окутаны пылью — тучами пыли. Мое тело занемело от утренней прохлады, и я тяжело вздохнул, пытаясь сесть. Яркие солнечные лучи пробивались сквозь кроны деревьев и терялись в клубах пыли. Стояла полная тишина, нарушаемая лишь пением ранних птиц.

И тут я начал различать громкие крики (я успел забыть, что повсюду вокруг были армии людей) со стороны обоих лагерей, верхнего и нижнего, — фериллты со своими племенами хмурых бриттов и друиды со своей пестрой смесью кельтских воинов.

Но отличались они только внешним видом, а говорили все об одном, полностью сбитые с толку. Я стал взбираться на крутую насыпь, пока моему взору не открылось все Поле. Я увидел бегущих, кричащих людей, которые, собираясь группами, говорили что-то все одновременно — все они находились в состоянии крайнего возбуждения. Все, кроме деревьев — после длинной ночи тяжелой магической работы они были довольными и неподвижными. Но они и должны были быть неподвижными, ибо крепкая стена всегда неподвижна!

Я был свидетелем странного «отделения церкви от государства»: племена в полном недоумении ходили вдоль внешних границ живой изгороди, старательно ища проход, а жрецы с обеих сторон собирались в благоговейном молчании, полностью уверенные в сверхъестественности случившегося. Казалось, никто из них не знает, как быть дальше.

Я медленно поднялся на вершину гребня и увидел толпу собратьев-фериллтов, которые, разинув рты, смотрели на происходящее внизу чудо. А это действительно было чудо — две армии были разделены друг от друга непроницаемым рядом деревьев... деревьев, стоящих настолько плотно, что ни одна стена, построенная руками человека, не могла бы сравниться с этой стеной! Протянувшись на ширину всего Поля и за его пределы, возвышалась преграда из огромных деревьев, внушительных и грозных, выстроившихся в строгом военном порядке. Я узнал их всех — далеко справа стояли Золотые Березы, рядом с ними Рябины и безжалостные Ясени, дальше шли вековые Ивы... они все были здесь, точно в том порядке, в каком я пел им этой ночью ПЕСНЬ ЛЕСНЫХ ДЕРЕВЬЕВ! Я гордо прикоснулся к пергаментам Маелдреу, спрятанным в складках моей мантии.

— Гвидион! — услышал я сзади возбужденный голос. — Гвидион, иди сюда! — Я обернулся и увидел своего друга Ноаса, запыхавшегося от быстрого бега. — Где ты был? — Я пожал плечами.

— Идем... разве ты не слышал? Старейшины созвали в Неметоне срочный военный совет. Они говорят, что Бладидд будет обращаться к Самому Оракулу! Только он может рассказать нам, почему Боги выстроили деревья таким образом. Идем! — И он вместе со всеми остальными побежал к священной поляне.

Я последовал за ними, но на некотором расстоянии, испытав странную смесь вины и восторга, когда передо мной показались собравшиеся в круг жрецы. Хотел бы я знать (и я был почти уверен, что это так), не занимаются ли сейчас кельтские жрецы в противоположном лагере тем же, что и мы, — советуются со своими оракулами и богами, в недоумении и страхе качая головами? Потом я долгое время наблюдал, как Верховный Жрец выкрикивал тайные имена и заклинания — тщетно пытаясь вызвать Силу, которая могла бы стать мостом между двумя мирами. Но Боги молчали, и жрецы не могли скрыть своего страха. Наконец, после напряженного ожидания, Бладидд резко повернулся к собравшимся и громко произнес: «Братья, даже нам не избежать судьбы...». И он медленно побрел обратно. Все молча, по очереди последовали его примеру, в замешательстве и дурных предчувствиях.

Я опять поспешил (с трудом скрывая улыбку) на свой наблюдательный пункт, чтобы узнать, какие успехи были достигнуты в преодолении моей живой зеленой изгороди. То, что я увидел, нисколько меня не удивило! Воины были везде — как на земле, так и на ветвях. Горький Терновник отлично поработал: вдоль деревьев проходила искусная, почти непроницаемая сеть из густо сплетенных колючек, острых и враждебных. Единственным, что могло беспрепятственно проходить с одной стороны на другую, был серый дым бивачных костров, который, как будто издеваясь, с легкостью проникал туда и обратно, вверх, внутрь и наружу. Громкие разноязычные крики доносились со всех сторон. Потом стали происходить и вовсе поразительные вещи!

К полудню в небе собрались огромные черные тучи, сгоняемые невидимыми ветрами со всех сторон одновременно. Отовсюду доносились раскаты грома и вспыхивали молнии... и все воины стояли и смотрели в небо, забыв на мгновение и о битве, и о деревьях. Происходило что-то еще, настолько могущественное и зловещее, что все — будь то жрец или простой крестьянин — почувствовали это. Их окружали Боги.

Глухой и грозный удар грома был столь силен, что люди, как котята, стали прятаться под своими мантиями, бросая друг на друга перепуганные взгляды. Птицы попрятались среди ветвей, земля содрогнулась. Но самым страшным был небесный огонь! Молния, ослепительная и жаркая, стремительно пронеслась меж двух черных туч над головами перепуганных людей, нигде не касаясь земли. Все, от мала до велика, в ужасе закрывали глаза и уши, падая ниц или, как скот, прячась за скалами и холмами. И когда многие из нас почувствовали, что больше не выдержат ни мгновения, небеса в последний раз разорвались с невероятной силой, и яркая белая молния поразила лес. Все кинулись врассыпную, красные языки пламени вспыхнули среди деревьев. Скоро каждый лист и каждая почка были охвачены огнем — даже сам воздух вокруг нас, казалось, вибрирует и горит в волнах бесцветного пламени. Дышать было тяжело.

Следующее, что я помню, было прикосновение холодной травы, которой один из жрецов обтирал мое лицо.

— С тобой все в порядке, мальчик? — спросил он, склонясь надо мной, лежащим на самом краю поля. Я кивнул, и он быстро бросил взгляд через плечо и тут же кинулся прочь, как будто вдруг заметил близкую опасность. Так оно и было...

Приподнявшись на локте и осмотревшись вокруг, я ахнул от удивления. Деревья опять двигались, или кто-то двигал их, и среди тлевших листьев, усыпавших землю, появился широкий проход, как раз посередине древесной стены — мост между враждующими группами жрецов. Но мост куда?

Минуту спустя я получил ответ на свой вопрос. После короткого напряженного молчания голос, громкий низкий голос донесся из открывшегося прохода, голос человека, говорившего, как ни трудно это представить, на понятном всем языке:

— Мужчины могущественного острова... Золотой Березы! Друзья, живущие по ту сторону Великого Моря... Мужчины Красного Дуба, слушайте меня! Идите сюда, на место, созданное специально для этой цели, — я буду говорить со жрецами!

Как по велению судьбы, люди с обеих сторон двинулись вперед, неся над головой свои флаги — друидический дубовый лист с тремя зубцами и три белые лунные ягоды фериллтов. И именно мне, Гвидиону, было поручено нести знамя нашего Ордена: Бладидд вручил мне флаг без всяких комментариев, окинув меня взглядом, говорящим о том, что он понимает нечто большее, чем можно выразить словами.

Медленно... осторожно обе группы приближались к прогалине, каждая со своей стороны, и каждый жрец был занят одними и теми же мыслями: какая сила стоит за всем этим, кто говорит и почему?

Когда, наконец, все в полном молчании расположились друг против друга, над головами собравшихся вовсю светило полуденное солнце (случайно, или по воле рока, прогалина образовалась именно там, где стояли дубы!). Каждый из присутствующих рассматривал остальных с большим подозрением, да и в самом зрелище двух враждующих армий было что-то театральное! Некоторые кельты были одеты в длинные мантии, голубые или зеленые, другие были в белом, но с великолепными украшениями из золота и меди. Напротив этой живописной группы расположились наши, выглядевшие довольно мрачно жрецы-фериллты в одеждах священного серого цвета, и только на самых почтенных Старейшинах можно было заметить небольшую деталь из красного металла — Глаз Дракона.

Вдруг взгляды всех присутствующих обратились в одну сторону, вглубь леса, откуда донесся звук тяжелых шагов. Они приближались, и вот перед нашим затаившим дыхание собранием предстал какой-то Бог Леса, незнакомый и страшный. Это был наполовину человек, наполовину олень, с раздвоенными копытами, передвигающийся на задних ногах, с большими ветвистыми рогами на голове... весь покрытый густой шерстью, но с почти человеческим лицом. В одной руке он держал ветку дуба, тяжело согнувшуюся под растущим на ней кустом Золотой Омелы, усыпанным белыми ягодами. Не доходя примерно десяти длин, он замедлил шаги и внимательно осмотрел нас быстро переводя взгляд с одной группы на другую, как будто кого-то искал. Наконец, он обеими руками поднял свою ветку и вперил взгляд как раз в то место, где стоял я.

— Ты, мальчик, избранный Маелдреу, выйди вперед! — Его взгляд пронзил меня, как копье. Головы всех присутствующих дружно повернулись в мою сторону.

— Иди сюда! — повторил он громовым голосом и сильно потряс веткой, так что с нее посыпались ягоды. Восприняв это как знак, собравшиеся здесь фериллты, затаив дыхание, опустили взгляды. С большой неохотой я медленно прошел через расступавшуюся передо мной толпу. Мои братья нервничали не меньше меня. Все время я чувствовал на себе его взгляд.

— Теперь, мальчик, возьми это и посмотри внимательно, — приказал он, вручая мне ветку. — Скажи мне... что ты держишь? — Его взгляд стал еще более пристальным. Мой ум плавал в море возможных ответов, пот катился по лицу и спине, но я ждал... ждал помощи от кого-нибудь свыше.

— Дубовую ветвь со Священной Омелой, — ответил я, когда собственное молчание стало для меня невыносимым.

— Ты ошибаешься! — чуть ли не зарычал лесной человек. — Ты ошибаешься! В твоих руках не просто ветвь, а новая судьба всех этих земель. Посмотри на собственные знамена, и ты получишь ответ. — И он указал на знамена. — Омела на одной стороне и Дуб на другой — в единстве, — продолжал он, делая упор на двух последних словах. — Слушайте меня внимательно, люди племен, потому что я — Херн Оленерогий, охотник и дичь. Долго я следил за этими землями и за делами людей на них, и долго позволял вам самим вершить свои дела. Но теперь прилив новых людей и направлений угрожает единству этого Острова — поэтому я, Херн-охотник, страж этих Земель, говорю: «Тот, кто живет мечом, от меча умрет!» Выбор за вами: живите в мире и согласии, объединив свои силы и знания, как растет Омела на Дубе, или умрите от собственной разобщенности, при содействии моей руки, которая здесь действительно обладает силой! Объедините свои свитки и пергаменты... свои знания в одно целое, создав «ТЕЛО ДРАКОНА», тело этих Земель. Ваши пути подобны двум рогам одного и того же быка, так что учитесь видеть дальше своих разногласий. На этом самом месте может прорасти многое из того, что будет способствовать совершенствованию человечества. — Бог-охотник протянул семечко, а может, стручок, который потом положил на землю у своих ног и одним стремительным движением своего копыта вогнал его глубоко в грунт, так что во все стороны полетела пыль и комья земли.

— То, что лежит теперь здесь, — это единственный, последний потомок великих божественных деревьев, которые когда-то сплошь покрывали утерянный остров Людей Солнца. Кроме этого семени, ничего не осталось от древнего рода, жившего после потопа. Но если ваши племена и собравшиеся здесь жрецы способны на магию единства, которая объединит вас всех, один из этих одиноких титанов опять возродится в вашем мире, ведя его к процветанию. Если я действительно исполнил свое предназначение, на этом месте поднимется Гигант — великое знамение, и на его зеленых руках однажды будет возведен величественный Белый Храм Мира. Среди вас есть тот, кто сможет оказать большую помощь в этом деле, избранный, который может стать вашим вождем. Всегда прислушивайтесь к его советам. — И Херн указал в мою сторону.

— Времена опять изменяются... Колесо вращается и вы должны ему следовать. Без перемен не может быть роста. А теперь продолжайте свой путь, и вы увидите, как исполнится это предначертание.

И наделенный этой ответственностью, я, Гвидион Заклинатель, остался один, тогда как ошеломленные слушатели молча наблюдали, как Страж Леса исчезает в глубине рощи. И тут каким-то образом нужные слова сами пришли ко мне.

— Добро пожаловать, друзья-кельты, через великий рубеж, — громко сказал я, поднимая руки в знак благословения. — Все мы слышали и все мы видели. Битва деревьев завершилась и они одержали победу—они показали путь. Наше поражение теперь дает нам редкую возможность победить, ибо подлинная битва начинается здесь и сейчас, уступая место разуму! Битва сердец и умов. Как мы начнем? Херн, я думаю, все прояснил. Друзья... давайте решать вместе.

И мы действительно решали, всю ночь и весь следующий день. Нелегкая это была задача — слияние Омелы с Дубом. Но в конце концов наши намерения, флаги и доктрины были объединены — все чувствовали руку судьбы. Так родилась Книга Альбиона, книга древних знаний — ТЕЛО ДРАКОНА! И мудрость фериллтов, берущая начало от древних атлантов, и тайны кельтских друидов, и пергаменты Маелдреу. Ах да, и Песнь Лесных Деревьев! Битва, сами буквы... это должно стать ключом, схемой, на основе которой будет построено все остальное!

И в конце концов все было построено так, как хотел Херн, как омела на дубе — все части объединены в единое целое. Самые искусные переплетчики и мастера по коже из обоих лагерей долго и тяжело трудились весь день, прежде чем она была закончена — эта священная книга, предназначенная стать мостом между двумя мирами.

А потом это случилось — на алтаре из синего камня, на том самом месте, где было посеяно семя, легло ТЕЛО ДРАКОНА, чтобы все могли его видеть, — переплетенное красной кожей и украшенное Глазом Дракона из чистого золота, оно возвышалось как высший символ, объединяющий Магию и Землю... наше общее тело. Как напоминание всем, кто придет после, было написано трехстишие, выражающее высшие устремления Первого Совета Деревьев:

ИСТИНА В НАШИХ СЕРДЦАХ

СИЛА В НАШИХ РУКАХ

СОГЛАСИЕ В НАШИХ РЕЧАХ

А как же дерево, это огромное дерево, о котором говорил Херн в своем пророчестве? Со временем оно действительно выросло, именно на этом месте, которое история потом назовет «Каер Гвидион». Пришло время и Белого Храма, и он был построен среди мощных ветвей, символ золотой эпохи, когда человек мог жить в гармонии с собой и с природой. Но это... это оставим для следующей главы нашей длинной истории.

Книга Фериллт

Введение

Когда я проснулся, меня окружала удушающая тьма. Бивачный костер догорел, но мне было жарко. Минута летела за минутой, а я не имел ни малейшего представления, где я нахожусь, кто я и где я был раньше. Но от моих рук и одежды исходил запах леса... сосновой смолы и земли. Потом память вернулась ко мне, и я сразу вспомнил все.

— Мерлин... — только и смог я произнести. Тяжело дыша, я опять опустился на свой спальный мешок, решив, что все это сон.

— Да, я здесь, именно там, где мне и подобает быть... — опять донесся из пещеры его голос, заставивший меня в страхе вскочить. Осознание подобных вещей дается непросто.

— Мерлин — Битва Деревьев! — У меня закружилась голова. — Мы были там! Мы принимали множество форм, так ведь? Прежде чем появиться там, где мы сейчас, сегодня? — Я чувствовал себя так, как может чувствовать себя мальчик в рождественское утро.

—Хорошо... — его голос звучал подобно голосу отца, просматривающего табель успеваемости своего сына. — Хорошо! Теперь ты знаешь часть. Помнишь, я когда-то говорил тебе, что для того, чтобы понимать настоящее и строить будущее, ты прежде всего должен полностью понять свое прошлое, свое далекое прошлое — все то, что сделало тебя таким, как ты

есть? — Я кивнул в темноте в знак согласия, зная, что он прекрасно видит меня

- Что ж, этот мой урок состоит из трех частей. Только что ты прожил первую из них. Собери на этом пути все, что сможешь... сложи все кусочки вместе, и неосуществленная мечта, которая владела тобой две тысячи лет назад, может быть, станет реальностью. Жизнь можно понять только оглядываясь назад, но жить ты должен всегда глядя вперед!

В моей голове еще стояла путаница, мой мозг пытался, подобно компьютеру, отделить одну программу от другой. Ощущая потребность в своего рода объективной точке отсчета, я бросил взгляд на свои часы: половина второго ночи — прошли считанные минуты с тех пор, как я лег! После такого открытия мой мозг совершенно размяк, и я сказал совсем уж смешную вещь:

— Мерлин? Прости мне мою растерянность, но, по-моему, с моими часами что-то не в порядке.

Друид разразился громким смехом.

— Опять время... это и есть то, что сбивает тебя с толку? Ты забыл, что само время не имеет делений, которые бы отмечали его ход? Никогда не бывает грозы, оповещающей о начале нового месяца или года. Никогда!

— Да... по-видимому, я забыл, — это было все, что я смог сказать. В наш разговор внезапно ворвался порыв ветра и принес Голос Дракона, наводящий суеверный ужас.

— Ну, мне пора идти, — сказал Мерлин как бы шутя, — к нам обращаются боги! Но запомни еще одну вещь о «времени». Настоящее — это миг, который только что прошел!

И моя голова закружилась еще больше.

На берегу стоял противник — плотные ряды облаченных в мантии фигур, тогда как между рядами, размахивая факелами, словно фурии, носились женщины в черных одеждах, с распущенными волосами. Вездесущие друиды, подняв руки к небу и посылая страшные проклятия, своим непривычным видом настолько пугали наших солдат, что они не двигались с места, будто их ноги были парализованы, и подставляли себя под удары противника. Наконец, вняв увещеваниям своего полководца не пасовать перед группой взбешенных женщин, римляне, неся знамена впереди, разбили наголову сопротивление, окутав врага пламенем его собственных факелов. Сопротивление было сломлено, а священные рощи, предназначенные для отправления таинственных суеверных обрядов, — уничтожены.

Тацит, АННАЛЫ XIV, 30

I

Убежище от огня и крови

К своему ужасу, я вдруг обнаружил себя в окружении римских легионеров — по сути, я был в их числе. Звали меня Тацит, и я был послан в Британию в качестве Королевского Летописца при правителе Гае Светонии Павлине, чтобы описать предстоящее «триумфальное завоевание» этой страны. На текущий момент войска были проверены нашим командующим и признаны боеспособными, передовые отряды начали пересекать на своих плоскодонках Менайский пролив, Целью их был Остров Англси, последняя твердыня местных жрецов-друидов. Приказы Кесаря гласили:

«НА ВСЕ ВРЕМЕНА И ВО СЛАВУ РИМА ОКОНЧАТЕЛЬНО ИЗГНАТЬ ДРУИДИЧЕСКУЮ ЧУМУ С БЕРЕГОВ

АЛЬБИОНА — ЗАБРОСАТЬ ВРАГА ГОЛОВЕШКАМИ ЕГО

СОБСТВЕННЫХ КОСТРОВ»

Именно так, или похоже, можно было истолковать указ. Что же касается меня, то я не слишком интересовался войной или завоеваниями — простой ученый, увлеченный политикой, я не переставал задавать себе вопрос: почему могучий Рим внезапно отказался от своей линии полной Имперской Терпимости и предпочел ей это редкостное массовое уничтожение. Чего на самом деле страшилась власть в этих облаченных в белое жрецах?

* * *

Шел 59-й год после Рождества Христова, и этот вопрос был практически единственным, занимавшим мой ум в эти холодные предрассветные часы, пока я ждал переправы через пролив. Легион, к которому я был приписан, стоял неподвижно, взгляды застыли, прикованные к берегам Острова Друидов. Там происходило нечто нечестивое.

Вдоль всей береговой линии погруженного во тьму острова ярким пламенем пылали невероятных размеров костры — казалось, что остров окружает огненная стена. Но самым странным, самым ужасающим было то, что вокруг этих костров носились одетые в черное фигуры — пронзительно крича и завывая подобно сиренам Гадеса, они размахивали руками, их волосы были растрепаны, и все присутствующие были буквально парализованы их чарующей силой.

Когда моя группа наконец достигла Острова, нас встретили еще более причудливые сцены — в полном молчании стояли наши войска, наши Великие Императорские Легионы, тараща глаза, словно маленькие дети, ошеломленные жонглерскими трюками... скованные суеверным страхом! И здесь же стояли жрецы-друиды, белые на фоне белого пламени костров, подняв кверху руки и призывая своих богов защитить их: они просили об их защите и о нашем уничтожении. Их монотонное пение было выразительным, мощным и производило магическое действие — до тех пор, пока не прибыл Светоний.

— И это Великая Императорская армия Цезаря дрожит перед обезумевшей группой женщин и стариков? — закричал он, с отвращением гладя на выстроившиеся ряды. — Вот это да! Мужчины Рима! Пора положить конец страшному сну! Сметем же этих лжепророков, чтобы навсегда прославить нашего Повелителя тем, что мы сделаем в этот день. Вперед! — И, волей-неволей, войска двинулись вперед.

Размахивая обагренными кровью мечами, легионы прорубали свой путь на сушу, не щадя никого: женщины, дети, старики — для них это не имело значения. Изуродованные до неузнаваемости тела стаскивали, разрезали на части и, сваливая в кучи, предавали пламени, наблюдая, как шипит и брызгает вытапливаемый из них человеческий жир.

За несколько мгновений до своей смерти последний старец-друид взобрался на огромный валун и громко прокричал, обращаясь к темнеющей полосе леса: «Братья... в Рощи! Предупредите остальных!» И копье тут же сбросило его в уже успевшие стать малиновыми волны.

После первой атаки наша армия выстроилась строгими рядами перед затухающими кострами — грудами обгоревших человеческих костей. Ни один римский солдат не был убит! После короткого совещания офицеры объявили, что второй этап уничтожения противника будет заключаться в том, чтобы «выгнать тех, кто прячется в кровавых жертвенных Дубовых Рощах, а после этого срубить сами деревья — не должно остаться ни одного дерева». Таковы были приказы.

Воины вычистили и заточили свое оружие — мечи, клинки и секиры, потом, опять собравшись тесными группами, один за другим отправились по лесистой местности в указанных направлениях. Чувствуя тошноту от зловония обуглившейся плоти и не приемля «Римский Императорский Образ Действий», я быстро оторвался от своих товарищей и пошел своим путем. Для Римской армии подобная разновидность охоты, казалось, мало чем отличалась от спорта: сквозь пропитанный дымом воздух со всех сторон доносился смех, хвастливые выкрики, глупые и вульгарные шутки. И все же эти звуки, какими бы они ни были отталкивающими, сослужили свою службу — я использовал их для того, чтобы уйти прочь от основной арены действий и выйти на удаленную западную часть острова. После нескольких часов таких блужданий я приблизился к поляне, с которой доносился громкий шум.

Здесь, среди образующих почти правильный круг древних дубов, находилась группа старых друидов, окруженная примерно двадцатью небрежно охранявшими их солдатами, бранившимися и бахвалящимися своей жестокостью перед молчаливой величественной группой в белом. Когда я, спрятавшись в кустах, стал наблюдать за ними, один из жрецов вдруг повернулся и несколько минут внимательно смотрел в мою сторону, хотя казалось вполне очевидным, что он не может меня видеть физически. Потом, к моему удивлению, он вдруг поднял палец и, незаметно для других, поманил Меня к себе. Его лицо под мохнатыми серыми бровями на мгновение смягчилось, и на нем появилось подобие улыбки.

— Что ты высматриваешь, старый дурак? — проворчал один из солдат, выходя вперед и подозрительно обводя взглядом опушку. — Говори... покойник дьявола! — И он с силой ударил старика по затылку рукоятью своего короткого меча. Друид, как бумажный солдатик, рухнул на землю.

— А теперь, все, кто остался, пошли! Мы получили приказ доставить вас живыми в Рим. Великому Цезарю любопытно узнать, что за людей мы здесь покорили. Антоний... Валериан! Свяжите их как следует и доставьте 0 дьявольское семя на пристань. Не теряйте времени, шевелитесь! Нам предстоит выловить еще много крыс, прежде чем кончится эта ночь! Он

рассмеялся и швырнул солдатам моток толстой веревки.

— А что делать с этим стариком? — спросил толстый римлянин, занятый выполнением его приказания. — Нести нам его, что ли? — и он показал на жреца, лежащего без сознания на земле.

Командир обошел вокруг и бегло осмотрел распростертого на земле человека, одежды которого, еще недавно белые, теперь были покрыты красными пятнами. — А-а-а... — буркнул он, — пусть остается здесь — похоже, что у этих зловещих деревьев есть глаза. — Бросив долгий нервный взгляд сквозь ветки, центурион пнул тело в бок и поспешил прочь из рощи. Остальные быстро последовали за ним.

Я и сам был очень напуган. Ухватившись за двух золотых императорских орлов, украшавших мои плечи, я с отвращением сорвал их и бросил в заросли... и вдруг замер. Звук! Шелест листьев в подлеске, тихий, но ясно различимый. Старый человек шевелился!

Соблюдая крайнюю осторожность, я медленно пересек узкую ложбину и подошел к тому месту, где он лежал, тщетно пытаясь перевернуться. Ему это никак не удавалось и я опустился на колени, чтобы помочь. На вид ему можно было дать около семидесяти, хотя с уверенностью сказать было трудно. Лишь его ясные светло-серые глаза не имели возраста. Увидев меня, человек улыбнулся — среди насилия, крови и пыток я увидел настоящую улыбку!

— Спасибо, сынок, — сказал он слабым голосом. — Здесь мы некоторое время будем в безопасности: небесный огонь редко ударяет в одно и то же место дважды. — Затем он с большим усилием поднялся на локоть и странной напряженностью заглянул мне в глаза. — Ты поможешь мне? Ты должен... мы должны, пока во мне еще теплится жизнь, добраться до священной рощи, ты и я. — И он опять улыбнулся почти знакомой улыбкой.

Волна суеверного страха окатила меня, я весь похолодел.

— Кто ты?

Старик опять опустился на землю и закрыл глаза. В его вздохе прозвучало что-то похожее на разочарование.

— Кто я? Кто я есть? И он опять глубоко вздохнул, как будто к чему-то готовясь. — Я был во многих формах, прежде чем явиться в этой...

Я советник Великого Короля,

благодаря которому существует порядок в звездном небе...

Благодаря которому море и суша с ее мирной травой

рождают и питают своих потомков...

и своим щедрым плодородием

поддерживают человечество.

Я заглянул за пределы и, подобно духу, я знал,

что делали люди в прошлом, и предсказывал будущее...

С тех пор мне известна суть вещей,

и полет Воронов,

и странствия звезд,

и плавное движение рыб.

Все это будоражило мой дух,

и, подчиняясь суровому закону,

мой человеческий разум не мог отдыхать.

Но теперь я вернулся к себе...

После этого друид надолго замолчал, и я не мог понять, заснул он или умер. Но вскоре он очнулся и с беспокойством оглядел поляну.

— Под каким именем ты известен среди друидов? — спросил я человека, пока он пытался подняться.

— Это действительно имеет значение? — ответил старик, прекращая свои попытки и с ухмылкой глядя на меня. — Я могу назвать тебе имя, если ты этого хочешь, но единственное, что нам сейчас по-настоящему нужно, — как можно скорее покинуть это место... нам еще многое предстоит сделать. Я уверен, что только поэтому боги сохранили меня — и по этой же причине они привели сюда тебя, — добавил он, улыбаясь.

— Твои боги, должно быть, действительно непостижимы, — сухо ответил я, — если они позволили всему этому произойти.

Человек опять вздохнул.

— Всегда случается неожиданное... но, опять-таки, легко понять богов, пока не пытаешься найти им объяснение. А что касается «судьбы», она никогда не бывает случайной — это всегда вопрос выбора. Судьба — это не то, чего следует ждать, а то, чего следует добиваться.

Я опустился на землю рядом с друидом, пораженный и одновременно озадаченный странными речами этого человека перед лицом полного разрушения.

— Но почему ты все это говоришь мне? — спросил я после минутного размышления. — В конце концов я римлянин... один из тех самых легионеров, на чьей совести уничтожение твоего прошлого.

— Прошлое... — произнес он с грустью, — всегда выглядит лучше, чем оно было на самом деле. Оно приятно уже потому, что сейчас его здесь нет!

ты — прошлое завтрашнего дня, всегда. — И человек наконец сел. Выглядел он немного окрепшим.

— Но вы не можете иметь «завтрашнего прошлого» после Рима, разве ты этого не видишь? — Продолжал я настаивать весьма пессимистически, — ведь ТЫ понимаешь, что враждебные силы овладели землями ваших жрецов? И сколь велики эти силы?

Друид уселся, облокотившись о дерево, вид у него был смиренный и в то же время решительный.

— Не может быть более убедительных признаков упадка в стране, чем такое неуважение к религиозным обрядам. И это римляне! Мы давно знали об их приходе. Но последствия — они могут быть совсем другими, мы еще посмотрим. Легионы — очень эффективная машина, это правда. Но в этом совершенстве есть изъян: когда все думают одинаково, никто не думает слишком много. — И он опять закрыл глаза, как будто для того, чтобы набраться невидимой силы от старого дуба. — Но ты... ты другой.

Его слова на минуту повисли в воздухе — он, конечно, был прав.

— Но откуда ты можешь это знать? — спросил я с напускным возмущением и только тут до конца понял, о чем идет речь. — И что можно сделать? Римская армия не имеет себе равных. И она рядом.

— Сила обманчива; этот урок много старше самих друидов, — сказал он задумчиво. — И вот в чем обман: когда дело касается судьбы, большая сила всегда находится там, где ее меньше всего ожидают. Это знание — наш союзник.

— И где сейчас может находиться это место? — выкрикнул я, почувствовав внезапное раздражение от всей этой философии. Я ожидал услышать какой-нибудь загадочный ответ, но вместо этого старый человек указал сквозь деревья на запад.

— Там... — ответил он без колебаний. — Там, на священном Остров наша надежда, если она вообще еще есть. И мы должны торопиться, ибо пока мы говорим, другие уже собираются, если, конечно, они еще живы, но мы должны попытаться. — И он с трудом поднялся на ноги, обтирая засохшую кровь со своей головы.

— На каком острове? — спросил я, заинтересовавшись этим неожиданным таинственным ответом. — Они ничего не говорили нам о другом острове. Где он находится?

— Это Остров Святой Головы, — был его ответ. — Лежит он у самых западных берегов Англси. Если судьба действительно на нашей стороне, а я верю в это, легионы не могли зайти так далеко — и если это так, тогда. Королевский Летописец, ты станешь свидетелем настоящей истории, которая придаст остроты всем твоим писаниям. Но сначала ты должен помочь мне, нам... Альбиону! — Как бы проверяя устойчивость своих ног, старик нетвердой походкой дошел до ближайшего дерева и обернулся, бросив на меня торжествующий взгляд.

В тот день я не смог бы с уверенностью сказать, какие именно силы заставили меня принять решение в тот короткий миг, прежде чем мы отправились в путь, но одно я знал твердо: эти силы несомненно были мощными силами... Рука Судьбы чувствовалась во всем на протяжении всего пути. Мне ни о чем не пришлось сожалеть.

— Что ж, пошли, — сказал я наконец, и во взгляде, который бросил на меня Друид, я увидел былую нежность стареющего отца к своему сыну. Потом он улыбнулся.

— Путь будет трудным, а задача рискованной, — сказал он как бы вскользь, — но этим делом занято гораздо больше сил, чем кажется, — гораздо больше. Мы не одни. Если нам удастся разбудить вечного защитника Британии от его векового сна, тогда еще есть надежда. Но мы должны прийти туда первыми.

— Прийти куда? — опять спросил я, идя рядом со старым жрецом и предлагая ему свою руку.

— Как куда? На Остров Святой Головы, я ведь уже говорил тебе. В Мир Блаженства, за Священную Стену, и все это находится на Неметоне, в святая святых всех этих островов. Это место действительно священное, там покоится голова всех голов, охраняемая огромной стаей Воронов — последнее бдение Благословенного Брана. И нет никого, кто мог бы избежать его суда...

Какая чистая гладь канала,

Насколько Бран может охватить своим взглядом...

Тогда как для меня, далекого наблюдателя из своей колесницы,

Это огненная равнина, на которую он взирает.

ПУТЕШЕСТВИЕ БРАНА

2

Неметон

Проливной ливень, от которого за ночь промокли все люди и звери, наконец прекратился. С деревьев стекали крупные капли, наша дорога была покрыта толстым слоем жидкой глины. Казалось, сами стихии пытались загасить терзающие душу костры римских армий.

Соблюдая крайнюю предосторожность и прибегая к множеству хитростей, мы почти до самого рассвета упорно продвигались к Острову Святой Головы — угроза встречи с рассеявшимися повсюду римскими солдатами держала наши нервы в постоянном напряжении. К тому же старый жрец был слаб, хотя его решимость и стойкость сами по себе уже заслуживали памятника. Но хуже всего был сам воздух вокруг нас — темный, влажный и тяжелый, пропитанный отвратительным запахом горящих волос и обуглившейся плоти, наполненный жуткими предсмертными воплями полусожженных людей... и ядовитыми шутками и смехом римлян.

И несмотря на все препятствия, мы уже почти достигли своей цели - жрец и я, совершенно обессиленные, стояли на западном берегу Англси. С трудом набирая в легкие пропитанный гнилью воздух, мы смотрели на туманные берега другого острова — на гладкие песчаные пляжи Свято» Головы, гавань, каким-то образом избежавшую внимания легионов. Во всяком случае, пока.

- Боги, безусловно, с нами, — сказал друид едва слышно, — кажется, все спокойно... все, если не считать привязанной здесь рыбацкой лодки. — Он согнутым пальцем указал на небольшой клочок песчаного берега между двумя огромными валунами, и действительно, там была лодка. Как ни стар был жрец, глаза у него оставались зоркими, как у ворона.

Но вдруг эти же самые глаза расширились от страха и, протянув руку, он быстро прикрыл мой рот.

— Уверяю тебя, я слышал голоса! — донесся громкий голос откуда-то поблизости, тут же перешедший в громкий шепот. — Идем, Аранон, поможешь мне искать. — И земля рядом с нами задрожала под тяжелыми шагами.

— Аранон? — эхом отозвался друид. — Аранон! — И раздвинув мокрые кусты, он вышел вперед. — Хвала Хранителю, вы нашли нас!

Нас тут же окружили странные люди в белых мантиях, их лица выглядели озабоченными, когда они протягивали нам руку помощи.

— Мы боялись, что ты погиб от рук этих варваров, — сказал человек, голос которого я услышал из-за кустов, — хотя мы никогда не теряли надежды! Перед рассветом мы переправили всех, кто выжил, в безопасное место, в Неметон, — их было девятнадцать, теперь вас будет двадцать. А, может быть, двадцать один? — добавил он, бросая на меня взгляд, в котором сквозило подозрение и любопытство.

— Это Тацит, — сказал старик, когда заметное недоверие охватило присутствующих, — который проявил себя другом, несмотря на его римское обмундирование. Если бы не он, я тоже оказался бы на костре, зажженном Цезарем. Он должен идти с нами. Ему можно доверять.

Сопровождаемые тихим спором прибывших за нами людей, мы проследовали к поджидавшей нас лодке и, погрузившись в нее, оттолкнулись от берега. Сзади, насколько видел глаз, над верхушками деревьев полыхало огромное красное зарево костров, которые источали удушающий дым, застилавший небо серыми тучами. Но мои спутники не обращали внимания на то, что видел я. Они обратились в слух, когда старый друид излагал план — тот же, на который он намекал мне сегодня ночью.

— Но мы должны спешить... — и я опять услышал его вздох. Потом он откинулся на борт лодки и закрыл глаза. Остальные друиды, обменявшись короткими репликами, в которых сквозило беспокойство, быстрее заработали веслами.

* * *

Когда мы причалили к берегу, стало ясно, что этот остров несомненно отличается от Англси. Вместо берез и дубов здесь росли главным образом Фены и более низкорослые деревья. Сам рельеф был более плоским, и все выглядело каким-то бесплодным, обнаженным, выметенным ветрами.

Мы спрятали лодку в прибрежных зарослях и, охваченные смутным беспокойством, направились к ближайшему лесу. Единственным звуком который сопровождал нас в пути, был щебет просыпающихся птиц - казалось, остров был полон птиц — на фоне равномерного отдаленного шума морского прибоя. Пока мы не очутились под защитной сенью деревьев, никто не проронил ни слова.

— А вот и тропа! — прервал молчание один из жрецов, указывая на истертые ногами камни. — Неметон лежит за ней. Если нам сопутствует удача, другие уже должны быть здесь, чтобы встретить нас. Но в любом случае, Он будет присутствовать. — Остальные легкими кивками головы подтвердили его слова.

— Неметон? — прошептал я, обращаясь к старому друиду, голова которого покоилась на моем плече. — Куда мы идем? — Я не до конца понимал значение этого древнего слова и решил, что им пользуются только кельты.

— Это место — наша святая святых, — с трудом ответил он, как будет сам процесс говорения пронзал болью его тело. Потом, всем своим видом подчеркивая важность момента, он опустился на ствол упавшего дерева и перевел дыхание.

— Я чувствую, что лучше будет, если ты узнаешь все, что должен знать, — начал он, — потому что ты, друг мой Тацит, однажды явишь нашу историю миру, чтобы о ней могли узнать будущие поколения. Ты должен понять кое-что из нашего прошлого. — Я молча опустился рядом.

— Очень давно, во Времена Легенд, до того как на берег высадились фериллты с затонувшей Атлантиды, на Земле жили великаны. И самым великим титаном среди титанов был БЛАГОСЛОВЕННЫЙ БРАН, Король-Покровитель этого Острова Силы. Долго он царствовал в славе, и долго эта земля процветала в его руках, — пока война против Красного Острова не закончилась тем, что в огромное тело Брана вонзили отравленное копье. Тогда, будучи великим мастером Магических Искусств и не желая приносить страдания своему народу, Бран приказал отделить его голову от тела, зная, что подлинным местом обитания его души является голова. Так Священная Голова была перевезена невредимой с острова Эрин на берега Британии, направляя и защищая своих попутчиков как в дороге, так и в жизни. В течение семи волшебных лет они, в славе и величии, жили на берегах Тир нан Ог, Благословенного Королевства, и успели одержать еще четыре победы в открытом море! Но со временем чары были разрушены человеческой глупостью и Голову пришлось вернуть в лоно Альбиона для захоронения. Однако прежде чем глаза Брана закрылись навсегда, он успел сообщить, что великая сила будет защищать эту землю до тех пор, пока Голова будет лежать лицом к морю. Так было и сделано: голова была перевезена сюда, где и нашла вечный покой, сюда, на этот остров, который получил название Острова Святой Головы.

- Но есть кое-что еще. У жрецов сохранился великий тайный ключ, передаваемый тщательно подбираемому преемнику в каждом новом поколении: тайный Ритуал, который позволяет в самый тяжелый час разбудить Голову Брана и которым, — добавил он, решительно поднимаясь на ноги, — никто вплоть до этого дня не воспользовался. Но сейчас... сейчас наше положение действительно серьезное. — И он медленно вернулся на тропу. Остальные в полном молчании последовали за ним.

Я уже успел потерять старого друида из виду, когда в лесу впереди меня начало происходить нечто удивительное. На деревья над нашими головами стали опускаться птицы, огромные черные вороны, их были десятки, и они напоминали приближающуюся армию! Воздух наполнился их громкими каркающими голосами.

— Вороны Брана! — произнес обращаясь к остальным, один из внушающих благоговейный страх жрецов. — Они явились! Значит Могучий Король знает о нашем положении... еще все можно спасти. Скорее, братья, к Неметону! — И мы устремились на поляну, столь же фантастическую, как и сами огромные вороны.

Это была покрытая травой лесная поляна, расположившаяся среди старой ольховой рощи, и со всех сторон на нее смотрели внимательные глаза воронов. В центре стояла удивительная статуя из камня — я говорю «статуя», чтобы лучше описать то, что я увидел. Над поляной возвышалась огромная двуликая голова, выглядевшая так, как будто остальная часть тела была погребена под землей. К востоку от монумента находилось нечто напоминавшее древний каменный колодец, разрушенный и обвалившийся. Перед этими странными предметами стоял на коленях старый друид, склонив голову, чтобы выразить свое почтение, а может быть, в безмолвной самозабвенной молитве.

— Мы пришли, Великий Защитник... — внезапно выкрикнул он после Долгого молчания, — мы, кто были твоей верной поддержкой многие века... Мы, кого скоро, может быть, больше не будет. — При этих словах три одиноких ворона соскользнули вниз, чтобы усесться на статуе. Окружавшие меня люди отступили назад, издав вздох благоговейного ужаса.

— Знак! — услышал я шепот, и, вне всякого сомнения, это так и было. Старый жрец отвесил медленный глубокий поклон, повернулся и пошел прочь, чтобы присоединиться к остальным.

— Бран придет, — пообещал жрец. Лицо его было бледным и усталым. — Эти три посланца сообщили об этом. Но сначала необходимо зажечь священные костры. Идемте, братья, для борьбы с римлянами мы должны разжечь свое собственное пламя — огонь против огня! Каждое потерянное мгновение означает потерю многих жизней.

* * *

Словно рой пчел, мы принялись за работу: собирали все сухие ветки какие нам удавалось найти, и складывали их в большую груду между статуей и колодцем. Когда все было готово, мы собрались в широкий круг, насколько позволяло небольшое количество присутствующих, и повернулись к Старшему Жрецу, ожидая указаний.

Воздев вверх руки, друид, обращаясь из этого мира к Потустороннему, произнес древние слова заклинания:

А ЭЛФИНТОДД ДУИР СИНДДИН ДИУ

КЕРРИГ ИР ФЕРЛУРИГ НУИН — ОС СИРИАЕС ЭХ САФЕР

ТИ ВЕУР ЭХЛИН МОР НЕКРОМБОР ЛЛИН

И в то же мгновение над костром взметнулось неистовое пламя, заставившее трех воронов быстро взлететь на верхушки деревьев. Казалось, за считанные секунды огромная куча дров превратилась в светящееся кольцо тлеющих углей. Не представляя, чего ждать дальше, я затаил дыхание. И тут мое сердце едва не остановилось.

— Тацит... рожденный в Риме, отойди в сторону! — приказал вдруг жрец. — Ибо то, что сейчас последует, принадлежит к Глубинной Магии, тайна, запретная для тебя. — Напуганный его словами, я осторожно пятиться назад, пока не спрятался за плотным рядом деревьев. И старый друид был прав — прошло много лет, прежде чем я наконец смог постичь те странные события, которые произошли через мгновение.

Раннее утреннее солнце казалось бледным и бессильным против тяжелого покрова облаков и дыма, мешавшего видеть, что происходило в отдалении, все казалось туманным и далеким. Но вороны наверняка были там. Напоминая каменные статуи, они наблюдали за происходящим с вершины каждого дерева — Горгульи Брана! Вскоре до моего сознания дошло, что жрецы начали песню, своего рода медленный речитатив, сначала почти неслышный, потом превратившийся в мощную волну звуков. Им ответило наивное пение разбуженных птиц — всех, кроме воронов. Их реакция, казалось, вообще никогда не бывала случайной.

Потом Верховный Жрец трижды хлопнул в ладоши, и все замолчало даже птицы.

- Благословенный Бран, Король Отныне и Навеки, — его голос эхом отдавался в узкой долине. — В сей час величайшей нужды, как было обещано нам, мы просим твоего совета. Ты был нашим надежным защитником от начала времен, слушай же наш безмолвный призыв... священные слова, которых никогда не услышат уши обычного человека.

Потом произошло самое странное. Каждый из присутствующих, начиная со Старшего Друида, вытянул вперед ладони, слегка касаясь различных участков своих рук в одной и той же последовательности, которую я смог осознать лишь со временем. Это был явно своего рода тайный код. Один жрец передавал сигнал другому, стоящему с противоположной стороны круга, этот другой подхватывал последовательность и передавал ее стоящему напротив, как это бывает в детской игре, пока полностью не был обойден весь круг. Когда это было сделано, вся группа в едином порыве подняла руки вверх.

«Храни молчание, Хеинин!

Пока ты не услышишь могущественного имени,

Величественного Имени

И могущественного Имени...»

Так взывал Верховный Жрец.

— Явись, дух Великого Брана!

— ИАО, — дружно ответили собравшиеся, снова и снова произнося это восклицание, пока сама земля под нашими ногами, казалось, не начала резонировать с этим звуком. Речитатив повторялся столько раз, что я утратил счет, — и повторялся до тех пор, пока откуда-то сверху не начали приходить другие звуки. Кровь застыла у меня в жилах, когда я постепенно начал понимать, что происходит: стоявшие на страже степенные Вороны внезапно покинули свой пост и с громким карканьем и криками, в каком-то Диком безумии стали носиться над полем Неметона!

Когда наконец стало казаться, что вокруг бушует буря из черных перьев и крыльев, из их гущи спустилась плотная тень, почти накрывшая собой огромную каменную голову. Я в полном ужасе припал к земле, видя как люди, колосс — все поглощается этой серой завесой. Остались лишь Вороны и они продолжали бешено кружиться над головой, пока опять от них не оторвались три одинокие птицы, которые быстро опустились на край древнего колодца. Не успели птицы сесть, как из каменных уст раздался звук, подобный завыванию ветра, — и они заговорили.

— Что вы, смертные, хотите от меня? — донесся низкий, неестественный голос, выходящий из самых глубин земли.

Ветер утих, птицы замолчали — поток пыли и листьев с шумом обрушился на землю. Потом все стихло.

Опять-таки... все, кроме Воронов.

Земля ли ждет Спящего Повелителя или сама опустошенная земля и есть тот Спящий Повелитель?

Кельтские волшебные сказки

З

Голова

Тогда наконец буря, вызванная появлением Брана, утихла, его Вороны опять уселись на деревья, своими победными криками возвещая: «Наш древний Повелитель опять среди живых!»

Я осторожно поднялся с земли, стряхивая пыль и щепки, приставшие к моему лицу. Никто не проронил ни звука. Никто не шевелился. Никто не отважился нарушить напряженное молчание, которое нависло над Неметоном, подобно тяжелому валлийскому шерстяному одеялу.

Потом как-то сразу, будто почувствовав, чего ждут только от него одного, поднялся Старший Друид — поправив свои одежды и, невзирая на мучительную боль, придав телу величественную позу, он медленно пересек поляну и приблизился к статуе. Было ясно, что он хорошо понимает, этот старый жрец, какую ношу взвалила судьба на его плечи — быть выразителем чаяний друидов, голосом кельтского народа. Только он один мог справиться с такой задачей — он знал это, как знали и все присутствующие... знала это даже голова Брана, следившая своими холодными неподвижными глазами за его приближением. Но все хранили молчание, пока жрец не остановился на расстоянии двух длин от камня и не поднял руку, рисуя в воздухе таинственные знаки. Напряжение нарастало, словно в воздухе запахло битвой.

— Убх убханаих! Оих оихеанаих! — громко произнес он, сопровождая свое обращение глубоким поклоном, выражающим покорность. — Благословенный Бран, пришло время выполнить клятву о защите, которую ты дал этой земле когда-то очень давно! Сдержи свою клятву... заживи раны своей земли... разбуди Глубинную Магию. Время пришло! — И слова старика замерли среди деревьев, оставив заряженную электричеством тишину, которая, подобно пролетевшей стреле, обожгла наши уши. Потом земля стала медленно содрогаться у нас под ногами, каменный колодец завибрировал так, что мне начало казаться, что он сейчас окончательно разрушится.

— Пятьдесят поколений моего народа... — донесся из земляной шахты голос глухой и низкий, — пятьдесят поколений прожили свою жизнь и померли с тех пор, когда вы в последний раз меня вызывали. Глубинной Магией предопределено, Друид, чтобы я был связан своей клятвой только во времена величайших бедствий... все маги знают это! Что же происходит в мире людей?

— Плохие вести, о Король Подземного Мира, — твердо ответил жрец. — Ужас пришел к нам с востока... ужас, который может принести конец твоему верному народу на все времена! Ты, обладающий всевидящим оком, посмотри вокруг! Разве мы не нуждаемся в твоей помощи, хотя бы из-за предсмертных криков твоих жрецов? Если не сейчас, то когда? Скажи нам... помоги нам. — Его слова, резкие и полные отчаяния, повисли в воздухе.

Почти в тот же миг один из самых крупных Воронов, устроившихся на ближайшем дереве, с громким карканьем слетел вниз и опустился на каменную голову. И мы увидели чудо. Как будто сам дух птицы влился в древний камень — неясное облако серого, напоминающего туман вещества опустилось вниз и окружило голову. Ворон поспешно улетел. То, что осталось, было поразительно... тень лица с закрытыми глазами, обрамленного темной бородой, — благородный образ, призрак из другого мира.

Да так оно и было! Призрак внезапно открыл глаза, как будто пробудившись от ночного кошмара. Он смотрел почти неподвижно, изучая ландшафт и стоящих вокруг людей холодным, застывшим взглядом. Легко было почувствовать силу этого пристального взгляда — взгляда Брана. Старый друид опустился на колени и, прежде чем заговорить, склонил голову в мистическом смирении.

— С этой ночи твоих жрецов больше нет... — произнес он с мрачной решимостью, встречая устремленный на него взгляд таким же пристальным взглядом. — Мы с трудом пробились сюда, все, кто остался в живых, чтобы спросить твоего совета в этот суровый час. Если ты не поможешь нам сейчас, никто больше нам не поможет. — Затем постепенно, как будто подчиняясь приказу выйти вперед, все оставшиеся жрецы-друиды незаметно пододвинулись ближе, собравшись в жалкую кучку у самой Головы. В полном безмолвии глаза призрака внимательно всех изучили, словно пытаясь увидеть души тех, кто стоял перед ним... потом закрылись.

— Люди Дуба, — произнес голос Брана, низкий и спокойный, — Жрецы Древнего Ордена, ход событий в мире опять меняется, и я бессилен противостоять этому. Даже величайший из королей должен преклонить колени перед такой силой, как Закон Вселенной. Даже мы — всего лишь отражение божественного Мирового Закона, перед которым и титан, и человек равны.

Но существуют пути... пути, которые позволят спасти духовные достижения человечества наперекор времени. Пути... объединения!— Какое-то мгновение эти слова, казалось, молча повторяли собравшиеся люди, пока кашель верховного жреца неожиданно не прервал молчание.

— Расскажи нам, о Великий... — произнес он, тяжело дыша, — расскажи нам, какими могут быть наши пути, — и кашель возобновился с такой силой, что все присутствующие засомневались, сможет ли старый друид

продолжать. — Расскажи нам, как мы можем пережить римскую чуму...- выговорил он наконец.

Внезапно каменные глаза опять открылись и сверкнули странным блеском, как будто Голова обдумывала неожиданный вопрос.

— Для вас... — провозгласила она уверенно, — для вас не может быть никакой надежды. Орел будет праздновать победу еще до наступления рассвета. Но что касается Древнего Ордена, Основного Закона — это совсем другое дело. Отправляйтесь немедленно и соберите в ольховых рощах пятьдесят кусков коры, не имеющих изъяна, — пятьдесят кусков пергамента, на которых будут записаны последние пророчества Благословенного Брана. Ибо знайте, что после этого дня мой голос никогда больше не раздастся в мире человека — на этой земле, которая когда-то была моей.

Это и есть та надежда, о которой я говорил, те слова, которые, если их вовремя принять во внимание, позволят Жречеству появиться опять, чтобы исправить ошибки, обрекшие вас на глубокий сон. Собирайте древесную кору, Люди Дуба! Верховный Жрец Ордена, приготовь свое перо для выполнения последней, самой великой задачи! Используй знаки Огама, шрифт Пифагора. И поторопитесь, чтобы рассвет не застиг вас врасплох и не предал вечному забвению! — И призрачный лик опять превратился в холодный камень.

Ни минуты не колеблясь, Старший Друид повернулся к собравшимся и жестом приказал им отправиться в лес, а сам занялся содержимым синей кожаной сумки, висевшей на ремне, опоясывающем его талию.

— Что же послужит металлом Дракона? — бормотал он, обращаясь сам к себе. — Голос Дракона должен быть слышен опять... Голос Железа!

Он остановился, окинул взглядом шеренгу людей, деловито снующих среди кустов, и сказал, обращаясь к тем, кто находился поближе:

— Принесите мне Голос Дракона! Быстрее, принесите Ддраиглаис! Где он спрятан?

Группа, казалось, мгновенно поняла, чего хочет Друид, потому что, после короткого совещания, все быстро устремились в лес... и двенадцать Воронов последовали за ними. И вскоре он появился, старательно завернутый в белый холст, — большой железный трехгранный гонг, который был торжественно повешен на нижней ветке самой большой ольхи, растущей на Неметоне.

Вскоре, один за другим, все опять собрались перед Головой в ожидании, когда бог подаст сигнал. Задача была выполнена — в руки жреца было передано пятьдесят тщательно вырезанных кусков ольхового пергамента. У колодца горел небольшой костер, рядом с которым сидел Верховный Друид, подбрасывая в угли пригоршни какого-то вещества. Поднялся темный дым и окутал статую. Старый человек, закрыв глаза, сделал глубокий вдох — и стал един с Магией.

Дым поднимался выше в небо, казалось, он закрыл само Солнце. Поляну медленно заволакивали тучи, становилось все темнее, земля под ногами дрожала от скопившейся в ней энергии. Под самыми тучами плотным черным кольцом парили над головами собравшихся Вороны Брана с застывшими крыльями. И вновь на камень легла тень лица призрака и раздался глухой голос из Колодца.

— Слушайте, Хранители Дубовой Рощи, последнее завещание Брана. Слушайте и запоминайте Древний Свод Законов... пусть все, кто стремился меня увидеть, присутствуют здесь! Пусть до последних дней великого тысячелетия Пятьдесят Ступеней моей лестницы ведут тех, кто и вправду способен по ней идти... кто и вправду способен видеть. Не пропустите ни единого слова, ни единого из столь дорогих мне слов!

И всевидящие глаза тяжело закрылись, как бы выжидая, пока полная тишина опустится на рощу и на все вокруг. Вороны заняли свои посты на Деревьях, ветер утих... Держа стиль (Остроконечная палочка для писания. — Прим. перев.) в руке, Старый Друид закрыл глаза, полностью слившись с происходящим. И тут, за одно короткое мгновение последовавшей вслед за ним вечности огромное Каменное Существо выдохнуло свое загадочное послание в исполненный ожидания воздух:

Катрены Брана

I

КОГДА 462 НОВЫЕ ЗВЕЗДЫ ЗАЖГУТСЯ НАД АЛЬБИОНОМ,

ДРАКОН ВОЙДЕТ В МИР,

ВЕЛИКИЙ ГОРОД ВЫРАСТЕТ И ПАДЕТ,

ОТЦЫ ОГНЯ, ПРЕДАННЫЕ РУКОЙ КОРОЛЕВЫ.

II.

НАСТАНЕТ ДЕНЬ ОРЛА.

ДВАДЦАТЬ ПЛЮС ОДИН ИЗБЕГУТ ТИРАНИИ.

СОЛНЕЧНЫЙ ДОГОВОР, СКРЕПЛЕННЫЙ КРОВЬЮ НА

РАССВЕТЕ. ГОЛОС СТАЛИ, ЧТОБЫ ВЫЗВАТЬ ИХ СИЛУ.

III.

БУДЕТ РОЖДЕН МАЛЬЧИК ДЛЯ МАГИИ,

СЫН ОСТРОВА И ПРОКЛЯТИЕ АББАТОВ.

СЕМИЛЕТНИЙ НАСЛЕДНИК ЖИТЕЛЯ ПЕЩЕР,

ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА ОСАЖДЕННЫХ.

IV.

ОТЦЫ КЕЛЬТОВ, ОСВЯЩЕННЫЕ ВРЕМЕНЕМ,

НИЗВЕДЕННЫЕ ДО НИЗШЕГО УРОВНЯ,

УМИРАЮЩИЙ МИР ПРИЗЫВАЕТ ВЕРНУТЬСЯ

АРМИЮ, СКРЫТУЮ ДЛЯ ГРЯДУЩИХ ГРЕЗ.

V.

ГИГАНТЫ ОБОСНУЮТСЯ В ЗЕМЛЕ.

МОГИЛА У МОРЯ БУДЕТ УЧИТЬ ЭТОЙ МУДРОСТИ.

КОГО-ТО ПЕРЕВЕЗЕТ ЗАТОНУВШИЙ КОРАБЛЬ.

НОВАЯ ЗЕМЛЯ БУДЕТ ПРОЦВЕТАТЬ.

VI.

С НЕБА ОБРУШИВАЕТСЯ НОВАЯ ВОЛНА,

НОВЫЙ ПОРЯДОК СРЕДИ ДЕРЕВЬЕВ.

КТО-ТО ВЕРНУЛСЯ, ЧТОБЫ НАУЧИТЬ СЛОВАМ.

ЕГО ИМЯ ЗАПИСАНО В ТРЕХ КНИГАХ.

VII

ПРОСТОЙ ДЕРЕВЯННЫЙ ЯЩИК БУДЕТ УСЛЫШАН В ЗЕЛЕНОМ ПОЛЕ ПЕСНЕЙ СОЛОМОНА.

ТРИ ВЕЛИКИХ ДУХА ПОД ОДНИМ ДЕРЕВОМ, РАЗДЕЛИВШИЕ СВОЮ СУДЬБУ.

VIII

БЕЛЫЙ ДУБ, ОГРАБЛЕННЫЙ ЧЕРНЫМ КРЕСТОМ.

ПЛЕННИКИ ИЗ САМЫХ НИЗКИХ ПОДЗЕМНЫХ ТЮРЕМ

ПЕРЕМЕЩАЮТСЯ В ВЫСОЧАЙШУЮ БАШНЮ.

СРЕДНИЕ ВЕКА — НАИХУДШЕЕ ВРЕМЯ. 2005-Й, ВСТАЮЩИЙ ИЗ ТРЯСИНЫ, 21 ПОБЕДА ЗАВЕРШАЕТ ВЕК

IX.

НОВОЕ ГОСУДАРСТВО САЖАЕТ НОВЫЙ ЛЕС,

ОДИНОКИЙ ГИГАНТ ВЕДЕТ АРМИЮ ЭЛЬФОВ,

КОТОРЫЕ БЫЛИ ЗАКОВАНЫ В БАШНЕ ИЗ СТАЛИ,

ПОТОМ ВСЕ ЗАЛИВАЕТ КРОВЬ ТРЕХ.

X

СРЕДИ ВЕТРА, МОРЯ, ОГНЯ И КАМНЯ

БУДЕТ ГОСПОДСТВОВАТЬ ОГОНЬ.

ТРИЖДЫ УТЕРЯННЫЙ ПОЯВИТСЯ ВНОВЬ,

СЫН СОЛНЦА, ЧТОБЫ ИСЦЕЛИТЬ ДРАКОНА.

XI.

ЛУНА БЕССЛЕДНО ИСЧЕЗНЕТ НА ТРИ ДНЯ.

БОГ-СЫН БУДЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ НЕРЕШИТЕЛЬНО,

ПОТОМ ПОДНИМЕТСЯ ВЕЛИКИЙ ДРАКОН,

НЕСУЩИЙ ИЗ ГОРОДА ПОДКОВУ УПАДЕТ.

XII.

НО МОРЕ ЕЩЕ НЕ БУДЕТ ПРИНАДЛЕЖАТЬ ИМ,

ТЕМ, КТО ПОВЕДЕТ ВЕЛИКИЙ НАРОД.

ПРИХОДИТ ВОЗМЕЗДИЕ. СОМНИТЕЛЬНАЯ ПОБЕДА ТЕХ,

КТО МОЛОЖЕ.

XIII.

ВЕЛИЧАЙШИЙ ИЗ НОВЫХ ПРОРОКОВ

ВЫСАДИТСЯ В САМОМ ГУСТОМ ЛЕСУ СВОЕГО ЦАРСТВА.

БУДЕТ СТРАНСТВОВАТЬ, СКРЫВАЯСЬ, В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ

СВОЕЙ ЖИЗНИ, И ТОЛЬКО ОСТРОВ ЯБЛОНЬ ПРИНЕСЕТ ЕМУ УТЕШЕНИЕ.

XIV.

АРМИЯ УМНИКОВ УЛИЧАЕТ ОБИТАТЕЛЯ РЕКИ КОСУЛИ,

99 УХОДЯТ В 2000-Й,

ДВАДЦАТЬ ОДИН БУДЕТ ПЕРЕВООРУЖЕН В ДВАДЦАТЬ ПЕРВОМ.

XV.

ЧАСТО ПОСЕЩАЕМАЯ ГОРА ОПЯТЬ ОЖИВЕТ, НОВЫЙ ЗАКОН НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ,

НЕЗАДОЛГО ДО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ КОГДА-ТО СОЖЖЕННЫЙ ВОССТАНЕТ ИЗ ПЕПЛА.

XVI.

ТЕМНАЯ ЛУНА СОЗЫВАЕТ СТАРЫХ ДРУЗЕЙ,

КОГДА-ТО ДРОГНУВШЕЕ СОЛНЦЕ СИЯЕТ ВНОВЬ,

АРМИИ ФАНАТИКОВ ПОТЕРЯЛИСЬ В ТУМАНЕ

ЗА ЯБЛОНЕВЫМ ХОЛМОМ, ДРЕВНЯЯ КНИГА В ДРЕВНИХ РУКАХ.

XVII.

КОГДА ПРАВИТ СЫН ДРАКОНА,

НАХОДЯТ КОСТИ БУДУЩЕГО КОРОЛЯ,

МОГИЛА ПОД КАМНЕМ КЛАДЕТ КОНЕЦ ЦАРСТВОВАНИЮ ТРУСЛИВОЙ КОРОЛЕВЫ.

XVIII.

САД, НЕСЧАСТЛИВЫЙ И ПОКИНУТЫЙ, ГРОМКО ЖАЛУЕТСЯ НА ВОСХОДЕ СОЛНЦА.

ЗЕМЛЯ ДРОЖИТ, ВСЕ ЖДЕТ ОСЕННЕГО РАВНОДЕНСТВИЯ.

XIX.

ПОСЛЕ ДОЛГИХ ЛЕТ НАДЕЖДЫ

ОН НИКОГДА НЕ ПРИДЕТ В АЛЬБИОН,

РОЖДЕННЫЙ ВНОВЬ НА ЗЕМЛЯХ КОЛУМБА.

ДРЕВНЯЯ ПРОВИНЦИЯ УСТУПИТ НОВОМУ ЛЕСУ.

XX.

СВЯЩЕННАЯ НОЧЬ ОПЯТЬ ПОБОРОЛА ДЕРЕВЯННЫЙ КРЕСТ.

ВЕК РИТУАЛЬНЫХ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЙ ПРИХОДИТ К

КОНЦУ,

НОВОЕ ДУХОВЕНСТВО НАДЕВАЕТ БЕЛЫЕ ОДЕЖДЫ СТАРОГО. ЧЕРНАЯ КНИГА БОЛЬШЕ НЕ ДИКТУЕТ СВОИХ ЗАКОНОВ.

XXI.

ДЛЯ СПАСЕНИЯ ГЕЙИ ПОСЛАНО ВЕЛИКОЕ ИСПЫТАНИЕ,

БУДУТ УСЛЫШАНЫ ЗВУКИ РЕДКОЙ ПЕСНИ,

ЗАХВАТЫВАЮЩЕЙ И ЗВУЧАЩЕЙ СРЕДИ ЗЕЛЕНИ,

ПОБУЖДАЯ МИР ПИТЬ СВЯЩЕННЫЕ ВОДЫ.

XXII

НЕ ВСЕ ТО ЗОЛОТО, ЧТО БЛЕСТИТ! ДВАДЦАТЬ ПЛЮС ОДИН НАСЫТИЛИСЬ,

ДАВИД И СОЛОМОН ПРАВЯТ ОПЯТЬ. РОЖДАЮТСЯ ЛЕГЕНДЫ О ТРЕХ ЕДИНЫХ ОГНЯХ.

ХХIII.

ПРОШЛОЕ С НАСТОЯЩИМ ОБЪЕДИНЯЕТСЯ, ПРОЛИВАЯ СЛЕЗЫ.

КАМЕННЫЙ КРУГ ВЕНЧАЕТ ХОЛМ ДРАКОНА.

ОГРАБЛЕННЫЙ, ЧТОБЫ ОСВОБОДИТЬ МЕСТО ДЕВЕ МАРИИ,

ОСТРОВ ПОТЕРЯН ДЛЯ ЛЕТНЕГО МОРЯ.

XXIV.

ПРЕКРАСНЫЕ ПРИЮТЫ ИЗ КАМНЯ И БРЕВЕН.

ДРЕВНИЕ ИМЕНА, ВОЗВРАЩЕННЫЕ ДВАДЦАТИ,

ЗАБЫТЫЕ ПРОРОЧЕСТВА ЗВУЧАТ СРЕДИ ДЕРЕВЬЕВ.

СЛОВА БРАНА БУДУТ ЖИТЬ ОПЯТЬ.

XXV.

ПРИДЕТ ВРЕМЯ, КОГДА ВСЕ СМЕШАЕТСЯ: ЖЕНЩИНЫ, ЖЕЛАЮЩИЕ ПРОЯВИТЬ МУЖЕСТВЕННОСТЬ,

МУЖЧИНЫ, НАСТРОЕННЫЕ НА ЛУННОЕ МОРЕ, ОДИН, РОЖДЕННЫЙ, ЧТОБЫ ПРОЙТИ МЕЖДУ НИМИ.

XXVI.

ИЗ ДРЕВНЕГО ПЕРЕЧНЯ, ТРИ СЧИТАЮТСЯ ОДНИМ, ДРАКОНОМ, НАЙДЕННЫМ НА ЗЕМЛЕ СЛАДКОЙ СМЕРТИ,

ТРИ СЛОВА, ПОХОРОНЕННЫЕ В ОДНОЙ ДУШЕ, РАСКОПАННЫЕ ЧУЖЕЗЕМНЫМ ПЛОТНИКОМ.

XXVII.

ПОТОМ ПРИДЕТ РИМЛЯНИН, ЛЮБИМЫЙ ЗАЩИТНИК МЕДВЕДЯ.

ПАДАЮЩАЯ ЗВЕЗДА С ХОЛОДНОГО СЕВЕРА, ЕЕ СВЕТ УТВЕРДИТ ВЕЛИКУЮ ТЬМУ.

XXVIII.

СЕМЬ, ШЕСТЬ И ОДИННАДЦАТЬ,

ЧИСЛА БУКВ ИМЕНИ,

ТРОЕ КРАСНЫХ ПОКРОЮТ ПЯТНАМИ ТРИ ПЕРГАМЕНТА. ПОСЛЕ СОЕДИНЕНИЯ ПРОИЗОЙДЕТ ВЕЛИКОЕ ЧУДО.

XXIX.

ЗА ПРЕДЕЛАМИ МИРА И ДЕЙСТВИЙ

КНИГА ДВАДЦАТИ ОДНОГО ПОКАЖЕТ ПУТЬ,

ТРИ УТЕРЯННЫХ СВИТКА СТАНОВЯТСЯ ОДНИМ,

ПОТОМ ЧЕТЫРЕ НОВЫЕ РУКИ, ИЗБРАННЫЕ, ЧТОБЫ

ПЕРЕСЕЧЬСЯ.

XXX.

САМОЙ ПОЗДНЕЙ ТЕМНОЙ НОЧЬЮ СЕРЕБРЯНОЕ ДЕРЕВО РАЗБУДИТ СТУКОМ СЕРЕБРЯНОГО

МАЛЬЧИКА.

ЗАБЫТЫЕ СЛОВА ВЫЗОВУТ ВНЕЗАПНЫЙ ПОТОК ГОЛОСА ДАВНО УМЕРШИХ ИЗ ГОБАННА.

XXXI.

ПЕСЕННЫЕ ЗАКЛИНАНИЯ ОПЯТЬ ЗВУЧАТ С ЗАБЫТОГО ОЗЕРА. ИХ ГРОМКИЙ ЗВУК РАЗБУДИТ ПРЕКРАСНОГО.

В СЕРЕДИНЕ ЗИМЫ НЕЗЕМНАЯ ОТТЕПЕЛЬ, СТАРЫЙ БАРД ИГРАЕТ НА АРФЕ, ГОТОВИТ ДВАДЦАТЕРЫХ.

XXXII.

МЕДЛЕННО ПАДАЕТ ВЕЛИКИЙ СИНИЙ ХРАМ.

НЕБЕСНЫЕ КАМНИ ОТДАЮТ СВОЮ СИЛУ,

ТЕ, КТО ХОТЕЛ ОДЕТЬСЯ В КАМЕНЬ,

НАХОДЯТ ПРИЮТ В НОВОМ ЛЕСУ.

XXXIII.

САМАЯ СМЕРТОНОСНАЯ ИЗ СВОЕГО ВИДА,

КОРОЛЕВА, НАНОСЯЩАЯ РАНЫ БЕЗ ОРУЖИЯ,

ВОЛНУЮЩАЯ ВО СНЕ, УЛЫБКА СВЯЩЕННИКА.

КЛЯТВЫ, БОЛЬШЕ НЕ СОБЛЮДАЕМЫЕ КОРОЛЕМ.

XXXIV.

МИРОПОМАЗАННЫЙ ЗАДЕРЖАВШИЙСЯ МЕЖДУ МИРАМИ,

СОВЕРШЕННОЕ ДИТЯ, ИЗБРАННОЕ В КАЧЕСТВЕ ПРЕЕМНИКА,

КОГДА СТОЛЕТИЕ ПРИБЛИЖАЕТ ВОЗРОЖДЕНИЕ,

НЕВИДАННЫЙ СОБЛАЗН В ВИДЕ ХРИСТА.

XXXV.

ЗВУЧИТ ЭХО ДРЕВНИХ КАМНЕЙ,

ОГРОМНЫЙ ГИГАНТ МЕДЛЕННО РАЗРУШАЕТСЯ.

ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО РАЗГРАБЛЕНЫ ПРИЗРАКАМИ.

СВЕЖИЕ ЛЕСНЫЕ ВЕТРЫ ЗАСТАВЛЯЮТ ПОКИНУТЬ ПРЕСТОЛ.

XXXVI.

ОСТРОВ ДРАКОНА ВЕРНЕТ СВОЕ ДОБРОЕ ИМЯ.

СРЕДИ ХВОИ ТРОЕ НАЙДЕНЫ ОДНИМ,

СВЯЗАННЫЕ КРОВЬЮ ЗМЕИ, ЗАЖЖЕННОЙ НА ЖЕЛЕЗЕ,

ПОСЛЕ 91-ГО НЕОБЫЧНОЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ДВАДЦАТИ.

XXXVII

ВСЕ БОГИ СТАНУТ ОДНИМ БОГОМ. ПОЯВИВШАЯСЯ КОМЕТА ОДИНОКО СГОРАЕТ В ОСЕННЕМ НЕБЕ!

ДЕРЕВО И КАМЕНЬ СОЗДАЮТ БАШНЮ. НОВЫЙ ХРАМ НЕПРИЕМЛЕМ ДЛЯ ДУХОВЕНСТВА.

XXXVIII

РОЖДЕННАЯ ВО ВРЕМЯ ЛУНЫ ОХОТНИКОВ

ВНОВЬ РАЗГОРАЕТСЯ БИТВА МРАКА.

ТРЕТИЙ ДОМ ОКАЖЕТСЯ ЕДИНСТВЕННЫМ.

ДРЕВНИЙ ЖРЕЦ ПРИХОДИТ С ХОЛОДНОГО СЕВЕРА.

XXXIX.

СИЛА СЛОВА ВОЗВРАЩАЕТ ОРЛА. НАСТОЯЩАЯ НАСЛЕДНИЦА ВНОВЬ ОБРЕТАЕТ ЯБЛОНЕВУЮ

ХИЖИНУ.

ДВА СЕРДЦА С ОДНОЙ ДУШОЙ, МЕЧ И КУБОК ОПЯТЬ ОБЪЕДИНЯЮТСЯ ПОД ДУБАМИ.

XL

РИТУАЛЫ ПЕРЕХОДА ИЗ РУК ВОЛШЕБНИКА. БУДУТ РОЖДЕНЫ ДВОЕ, ЖДУЩИЕ ОКОНЧАТЕЛЬНОГО

ДИАЛОГА МЕЖДУ СТРАНАМИ. СЕВЕР И ЮГ ВСТРЕЧАЮТСЯ В ТРЕТЬЕМ.

XLI.

МИР ЗАДЕРЖИВАЕТСЯ МЕЖДУ МИРАМИ. ВЕЛИКИЕ МАССЫ ОПЛАКИВАЮТ ДРЕВНИЕ УЧЕНИЯ.

ОГОНЬ ОПЯТЬ РАЗГОРАЕТСЯ В ГОЛОВЕ КОРОЛЯ, ДВАДЦАТЬ СТАРЫХ ДЕРЕВЬЕВ ПОСАЖЕНЫ ЗАНОВО.

XLII.

СЕВЕРНАЯ РОЗА СИНЕЕ, ЧЕМ ВСЕГДА-ИЗБРАННЫЙ МЕДЛЕННО ПРОБУЖДАЕТСЯ ОТ СВОИХ СНОВ, КОГДА СЫНОВЬЯ БЕГАЮТ И ВЕСЕЛЯТСЯ СРЕДИ ЗЕЛЕНЫХ

ЛЕСНЫХ ВЕТВЕЙ, С ВЕРШИНЫ БАШНИ СПУСКАЕТСЯ ГИГАНТ В БЕЛОМ.

XLIII

ЗА ПРЕДЕЛАМИ СЛОВ И СМЕРТИ,

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПРОШЛОГО И НАСТОЯЩЕГО,

ЗАПИСАННЫЙ СТИХ ПРЕПОДНОСИТ ЗАБЫТЫЕ УРОКИ.

МЕРТВЫЕ ВОЗРОЖДАЮТ ТРИ ПОВЕСТИ.

XLIV.

УСТА ФАРОНА ГОВОРЯТ ОПЯТЬ.

ДВАДЦАТЬ ПЛЮС ОДИН ПОЗВАНЫ НА ОБЕТОВАННЫЕ ЗЕМЛИ. СТАРЫЕ ЖИЛИЩА ИЗ БРЕВЕН И КАМНЯ ВОЗВЕДЕНЫ ОПЯТЬ. ПОДОБНО ТЕНИ, ПОДНИМАЕТСЯ БАШНЯ, ПРОБУЖДАЯСЬ ОТ

СНА

XLV.

ДИКИЙ ОГОНЬ ЗАГОРИТСЯ НАД ЛЕСАМИ. ДЕРЕВЬЯ БУЗИНЫ, ВОСПЕВАЮЩИЕ СВОИ ОТМЕТИНЫ.

ВОЗВРАЩАЕТСЯ ОГМА С АРМИЕЙ ПОЭТОВ, ДАВНО УТЕРЯННЫЕ ГОЛОСА ЗВУЧАТ ПО ВСЕМУ МИРУ.

XLVI

ПЕСНЯ ЛЕСНЫХ ДЕРЕВЬЕВ

ВЗЫВАЕТ К ВЕЛИЧАЙШЕМУ ЛЕСНОМУ ПРОРОКУ.

МНОГИЕ ОСУЖДАЮТ ЕГО УМ ЗА БЕСПОКОЙСТВО,

ХОТЯ ВЕЛИКИЙ КЛАН ОСВОБОЖДЕН!

XLVII

И ДЕРЕВЬЯ ШЛИ ТАМ, ГДЕ ШЕЛ ОН, ЖРЕЦЫ ПЕЛИ НОВУЮ ПЕСНЮ.

ВОЛК ВЫЛ ВСЮ НОЧЬ,

КАМЕНЬ, СВИСАЮЩИЙ С ДЕРЕВА, — ЕГО ГОЛОС ВОЗВРАЩАЕТСЯ.

XLVIII

УБЕЖИЩЕ ОТ ОГНЯ И КРОВИ ЗАСТАВИЛО ДВАДЦАТЕРЫХ УСЛЫШАТЬ ПРЕДСМЕРТНЫЕ

КРИКИ.

СТРАШНЫЙ ГРОХОТ СОТРЯСАЕТ ОСТРОВА. ЗОЛОТО, СКРЫТОЕ В ТАИНСТВЕННОМ ДЕЯНИИ.

VLIX

НЕМЕТОН ПОМНИЛ ПРЕДМЕТ ПОИСКА, РОЖДЕННЫЙ В МЕЧТАХ.

ВЕЛИКИЙ ОГОНЬ ВИДЕН СРЕДИ ЗЕЛЕНИ. РОЗЫ НАПОЛНЯЮТ НОЧНОЙ ВОЗДУХ ЯДОМ.

L

ГОЛОВА ПАДАЕТ, ЗАМОЛЧАВ НАВСЕГДА. КОГДА ЛУНА И ВПРАВДУ ДРОГНЕТ, ОРЕЛ И СОЛНЦЕ ОДЕРЖАТ ПОБЕДУ-НАСТОЯЩЕЕ ПЛАМЯ СЖИГАЕТ ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦУ ВОДЫ.

LI

ДЦРАГЛАИС, ЛЕТЯЩИЙ ОГОНЬ.

ЯЗЫКИ ПЛАМЕНИ, ПЕСНЯ ПРОРОКА.

ВЫСЕЧЕННЫЕ ЛИЦА ОЗАРЯЮТ ТЬМУ.

ДРЕВНИЙ КРУГ, ПОСЛАНИЯ, СКРЫТЫЕ В КАМНЕ

LII

СЕРЕБРЯНАЯ ВЕТВЬ БУДЕТ КЛЮЧОМ.

ЗОЛОТОЙ СУК ПОДНИМАЕТСЯ.

БЕЛОЕ ДЛЯ ЧЕРНОГО, СТАРОЕ ДЛЯ НОВОГО

НОВОПОМАЗАННЫЙ ПРИНОСИТ ДОЛГИЙ МИР.

LIII

АНГЕЛ-ВОИН БУДЕТ ИЗБРАН БЕЗ СЛОВ.

ДЬЯВОЛ НАД ЗЕМЛЕЙ, АНГЕЛ ПРЕИСПОДНЕЙ. ЕГО КРЫЛЬЯ ПРИНЕСУТ ГИБЕЛЬ ВЕЛИЧАЙШЕМУ.

LV.

ДОЛГО ПРОДОЛЖАЮТСЯ ПРИЗЫВЫ!

ЕГО СЕМЬЯ ПОЧТИ РАЗОРВАНА НА ЧАСТИ.

СВЕРХУ СЛЫШНЫ ГНЕВНЫЕ ГОЛОСА ДРЕВНИХ БОГОВ.

ЛЮБОВЬ К ИЗБРАННОМУ ПОДДЕРЖИВАЕТ НОВОЕ

ГОСУДАРСТВО.

LV.

СМОТРИ, КАК ВОЗРОЖДАЕТСЯ ВСЯ ПЛОТЬ.

РИМЛЯНИН С КЕЛЬТОМ РАБОТАЮТ БОК О БОК.

ГЕРЦОГ КАМЕЛА ОПЯТЬ ВОЗВОДИТ СВОЙ ТРОН.

ШУНАМИТИЗМ — КЛЮЧ КО ВСЕМУ.

LVI.

ОПУСКАЮТСЯ ТУМАНЫ КАЛЕНА,

ВРЕМЯ СТАНОВИТСЯ ЕДИНЫМ БЛАГОДАРЯ ОДНОМУ.

ЕДИНСТВО, МИР И ПЕРЕМЕНЫ — НОВАЯ ТРИАДА,

ЧЕТЫРЕ БЕЛЫХ УТВЕРЖДАЮТСЯ СРЕДИ ДВАДЦАТИ.

LVII

ИЗ НИЧЕГО НИЧТО НЕ ПРОИСХОДИТ.

НАЧАЛО И КОНЕЦ ПОДОБНЫ КОЛЕСУ.

ТОТ, КТО СОСТЯЗАЕТСЯ В СКОРОСТИ С ТЫСЯЧЕЛЕТИЕМ,

ДОЛЖЕН ОСТЕРЕГАТЬСЯ ТОЛЬКО СИФЕРА БРАНА.

А потом опять время, казалось, пошло своим чередом. Люди бродили по траве, большие черные птицы вернулись на деревья, серый камень снова был только камнем. Но, каким бы живым ни казался окружающий мир, две великие жизни навсегда ушли из него. Никогда больше Альбион не услышит голоса Брана — никогда больше он не услышит и голоса своего верховного жреца. Старик был мертв, его рука еще продолжала держать стиль, на траве вокруг него были разбросаны пергаменты. Почти сразу к нему подошли несколько братьев и перенесли тело к краю Колодца, чтобы воздать ему последние почести. Совместными усилиями в самом центре Неметона был сооружен большой погребальный костер, куда положили останки Старшего Друида.

Долго горел этот костер, освещая вечерние сумерки, пока не осталось от него ничего, кроме большой кучи золотистых углей... ничего не осталось и от Верховного Жреца, кроме черепа — кроме головы! По какой-то непонятной причине, которая, казалось, не интересовала никого, кроме меня, белый череп лежал нетронутым среди груды тлеющих углей. Затем, когда поздняя ночная роса остудила золото углей, превратив их в серую золу, друид, которого, как я уже знал, звали Юстиниус, взял череп и перенес его к краю Каменного Колодца.

— Дело сделано... — громко провозгласил он, и после всего происшедшего звук человеческого голоса показался противоестественным. — Теперь мы должны быть готовы к будущему, — И он склонил голову, одновременно вычерчивая в воздухе Знак Трех Лучей.

Но Колодец не остался безучастным! Не успел всплеск от упавшего в воду черепа донестись до наших ушей, как из каменных уст вырвался сильный порыв ветра и закружился над лугом. Вороны Брана с громким карканьем поднялись в небо, чтобы никогда больше не возвращаться. Листва на деревьях бешено трепетала, ветви гнулись и стонали. И наконец ураган, обогнув невидимые препятствия, достиг дальнего конца Неметона, где на ветке старой ольхи висел Ддраиглаис. Раздался Голос Дракона, исполненный ярости, — его крик пронесся над лесами, пересек пролив и долетел до сожженного острова, где еще продолжали гореть костры римлян и тлели кости друидов, издавая удушающий запах.

— Убийцы! — выкрикивал он. — Жестокие варвары! — Опять и опять летел его крик в никуда. И все-таки зов Дракона не остался безответным — он был услышан.

Где-то на Англси, среди стонов, боли и дыма, поднимались головы и в сердцах людей рождалась надежда.

«Я должен жить... я должен выжить несмотря ни на что!» — думал я.

Каждый из этих немногих и спешил вперед. Каким-то образом они поняли, Что на Острове Святой Головы их поджидает что-то такое, что не может Долго ждать. Пришел конец эпохи, в этом не было сомнения. И все же, когда последний римлянин сел на лодку, отталкиваясь от берега после хорошо выполненной работы, что-то оставалось незавершенным... что-то неизвестное им, что легко могло заставить опять заблестеть имперское золото.

Но никто не знал, что осталось от этой самой черной из ночей, никто даже не подозревал о тайном пламени, зажженном несколько минут назад Никто, за исключением, может быть, Духа Рассвета, который скоро должен был коснуться всех своими яркими лучами, неся надежду, которую всегда дарит утро!

Узри, о Лану, Дитя Лучезарное тех двух, несравненное, блистающее величие — Пространство Света, сына Пространства

Тьмы, возникающего из глубин великих темных вод. Это Oeaohoo младший. Он сияет, как Солнце, он пламенеющий божественный Дракон Мудрости!

(«Тайная доктрина», кн. I, перевод Е. И. Рерих.)

Е. П. Блаватская, СТАНЦЫ ДЗИАН

4

Драиглаис

Сочная тьма наконец рассеялась, уступив рассвету. Вся земля, казалось, стонала под тяжким кровавым бременем.

— Наконец... они ушли, — донесся шепот Юстиниуса, сидевшего во главе собравшихся в круг людей. — Слушайте! — И это было правдой. Медленно, как будто пробуждаясь от болезненного сна, оставшиеся друиды осматривались, с трудом отваживаясь встретиться с новым миром, полным незнакомых темных углов, которые бесстыдно освещало новорожденное Солнце, посылая взамен кровавого мрака бледно-желтый рассвет. Вверху, над самой поляной, проносились клубы зловонного черного дыма — ночные демоны еще были здесь. Но сидевшие в круге были спокойны — спокойны, как ветер и волны, как Голос Дракона. Обессилевшие люди напряженно ждали, когда можно будет сказать «довольно!» и продолжить свой путь.

Ни один из сидевших здесь одиннадцати братьев, одиннадцати оставшихся в живых, не проронил ни слова. Ни одно животное, насекомое или птица не пересекли Неметон в это утро. Судьба поджидала других, тех, кто еще должен был прийти, и, ощущая это, все хранили полное молчание. Что касается меня, то я чувствовал себя покинутым. Старый друид, который был до сих пор моим другом и советчиком, умер. Легионеры, мои соотечественники, мои кровавые товарищи, уплыли... и я остался совсем один в этом обуглившемся мире. И все же во мне нарастало ощущение важности момента, и несмотря на вихрь захвативших меня мыслей, я, как и все остальные, терпеливо ждал. И ждать нам пришлось недолго!

Они стали появляться один за другим, люди самого разного внешнего вида и происхождения. Некоторые приплыли сами, другие переправились на бревнах или в лодках. К тому времени, когда из-за черных туч выглянуло полуденное солнце, к кругу присоединились еще девять приглашенных... спокойные... готовые ждать вместе с остальными, как будто все они знали какую-то тайну, которую нельзя было выразить словами. Так мне казалось, когда я сидел там, спрятавшись под старой ольхой и наблюдая, как история планирует свою репризу. Моим единственным товарищем был застывший в железной неподвижности Ддраиглаис висевший у меня над головой.

Гаэл... римлянин... друид... соплеменник. Всякий раз прибывал кто-то новый, приветствовал остальных все тем же медленным, слегка смущенным кивком головы, и круг расширялся, принимая вновь прибывшего без всяких вопросов. Все, казалось, точно знали свое место, и все всё понимали — все, кроме меня. Наконец, когда уже было далеко за полдень, в этом погруженном в глубокое раздумье круге собралось двадцать человек.

— Я — Юстиниус Далан, друид народа Нантлеу, — произнес жрец, сидевший на восточной стороне круга, поднимаясь на ноги, — один из тех, кого позвал сюда Голос Дракона. — Его слова звучали ясно и уверенно. — Кто еще бросил вызов войне и смерти, чтобы оказаться сейчас среди нас? — И в ответ на его слова в двадцати парах устремленных на него глаз вспыхнули искры. Это нужно было видеть.

— Я тоже слышал его! — сказал другой.

— И я! И я! — вскакивая, восклицали один за другим собравшиеся, пока все они не оказались наконец стоящими в разных позах, исполненные решимости, почти торжествующие. В это мгновение боль разрушения, казалось, была забыта. Некоторые из воинов выглядели чуть ли не ликующими. «Но я думал, ты умер!», «Я знаю твой народ!», «И что теперь?» — слышалось со всех сторон. Все чувствовали, что появилась какая-то поддержка. Да> даже в том месте, где сидел я, прижавшись к земле, на полпути к Неметону, ощущался вес этого круга — в нем была огромная сила, власть, которая на всем протяжении истории дается только горстке избранных. И эта сила, вне всякого сомнения, была здесь, в этот день, на этом лугу.

Все говорили о том, что именно Юстиниусу из Белого Клана Гвинедда неоспоримо принадлежит главенствующая роль. Бок о бок стояли три человека с Красного острова страны Эйре: Макк Умаилл из Дун Да Бхенн, Монган из Крухаина и великан с бронзовыми волосам Демн Мак Сербхейл из Тир Инна м'Бео. Рядом с галлами — Версингеториксом из Тауриси, Перигеуксом из Луговеса и Верготориксом из Бранновисеса — стоял бретонец, Бареатон из Морбихана, в одежде в зеленую и пурпурную клетку.

Среди них было три римлянина и девять представителей народа Keltoi из Genii Cucullati. История предала эти храбрые сердца забвению, здесь они будут записаны для будущих поколений: Маглаунус, Хенуинус и Каратакус, Бриан из Гододдина, Аранон из Далриады, Фенниус из Лосиана, Аваллах из дрфдеридца, Амасаон из Каер Дасала, Маелдуин из Мохдрева, Киан из Абер-фрау, Карбонек из Нантлеу и Пеллеас из Керниу.

И все они находились передо мной — эта великая смесь душ, — пораженные тем, что они здесь оказались. В последовавшем молчании их опять охватила неуверенность, усталость, на них нахлынули волны воспоминаний о недавних кровавых событиях, и, один за другим, они опустились на землю. Только Юстиниус остался стоять.

— Нехтан, Верховный Жрец, мертв... его прах был сожжен этими руками, — начал он медленно и спокойно. — Он один мог знать, в каком направлении будут дуть ветры Авена, начиная с этого дня. Я — не он, но несмотря на это я говорю: Мужчины, судьба в наших руках. Если бы это было не так, мы были бы либо мертвы, либо безнадежно разбросаны по миру. — Собравшиеся что-то пробормотали в знак согласия.

I: — Но мы здесь... здесь для того, чтобы собрать вместе все части разбитого сосуда, чтобы решать почему и как. Мудрость давно подсказывает, что истинным мерилом жизни является не то, что мы знаем, как делать, а то, как мы поступаем, когда не знаем, что делать. — И с этими словами Юстиниус сел.

— Возможно, нас наказывают Боги, — сказал один из ирландцев после долгой паузы.

— Да, это так, — присоединился к нему Аранон, пикт, — но, согласно нашей вере, наказание немыслимо без возможности искупления. Как иначе Боги могут ожидать, что мы будем учиться на своих ошибках? Наш мир лежит вокруг нас в руинах — это ФАКТ. Но ФАКТ и то, что мы остались. Если предположить, что всему этому есть какая-то особая причина, то что из этого следует? Что мы должны с этим делать? Может быть, именно этот вопрос стоит перед нами.

Опять последовало долгое молчание. Юстиниус казалось, не слушал слов Аранона. Его глаза были закрыты, голова склонилась вперед, почти касаясь груди. Я начал думать, не болен ли он.

F — Да... есть правда в его словах, — заговорил Каратакус. — Боги никогда ничего не делают без причины, чьими бы богами они ни были. Мы должны Посоветоваться, чтобы раскрыть, что скрывается в глубине.

— Совещания никогда не приводили к большим открытиям, — заметил Цинично Пеллеас — зато много глупых идей было погребено на них! И все же, давайте обсудим, говорю я.

— Давайте соблюдать осторожность, это говорю я, — предостерег один из римлян. — Бывают хорошо одетые глупые идеи, так же как и хорощ0 одетые глупцы! Мы должны быть внимательны, чтобы не ухватиться за какую-нибудь идею прежде, чем придет ее время. — И он бросил на собравшихся подчеркнуто неодобрительный взгляд.

— По моему мнению, идеи подобны звездам, — вмешался Киан, валлиец. — Вам не удастся прикоснуться к ним руками, но, избрав их своими проводниками и внимательно им следуя, вы придете к своей судьбе.

Опять все замолчали, многие выглядели потерянными среди этого моря слов и погрузились в глубокое размышление. Но потом произошло что-то решительное! Юстиниус внезапно открыл глаза, быстро поднялся на ноги и лицо его озарилось широкой улыбкой.

— Братья, — сказал он с неожиданной уверенностью, — я верю, у нас действительно есть звезда, которой мы должны следовать, — все мы, двадцать заинтересованных человек. Ибо ваши слова напомнили мне, что существует нечто сильнее любых победоносных армий мира, и это нечто — идея, время которой пришло! В течение многих и многих столетий на этом покрытом травой острове находился величайший советник старцев —голова Благословенного Брана. И хотя теперь время Брана на Земле закончилось, его плоть каким-то образом говорит со мной из-под земли... из-под этой самой земли, на которой мы сейчас стоим! И она подсказывает мне идею... идею, которая может пригодиться для нашей совместной работы. Слушайте же все внимательно! — И он опять сел, жестом пригласив остальных придвинуться ближе к центру.

Поскольку я оставался всего лишь отдаленным наблюдателем происходящего, все, что было после этого сказано на совете, было для меня утрачено. Единственное, что я могу с уверенностью сказать, это то, что они просидели так большую часть дня. Когда наконец последние лучи заходящего солнца окрасили все вокруг в красные и черные тона, собравшиеся разбились на небольшие группы и вскоре исчезли из виду, разойдясь в разные стороны.

Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем я осознал, что они делали. В каждом углу Неметона были сооружены для освещения четыре огромных костра, а поближе к центру лежали камни... груды камней. Я не мог понять, как этим усталым, утомленным войной людям удалось выполнить такую работу, хотя казалось, что всеми ими руководило нечто более глубокое — возможно, идея? Какое-то время мое внимание было поглощено группой людей, которые рыли круглую яму посередине поляны, и вдруг я услышал у себя за спиной звук упавшей сухой ветки. Я быстро обернулся и увидь" молодого друида Юстиниуса, застывшего в нескольких шагах от меня. Никто из нас не проронил ни слова. В полном молчании мы обменялись долгими внимательными взглядами, после чего он быстро исчез в кустах. Но несмотря на это и на окружавшую все тайну, некоторые вещи быстро стали приобретать форму... например, сооружение из земли, которое явно было центром внимания.

Путешествуя по Британии, я много их повидал, этих гигантских пустых курганов из камня и земли, но ничего не знал об их предназначении и использовании. Диаметр купола был равен примерно четырем-пяти длинам, используемые материалы были просты — земля, камни и длинные зеленые ольховые жерди, из которых был образован каркас сооружения. Прячась в кустах, я подполз ближе, чтобы расположиться поудобнее, и тут мне в голову пришла мысль, что они строят пирамиду — могильный холм для умершего друида, которого они кремировали сегодня утром. Со своего нового места наблюдения я мог ясно видеть прямоугольный вход, поддерживаемый тремя бревнами. Юстиниус одетый теперь в длинную белую мантию, несколько раз проходил туда и обратно, неся с собой что-то, напоминающее небольшие докрасна раскаленные камни. Но никто не входил внутрь. Наконец люди опять постепенно образовали круг вокруг сооружения и появился Юстиниус с победоносно поднятыми руками.

— Братья, ДОМ ПРИЗРАКА готов. Теперь отправляйтесь все в рощу и принесите Серебряную Ветвь, с помощью которой мы перебросим мост между мирами! — И, послав им быстрый благословляющий жест, он скрылся внутри сооружения, а стоявшие в кругу люди опять разбрелись в разных направлениях.

 — Бриан... Аранон, скорее сюда! — донесся голос откуда-то поблизости, потом раздался треск ломающегося подлеска. — Сюда, к Ддраиглаису! Поспешите!

Я опять притаился в своем убежище, скрытый стеной из ольхи, и тут страшная мысль промелькнула у меня в голове. Что, если все те рассказы, которые я слышал в Риме, — правда? Что, если друидам для достижения их цели нужна жертва — человеческая жертва? И что, если этот мрачный земляной холм на самом деле был приготовлен для меня?

? ? ?

О Господь, почему море не скрыло землю?

Почему Ты обрек нас на медленную смерть?

GRUFFYDD AB YR YNAD СОСН

5

Серебряная ветвь

Этой безлунной ночью опять поднялся ветер — ветер с привкусом мистерии, новой силы. Ветер, принесший новый настрой и новое послание.

— Входите... — донеслось из недавно сооруженного темного холма, — соберите вместе свои серебряные ветви, свои камни, воду и волю, и входите — пришло время двигаться дальше.

И они пришли! Из каждой точки Неметона, из каждого уголка сосновой рощи... они вернулись, нагруженные серебристо-голубыми ветками. Один за другим они прибывали к черному зеву холма, и один за другим исчезали внутри, приглашенные молодым друидом, который знал гораздо больше, чем говорил. Холм быстро поглотил их, всех двадцатерых, и ни один луч света не разорвал влажный покров ночи, если не считать бледного огонька единственной свечи, зажженной где-то глубоко внутри холма.

И я все еще был жив! Свободно выходя из своего древесного укрытия, я едва не рассмеялся вслух, когда вспомнил, что боялся быть принесенным в жертву руками этих людей — конечно, все мы уже устали от кровопролития и смерти. Я медленно прошел вдоль поляны. Здесь никого не было. Подойдя еще ближе, я смог разобрать звуки речитатива, песни или мелодии, доносящиеся изнутри. Собравшаяся внутри холма группа опять и опять исполняла этот тревожащий душу энглин, пока сама долина, казалось, не начала вторить ему:

Песня творца видений

Маг Земли являет мир,

Смотри, что может он!

Круглой и гладкой творит он форму,

Творец видений, пошли нам видение!

Маг Земли являет горы,

Под ними он разливает моря!

Тот, кто прорезает долины,

Творец видений, пошли нам видение!

Один средь леса ночного блуждая,

Ветви Серебряные собираю!

Святое виденье, дыханье огня,

Нисходящая сила, Несущая Свет!

Я создал Солнце!

Я создал Луну!

Стрелою летел во все стороны света, По небу свет рассыпал!

Маг Земли являет мир,

Смотри, что может он!

Мы собрались, мы все уже здесь,

Творец видений, правда видения!

Снова и снова люди повторяли, пели, произносили речитативом стих, всякий раз делая это все громче и быстрее. Откуда-то из мрака заговорил барабан... потом тыквенная трещотка, а собравшиеся руками выбивали на земле ритм последнего припева! И когда все звуки слились в единую, мощную, наводящую ужас пульсацию ночи, Юстиниус резко выкрикнул: «Двух! Танец Призрака!» И музыка сразу прекратилась — все звуки, кроме барабанного боя, смолкли. На цыпочках я подкрался к входу.

С серебряными ветвями в руках, скованные напряжением группового транса, мужчины сразу остановились. Потом, в полном согласии с ритмом, они начали движение по часовой стрелке: шаг влево, остановка... шаг вправо, остановка... медленно по кругу, вниз-вверх... опять, опять, опять и опять, чуть быстрее, чуть громче... «Творец видений, пошли нам видение!»

— Имбас Фороснаи! — громко выкрикнул Друид, когда танец достиг Предела неистовства, и поднял руки вверх. Следуя его примеру, все участники тоже подняли руки и бросили свои ветки в груду раскаленных камней, лежавших в центре круга.

И сразу зеленые ветки с треском и шипением стали выпускать фонтаны серого дыма. Помещение быстро заполнили сонмы вьющихся плененных духов.

— Имбас Фороснаи! — опять воззвал в туман Юстиниус, в то время как все присутствующие вдруг резко выпрямились, медленно и глубоко дыша в унисон. Из-за тьмы и дыма почти невозможно было рассмотреть, что происходит, но мое внимание привлек звук падающих на землю тел. Затаив дыхание, я стал подсчитывать число упавших: шестнадцать... семнадцать... наконец воздух внутри кургана очистился достаточно, чтобы я мог что-то видеть — не было никого, кто бы остался стоять... никого, кроме одного.

Юстиниус! Из всех он один не упал, только он и я оставались свидетелями происходящего. Со стеклянными неподвижными глазами, молодой жрец, не сгибаясь, развязал голубую кожаную сумку, висевшую у него на боку, чтобы извлечь из нее горсть серого порошка — возможно, пепла, — который он протянул по направлению к очагу, произнося при этом нараспев следующие слова:

«А Элвинтодд дуир синддин диу

Керриг ир Ферллуриг нуин,

Ос Сириаес эх саффаер ту

Веур эхлин мор, некромбор длин».

И бросил пепел на раскаленные камни. В одно мгновение потоки горячего воздуха подбросили к потолку серый порошок, превратившийся в каскад искр, которые собрались в воздухе, образовав... сверкающие очертания человеческой головы! Не веря своим глазам, я наблюдал, как постепенно, миллиметр за миллиметром, создается эта форма, пока наконец не стало ясно со всей очевидностью, чья это голова. Вне всяких сомнений, это был образ умершего Друида, человека, который привел меня на этот остров и чье лицо хмуро смотрело сверху вниз на все происходящее. Впервые за этот день на лице Юстиниуса, казалось, промелькнул страх, но вскоре оно опять было спокойно.

— Я вижу, что сделал мудрый выбор, — заговорила тень Нехтана, — ибо вы успешно соединили то, что нужно делать, и то, как это делать! Бран тоже мертв, хотя сумел собрать совет даже будучи мертвым, а теперь я. Да... я все же сделал хороший выбор — твои знания, Юстиниан, сослужат хорошую службу. Твои люди пойдут за тобой. — И образ старого друида начал бледнеть.

— Нет, подожди! Верховный Маг... останься, прошу тебя! — взмолился молодой жрец, делая шаг вперед. — Много осталось недоговоренного между нами, и больше никого не осталось, кто бы мог дать совет, — даже Великий Король переселился в Аннон.

— Ах, да, —с трудом произнес призрак, —и это действительно означает, что пришло твое время... время твоей собственной инициации, твоего первого настоящего испытания в длинной цепочке испытаний, которые, очевидно, займут много человеческих жизней. Что ж, очень хорошо. Продолжим в духе старой доброй традиции: три заветных вопроса. Ты можешь трижды спрашивать меня, в зависимости от того, что тебя интересует, но не больше. Берегись, новичок, потому что теперь условия оговорены!

Медленно, словно весь поглощенный какой-то мыслью, молодой друид опять отступил к стене и сложил руки.

— Даже во Времена Брана, — продолжал призрак, — ив дни великой Битвы Деревьев к любому оракулу обращались только с тремя традиционными просьбами, и так должно быть и дальше.

Юстиниус выпрямился, приняв официальную позу.

— Нехтан, знающий Мир Людей, а теперь и Потусторонний Мир, ответь мне трижды о тех невероятных разрушениях, царящих вокруг: Кто? Почему? Какой? — И он принял более расслабленную позу.

Несколько долгих мгновений образ Нехтана оставался неподвижным, призрак обдумывал ответ. Наконец глаза его закрылись и призрак побледнел еще больше.

— Юстиниус... — заговорил он почти шепотом, — здесь вас двадцать... двадцать плюс один. Согласно предсказанию вы собрались здесь, чтобы реализовать замысел надежды. Всякий раз, когда мир из-за человеческой глупости лишается одного из своих сокровищ, судьба устанавливает срок для выздоровления. Точно так же, всякий раз, когда отдельный человек или группа людей лишает человечество элемента мировой культуры, необходимого для всеобщего развития, — независимо от причины, — судьба требует восполнения и указывает место действия. Исходя из всего, что ты знаешь, у тебя не должно быть никаких сомнений в том, что все уроки Вселенной повторяются трижды, — и ваше братство не может быть исключением.

У каждого из вас есть три шанса внести поправку в судьбу, исправить три всеобщие ошибки, ведущие к уничтожению Англси, — три хода развития событий перед окончательным испытанием Второго Тысячелетия. Но сначала вы должны знать, что два из этих трех шансов, о которых мы говорим, уже утеряны и канули в Лету. После великой Битвы Деревьев и гибели Друидов остался только третий. — Призрак Нехтана открыл глаза и посмотрел вокруг. Где-то в темноте зашевелился на полу и тихо застонал кто-то из присутствующих.

— Если то, что ты говоришь, правда, — осмелился нарушить молчание Юстиниус — и две попытки уже закончились ничем, то в чем наше преимущество? Что может оградить нас от ошибки, в настоящем и в будущем? Если мы решимся, на что нам надеяться?

— Путешествие, исполненное надежды, часто лучше пункта назначения, — послышался спокойный ответ. — Хотя я согласен, что для достижения успеха вы должны старательно использовать все имеющиеся в вашем распоряжении силы, которые, к счастью, многочисленны. Раскрывать прошлые ошибки и учиться на них... исходить из них, поскольку философия одной эпохи безусловно не теряет своего смысла и для следующей!

— Но что это могут быть за силы, эти вехи, о которых ты говоришь? Как мы можем раскрыть суть прошлого?

— Прежде всего, у вас есть Катрены Брана. Или вы действительно допускаете, что Великая Голова в своем последнем деянии просто диктовала их для грядущих поколений? Не предполагая никакого практического применения? Не думаете же вы, что она не знала о вашем положении и о том бремени, которое вы вынуждены нести? Эти стихи — тайные ступени лестницы, указующие путь, которому вы должны следовать. Изучайте их... храните их... используйте их для составления замысла, для понимания.

Во-вторых, То, что хранится в Пещере. С этого острова ты должен повести своих товарищей на далекую западную вершину Сноудонии, там вы найдете вход в большую пещеру, где лежит величайшее сокровище друидов — КНИГА ФЕРИЛЛТ. Вход обозначен тремя древними тисами, растущими один из другого. Найди их, и ты увидишь знак. Возьмите с собой Пергаменты Брана, добавьте их к священной книге и изучайте все вместе втайне от других людей, пока ваши знания не приумножатся достаточно для того, чтобы ясно сформулировать свой замысел. Возведите там еще один Каир-лен, еще один Курган Видения, подобный этому, и используйте его для того, чтобы докопаться до забытого прошлого. Только осознав прошлое, можно постичь настоящее и будущее.

И наконец, третье, и последнее, — Загадка. Юстиниус это ты должен хорошо запомнить: в ближайшие дни римские армии вернутся в Англси, и на этот раз будет переброшен мост через воды к Святой Голове. Разгул разрушений будет продолжаться. Они вырубят Священные Рощи, уничтожат остатки нашего Жречества. Они уничтожат каменную Голову Брана здесь, на Неметоне. Но ты и твои люди должны начать первыми! Огромная голова должна быть перевернута... опрокинута, потому что под нею лежит очень древняя надпись, высеченная в камне. О чем она говорит, никто не может сказать, но, согласно легенде, это послание будущим поколениям на языке будущего, начертанное забытыми письменами затонувшей Атлантиды — Прошлое и Будущее, сплетенные в единой тайне. И эта Загадка тоже должна быть припасена для грядущих лет. Каким-то образом она, скорее всего, сложится в виде «замысла внутри замысла», который еще должен быть создан... план богов и людей. Тщательно скопируйте эту надпись, используя наш Старший шрифт, и храните в Книге Фериллт. Только когда все это будет сделано, вы обретете надежду. Но без сообщества хранителей ничто, о чем мы здесь говорили, никогда не станет явью. Хорошо запомни это, Юстиниус Далан, — и да будет так.

И вслед за этим, подобно задержавшейся струйке дыма, образ старого человека поблек, рассыпавшись на крошечные, быстро исчезающие искорки сероватого света. Юстиниус был потрясен.

— Подожди... пожалуйста! — закричал он, на этот раз громко. — Есть еще одна вещь, которую мне необходимо знать! — Но образ продолжал рассеиваться и бледнеть, его уже почти не было видно. — Кто еще... кто двадцать первый? Кто?.. — Но тот, кому был адресован вопрос, уже исчез.

***

Помню, мне самому очень хотелось это узнать, хотя откуда-то я знал, что время вопросов закончилось. Много было получено ответов — ответов, которые требовали изучения и осмысления.

К этому времени внутреннее пространство кургана полностью очистилось от дыма, и посреди помещения стала видна гора растрескавшихся камней, холодная и серая. Лежавшие вокруг люди как по команде один за другим зашевелились, неохотно возвращаясь к жизни, и неуверенно стали занимать свои прежние места. В течение нескольких минут вся братия опять была в сборе, отряхнувшись от чар серебряных ветвей.

— С возвращением, Участники Паутины, — с некоторой торжественностью произнес Юстиниус. — Многое успело произойти, пока вы плыли Потусторонними морями... многое, о чем следует рассказать.

— У меня тоже есть новости! — сообщил Карбонек из Гланума.

— И у меня... тоже!  — И у меня...

— И у меня! — говорили все один за другим, как будто они находились в разных точках одного и того же сна. Казалось, всем было что сказать. Темное помещение наполнилось голосами, и каждый хотел быть услышанным.

— Значит, мы видели сон? — спросил один из присутствующих громче остальных, и внезапно опустилось молчание. — И в этом сне являлся и говорил Верховный Жрец Нехтан. — Все согласно кивнули головами, и многие успели обменяться одобрительными взглядами, прежде чем другой человек подытожил:

— Да, было действительно так, как он говорит! Юстиниус старый жрец приказал немедленно передать тебе сообщение. Он просил напомнить, что наше число — двадцать плюс один, и что этот «один» стоит у входа, не осмеливаясь войти. Один — это ключ, —добавил он.

— Нет, это еще не все, — чуть ли не возмущенно вмешался Бретон. — Он приказал нам всем встретиться на Холме Змея, где на серебряных ветвях зреют яблоки и где смерть не может коснуться живущих. Вот что он сказал!

Теперь лицо Юстиниуса выражало полное понимание, он улыбался. Казалось, его чело озарилось солнцем.

— Теперь я понимаю, — сказал он, сияя улыбкой. — Ключ здесь, перед

нами! Войди, Тацит, и займи место, принадлежащее тебе по праву!

ждали, обмениваясь озадаченными взглядами.

Сказать, что я был к этому совершенно не готов, — значит, ничего не сказать. Это были те самые люди, которые, как мне еще совсем недавно казалось, собирались принести меня в жертву, а теперь они, похоже, предлагают мне стать одним из них. Боги... призраки... пророки... Сбитый столку и не зная, что предпринять, я раскрыл свою волю Вселенной и услышал слова: «ЧАСТО ДУХ ВЕЛИКИХ СОБЫТИЙ ЛЕТИТ ВПЕРЕДИ СОБЫТИЙ... В ТЕНЯХ СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ РОЖДАЕТСЯ ЗАВТРА». И я заставил себя сделать шаг вперед.

Много слов было сказано, многими мыслями мы обменялись без тени осуждения кого бы то ни было — и меньше всего меня. Казалось, группа инстинктивно осознала мою роль... нашу роль и то, что нас ждет впереди, во всяком случае, за высокой вершиной Сноудонии, и что отчасти будет зависеть от нашей находки под каменной головой Брана. Итак, мы неистово принялись за работу, чтобы успеть до возвращения римлян.

Когда наконец гигантская скульптура лежала, опрокинувшись на бок, мы увидели первые бледные лучи восходящего солнца. Я, как знаток шрифтов и языков, должен был переписать послание, так что следующий этап открытия был в моих руках. Медленно, с особым тщанием, я соскребал слой за слоем слежавшуюся глину с основания монумента, пока нашему взгляду наконец не открылись сложные ряды рун, выгравированных в камне. Когда факел осветил поверхность, у присутствующих перехватило дыхание — дух старого жреца говорил правду... письмена были здесь! Когда я начал трудную работу по копированию написанного на обратную сторону императорского указа — единственного листа пергамента в моем распоряжении, —на лицах присутствующих опять затеплилась надежда.

Не успел я закончить воспроизведение необычных линий Огама, которые с трудом удавалось различить рядом с основным текстом, как в дальнем конце нашего лагеря началось волнение.

— Мы должны уходить... немедленно! Плоскодонки! Только что мы заметили два римских легиона. Если они выступят сейчас, то будут здесь еще до захода солнца. У них приказ уничтожать всех, кто остался в живых, я сжечь Священные Рощи! Рощи!

Три галла, оставленные на главном острове, чтобы вести наблюдения, вернулись и дикими криками оповестили о происходящем. Их паника опять оживила в памяти воспоминания о нависшей угрозе, наполняя ужасом сердца людей, спешивших к центральной поляне.

— Друзья... братья, у насеешь время, — донесся спокойный голос Юстиниуса, взобравшегося на колодец и выглядевшего вполне уверенным. — Римляне столь же тяжелы и медлительны, как и глупы! — Его улыбка нашла мгновенный отклик, напряженное выражение покинуло лица собравшихся. — У нас есть время, по меньшей мере четверть солнца до того, как они смогут добраться до нас, а может и больше. За это время мы успеем уйти в открытое море, далеко отсюда... так что не стоит волноваться. Конечно, мы должны сделать все возможное, чтобы нас не поймали. Поэтому, прежде чем любой из нас покинет это место, мы должны удостовериться в том, что не оставили никаких подсказок — в конце концов, даже глупость римлян имеет свои пределы! Поторопитесь, люди, и в первую очередь сравняйте с землей этот Курган Видения, чтобы не осталось никаких следов. Потом соберите Ддраиглаис и все пергаменты и возвращайтесь под Большую Ольху. Пока мы ведем разговоры, две лодки уже поджидают нас на дальнем берегу. Цезарь движется с юго-запада, мы уйдем на северо-восток! А теперь за дело!

И работа закипела — люди набросились на холм с такой силой, как будто земля и камни были самими римскими центурионами. Словно одержимые, они копали и разбрасывали землю, пока от кургана не осталось и следа.

Время летело быстро, и, как и предсказывал Юстиниус когда солнце стало садиться за горизонт, нас всех уже уносили волны отлива. Многие были настолько обессилены, что сразу погрузились в сон, другие же беспокойно обсуждали, что теперь станет с нами, бежавшими от Рима.

— Теперь, когда наше Жречество разбито, не придется ли нам провести остаток жизни в постоянном страхе оказаться в плену? — гневно произнес Верготорикс, обращаясь к Юстиниусу, сидевшему в соседней лодке. — Что дальше?

Вместо того чтобы разозлиться в ответ, молодой друид минуту помолчал, и на лице его появилась странная полуулыбка.

— Быть побежденным, но не сдаваться, — уверенно ответил он, — это, мой друг, и есть настоящая победа! — и он отвернулся, чтобы дальше нести свою вахту.

Что касается меня, то я сидел на самой корме, задаваясь тысячей вопросов. Где-то в глубине души я понимал, что рано или поздно возвращение в Рим неизбежно. Но — давал я себе обет — не раньше, чем я смогу осознать свое место в этих событиях, прошлых и будущих. Пусть до того времени меня считают беглецом. А после — что ж, возможно, именно Императорский Дворец будет содействовать нашим начинаниям?

Я продолжал строить предположения, глядя на серую воду, пока мой взгляд случайно не упал на пергамент с надписью с камня, который я продолжал держать в руке. Как ответ на мои невысказанные вопросы, строка, написанная чуждым мне Огамом, приковала мое внимание, и я, затаив дыхание, молча переводил греческие слова.

Потом, как несколько минут назад Юстиниус я тоже уверенно улыбнулся и опять стал смотреть на море — снова и снова повторяя прочитанный стих, как тайное вознаграждение самому себе. Сильнее, чем изменчивость моря или участь пленника, эти слова плыли в вышине как громкое одобрение:

«Да будут благословенны узы соединяющие...»

… Долина Авилиош на острове;

Где не бывает ни града, ни дождя, ни снега,

И даже никогда не бывает сильного ветра;

Счастливая и прекрасная, она утопает в лугах

и фруктовых садах, И ее тенистые низины омывает летнее море.

Теннисон, IDYLS OF THE KING (Идиллия короля)

Горхан Mаелдреу

Введение

На этот раз я проснулся в рыданиях от жалости к себе, слезы ручьями катились по моему лицу. Голова раскалывалась от боли. Одно дело

знать о трагедии и совсем другое — обнаружить, что ты сыграл в этом

главную роль. Как возместить потерю?.. Этот вопрос казался самым важным.

Но успокоение пришло очень быстро — как только я услышал живой

знакомый голос того, кого я так оплакивал.

— Итак, вторая глава прочитана... второй слой картины восстановлен — донесся из тени тихий шепот Мерлина. — Теперь уже скоро мы увидим целостную картину, так отчего же слезы? Наверное, ты не можешь забыть о быстротечности жизни? Ты запомнил, что потерял меня, но ведь мы же разговариваем... это явно о чем-то говорит. Плод, рожденный духом, никогда не умирает. Суди о дереве по его плодам, а не по его листьям!

— Нет, дело не только в тебе, — медленно проговорил я, а на лице Друида появилось преувеличенное насмешливо-удивленное выражение, — это больше, чем что-то одно, взятое само по себе. Мечта — тот безбрежный образ, о котором ты всегда говорил, — почему вообще все должно было разрушиться?

— Подумай, Медвежонок, подумай, ведь ответ очевиден! —откликнулся он. — Зачем вообще Творец создал мозаику жизни? Ответ один: ради приобретения глубинного опыта при ее собирании вместе, зачем же еще? Твой ум так же ясен, как всегда, и ты должен использовать его — никогда не недооценивай достоинств разума. В конце концов, чем ты сообразительнее, тем больше ты можешь узнать!

В этот момент над одной из высоких сосен послышался хриплый крик и хлопанье крыльев. Сова, мой молчаливый талисман, внезапно напала на устроившуюся на ночлег ворону — они были старыми врагами. Мерлин рассмеялся.

— Вот, мой друг, прекрасный пример разума, обходительности Матери Природы! Совершенное, планомерное мышление.

— Ты хочешь сказать «инстинкт», не так ли? — попался я на удочку. Моя голова болела слишком сильно, чтобы по-настоящему заинтересоваться вопросом.

—Соберись!... — Друид возмущенно погрозил пальцем. — Если что-то делает животное, люди называют это «инстинктом», но если именно то же и по той же причине делаем мы — мы называем это «разумом»! Слишком часто мерой интеллекта считают скорость усвоения учебного материала, тогда как на самом деле интеллект проверяется тем, насколько хорошо человек понимает то, что должен выучить.

Крылья огромной совы подняли прохладный ветерок, пронесшийся как привидение в ночи и в последний раз подаривший нам голос Дракона. Но вместе с этим бризом донесся шепот другого голоса:

— Теперь, наконец, пришел твой черед... — услышал я слова Мерлина среди пыли и кружащихся листьев, — ...понять то, что уже прожито и что может из этого получиться. — И ветер понесся дальше, унося с собой мою душу, назад, туда, где на самом деле все начиналось.

Все мои надежды и мечты вращались вокруг единственного желания — исчезнуть из этого уединенного места и перенестись в Магический мир Мерлина. Только эта мечта имела для меня смысл...

Дуглас Монро, 21 УРОК МЕРЛИНА

I

Ангел - воитель

Девять дней бушевала последняя битва, Битва при Камлане, горячая и кровавая, будто на мои земли выпустили голодного, всепожирающего зверя, уничтожающего все, что я нажил и сделал за прошедшие двадцать лет. Pax Arturiana (Мир Артура (лат.).), великий Мир Короля Артура, подходил к концу. Камелот был сожжен и сровнен с землей, его Король смертельно ранен. Наконец саксонцы торжествовали.

— Вам удобно, ваше величество? — спросил мой старый друг Кэй. Я кивнул в ответ и улыбнулся. — Капитан кавалерии говорит, что мы не должны останавливаться. Отряд саксонцев уже показался на границе. Они могут заподозрить, что вы здесь. — И я опять кивнул.

Как это ни странно, но теперь, когда всюду царили хаос и разрушение, я вдруг обрел покой — теперь, когда все уже было сказано и сделано, я чувствовал себя самим собой больше, чем когда бы то ни было с тех давних пор, когда я, будучи мальчиком, жил вместе с Мерлином на горе Ньюэйс. Оглядываясь назад, я понимал, что именно те времена были временами, которые по-настоящему что-то значили... теперь, когда все сказано и сделано.

Серым весенним утром 516 года, когда все было окутано облаками, мы свернули лагерь, чтобы вернуться на старую Римскую дорогу, ведущую в Авалон. Раненный копьем в грудь, я вынужден был путешествовать в закрытых носилках. Мой врач опасался, как бы у меня не возник жар. Но какое это могло иметь значение? Камелот, моя мечта, был сровнен с землей, а самой землей скоро будут править варвары — и я был бессилен этому помешать. Мое сердце разрывалось на части, когда до моего слуха доносились крики жителей тех деревень, мимо которых мы проходили. Они взывали к когда-то славному монарху вернуть его утраченное королевство. Где был Король Артур теперь? Был ли он мертв? И где были его соратники, защитники Британии?

Соратники... Они либо бежали, перейдя на сторону Мордреда, либо были убиты, либо безнадежно скитались по стране, тщетно пытаясь восстановить порядок. Даже Гвиневера, моя прекрасная и когда-то верная жена, даже ее забрали епископы — даже ее забрала Церковь. Единственным, что заботило ее за все двадцать лет успешного царствования, было процветание Христианской Церкви, и я, чтобы сохранить с ней мир, вынужден был снова и снова отказываться от своей истинной природы — ученика Мерлина, друида. А теперь уже было слишком поздно.

Моя королева, при активной поддержке моих врагов, нашла убежище в монастыре Амесбури. Друиды были вынуждены покинуть землю, и на ней все прочнее утверждалась Римская церковь. Я лишился и церкви, и государства, а теперь на моем сердце свинцовой тяжестью лежала нависшая надо мной смерть. Казалось, действительно уже было поздно мечтать о спасении.

Рядом со своими носилками я слышал снующих туда-сюда всадников, их всех интересовало одно: «Что будет, если короля захватят в плен?» — «Народ лишится своей последней надежды». Ими владел страх, поэтому их слишком беспокоила моя судьба.

Нет, легенда должна жить. Народ никогда не должен знать, что его не ждет спасение! И я вздохнул, поняв, что обязан жить, пока мы не достигнем Авалона. Да, Острова Яблок! Единственного места, которое оставалось неизменным все годы, непоколебимого в своих намерениях, никогда не отступающего, как сделал я, никогда не сгибающегося перед новыми тираниями. Никогда не прощающего... и я покраснел от жара, а может, от гнева.

— Кого боги хотят погубить, тому они сначала посылают гнев! — услышал я где-то рядом знакомый голос. — Никогда не поддавайся гневу, эта истина важнее всего, что ты когда-либо слышал! Не лучше ли рассмотреть вопрос в перспективе, как ты считаешь? — и носилки заполнились хорошо знакомым мне смехом.

Я попытался сесть, но пронзительная боль в груди не позволила мне сделать следующее движение. Я повернул голову и закричал, но рядом никого не было.

— Сир, может быть, позвать лекарей? — донесся взволнованный голос Кэя, приоткрывшего занавеску.

— Нет, нет... все хорошо, друг мой, возвращайся на свое место. Со временем все будет в порядке, — сказал я со всей подобающей королю уверенностью, на какую был способен, хотя мы оба знали, что это неправда. Порядка не будет.

Но тут мое сердце забилось: голос! Сбитый с толку, я обвел взглядом стены. Наконец я понял.

— Все хорошо... — вернулся спокойный голос — закрой глаза. Потому что сейчас ты действительно в двух шагах от моего мира!

— Мерлин? — выдохнул я. — Это действительно ты, через столько лет? — Но я все же не был до конца уверен в этом. Все вокруг окутал туман, и я больше ничего не видел. Потом внезапно я что-то вспомнил... что-то, что происходило очень давно на берегах озера Бала. Я успокоился, позволив своему уму блуждать, где ему вздумается, и тогда всплыли слова:

Трижды оплети вокруг это место

Трижды благословенный в своем танце

Трижды очищающийся в своем огне!

И, услышав отчетливые звуки, которые стали доноситься издали, я улыбнулся. Медленно поднявшись, чтобы не разрушить чар, я уверенно направился вперед и уже через несколько мгновений стоял перед пещерой Мерлина под Тинтагилем!

— Итак, Медвежонок, ты наконец вернулся! — донесся изнутри голос Друида. — И для этого потребовалась целая жизнь, полная побед, чтобы сумерки поражения привели тебя наконец домой? — Он медленно вышел наружу, протягивая мне руки, пока я, как маленький мальчик, бежал навстречу, чтобы присоединиться к нему.

— Откуда слезы? — мягко спросил он, беря меня за плечо и глядя мне прямо в лицо. (И в тот момент это показалось странным, потому что на самом деле я никогда раньше не встречался с Мерлином глаза в глаза.)

— Да... я вернулся, — это было все, что я смог сказать, — хотя как и зачем скрыто от меня.

— А разве это теперь имеет значение? — В его голосе звучала такая доброта, как будто он обращался к маленькому мальчику. — Причина происходящего всегда благая, хотя поначалу мы редко об этом знаем. Неужели ты и вправду так много успел забыть? — И он улыбнулся.

— О, да, я забыл больше, чем ты можешь представить, — пробормотал я. — Так много того, что действительно важно в жизни. Так много лет я совершал ошибки — так много лет я наблюдал ошибки других людей. Мерлин, теперь уже ничего нельзя сделать?

— Ошибки, ошибки! — фыркнул Друид. — Человечество и его ошибки... Участь человеческого бытия —это участь обучения. Что на самом деле важно, Артур, так это помнить, что даже самые мудрые из людей на ошибках других учатся меньше, чем на своих собственных!

— Значит, я действительно был глупцом, и Британия теперь из-за этого в опасности... и друиды ушли. По-настоящему мне причиняет боль то, что я потерпел неудачу в обоих мирах, в которых когда-то ты предписал мне жить в равной мере. Я не оправдал ожиданий, и мои ожидания не оправдались.

Тут Мерлин бросил на меня долгий внимательный взгляд и озабоченно покачал головой.

— Не попадайся в эту ловушку, когда игра зашла уже так далеко! — предостерег он. — Ошибаться — это одно, но стать жертвой чьих-то ошибок — совсем другое. На самом деле твоя боль мало что значит, пока ты не начинаешь сосредоточиваться на ней.

— Но Мерлин, — смутился я окончательно, — что здесь происходит? Ты мертв, а я жив, или наоборот?

— Ты жив, можешь не сомневаться, — рассмеялся Друид, — у тебя еще осталось кое-что не законченным... то, что нужно еще разрешить. А что касается меня, кто может сказать? Сейчас я большую часть времени обитаю здесь — это так спокойно, что я иногда перестаю интересоваться формой своего бытия. Уверенно можно сказать лишь, что моя работа почти завершена. Почти. — И он опустился на один из лежавших рядом валунов и долго сидел неподвижно, так что мне пришлось последовать его примеру.

— Когда-то очень давно, — сказал я задумчиво, — я увидел себя здесь с тобой, я задержался между мирами, сбитый с толку и лишенный направления, и ты указал мне путь. В мире людей я умираю, Мерлин. Говорят, что история повторяется. Если это так, скажи мне, пожалуйста: что мне осталось здесь сделать, что могло бы иметь сейчас какое-то значение?

Друид медленно покачал головой.

— На этот раз я мало что могу посоветовать, ибо действительно пришел конец эпохи. Я не могу сказать точно, что осталось сделать, а разве что... возможно... где. Продолжай свой путь в Авалон, куда ведет тебя судьба, и не теряй веры. Больше я ничего не могу тебе сказать.

— Но вера требует всей правды, не так ли? Всех фактов? — возразил я одной из любимых аксиом Мерлина.

— Умница! — рассмеялся он. — Да, правда всегда важнее фактов. Чего стоит вера, которая не может пережить столкновения с правдой? Итак, сохраняй веру и, когда начинает казаться, что ты сбился с пути, помни: Владычица продолжает жить на Острове Яблок. Помни только об этом... цепляйся за это. — Друид встал.

— Но что со жречеством? С христианами? — напомнил я. — С теми, кто говорит, что время друидов закончилось и теперь единственный Король — Христос?

— Даже если десять миллионов человек говорят глупость, она все равно остается глупостью, — фыркнул Мерлин.

— Что ж, может, Владычица Озера знает путь, который следует указать христианам? — стал я размышлять вслух. — ...Чтобы дать им свободу выбора. Религия должна быть больше, чем любая догма. Можно ли ее насаждать силой?

— Я уверен, что нет, — ответил он как нечто само собой разумеющееся. — Люди, которых заставляют верить против их воли, не могут верить. Но зато я знаю другое: естественные силы (древние боги, если хочешь) в конце концов сокрушат и уничтожат тех, кто переходит границы и оскверняет их, уничтожая друг друга.

Какое-то время я молча обдумывал то, что услышал.

— Похоже, я всю свою жизнь потратил на поиски мира в виде компромисса — единственное, что казалось мне правильным. Но опыт показал, что соглашение без мечей — это всего лишь слова. И вот теперь, когда моя жизнь подходит к концу, меня по-прежнему смущают и пугают некоторые вещи, — сказал я, закрывая лицо руками.

— Хорошо, давай эти несколько минут, что у нас остались, поговорим о тебе, — сказал Мерлин, все прекрасно понимая, и положил руку мне на плечо. — Человек всегда боится не смерти, а лишь того, что больше никогда не будет жить. Что же касается побед или поражений, Артур, немногие из твоих предшественников могут похвастаться такой жизнью, какую прожил ты. Твое имя еще тысячу лет будут вспоминать с благодарностью. Ну а теперь... теперь я должен покинуть тебя, меня зовут. Ты слышишь?

Я действительно услышал донесшиеся откуда-то звуки, похожие на сладкие звуки колоколов, которые звали и меня обратно, в другой мир.

— Мерлин... — крикнул я ему вслед, — я так устал... я полностью себя исчерпал. Не мог бы я остаться здесь, с тобой... забыть мир и предоставить ему самому вести свои битвы? Разве мое время не пришло... разве я не заслужил этого? — Таинственный звук стал громче.

— Артур, дитя огня, — донесся голос Мерлина, как будто он откуда-то издали старался поддержать меня, — помни одно: ты — это яркое пламя, которое будет освещать путь многим, кто еще только должен прийти. И будучи по-прежнему ярким Солнцем, можешь ли ты стать приближающимися сумерками? Так что отгадай загадку, мой ангел-воитель: Что такое солнечные часы в тени?.. — И его смех сменился пустотой, когда я, ошеломленный, наконец проснулся.

Носилки резко остановились; я опять услышал доносящиеся со всех сторон звуки людей и лошадей. Мне было жарко, я весь горел, и, когда я попытался сесть, мое тело болело и сопротивлялось, но все же мне это удалось. И тут воздух наполнился громким звуком гонга.

Я знал этот звук! Это был звук из моего сна — я помнил большой медный гонг, который висел на ветке старой яблони, растущей на берегу озера, а рядом стоял высокий резной тотем-хранитель Материнской общины. Мы были...

— Сир, мы вызвали баркас — прервал мои размышления голос Кэя, показавшегося из-за откинутого полога. — Через несколько минут он будет здесь. Вы разрешите вашему верному слуге помочь Вам?

— Нет, не беспокойся, я справлюсь сам, — ответил я, с трудом заставив себя улыбнуться. Потом я расправил свою тунику и сдвинул тесную повязку на своей груди.

— Вы... уверены, Ваше Высочество? — спросил он опять, озабоченно

хмуря брови.

— Я сказал, мы справимся! — сказал я намеренно резко. — Иди и проследи за тем, чтобы мои вещи были готовы к погрузке на борт. Сообщи мне, как только прибудет лодка. До этого мы останемся здесь.

— Да, сир. — И он опустил полог.

— И еще... Кэй, — я понизил голос, чтобы никто больше не мог услышать, — Кэй... ты не слышал ничего необычного внутри носилок, когда мы были в пути? Вообще ничего?

— Нет, Артур, — ответил мой друг, качая головой, и на лице его появилось странное, обеспокоенное выражение. — Хотя, возможно, что-то было. В какой-то момент Вы, должно быть, разговаривали во сне, потому что я слышал голос, говорящий о вызовах на совет — о встрече, и еще какой-то вздор о «солнечных часах в тени». Голос вообще не был похож на ваш, поэтому я, испугавшись, заглянул внутрь. Слава Богу, там никого не оказалось.

— Солнечные часы в тени, — медленно повторил я, откинувшись на подушку. — Кэй? Скажи мне: что можно сделать с солнечными часами в тени, если бы это произошло на самом деле? — И опять тень озабоченности промелькнула на лице моего старого друга — он всерьез обеспокоился, в своем ли я уме.

— Трудно сказать, сир, — ответил он, немного поколебавшись. — Я думаю, их следовало бы перенести в более подходящее место, а потом подождать, пока вернется солнце.

— Спасибо тебе, Кэй, теперь ты можешь идти, — и тут я вдруг понял, насколько верным был его простой ответ. — Подходящее место... возвращение Солнца... — Его загадочные слова наполнили меня ясным ощущением цели, ощущением основного замысла.

— Значит, пусть так и будет! — решил я после долгого размышления. Отодвинув холст, я довольно уверенно ступил на болотистый луг, каким-то образом черпая силу в этих волшебных яблоневых садах.

— Вперед, — громко крикнул я удивленному легиону. — Мы идем дальше. С рассветом мы все отправляемся — каждый из нас отправляется на поиски Вернувшегося Солнца!

Я проворно зашагал вперед, навстречу бледному предрассветному покою, туда, где я в последний раз увидел прекрасный скалистый холм Авалона, который возвышался над туманным озером подобно спящему Дракону. Но долгие годы сна наконец подошли к концу — пришло время Дракону проснуться...

В Ньюине в Каермерсине стоит небольшой холм, где обитает

Мерлин. Он произносит свои правдивые пророчества королю

Артуру...

Merlyns Tweyne, POLYCHRONICON, XIV ст.

2

Совет

Догруженная в глубокие раздумья, под тем же бледным небом сидела гВивианн, Верховная Жрица острова Авалон, ощущая на своих плечах тяжесть всего мира. Здесь, в своем небольшом каменном доме, уютно расположившемся в старом яблоневом саду, она сидела на низкой деревянной скамейке и думала свои думы, безнадежно глядя на оранжевые угли. Дракон сдвинулся с места — она ощущала его тяжесть, тяжесть скалистого холма Тора, громыхающего своими кольцами из камней над крышей ее дома, подобно дикому чудовищу, проснувшемуся после долгого сна.

— Владычица? — донесся робкий голос из тени деревьев. — Ты не спишь? Уже почти время. — И она услышала, как о деревянную дверь мягко стукнула задвижка. В предрассветной дымке внезапно промелькнула слабая тень.

— Нет... спасибо, Гвиар, — вздрогнув, ответила Вивианн, очнувшись от своей задумчивости. — Я справлюсь. Но следите за тем, чтобы на священной тропе никого не было, этим утром я хочу работать одна.

—Да, Владычица, — и дверь быстро закрылась.

Как будто сама пробудившись после долгого сна, жрица сняла с крючка темную шерстяную шаль и медленно закутала ею свои плечи, по ее телу опять пробежала дрожь. Хотя она была старой и сил у нее было немного, она по-прежнему ясно знала, что должно произойти в эти последние дни — в эти несколько следующих дней. Мысли об этом холодили сильнее любого утреннего бриза. Но несмотря на это, Владычица направилась вперед, точно зная, что ее Богиня ждет ее.

К тому времени, когда Вивианн загасила наконец камин и начала свой путь по влажному плитняку, над восточным краем болот уже можно было разглядеть едва заметные паутинки облаков. Каменистая тропа, петляя под темным сплетением ив, привела ее в таинственный сад, где на листьях всеми цветами радуги искрились хрустальные капли росы. Вивианн больше всего любила свой сад — любила сидеть на камне под окнами своего дома, отражающими золотистый огонь камина, или затеряться среди пушистых виноградных лоз, голубых колокольчиков и усыпанных розовыми цветами веток яблонь.

Но в это утро она прошла мимо этого великолепия безо всяких мыслей и свернула на другую тропу, выбитую на склоне холма еще задолго до появления там первых жрецов или крестьян. Здесь перед нею открылся истертый бессчетным количеством ног Лабиринт Дракона, ведущий к вершине, где молча возвышались каменные гиганты, поджидая жрицу рассвета.

Этот подъем всегда казался странным, даже после всех этих лет она никак не могла привыкнуть к нему — медленно извиваясь вдоль склона, он превращался в магическую спираль жизни... путь духа. Высоко над головой еще продолжали светить яркие звезды, и казалось, что чьи-то сверкающие глаза напряженно следят за каждым ее движением. Внизу искрились мириады других крошечных звездочек, отраженных в окнах бесчисленных хижин, еще погруженных в сон.

Когда Вивианн поднялась выше аккуратно крытой тростником крыши собственного жилища, она бросила взгляд вниз и тяжело вздохнула — ей больше всего на свете захотелось опять оказаться там, мирно спящей у своего камина. Но пришло время до конца выполнить свое предназначение. «От судьбы не уйдешь», — прошептала она, стараясь приободрить себя священной песней — Песней возвращения жизни, которой на этих самых склонах научил ее Бард еще в детстве. И когда она запела, к ней вернулось Божественное Дитя, чтобы пройти рядом со жрицей остаток пути.

Я—ПУТЬ, Я—ЗЕМЛЯ. ГУАНУИН,

ХАФИН, ХИДРЕВ, ГАЕАВИН!

ШАГАЙ, МАТЬ, ВЕРШИ СВОЙ КРУГ.

ГВАНУИН, ХАФИН, ХИДРЕВ, ГАЕАВИН!

МАРИВОННИК ВЕРТИТ КРУГ,

МАРИВОННИК НИКОГДА НЕ ОСТАНОВИТСЯ.

ПУТЬ, ЗЕМЛЯ, МАТЬ, КРУГ,

ВЬЮЩИЙСЯ ПУТЬ, СМЕРТЬ РАДИ РОЖДЕНИЯ!

«Вьющийся путь...» Она остановилась, чтобы подумать над этими словами, и опять по ее телу пробежала дрожь. Опять она осознала жестокую реальность своей миссии на этих священных склонах. Где-то, понимала она, под ее ногами, находится всеобщее спасение... где-то у извилистой дороги скрыт вход, Ворота Гвинна ап Нидда! Потом, как это уже много раз бывало прежде, она вдруг почувствовала тяжесть лет и беспомощность разума. Она, Верховная Жрица Авалона, не имеет ни малейшего представления, где находится вход. Она, пророк и глашатай Богини!

«Хммм... — негодующе возразила Вивианн сама себе. — Мы становимся творцами собственной судьбы только тогда, когда перестаем считать себя ее пророками», — твердо процитировала она Книгу Авалона и поспешила к неясным очертаниям впереди.

Несколько минут спустя последний поворот Лабиринта был пройден, и Лабиринт открыл свою тайну — древний круг, образованный восемью огромными стоящими камнями, чернел, словно обожженный, на фоне светлеющего неба. Их грозный вид всегда заставлял сердце Вивианн биться быстрее. Она остановилась и подняла голову, чтобы посмотреть... потом прислушалась. Где-то в темноте, совсем близко, нежные звуки арфы разорвали застывший воздух. Опять ее охватило негодование. Кто посмел сюда прийти? Кто посмел нарушить ее приказ? И Вивианн молча приблизилась к кругу.

— Моргана! — только и сумела выдавить она. — Моргана? Девушка перестала играть, осторожно положила свою прекрасную резную арфу на землю и подошла к Вивианн.

— Мать Авалона, нам грозит страшная опасность, — тихо сказала девушка, изо всех сил стараясь придать спокойствие своему голосу. — Я пришла, чтобы помочь чем смогу, — добавила она, опускаясь на колено, чтобы выразить свое почтение.

Какое-то время старая жрица молча изучала девушку. Одетая в простое темное платье новообращенной, она была, тем не менее, лучшей ученицей Вивианн, избранной ею еще лет пятнадцать назад. Ее любимицей. Ее преемницей. Есть ли здесь кто-нибудь еще, кто поджидает ее...

Но перед ней была только Моргана, которая смотрела на нее снизу вверх и улыбалась, и по этой улыбке Вивианн вдруг поняла, что девушка понимает всю тяжесть момента, как никто другой на этом Острове. Она смягчилась.

— Спасибо, что ты здесь... что ты решила прийти, — сказала она с напряженной полуулыбкой и велела Моргане подняться. — Только ты знаешь, что я уже слишком стара для Видения. — И она прошла между камнями, к самому центру круга, где возвышался Даркенстоун ( )Темный Камень (англ.). во всем своем величии.

— Но Владычица, я в точности знаю, что быть здесь — это мое право, — твердо ответила Моргана, — мое... право по рождению. В конце концов, Артур мой брат. — И она присоединилась к Владычице, стоя за монолитом. — Позволь мне сейчас быть твоим Вторым Зрением.

Вивианн опустила взгляд и улыбнулась, на этот раз гораздо теплее. Ее мысли, как это часто бывало в последние дни, вернулись к лучшим временам. Она вспомнила Моргану маленькой девочкой, которая вместе с другими жрицами Авалона ездила на конфирмацию Артура в древнем Хендже в Солсбери. В одеждах из голубого шелка, самая юная из всех женщин, она была преисполнена надежд на Британию и на Авалон. Камни... колеблющийся свет факелов... Артур, в обрамлении золотых волос, сам еще мальчик, стоящий на возвышении, — и Мерлин. Как Вивианн скучала по Мерлину! Сколько лет прошло с тех пор, как она последний раз видела Друида? Двадцать, а может, тридцать? И она еще глубже погрузилась в воспоминания...

— Мы должны позаботиться о том, чтобы Артур, несмотря на все сопротивление, спокойно сел на трон, — услышала она донесшийся из прошлого голос Мерлина. — Мы слишком близки к тому, чтобы признать поражение.

— Да, есть те, кто может противостоять нам, например, столь могущественная сила, как Церковь. — Вивианн нервно поежилась.

— Церковь! — Мерлин на минуту задумался. — Да, возможно... но наша задача заключается не в том, чтобы перейти дорогу Христианской Церкви, а только в том, чтобы показать, что ее путь не является единственным; большие расхождения — основа нашего роста, то, на чем будет построена наша судьба, их и наша.

— Все, что нас ограничивает, мы называем судьбой! — гневно бросила жрица. — Христиане не смотрят на это так широко, как ты или я. Они никогда не выглядывают из стен своей библейской камеры! Вспомни Англси. Всю эту кровь. Кровь твоих предков, погибших там. Давай же не забывать об этом, когда мы говорим о будущем Артура и о Церкви!

Друид вздохнул.

— Лучший способ отомстить — не походить на тех, кто причинил нам вред. Я сделаю все, что смогу, чтобы поддерживать мальчика на этом пути, но... за этим должно стоять нечто большее. Нам нужен замысел внутри замысла.

— Полностью согласна. И поскольку Англси больше не существует, Авалон логически должен стать исходной точкой...

—... Именно поэтому я разыскал тебя, чтобы держать совет, — прервал ее Мерлин. — Но прежде, чем мы начнем, я хочу тебя предостеречь. Мы часто совершаем ошибку, заглядывая слишком далеко вперед. Одновременно можно управлять только одним звеном в цепи судьбы.

— Да — и мы оба знаем, как зовут это одно звено!

— Мы знаем, — и Друид опять сделал долгую паузу. Казалось, он тщательно взвешивает слова. — Вивианн, Артур — наше самое прочное звено, но... но должно быть еще одно, готовое поддержать его и поддержать нас, если наш план не удастся. Глубоко в скалистом холме Авалона...

— Горхан? Горхан Маелдреу? — Глаза Владычицы расширились от осознания тайны — тайны и горечи. — Ты об этом говоришь?

Мерлин согласно кивнул.

— Но это может оказаться просто мифом, — решила она проверить Мерлина.

— Это не миф, и ты это знаешь, — ответил Мерлин твердо. — Твое возмущение только показывает, что ты любой ценой стараешься выведать тайну. Должен ли я напоминать тебе о том, кто первым воздвиг каменное кольцо на вершине холма? И кто первым составил карту священных пещер под ним, заполнив их Тринадцатью Сокровищами? Это наследие принадлежит мне.

— Это мертвое наследие, — отрезала Вивианн. — Фериллты бежали, их имя — просто легенда, и сейчас Авалон хранит священные огни!

Последовало долгое молчание, потом Мерлин откинулся на камень, и лицо его озарилось улыбкой, выражающей полную покорность.

— Расхождения подвергают сомнению любые допущения, и это хорошо. Но сейчас мы должны действовать сообща. В конце концов, обоим нашим наследиям грозит опасность. Владычица Авалона, если ты сейчас не можешь положить конец нашим расхождениям — давай хотя бы приложим усилия к тому, чтобы сделать наш мир безопасным для существующего в нем многообразия! Согласна?

— Согласна, это явно наша задача, — и она напряженно улыбнулась в ответ. — Если не мы, то кто же? Кроме нас не осталось никого из Хранителей Старого Пути.

— И Артур, который хорошо обучен... а у вас есть Моргана, которая, я вижу, может сыграть важную роль в последнем действии. Когда тебе понадобится на кого-то опереться, положись на нее, Владычица, добавив к этому хороший совет, данный тобой Артуру в ту самую ночь. Что это был за совет, Вивианн? — И его голос постепенно замер, словно эхо...

— Владычица, что это? — донесся встревоженный голос Морганы, когда она протянула руку и мягко положила ее на плечо женщины. — Это Видение?

— Нет-нет, дитя мое, — удивленно ответила Вивианн. — Просто... я вспоминала прошлое, размышляла над тем, что было до этого момента. Прошло много времени?

— Нет, Матушка, немного... но ты кричала. Я уверена, ты произнесла имя «Мерлин». И что-то о совете, данном тобой Артуру. Ты имела в виду старого Друида из детства моего брата? Разве он не умер давным-давно?

— Да, да, он, безусловно, умер. Это известие пришло на Остров много лет назад из Северного Каледона, так что его нет больше. — И Вивианн тяжело облокотилась о Даркенстоун, вид у нее был потерянный и изможденный. — И вот... теперь не осталось никого, кроме меня.

— Нет, кроме нас, Матушка, — уверенно сказала Моргана. — Ты хорошо меня обучила, положись на меня! — И, отвязав от своего пояса небольшой кожаный мешочек, она протянула его ей. — Рассвет уже близок.

И они вместе принялись за работу. Прошли годы с тех пор, когда Вивианн впервые отважилась спросить совета у Даркенстоуна — напуганная, может быть, тем, что она увидит в его полуночных глубинах, а может, тем, что она вообще ничего не увидит. Но сейчас оставалось сделать не так много. После того как Мерлин и Старцы и Старицы с обоих островов либо умерли, либо были уничтожены, она ощущала страшное одиночество. Пустоту. Ей не от кого было ждать ответа.

— Владычица, ты готова? — спросила Моргана скорее из вежливости.

В ответ Вивианн медленно наклонила голову и закрыла глаза, размышляя. «Моргана, да, у нас есть еще она — ее сила и кровное родство с Артуром. Мерлин предвидел это, даже сама девушка, похоже, это чувствует. Возможно, есть еще способ...» И она, опустив руку в мешочек, извлекла из него пригоршню кристаллического порошка и одним плавным движением руки рассыпала его по поверхности Даркенстоуна.

ДАРКЕНСТОУН, древний уцелевший герой легенд и магических знаний, с незапамятных времен лежал посередине Великого Круга скалистого холма Тора. Ни один миф не упоминал о его происхождении, ни одна легенда не рассказывала о его народе... его история терялась во мгле веков, как и само имя. Быть может, как утверждали некоторые, он упал на Землю из хвоста звездного огня, а может, это единственный уцелевший реликт погибшей Атлантиды или затонувшей Лемурии?.. Народ сложил о нем тысячи сказок, которые рассказывают детям, но, несмотря на это, монумент, с которым еще со времен легенд советовались короли и жрецы, продолжает оставаться тайной.

Первые лучи утреннего солнца уже позолотили верхушки камней, когда Вивианн начала свое обращение. Почти в то же мгновение проснувшиеся птицы прекратили пение и оглушающая тишина установилась в круге. Казалось, будто сам холм ждет, что она скажет.

АРОСИ—ИАРОС

ГУАИР, ЛЛАИС — КЕРРИГ, ГОЛУИГ

ЛЛЕИАД, ТАУИЛЛ — ПРИДД, АРУИДД

АРОСИ—ИАРОС

Камни круга эхом повторили заклинание, снова и снова. Крошечные кристаллы рассыпанного по поверхности Камня порошка начали искриться и светиться жизнью — Прах Древних. Кружащиеся точки и вихри света сливались вместе, воздух становился все тяжелее. Внезапно Моргана, сделав короткий вдох, резко выпрямилась и, с силой сжав кулаки, энергично протянула руки к зубчатому венцу Даркенсгоуна. Лицо ее было бледным от напряжения. Потом полностью расслабилась. Скупые фразы прорвали сдержанность молодой жрицы, которая продолжала говорить холодным голосом, лишенным всякой человеческой теплоты.

— Теперь я вижу, — начала она медленно, — понимаю... знаю, что нужно сделать. Идет крест! Белые Друиды похоронены черными священнослужителями... красными, пурпурно-красными! Одна группа движется сквозь время, ее усилия напрасны. Битва... золотой король падает, обливаясь собственной кровью. Клятвы нарушены, целомудренная королева выходит замуж за епископа! Тринадцать Сокровищ, скрыты под землей... вход охраняет один из древних. Потом приходит Святой, который селится далеко на севере, ненавистник женщин; Материнская община гибнет... бессмертные камни узнают смерть! Большой совет собирается в ночь темной луны... Совет... Еще раз откроется дверь, еще раз будет прочитана Книга... все поглощает опустившийся туман! Под исчезающими ветками яблонь умирает прекрасный... прекрасный, востребованный в Запределье... — и Моргана, упав на стоявший рядом камень, без сознания сползла на землю. Вивианн, глубоко вздохнув, медленно подошла к девушке и стала рядом. Она, как Верховная Жрица, была хорошо знакома с состояниями зависания и знала, что впавшего в транс лучше не трогать, пока он сам не проснется. Иногда на это уходят часы... тем более что ей есть над чем подумать, — собралось много загадок, которые нужно разгадать за короткое время.

К тому времени, когда Моргана начала шевелиться, солнце уже стояло высоко и заметно пригревало. Далеко внизу жители Авалона пробуждались от ночного сна, оглашая зеленую равнину бодрыми голосами. Отпирались двери, распахивались окна, отдаленное женское щебетание наполнило воздух. Утренний бриз донес до Вивианн запах свежеиспеченного хлеба.

— Моргана, дочь моя! Как ты себя чувствуешь? — спросила она минуту спустя, помогая девушке встать на ноги.

— Достаточно хорошо, Владычица, спасибо, — ответила та слабым голосом. — Но скажите мне, пожалуйста, что произошло? Увенчались ли наши усилия успехом?

— Увенчались... — быстро ответила Вивианн и на ее лице показалась нервная улыбка, — и гораздо больше, чем ты можешь себе представить. Но даже короткий разговор — это роскошь, на которую у нас не осталось времени! Моргана, дитя мое, слушай внимательно: есть вещи, которые ты обязана сделать. Немедленно отправляйся в Девичий Дом и отбери группу новеньких, которым ты больше всего доверяешь, тех, которые обладают знанием букв и письма. Подготовьте вызовы, которые немедленно должны быть разосланы всем друидическим оплотам Эдеирниона, которые еще уцелели, — Олуэн знает куда. Сообщите Старшим, что пришло время для последней встречи в Авалоне на самом высоком уровне. Мы будем держать совет о завтрашнем дне. Ценой собственной жизни они должны попасть сюда. Потом отправляйся в деревню и отбери всадников, которым ты доверяешь, чтобы они разнесли послания. Скажи им, что это приказ Владычицы Авалона. А тем временем я встречу на берегу остальных. — И она начала спускаться вниз по тропе.

— Остальных, Владычица? — быстро спросила Моргана. — Скажи мне, нет ли среди них моего брата? С ним все в порядке?

Вивианн как будто ожидала этого вопроса, она немного помедлила, потом обернулась к девушке.

— Да, Артур там... как ты и подозревала. Ты прекрасная жрица, дитя мое, и это замечательно, что ты сейчас с нами. И, если способность видеть не покинула меня окончательно, мне кажется, что есть еще одна вещь, о которой ты хочешь меня спросить.

— Да, Матушка, — ответила изумленная девушка, — действительно есть! Сегодня на рассвете, когда ты кричала во сне, ты говорила о каком-то особом совете, который ты когда-то дала моему брату во время коронации. Могу я спросить у тебя, что это был за совет?

Старая жрица тяжело вздохнула и, опустив глаза, стала рассматривать траву, как будто искала затерявшийся солнечный луч.

— Я помню его... да, я помню: мы брошены в глубокие воды не для того, чтобы они поглотили нас, а для того, чтобы очистили... Я настоятельно советовала ему не задерживаться со своим приходом, потому что земля истекает кровью... и Авалон исчезает в крови. Больше я никогда его не видела. — Последние слова Владычицы унес ветер, а по ее щеке скатилась скупая слеза.

— А теперь он наконец пришел, после всех этих лет, — эхом откликнулась Моргана. — Я буду молиться Богине, чтобы это не было слишком поздно.

Вивианн почти незаметно кивнула и несколько долгих мгновений не произносила ни слова. Потом она обернулась и, обняв девушку за плечи, заглянула ей в глаза.

— Сейчас мы должны быть мужественными и приложить все усилия к тому, чтобы жить согласно совету, который я дала твоему брату столько лет назад. А что касается будущего, то совершенно ясно, что теперь наша задача не предвидеть его, а дать ему осуществиться. А теперь иди, Вызовы должны быть отправлены еще до того, как наступит вечер. — И она, обессиленная, стала смотреть вслед Моргане, исчезающей среди кустов.

— Как бы этот вечер не стал для нас последним, — думала Вивианн, — как бы этот вечер не стал для нас последним...

Ты возвращаешь человека в тление...

Они — как сон, как трава, которая утром вырастает, утром цветет и зеленеет, вечером подсекается и засыхает...

ПСАЛОМ 89:4-6

3

Ты возвращаешь человека в тление...

Прошло три дня с тех пор, как были разосланы Вызовы. Стояло прекрас-гное утро. Старательно отобранные из самых разных частей королевства, один за другим они торжественно входили и садились за деревянный стол Вивианн, образуя пеструю смесь. Горе и радость слились воедино в этом моменте: Старый Путь оказался уничтоженным, и Авалон вместе с ним... и в то же время прошло больше трех дней, как Артур тяжело ранен, — и он был все еще жив. Время совершения чудес.

Как уже говорилось, каменный дом Вивианн уютно примостился под сплетенными ветвями самого старого яблоневого сада во всей Британии. Здесь, у подножья Тора, мох густо покрывал обвитые плющом стены и само время, казалось, проходило незаметно для внешнего мира. «Милости просим, странник, — как будто говорило все вокруг, — заходи, оставайся с нами... оставайся навсегда. Заходи, оставайся! Крепко выспись. Оставайся...»

И в это прекрасное утро серый дым вился над трубой, смешиваясь с холодным осенним воздухом, насыщенным запахами яблонь и мокрых листьев. В эту ночь двадцать душ молча сидели перед камином — двадцать плюс одна. И эта одна умирала.

— Друзья... товарищи трудных лет, — начал Артур, понимая, что он должен прервать молчание. — Мы здесь для того, чтобы видеть, как уходит эпоха, прекрасная эпоха! Веемы слишком хорошо знаем, какая великая беда обрушилась на Двор Камелота, разнося насилие и кровопролитие по всему королевству. На нас напали изнутри и снаружи — основы Старого Пути гибнут. Королева теперь несет христианское сознание на эти Острова и безжалостно борется со всеми последователями Старой Веры. Даже Авалон стал ее мишенью, и он тоже может погибнуть от ее рук. Пока мы здесь говорим, эта угроза висит над всеми нами.

Б народе прошел слух, что я, его Король, погиб вместе с Камелотом. И сразу же явились мелкие правители и дворяне, которые чинят насилие над всеми и каждым, будь то британец или кто-то другой. Даже сейчас нас преследует огромная армия христиан, кельтов и саксонцев, вместе с нашими бывшими единомышленниками, руководимыми моим собственным сыном. Так что, друзья мои, очень скоро все пути сойдутся здесь, и наша участь будет окончательно решена. На нас сейчас лежит ответственность за то, чтобы с честью встретить неизбежное. — И Артур, сидевший в кресле в самом дальнем конце стола, без сил откинулся на спинку, тогда как глаза всех присутствующих в немом отчаянии следили за ним. Моргана быстро бросилась к нему, чтобы поддержать.

Напротив Короля сидела Вивианн, силуэт которой на фоне пылающего камина казался силуэтом древней старухи. Она подалась вперед, мгновенно ощутив, что настала ее очередь продолжить то, чего не сказал Артур.

—Как вы уже слышали, —начала она твердым, хорошо тренированным голосом Верховной Жрицы, — великие силы тьмы быстро приближаются к нам — истина, подтверждение которой мы получили в Даркенстоуне, Поэтому я созвала этот совет, чтобы решить, как встретить грозящую нам опасность. Как гласит древняя мудрость, только осознание опасности, нависшей над тем, что мы любим, позволяет нам ощутить протяженность времени — и почувствовать во всем, что мы видим и чего касаемся, дыхание веков. Так что теперь, друзья, я истинно вам говорю: кровь наших предков, всех прошедших поколений, взывает ко мне, прося о спасении... о сохранении и возмездии! Знайте же, что я, как Владычица Авалона, буду их ушами и оружием, пока они не будут удовлетворены. — И она едва заметно кивнула Сиан, своей служительнице, которая стояла в ожидании, когда можно будет приносить еду и питье.

Хорошая еда в те дни была редкостью, как, правда, и сам остров Авалон. Вскоре на длинном столе из яблоневой древесины, блестевшем, как стекло, от постоянной полировки пчелиным воском, появились яства: небольшие поджаристые булочки, роскошный желтый сыр, сушеные фрукты и медовый напиток. Однако никто не проронил ни слова.

— Друзья, давайте поблагодарим за пищу, каждый на свой манер, — сказал Артур, борясь с толстым слоем бинтов, которые не давали ему сесть прямо. — Учитывая, что нас ждет впереди, все мы нуждаемся в подкреплении. — Он взял хлеб, переломил его и осторожно положил обе половинки на свою деревянную тарелку—не откусив ни от одной из них, что заставило всех сидящих за столом обменяться обеспокоенными взглядами.

— Вы должны что-нибудь съесть, Ваше Высочество, — сказал Кэй, который уже сидел справа от него, — потому что вы больше, чем любой из нас, нуждаетесь в таком подкреплении. — С этими словами он взял тарелку и протянул ее Артуру, но тот со вздохом отвел его руку.

— Пожалуйста, брат, ради меня, — добавила сидевшая слева от него Моргана, заставив себя улыбнуться. — Хотя бы кусочек чего-нибудь. — И она вложила кубок с медом в его руку, обвив ее своей. Артур, улыбнувшись сестре, взял кубок и сделал глоток, чтобы доставить ей удовольствие. Бросив взгляд вниз, Моргана с ужасом заметила, что на чистой повязке проступило кровавое пятно. Она перевела глаза на Кэя, который ответил ей взглядом, лишенным всякой надежды.

— По меньшей мере прошлое в безопасности, — спокойно сказал Артур, кладя голову на спинку кресла. — Этой победы никто не сможет у нас отнять.

— Есть хлеб без всякой надежды — значит медленно умереть от голода, — вмешался Марк Куномор из Дора, символически кладя обратно и свой хлеб.

— Да... время и слова невозможно вернуть обратно, — эхом откликнулся Гуалхмай, пожимая плечами, — но вопрос в том, что дальше? Мы здесь собрались, чтобы составить план вне прошлого.

— А я говорю вам, прошлое — это ведро пепла! — поднял голос Бедуир, не в силах сдержать гнева. — Владычица Авалона!

— За пределами прошлого? — донесся слабый голос Короля. — А действительно ли существует это «вне»? — И опять все замолчали, охваченные отчаянием.

* * *

— Артур, — заговорила наконец Вивианн, — никогда не забывай одной вещи: слава соткана из великих ошибок — слава как прошлого, так и будущего. И ошибка значительно больше, чем просто твоя собственная: в нее внес какой-то вклад каждый из присутствующих, и не меньше других я сама. Я — Владычица Авалона, но я не хозяйка Тора. Только КНИГА ФЕ-РИЛЛТ рассказывает о таких секретах, какие хранятся здесь, и никто из смертных никогда не овладевал этим знанием. Где она лежит, поджидая нас? Я не знаю.

— На моей земле, — начал Мак Эрка, один из Старших друидов с острова Иона, громко прочищая горло, — рассказывают о другой священной книге — книге, которая спрятана здесь, в Авалоне. Может быть, она сможет дать нам необходимую мудрость; говорят, в ней скрыта небывалая сила далекого прошлого, Времени Легенд! Владычица, что ты знаешь о Горхане?

Присутствующие обменялись взглядами, в которых промелькнул живой интерес: среди них не было человека, не слышавшего о легендарной книге. Только Артур не шевельнулся.

Вивианн нервно заерзала в кресле, понимая, что следующее слово за ней. После напряженного минутного молчания она неожиданно резко оттолкнула свое кресло и встала.

— Нет... — решительно сказала она, — мне очень жаль, но Горхан не принадлежит мне. Я тоже слышала рассказы, до меня доходили легенды, но сама я никогда не видела пергамента и не знаю, где он хранится. Теперь вы знаете о моем, бессилии... моем стыде. Камелот мертв, Авалон умирает, и я бессильна помешать этому.

После этих слов со всех сторон послышались тихие голоса, в которых звучало сомнение: Легенды Маелдреу всегда предполагали, что Владычица Озера хранит эту священную книгу, используя ее магическую силу для защиты Авалона от всех бед. Вивианн, испытывая стыд и отчаяние оттого, что не смогла оправдать ожиданий, медленно опустилась на свое кресло и закрыла лицо руками. Она была опустошена... казалось, сказать было больше нечего.

Но тут Артур, сидевший у противоположного конца стола, неожиданно выпрямился и улыбнулся. В этот момент всем показалось, что взошло солнце и растопило повисшее в воздухе напряжение.

— Могу ли я, Владычица Авалона, вернуть тебе кое-что из твоего замечательного напутствия? Ведь то, что мы не можем найти решения, ни в коем случае не является твоей виной! И король, и жрец всегда помнили, что «тот, кто не наполняет свой мир призраками, остается один». Тебе не в чем себя винить. А что касается Легенды, что ж —может быть, великий спасительный секрет лежит здесь, под зеленым дерном, ожидая, когда его найдут...

Слова Короля неожиданно были прерваны донесшимся снаружи шумом. Возбужденные мужские голоса то усиливались, то смолкали, сквозь окна стали видны факельные огни, на тропе, ведущей к дому, послышались шаги многих ног. Внимание всех присутствующих было приковано к двери, которая внезапно распахнулась, и в комнату, без всякого приглашения, вошли два старых человека, одетые в одежды из грубой ткани и кожи, — каждый держал над головой пылающую головешку. Потрясенная Вивианн вскочила с кресла, не в силах прийти в себя от возмущения.

— Что здесь происходит? — крикнула она гневно. — Кто посмел... — но ее слова были прерваны другим голосом, донесшимся из-за двери:

«Ты возвращаешь человека в тление...»

При звуке этого голоса умирающий от ран Артур быстро вскочил на ноги, как будто его подняла неведомая сила, — его руки, обхватившие стол, дрожали, лицо стало белым, как полотно. Перепуганные Кэй и Моргана быстро поднялись, чтобы поддержать его с обеих сторон.

«... как трава... которая вечером подсекается и засыхает!»

Широко открытые немигающие глаза Артура были прикованы к двери, где державшие головешки люди расступились, освобождая дорогу. Часть присутствующих с недоумением наблюдала происходящее, удивленные возгласы остальных говорили о том, что они не в силах поверить в происходящее. Вскочившая в гневе Вивианн медленно опустилась в кресло, испытывая благоговейный ужас.

—Это невозможно... —опять и опять повторяла она шепотом, тогда как Король, по-видимому, вообще лишился дара речи. Между двумя стоящими у двери людьми показалась согнутая фигура еще более старого человека; одет он был в плотную серую тунику, а в руках держал прекрасный резной посох из скрученного дерева, в верхней части которого красовалась королевская эмблема Валлийского Дракона. Его редкие волосы и борода были абсолютно белыми, тогда как глаза оставались ясными и серыми... искрящимися и лишенными возраста.

— Владычица Авалона, — сказал один из проводников, отвешивая низкий поклон, — меня зовут Лаилокен, моего товарища — Маелдинус. Мы пришли издалека в ответ на твой зов и благополучно привели с собой из Каледонских лесов Лорда Талиесина. Для него это был трудный переход, моя Владычица, но он настаивал на том, чтобы сделать это немедленно. Теперь мы вручаем его вашей заботе. — И оба, склонившись в низком поклоне, скрылись за дверью.

— Открой, кто ты есть! — заговорил наконец вошедший, и его голос, высушенный прожитыми годами, вызвал холодок отдаленного узнавания, как будто ледяной ветер пронесся по комнате.

Сильное создание допотопных времен,

без плоти, без костей, без вен, без крови.

Оно часто появляется из тепла Солнца

и холода Луны...

Одно существо, из которого сотворены все создания

в результате одного ужасного взрыва...

— Скажи мне, каков ответ? — и Талиесин, громко рассмеявшись, прошел уверенным шагом к тому концу стола, у которого стоял Артур.

—Мерлин... — прохрипел Король. — Мерлин, это ты? Живой? — И Кэй подхватил его как раз вовремя, чтобы помочь ему опуститься на свое место. Старый человек опять рассмеялся.

—Мерлин? Хммм, Мерлин! Нет... если только я не появляюсь, как ветер, под одним и тем же именем! Значит, Я и есть твой ответ?

— Садитесь, Господин Друид, ваше присутствие — большая честь для нас — сказала Моргана, заливаясь румянцем от переполнявших ее чувств. Но голос и легкая улыбка девушки выдавали ее сомнение относительно личности посетителя.

— Прежде чем я присоединюсь к вам, — ответил человек, тоже с улыбкой, — позвольте мне избавиться от этого «знака возраста», иначе каждый из вас будет считать меня немощным! — И он медленно пересек комнату, оставив свою палку у двери. — В конце концов, девяносто один год — это не так уж много, не правда ли? — Он громко хмыкнул и, подойдя к столу, занял место Морганы рядом с Королем. — Неужели годы изменили меня так сильно? — И Друид протянул руки к Артуру.

— Мерлин, это ты! Когда уже не было никакой надежды... — По лицу его катились слезы, он устремился навстречу старцу, и его забинтованная голова нашла наконец покой в своем любимом прошлом. В течение нескольких следующих минут в мире опять все было хорошо.

—Мерлин? Артур с Горы Ньюэйс?.. этих имен я не слышал много-много лет, — задумчиво говорил старый человек, пока Кэй помогал Королю вернуться на свое кресло. — Да, прошла целая жизнь с тех пор, когда кто-нибудь называл меня этим именем! Видишь ли, мой мальчик, после того, как ты женился, я отправился вместе с большой группой моих собратьев-друидов к северу от Великой Стены Альба, чтобы найти место, где бы мы могли прожить оставшиеся дни в мире и согласии; там жители гор дали мне имя Талиесин, что на их языке означает «дарящий свет». И с тех пор я жил там в никому неведомых садах... пока весть о смятении в Авалоне не достигла моих ушей. — В этот момент, казалось, темная туча прошла через его лицо. — Посланцы сообщили нам, что наш Король еще жив, но его дни сочтены; мне пришла в голову мысль, что я мог бы оказать некоторую помощь! — В его глазах промелькнули озорные искорки.

— Великая душа, мы без тебя действительно чувствовали себя совсем потерянными, — сказала Вивианн, которая успела успокоиться, вернее, почувствовала облегчение, и на лице ее появилась улыбка. Наполнив тарелку, она предложила ее гостю.

— Нет, покорнейше благодарю, — сказал Мерлин, качая головой, — но я не могу думать о еде, когда мой Медвежонок так страдает. — И, наклонившись к Артуру, чтобы лучше его рассмотреть, он опять покачал головой. — Поистине, тебе пришлось дорого заплатить за прожитые годы, мой мальчик. Моргана, детка, не могла бы ты попросить Маелдинуса принести мою сумку? Посмотрим, чем Шестнадцать Лекарей Дианкехта могут помочь нашему Королю.

— Сейчас, мой Господин, — и девушка, сопровождаемая Передур и Гаувайн, быстро исчезла за дверью.

— Вивианн... дорогая Вивианн, сестра моя, я вижу, что долгие годы служения тоже запечатлелись на твоем лице; и несмотря на это, ты так же прекрасна, как была всегда! — И старый Друид остановил пристальный взгляд на столе, как будто действительно пытался заглянуть в прошлое, потом заметил на ее щеке одинокую слезу.

Владычица Авалона быстрым движением вытерла слезу и обратилась к Друиду:

— Ты знаешь так же хорошо, как и я, брат мой, что в последнее время боги не баловали нас наградами, званиями или грамотами — они оставляли нам только шрамы. Здесь все могут ими похвастаться! — сказала она с улыбкой. — Что ж... просто судьба часто выбирает странные пути. Тебя уже долгие годы считали умершим.

— Умершим, — фыркнул Мерлин. — Что ж, искусство жизни — это часто также искусство узнавания того, какой ложной бывает вера! Но в данном случае глаза — лучшие свидетели, чем уши. Ты не согласна?

На лицах присутствующих появились улыбки, но тут вернулась Моргана, неся лекарства Друида для раненой груди Короля — кучу всевозможных мешочков и крошечных бутылочек.

— Могу я попросить, чтобы все присутствующие на время нас покинули? — спросил Мерлин. — Все, кроме Кэя и моих спутников. Король требует полного моего внимания.

— Да, конечно, — ответила Вивианн, жестом приглашая сидящих за столом подняться. Но когда она направилась к выходу вместе с остальными, Мерлин придержал ее за рукав и привлек поближе, чтобы никто не смог услышать.

— Сестра из Авалона... возможно, у меня есть также лекарство от того, что причиняет боль тебе, — сказал он со странной полуулыбкой. — Проследи, чтобы были подготовлены факелы, а также лопаты для раскопок. Как только я здесь закончу, мы встретимся у подножья Тора. Легенда ждет нас, она может оправдать наши самые смелые надежды. — И Вивианн молча вышла из комнаты, зная, что больше ничего говорить не нужно.

***

Я наконец поднял глаза и широко улыбнулся, как маленький ребенок, оцарапавший колено. Надо мной наклонился Мерлин, положив свои испещренные годами руки мне на плечи, — на мой обеспокоенный взгляд он ответил взглядом, исполненным спокойной уверенности.

— Не беспокойся, Медвежонок. Мы найдем способ привести все в порядок. Но сначала выпей это, — и он протянул мне крошечный пузырек с оранжевой жидкостью. — А теперь закрой глаза... сиди спокойно и слушай.

И Друид тихонько произнес-пропел:

CUM SINT DIFFICILLA ARTURUS ТША

QUARUM BRENNIUSNESCIT PENITUS

QUOD EST VIRI VIA IN ADOLESCENTULUS

Хотя слова для меня не имели никакого реального смысла, это казалось совершенно неважным—их произнес Мерлин, и этого было достаточно. Но их действие, а может, это было действие трав, оказалось мгновенным и очень сильным: голова моя закружилась, а тело перестало болеть. И это было еще не все!

За окном жилища послышалось тихое, но настойчивое постукивание. И я знал, что если я вдруг открою глаза, то увижу большого черного Ворона, взгромоздившегося на наружный подоконник!.. он должен быть там! Я продолжал прислушиваться к голосам из прошлого, в то время как мой ум погружался в сон, от которого, я надеялся, я никогда не проснусь. Почему? Потому что наконец я был дома и знал это — мы коснулись дна в последний раз.

И я точно знал, что я опять в безопасности, что я подчиняюсь замыслам Мерлина...

Тайны такого рода не могут быть раскрыты, за исключением

тех случаев, когда в этом есть настоятельная необходимость! Если я пытался описать словами подобные секреты ради развлечения или в том. случае, когда в этом вообще не было необходимости, Дух, который предоставлял мне такую возможность, тут же покидал меня, заставляя пережить величайший кризис.

Джеффри Монмутский, HISTORIA

4

Гурманы Калена

К тому времени, как наша группа постепенно собралась у подножья Тора, готовая к восхождению, время перевалило за полночь и стояла кромешная тьма. Десять моих старых соратников несли зажженные факелы, которые рвали на части тьму, превращая ее в море теней, отбрасываемых ветками яблонь. Жутковатый серый туман, рожденный необычно холодным ночным воздухом, медленно плыл над теплым травяным покровом у наших ног.

Мерлин стоял в стороне, тяжело опираясь на свой посох, погруженный в глубокую думу. Он казался совершенно удивительным для человека, которому перевалило за девяносто, но ведь он был удивителен в любом возрасте! Наконец пришла Вивианн в сопровождении Морганы и Сиан: три фурии, одетые в черное. Что касается меня, то я спокойно сидел на камне, ожидая, пока все соберутся, заботливо избавленный от боли искусством Мерлина. Хотя мое измученное тело испытывало огромное облегчение, Друид предупредил меня, что он может только предвосхищать судьбу, но не изменять ее. Но как ни зловеще звучали подобные мысли, благословением было уже то, что мой мозг стал наконец ясным. Проклятие же заключалось в том, что армия ожесточенных мужчин наверняка скоро догадается, где я сейчас нахожусь, и, как буря, обрушится на мирные берега Авалона. Эта мысль заставила меня содрогнуться, но тут Мерлин поднял свой посох. В то же мгновение наступила полная тишина.

—Товарищи — старые друзья, избранные богами! Мало кому удавалось стать свидетелем того, что скоро предстанет вашим глазам. Перед нами сейчас стоит невероятная задача: попасть за пределы этого мира и сохранить на все времена сущность того, что мы есть и чем стремимся быть. Это не просто дело судьбы, это пророчество: еще очень давно Катрены Брана предостерегали против этого момента, но одновременно они предсказывали решение. Это решение, друзья мои, хранят эти загадочные слова:

ТЕМНАЯ ЛУНА СОЗЫВАЕТ СТАРЫХ ДРУЗЕЙ

ОСЛАБЕВШЕЕ СОЛНЦЕ ВНОВЬ РАЗГОРЕЛОСЬ НА ВРЕМЯ

АРМИИ ФАНАТИКОВ ПОТЕРЯЛИСЬ В ТУМАНЕ

ДРЕВНЯЯ КНИГА, ОТКРЫТАЯ ПОД ДРЕВНИМ ХОЛМОМ

— Таковы мои ключи к разгадке, мои вехи. Сейчас мы должны отправиться все вместе, под этой темной луной, чтобы самим раскрыть секреты этого древнего холма. Артур, сын Дракона, вернувшийся к жизни, пойдешь ли ты опять рядом со мной?

Мерлин протянул руку, и я присоединился к нему — два немощных старых человека, вместе бредущих по тропе! Но оба мы излучали великую, невыразимую радость быть именно теми, кто мы есть, не меньше.

* * *

После очередного поворота запутанной извивающейся тропы нашему взору открылось большое созвездие, известное нам под названием Каер Арианрход. Здесь мы на какое-то время задержались, пока Друид тщательно изучал скопление огромных валунов, которые, казалось, были грубо «натыканы» в склон холма. Он ходил взад-вперед по маленькому участку склона, с силой стуча своим посохом по дерну, пока наконец в ответ не донесся из-под земли глухой звук. Мерлин громко рассмеялся.

— Ага! — торжествующе произнес он, и в голосе его звучало облегчение. — Я знал, что найду его опять, — знал, что я не мог забыть! Фергус, Будис, Като... мужчины, которые пришли с нами, поднимайте и сдвигайте эти камни! То, что мы ищем, мы найдем под этой травой. Начинайте! — И мужчины вышли вперед, объединив свои усилия против огромных камней, которые лежали здесь так долго, что почти стали частью этого склона.

Но постепенно они сдвинулись с места... один за другим... всего пять. Тем временем остальные уже рыли землю. Мерлин стоял рядом, с довольной ухмылкой на лице: его, конечно, забавлял такой энтузиазм, которому никто, кроме него, не мог бы дать объяснения. Почему вы копаете, друзья мои? И что вы хотите найти под всей этой пылью? Я буквально слышал его молчаливое ликование!

Но ответа не пришлось ждать слишком долго. Через несколько минут нашему взору открылась массивная круглая дубовая крышка с тяжелыми железными заклепками и кольцом. Все стояли, затаив дыхание, и ждали, что скажет Мерлин.

— Кэй! — позвал Мерлин. — Попытайся открыть это. Тяни вверх! —И Кэй, самый крупный из мужчин, впервые за весь вечер оставил свое место рядом со мной и медленно подошел к крышке. Он долго и внимательно изучал ее, потом захватил кольцо руками, поставил пошире ноги и рванул его на себя.

Деревянная крышка поддалась и плотная волна спертого воздуха вырвалась наружу — как будто сам Тор сделал мощный выдох. Кэй поморщился и вернулся на свое место рядом со мной. Мерлин подошел к открывшемуся проему и заглянул внутрь, потом удовлетворенно покачал головой.

— А теперь все слушайте, что я скажу! Этот проход хорошо известен с глубокой древности, он даже упоминается в Книге Фериллт под названием «Ворота Теина». В наши времена те, кто знал, где он находится, назвали это место ПОДЗЕМНЫМИ ПЕЩЕРАМИ БРИТАНИИ

--------------------

HOLLOW (англ.)- Здесь и дальше (раздел IV Гримуара 3) автор использует это же слово для обозначения сокровищ, хранящихся в этих пещерах. — Прим. перев.

и считали его самым лучшим входом в Потусторонний мир. Когда давным-давно римские варвары разграбили наш любимый Англси, именно здесь несколько храбрых человек собирались укрыть 13 СОКРОВИЩ КИМРИ. Так что они могут лежать здесь в целости и сохранности, охраняемые Гвинном ап Ниддом, самым могущественным из Подземных Королей, пока не наступит конец света. О, я должен был бы сказать «пока над нами не нависнет самая серьезная опасность...», ибо она уже стучится в дверь, иначе мы не стояли бы здесь. Принесите факелы!

Факелы воткнули в землю вокруг проема, и взору присутствующих открылся влажный туннель. С одной стороны были видны два высеченных камня, которые выглядели как сделанные кем-то ступеньки, ведущие вниз. С другой стороны стоял дольмен — арка, образованная тремя огромными камнями, ведущая в глубину горы. Только богам известно, сколько времени этот каменный вход хранил секреты под грудой валунов, их возраст мог выдать только толстый слой пыли, которая поднялась, когда туннель опять задышал после прошедшей вечности.

— Трое из вас пойдут со мной внутрь! — донесся голос Мерлина сквозь пыль и ветер. — ...Только трое, так велят древние законы. — И после минутного размышления он добавил: — Вивианн, Моргана и... — и Король Артур, если ты испытываешь интерес к такой тайне, как эта. — Я кивнул и, присоединившись к Владычице, направился к краю открывшейся ямы. Я чувствовал себя так, как будто это опять был один из старых вызовов Мерлина времен моего отрочества — почувствовал нутром, и гораздо скорее, чем вспомнил!

Мерлин сделал знак, чтобы мы отошли в сторону, пока сопровождающие нас не скроются из виду, потом присоединились к нему. Мы все трое всматривались во тьму туннеля, пытаясь разглядеть то, что находилось внутри, но острый угол открывшегося прохода не позволял этого сделать. Друид не взял с собой факела, вместо этого он нес небольшой масляный фонарь, похожий на те, которыми пользовались римляне. Он медленно опустил фонарь вниз, и теперь только его огонек освещал причудливые неожиданные изгибы туннеля. Вдруг Мерлин закрыл глаза и глубоко вдохнул воздух — действия, которые я хорошо помнил: завеса задержки между мирами спустилась на него... бог был готов говорить!

«Ipse nihilominus Terra Coelum Mare...

Ipse quoniam Dominus serpens avis est et Navis!

Cuius non difficile sed impossibile vias investigare».

— Ты, кто есть Земля, Небо, Море... — вторила ему Вивианн нараспев подобно эху. — Ты, поскольку ты есть Бог, ты есть Змей, Птица, Небо! Ты, чьи пути постичь не трудно — невозможно...

— Чьи пути? — наклонился я ближе.

— Почему ты, Король всех этих гор, не знаешь этого? — Ее голос напоминал слабый шелест песка. — Бога охоты, который был Хранителем земель под этим холмом еще до того, как фериллты дали ему имя Гвинн an Нидд! Прежде чем мы отважимся войти, мы должны получить от него знак. Слушай! Разве ты не слышишь... Дыхание Дракона? — Глаза Владычицы расширились от благоговейного ужаса, пока я изо всех сил пытался различить знак среди завываний ветра.

И тут я действительно его услышал, в этом не могло быть никаких сомнений! Откуда-то из самых глубин Тора донесся неожиданный порыв воздуха —непохожий на все остальные, потому что он принес с собой звуки голоса, густого и страшного, проснувшегося после тысячелетнего сна. В моем сознании одна за другой вспыхивали картины кровопролития и великолепия, битв и каменных кругов, и наконец — изумрудный холм над внутренним морем... огонь и меч, а потом образ темного бога на темном подземном троне. Правитель возник как видение, расплывающееся в дыхании змея.

— Теперь мы можем войти, — сказал Мерлин, заставив себя улыбнуться. Он выпрямился и расправил мантию. Шаги его эхом отозвались от каменных глыб, когда он вошел в проход, низко согнувшись, чтобы вписаться в проем под дольменом. — Артур...

На какое-то мгновение я заколебался, потом последовал за ним, сопровождаемый двумя жрицами. Воздух в Подземной Пещере был спертый и влажный. Дрожь пробежала по моему телу, когда я увидел ее массивные стены, освещенные слабым светом фонаря, который нес Мерлин. Моргана беспокойно оглядывалась на тени, потом прижалась к плечу Вивианн. Друид опустился на колено перед чем-то, что напоминало своего рода круглый каменный стол, и наклонил голову.

Когда наконец мои глаза привыкли к полумраку, я увидел, что мы стоим у края помещения гигантских размеров, облицованного камнем, в центре которого неясно вырисовывается алтарь, больше похожий на перевернутое на бок колесо. На его поверхности был разбросан ряд предметов, которые, казалось, светились своим собственным светом. Рядом с ними я различил силуэт Мерлина, по-прежнему неподвижный в таинственной мгле... может выжидающий?

Потом какое-то движение неожиданно привлекло мое внимание: темная тень, словно привидение, проплыла через комнату. Моргана громко вскрикнула и прижалась к ближайшей стене, Вивианн стояла неподвижная, как камень, ее глаза были прикованы к Друиду, который начал медленно поизносить слова каким-то страшным голосом — это был не его голос. Жрица тоже отодвинулась назад.

«Я ТОТ, КТО ОБОЖАЕТ ОДИНОЧЕСТВО.

УЕДИНЕНИЕ — МОЕ ДЫХАНИЕ...

МОИ НОГИ ТВЕРДО СТОЯТ НА МОГИЛАХ,

И ВОСКРЕСЕНИЕ МЕРТВЫХ — МОЯ ПИЩА!

ПОТОМУ ЧТО Я — КОРОЛЬ... КНЯЗЬ ВСЕГО,

ЧТО ЕСТЬ НА ЗЕМЛЕ И ПОД ЗЕМЛЕЙ.

И ВО ВСЕЙ БЕЛИЗНЕ ЗВЕЗД

ВОЗВОЖУ ТЕМНЫЕ СТЕНЫ ВРЕМЕНИ

НАД БЕЗДНОЙ!»

— Мы признаем твое место, о Подземный Король, — вежливо ответила Вивианн, — вне всякого сомнения... но мы просим тебя обратить внимание на наше отчаянное положение. Потому что Земля — твоя земля — истекает кровью, прогибается под тяжким гнетом. — И, отведя глаза, она проглотила слезы. — Мы боимся, что может быть уже слишком поздно. Сейчас появилась великая нужда опять открыть Книгу — Горхан, — чтобы защитить Сокровища Британии... удалить их из этого мира человеческой глупости, который сейчас угрожает им. Как Владычица Авалона, верный и давнишний хранитель Священных Мистерий, молю тебя: не позволь символам нашей веры попасть в нечестивые руки.

И Вивианн подняла голову, удивленная своими собственными словами, — удивленная тем, что ей, а не Друиду, был дан голос, чтобы высказать просьбу. Вслед за этим, так же внезапно, как и появилась, таинственная тень переместилась в дальний угол и медленно растаяла. Остались лишь несколько тонких, пыльных лучей солнечного света, падающих на поверхность круглого камня. Мерлин тихонько застонал, потом зашевелился, как будто пробуждаясь от долгого глубокого сна, и оперся о свой посох.

—Благодарю тебя, Владычица Озера... —произнес он после того, как ему удалось восстановить свое дыхание. — Эти слова действительно были внушены тебе Богиней... и, я верю, они могут нас спасти. Смотри! — С трудом поднявшись на затекшие ноги, Мерлин показывал в сторону камня. С губ Морганы опять сорвался почти неслышный вздох.

Пустое пространство над алтарем заполнило кольцо яркого пурпурного света. Вслед за этим послышался слабый звук, напоминающий еле различимое жужжание, вибрации, которые становились все сильнее, пока весь воздух не начал гудеть от наполнившей его энергии. Голубой энергии. Потом ее уже можно было видеть — лазурный туман, стелющийся над головами, казалось, говорил: «Они здесь... возьмите их, унесите их, чтобы спасти. Здесь... сюда!» И в то же мгновение Мерлин и Вивианн сделали шаг вперед.

Оба сбросили верхнюю одежду, оставив ее на краю камня.

— Идите сюда, Артур... Моргана, — послышался их шепот. — Будьте осторожны, помогите нам спрятать эти священные сокровища, пока еще остался Свет Ахрена. Прежде чем зайдет луна, они должны быть доставлены на вершину Тора. У нас слишком мало времени!

Вскоре весь священный набор — всего тринадцать — с большой тщательностью был спрятан в складках их одежд, готовый покинуть свое тысячелетнее хранилище.

— Ах... — на лице Мерлина появилась широкая улыбка, морщины, избороздившие его лицо за девяносто лет жизни, внезапно разгладились. — Они здесь! Разве я мог подумать, что доживу до того, чтобы увидеть Гор-хан! — И он перекрестился, наложив на себя знак Трех Лучей, на его лице было ликование. Друид взял книгу, как самую дорогую сердцу вещь, и заботливо устроил ее у себя под мышкой. — А теперь мы действительно готовы к тому, чтобы идти дальше! — торжествующе добавил он. — Готовы вести битву так, как мы этого хотим. Никто теперь не сможет утверждать, что имеет над нами численное превосходство... никто! — И мы с Морганой последовали за ними в поджидающую нас ночь.

* * *

Когда мы наконец вышли на поверхность, неся с собой не только Трофеи Аннона, но и надежду для Авалона, приглушенный шум прокатился по стоящей у входа компании.

— С вами все в порядке, Ваше Высочество? — кинулся ко мне Кэй, который всегда был начеку.

— Да, мой друг, — честно ответил я. — Каким-то образом боль отпустила меня, во всяком случае на время. — Я потрепал его по плечу, чтобы успокоить, и стал искать в толпе Мерлина. Но его нигде не было видно.

Потом наконец я увидел его далеко впереди: Друид уже начал свой путь к вершине — вместе с Вивианн и легендарной Книгой.

«Я должен быть там, рядом с ним, — подумал я, испытывая что-то вроде зависти, — ...как это бывало раньше». В этот момент Кэй мягко коснулся моей руки, чтобы заставить меня идти вперед.

— Мы должны следовать за ними, сир, если вы в состоянии. — И он указал на длинную ленту тропы. — Послать за носилками?

Улыбнувшись ему в ответ, я покачал головой и присоединился к общей шеренге. Но когда я оглянулся назад, холодок прошел по моему телу: что это было? Серый, зловещий густой туман вился по нашему следу...

Когда мы достигли вершины, Мерлин уже стоял в самом сердце каменного круга и с чрезвычайной осторожностью доставал принесенные им свертки. Он медленно снял обертку, предоставив находившиеся там предметы на всеобщее рассмотрение, потом поднял свои тонкие руки, чтобы успокоить собравшихся. Сразу установилась напряженная тишина.

— Дорогие мои друзья, в эту ночь наш мир полон страданий, — начал Друид, в то время как серый густой туман наконец окружил нас со всех сторон. — Но он также полон силы, способной преодолеть их. — И он поднял в воздух Горхан — его бронзовый переплет засветился отраженным светом факелов. — Говорят, что религии рождены мечтами... а мечты всегда должны выходить наружу! Но в мечтах начинается ответственность. В эту ночь наша задача состоит в том, чтобы сохранить нашу религию — наши мечты для будущих поколений, для самой Земли! Вот в чем заключается наша ответственность: не дать тем, кого вообще не заботит Человеческий Дух, захватить величайшие духовные сокровища, которыми мы обладаем. Эти сокровища лежат здесь, перед нами, тогда как волки, пожирающие все духовное, разбили лагерь на берегах Авалона и ждут, когда наступит рассвет. Что нам остается сделать? Только вы, стоящие здесь защитники, можете благополучно передать то, что хранили Подземные Пещеры нашего мира, Туманам Калена. Кто хочет идти? Кто среди вас питает надежды на лучшую жизнь среди туманов Потустороннего мира? Выйдите вперед, защитники Авалона!

* * *

Среди присутствующих не нашлось никого, кто бы остался сзади: все мужчины и женщины храбро шагнули вперед, на всех лицах была написана решимость, готовность сделать все, что потребуется. Но Мерлин опять поднял руку.

— Только я должен предупредить вас, — сказал он, обводя взглядом присутствующих, — тому, кто оказался среди Туманов Калена, нет возврата в мир живущих — ваши битвы будут закончены. Слушайте меня! В Горхане Маелдреу приведены самые могущественные знания, известные человеку: РИТУАЛ ИЗГНАНИЯ, способный обеспечить всем накопленным сокровищам Кельтской Души священную безопасность на все времена. Но каждому Сокровищу Подземной Пещеры нужен страж, и, если выбор сделан, он сделан навсегда: сказано — сделано. После того что вы услышали, все, кто хочет отказаться от своего решения, могут сделать это с моего благословения.

Мерлин подождал, но никто не высказал желания отступить. Далеко на востоке небо над горизонтом уже окрасилось в бледно-розовый цвет: рассвет был близок. Обеспокоенный затянувшимся молчанием, я подумал, что, может быть, в намерения Друида не входит включать меня в число сопровождающих Тринадцать Сокровищ. Опасения казались вполне уместными — что может оставаться в мире людей для Короля без королевства?

— Очень хорошо, тогда давайте подготовимся к осуществлению нашего плана! —громко провозгласил Мерлин и поднял первую священную реликвию.

— Кэй, первый слуга молодого Короля, храни как следует пылающий меч КАЛИБУРН — оружие Артура! — Кэй не без колебаний взял мой МЕЧ, бросив на меня вопросительный взгляд, и я одобрительно кивнул.

— Иллан Эмрис из Ленстера, — продолжал он, когда мой старый друг вышел вперед. — Это КУБОК БРАНА, волшебная сила которого излечит каждого, кто выпьет из него, от любых болезней.

— Кадор из Келливика, ты должен сохранить на все времена КОЛЬЦО ГОРТИГЕРНА. На протяжении всей истории тот, кто его носит, получает дар говорить на разных языках.

— Фергус из Дал Раиды, возьми ВОЛШЕБНУЮ ПАЛОЧКУ МАСА, которая когда-то превратила цветы в девушку.

— Като из Думнонии, вот АРФА КЕРАУННОСА, Прекрасного Бога всех знаний. Ее целительные звуки переносят души поэтов через Моря Аннона, дарят мир, знания и защиту.

— Будик из Кимпера, тебе я доверяю хранение ДОСКИ ЖИЗНИ ГВЕН-ДОЛАИ. Еще со времени, предшествующего Времени Легенд, бесчисленные битвы ведутся на ее священных квадратах.

— Эвейн из Северного Уэльса, хранитель КАМНЯ ФАЛА, Лиа Файл — Камня Судьбы — Подушки Иакова, Гибели Альбы, чей голос знает справедливый правитель, береги его как следует.

— Агрикола из Деметии, возьми ЧАШУ КЛЕРИКА, Муис ов Гуиддно, пищи из которой всегда хватало на целую армию.

— Геронтий из Глевума, ты будешь хранить ПОСОХ ВРЕМЕН ГОДА, Слатан Друидеахт, который со времен Фериллт руководит сменой Лета и Зимы.

— Катуаллаин из Диведда, это ЗЕРКАЛО АТМУ, скрытого от нас, чье лицо открывает планы судьбы.

— Дивнуал Давидд из Клайда, КОПЬЕ ЛУГХА теперь навсегда твое. Бывали ли когда-нибудь армии, которые отважились бы пойти против него? Бывало ли такое, чтобы оно не оправдало своего названия?

— Тебе же, Вивианн, Верховная Жрица Богини, я отдаю КОТЕЛ КЕРИД-ВЕН; когда-то очень давно, на берегах озера Бала, в нем впервые был сварен Эликсир Вдохновения. Лучшего хранителя для него придумать нельзя! — Мерлин скупо улыбнулся, глядя в глаза Вивианн, и немного помедлил, как бы предлагая ей право выбора, приличествующее ее высокому положению. Владычица Озера в ответ наклонила голову, выражая молчаливое согласие.

— Хорошо, — промолвил он, — теперь Моргана: с этого дня ты назначаешься Владычицей Авалона. Возвращайся, пожалуйста, к своим женщинам и пусть они готовятся утром отправиться в путь. После этого мы уже не сможем поручиться за их безопасность.

Похоже, моя сестра не была готова к такому повороту событий, потому что ее взгляд, брошенный на Вивианн, был полон смущения. Но очевидно глазами было сказано то, что не было выражено словами, так как Моргана вдруг выпрямилась, низко поклонилась присутствующим и исчезла в темноте.

— И наконец, это тебе, Артур, — Мерлин протянул мне сверток. — Это легендарный ПЛАЩ ПАДАЭНА, который делает своего обладателя невидимым... окружающий мир перестает его замечать. Но грядущие поколения дадут этому одеянию новое имя — Мантия Артура — в честь события, которое должно свершиться в этот самый день!

— Но ты должен знать, Король Отныне и Навеки, — Мерлин намеренно повысил голос чтобы все могли его слышать, — твоя миссия еще не завершена, твоя последняя битва еще не состоялась. Твое время раствориться в Тумане еще придет, но этот час пока не настал. А теперь, Медвежонок, закутывайся в Плащ и становись рядом со мной.

Друид поставил меня в центре круга, а потом, переходя от человека к человеку, перестроил двенадцать других носителей сокровищ в три концентрических круга снаружи, так что самый большой из них касался камней. Вернувшись ко мне, Мерлин окинул всех взглядом, проверяя созданную им скульптуру из живых людей.

— Сейчас я объясню вам Древнюю Магию, которой мы здесь занимаемся... три, четыре, пять! Внутренний круг Абреда, третий круг, представляет собой три принципа земного проявления. Средний круг Гвинидда, четвертый круг, —это четыре великих отдела материального мира. Внешний круг Кеуганта, пятый круг, — это пять Божеств Духа: Трехликая Богиня и Двуликий Бог Света и Тьмы. И в Центре находится Китраул-Паук, тринадцатый, неподвластный влиянию, но настроенный на все, что его окружает, — качало и конец, непроявленная точка, которая порождает и заглатывает все.

Сейчас друзья, мы стоим здесь, готовые образовать могущественную Паутину Ахрена, щит Китраула, который благополучно унесет как Сокровища Подземных Пещер, так и их Хранителей за пределы этого Мира. Все, кто хочет идти с нами, пусть станут между этими двенадцатью и, взявшись за руки, образуют космическую паутину. А теперь за дело!

И они вышли вперед, молча заполняя пространство между стоящими камнями, пока вершина Тора не оказалась охваченной гигантской живой сетью из рук, ног и героических сердец. Я чувствовал невероятную силу, которая проходила через центр, через сеть человеческих рук, неразрывно объединенных одной волей — и этой волей был Мерлин — за этим чудом стояло его предвидение, он и был центром.

Глаза всех присутствующих следовали за Друидом, который медленно прошел к восточному краю живой паутины, где первые лучи восходящего солнца окутали его голову и плечи бледно-золотой аурой. Оперев свой посох о камень, он открыл древнюю книгу и внимательно стал перелистывать пожелтевшие страницы. Наконец, найдя то, что искал, Мерлин несколько раз перечитал страницу, старательно водя по ней пальцем, беззвучно шевеля губами, как будто произносил про себя странные слова. Затем, положив Горхан на стоящий рядом дольмен, он поднял вверх сжатые в кулаки руки и набрал полную грудь воздуха, втягивая вместе с воздухом светлую силу утренней зари. И наконец момент настал...

«ЗАМА, ЗАМА, ОЗЗА...

РАХАМА ОЗАИ»

...Громко произносил он таинственную фразу, повторяя ее снова и снова, пока слова не были подхвачены Паутиной Ахрена, и мощное эхо волной разнеслось над вершиной Холма. Выше, ниже... затухает, опять громче, разносится вокруг... зовет! И Туманы Калена пришли на этот зов.

Подобно тысячам змей, серый туман медленно вползал между высокими камнями, плотным слоем окутывая землю. Он вился внутри и вокруг Паутины, похожий на комья ваты, заглатывая одного за другим моих товарищей, закрывая их толстым слоем призрачной ткани. С того места, где я стоял, я уже не мог разглядеть Друида, поэтому я замотал Плащом Падаэна

голову, чтобы не впускать нежелательных видений, и стал прислушиваться... прислушиваться к морю звуков, шумящему вокруг меня. Наконец, когда мне уже начало казаться, что я больше не выдержу, через всю эту пестроту звуков прорвался голос Мерлина, трижды прозвучавший над толпой:

«АНАИЛ НАСРОК... УТВАСС БЕСУДД... ДОХИЕЛ

ДИЕНВЕ!»

И мгновенно втянутый в вертящийся вакуум, неистовый шум прекратился. Наступившая тишина поглотила все—звуки, движение — настолько быстро, что ее почти больно было слышать. Не зная, чего ждать дальше, я опустил Плащ на плечи и огляделся вокруг.

Мы стояли одни на вершине Тора — Мерлин и я. Не осталось никого из наших товарищей. Ни голоса, ни туман больше не нарушали нашего одиночества... только молчаливые каменные часовые, медленно согревающиеся в лучах утреннего солнца. Но этот покой, как и любой покой, был хрупкой вещью, которую легко разбить.

Вдруг Мерлин насторожился, потом стал внимательно смотреть по сторонам.

— Артур, ты слышишь? Прислушайся!

И я действительно услышал. Откуда-то из-за болот до нас ясно донеслись звуки разбитого там лагеря. Ржание лошадей, бой барабанов, звон металла.

— Да, Мерлин, я слышу. — Сердце мое замерло. — Похоже, мы успели как раз вовремя... ведь Сокровища Авалона уже вне досягаемости, не так ли?

В ответ Друид подошел ко мне, с трудом передвигая ноги, как будто почувствовал себя бесконечно усталым, и обвил своей тонкой рукой мои плечи.

— Будь спокоен, они благополучно покинули этот мир, — сказал он, улыбаясь. — Мы остались одни. Пройдет некоторое время, прежде чем крестоносцам удастся пересечь Озеро. Так что, Медвежонок, не использовать ли нам то время, которое осталось, как подарок судьбы? Идем... давай попытаемся забыть, что они уже здесь! Давай поговорим, только ради нас самих, о будущем.

И великое, удивительное, счастливое забвение спустилось на нас, когда мы отправились навстречу утренней заре, вниз по поросшим травой склонам, туда, где среди древних яблонь мы могли поговорить в последний раз — поговорить об Истине.

Кто удержит радость силою, Жизнь погубит легкокрылую.

На лету целуй ее — Утро вечности твое!

Уильям Блэйк

5

Eх nihilo nihil fit

(Из ничего ничто не происходит (лат.).)

Мерлин, так, значит, это правда, что я потерпел поражение как в Альбионе, так и в Англси, потерял свою веру и свое отечество?

Друид тяжело облокотился о ствол яблони, и на наши головы излился водопад розовых лепестков.

— Иногда больше стоит говорить о поражении, — ответил он с хорошо мне знакомым хитрым огоньком в глазах... — часто оно гораздо интереснее успеха!

Солнце уже поднялось над вершинами окружающих холмов, и земля отогревалась после суровой зимы. Над цветущими ветками яблонь жужжали пчелы, на зеленых склонах, усеянных весенними цветами, паслись олени — в Авалоне стоял прекрасный весенний день, если не считать множества вражеских солдат, которые в этот момент были заняты поисками переправы через Озеро.

Девичий Дом был пуст с утра, большинство жриц отправились искать безопасное убежище в окрестных деревнях. Таким же пустым и холодным был дом Вивианн. В этот день ни в одном очаге не плясал веселый огонь, хотя и не все покинули Авалон. В саду камней сидела Моргана, окруженная небольшой группой женщин, которые решили остаться, чтобы помочь чем смогут. Она как раз собиралась отдать приказ, чтобы мужчинам отнесли еду и питье, когда показался один из воинов Артура, которые расположились на берегу недалеко от них. Он остановился на краю тропы и отвесил легкий поклон, ожидая, прикажут ему подойти или удалиться. Моргана жестом велела ему приблизиться.

— Владычица, — начал человек, с трудом переводя дыхание после быстрого бега, — на противоположном берегу заметно усиленное движение — люди готовы к переправе, плоты уже сколочены. И там не одна, а две армии. Наши шпионы сообщили имя одного командующего — это собственный сын Короля, Амр, которого солдаты теперь называют «Мордредом» после победы при Камланне, одержанной им над его отцом. Вторая армия — это армия христианских фанатиков, руководимая молодым монахом по имени Гиддас. Наши люди говорят, что поднять эти силы монаху помогла Королева Гвиневера! Они движутся к Авалону, — сказал человек в отчаянии. — Я должен видеть моего Короля, Владычица. Он наверняка знает, что делать.

— Король уединился с Мерлином, — твердо ответила Моргана, — и его нельзя беспокоить. Мне остается тебя заверить, что твое сообщение будет передано в нужное время. А пока возвращайся на свой боевой пост. Гвиар, сестра... Лунед! Проследите, чтобы с этим добрым человеком передали еду. Да благословит тебя Богиня.

Солдат опять поклонился и поспешил туда, где стояло войско Артура.

«Насколько безопаснее повиноваться, чем руководить...» — подумала Моргана, потому что теперь она оказалась в действительно затруднительном положении. Что делать? Варвары пришли не только на остров Артура, но и на ее остров. И сегодня она — Владычица Авалона. Теперь значительная доля ответственности за его сохранение лежит на ней. Когда Аилинн, одна из самых молодых жриц, вышла из дома Вивианн, она увидела, что Моргана сидит в глубокой задумчивости, обхватив голову руками.

— Владычица, можно мне сходить за Королем? Может быть, ему следует

рассказать...

— Об этом мне судить! — оборвала ее Моргана, потом сразу смягчилась. — Прости, дочь моя. Просто слишком быстро свалилась на нас вся эта тяжесть. Твое намерение заслуживает одобрения, дитя мое, но... — она замолчала, чтобы еще раз все обдумать, — нет. Пока нет. Если к полудню они не прервут свое совещание, тогда ты пойдешь с моего благословения. — Аилинн робко улыбнулась, поклонилась Владычице и вернулась в дом.

«Да, возможно, это правда, — размышляла Моргана. — Возможно, Мерлин и мой брат найдут ответ. И Богиня была добра... Артур, несмотря ни на что, до сих пор жив. Но известно ли это поджидающим армиям? Понимают ли они, что плохо затушенный костер очень скоро разгорится опять?» — Она машинально сорвала клевер, выросший между камнями, и впервые за весь день улыбнулась.

* * *

— Жить для других легко, — сказал Мерлин, скрытый клубами дыма своей трубки. — Ты это делал замечательно всю свою королевскую жизнь. Но сегодня я прошу тебя жить только для себя. Ответ на все твои вопросы лежит внутри тебя, помнишь? Очень трудно бороться с врагом, который окопался непосредственно у тебя в голове! — Друид замолчал, потянулся и перешел туда, где стоял я, тупо разгоняя облака. — Иногда я сомневаюсь, действительно ли ты тот Артур, который жил все эти годы в моей пещере?

Я перевел взгляд с неба и встретился с его глазами — это были те же нестареющие глаза, которые я так хорошо знал, когда был мальчиком.

— Да, я помню. Если ты захочешь понять сразу всю Вселенную, ты вообще ничего не поймешь. Но если ты стараешься понять себя, то потом поймешь всю Вселенную. Разве не так?

Мерлин выглядел довольным.

— Хвала богам... мальчик еще иногда брыкается! И этот мальчик, как человек и как Король, очень отличается от остальных. Большинство людей проводят всю свою жизнь, ограничиваясь благими начинаниями. Но ты создал живое наследие, которое переживет нас всех. Ты начал с верой в то, что свобода в жизни — самая большая ценность для живущих и для умирающих, и твоя вера помогла создать это. Теперь, в конце, давай посмотрим, как полетит только что оперившийся птенец! Поистине, велико искусство начинания, но еще важнее искусство подводить черту. Смотри!

Он указал пальцем на облако, за которым я должен был наблюдать, затем закрыл глаза и выпустил по направлению к нему маленький клубок дыма. Почти тотчас огромная волнистая форма начала разрушаться, и вскоре от облака не осталось и следа!

— Жизнь часто похожа на то, что ты сейчас видел, — продолжал он, — самое прекрасное то, что после завершения грандиозной формы можно позволить ей с достоинством прекратить свое существование. Ты сейчас должен отпустить, подобно облаку, свое прошлое... лучше или хуже, но оно завершено. Только когда ты добровольно уйдешь, то осознаешь, какая ноша лежала на тебе, и только тогда ты ощутишь свободу!

Я заставил себя улыбнуться.

— Сколько бы времени ни осталось, я попытаюсь забыть... но... — внезапная сильная боль в груди заставила меня согнуться, я не в силах был вдохнуть. Мерлин заботливо положил меня на землю.

— Не беспокойся, Медвежонок, — сказал он, как будто опять утешая маленького мальчика, — я знаю, когда придет твое время... и оно еще всецело принадлежит нам, это я тебе говорю! — Он достал один из множества мешочков, привязанных к поясу, и вынул оттуда крошечный комочек сухой травы. — Положи это под язык, и твои дела сразу пойдут лучше.

Он, как всегда, был прав — очень скоро мне стало значительно легче.

— Проблемы, Артур, — где бы они ни возникали, — это послания. Ты еще столько должен увидеть в этом мире, прежде чем перейдешь в другой, еще столько должен понять. — Он минуту помолчал, прислушиваясь к эху своих слов.

— Ничто в этом мире не может быть понято, если сначала его не узнаешь, — вставил я, превозмогая боль. — Иногда мне кажется, что я слишком мало понимаю из того, что происходит.

Друид помог мне потихоньку подняться на ноги.

— В молодости мы узнаем... в зрелом возрасте мы понимаем! Давай вернемся на Тор — возможно, там поджидает нас некоторое понимание.

Сделав неуверенный шаг вперед, я опять прислонился к камню, стараясь преодолеть неутихающую боль в груди.

— Мастер, я... я не хотел бы жаловаться, но... Он меня оборвал, решительно взмахнув рукой.

— Помню, когда-то я жаловался, что у меня нет ботинок... пока не встретил человека, у которого не было ног. — Мы дружно улыбнулись, зная, что дар жизни еще некоторое время будет принадлежать нам.

По лабиринту, которым недавно шествовала наша процессия, мы очень медленно приближались к склону. Там, во всем своем мрачном величии, поджидал нас каменный круг. Мой старый друг повел меня к Даркенстоуну, магическому зеркалу между мирами, на который я положил свои неуверенные руки, ища поддержки.

— Я привел тебя сюда, чтобы ты смог увидеть свою жизнь во всем объеме, прежде чем ты уйдешь из нее, — спокойно сказал Мерлин. — Самым лучшим путем из всегда является путь через!

— Хорошо, — ответил я слабым шепотом, так как мои раны продолжали гореть адским огнем, — ибо единственное, чего мне недоставало в жизни,

— это ответы.

— Ах... — сказал Друид сухо, — значит, ты еще раз пришел сюда, чтобы раскрасить весь мир в черное и белое!

— Не в черное и белое, а чтобы найти свое место в нем... свою миссию. Если бы только ты не ушел, то может быть...

— Ответ — это всегда форма смерти. — По тону Мерлина я понял, что мы действительно зашли в тупик. — А что касается моего ухода со двора, что ж, ты так же хорошо, как и я, знаешь, что за этим стояло.

—Продолжай, — бросил я, — назови имя, если хочешь! Гвиневера была моей единственной настоящей слабостью. Мне ничего не оставалось, как

повиноваться.

— То, что в нашей власти сделать, точно так же в нашей власти не делать! — процитировал он. — Кроме того, твоя Королева все эти долгие годы ни разу не была самою собой, ее голос был голосом епископов... и сейчас им остается! Ты знаешь, что тот, кто оплатил ее священную войну, в эту самую минуту стоит у нашей двери?

У меня закружилась голова. У меня больше не было сил защищать свои жизненные промахи... Друид, казалось, понял это.

— Да... но ты, конечно, и сам помнишь все то, что может причинить тебе боль, — сказал он смягчаясь, и на лице его появилось сострадание. — Таких событий наберется на целую жизнь, а я даже не был рядом, чтобы тебя поддержать. Мне действительно очень жаль, Артур, прости меня. Я не собирался упрекать тебя, я только хочу показать тебе другую сторону медали.

Гвиневера не была плохим человеком, она была просто ослеплена нетерпимостью. Почему? Даже у нее есть эта другая сторона. Просто религия всегда должна быть проводником и никогда тюремщиком.

Я только смог кивнуть в знак того, что все понимаю, а Мерлин тем временем стал готовиться к магическому действу. Он положил руки на край камня, закрыл глаза и начал напевать заклинание. Его веки дрожали, когда он трижды произносил древние слова силы:

АДВАРИН МАХ КУМХАИЛ...

МАХ КУМХАИЛ АДВАРИН...

КУМХАИЛ АДВАРИН МАХ...

— Посмотри вниз, Сын Пендрагона! — прохрипел Друид своим страшным ритуальным голосом, который я так хорошо успел узнать. Подчиняясь его приказанию, я наклонился над темной поверхностью и заглянул вглубь.

Несколько долгих мгновений я вообще ничего не видел, кроме плывущих клочьев отраженных облаков и листьев. Потом на меня пахнуло чем-то темным и горячим и мой дух устремился вниз навстречу открывшимся видениям. Появившиеся цвета постепенно сливались в образы и формы — мир скалистого Тора, армий и Каменного Кольца ушел далеко и стал недосягаемым. Я набрал полные легкие воздуха, как будто собираясь погрузиться под воду. Даркенстоун кружился, и вместе с ним в сплошном водовороте кружились образы, исчезая во тьме.

Я почти касался лицом камня. Приподняв голову, я увидел, как едва заметные точки чистого белого света начинают сливаться в крошечные четкие картины, бледные и далекие. Слишком немощный, чтобы сдвинуться с места, я расслабился и стал наблюдать карнавал образов, проносившихся передо мной.

Где-то совсем далеко я увидел сцены из раннего детства, о которых я никогда не знал. Вот перед огромным каменным очагом сидит моя мать Игрейна, молодая женщина, кормящая ребенка, личность которого нетрудно было угадать. Кружась и сливаясь, видения собрались вокруг старого человека, одиноко поднимающегося по крутой тропе, вьющейся по заброшенному горному склону у самого моря. Звонили колокола, монахи пели латинские гимны, строгие и прекрасные... и среди всего этого появился ребенок, мальчик, которого Друид-язычник вручил христианскому Аббату, мальчик, рожденный для Магии. Годы проходили в этом море плавно текущего времени... зацветали и опадали яблони, большой черный Ворон парил высоко над пещерами и спускался на обесцвеченные меловые низины, испещренные серыми каменными кольцами... свет факелов, отражающийся в море поднятых кверху мечей! И я мгновенно осознал свое место. Так бывает, когда слушаешь рассказ о своем раннем детстве и внезапно среди описываемых образов узнаешь своего старого друга... эхо прожитой и так легко забытой жизни.

Забытые радости и печали всплыли вместе с триумфом Камелота — жизнь в окружении Соратников, как медленное старение прекрасного вина... Королева, блистающая перед Божественным Алтарем... Амр, мой сын, рожденный воином, исполненным честолюбия и коварства... как часто мы предоставляем своим врагам средство для нашего собственного уничтожения!.. Мерлин!

Теперь я его увидел в образе старого человека на склоне горы Каледония, окруженного легионами искателей... идущего все дальше и дальше... через ручей, через озеро, через море... вот он поднимает руку, чтобы указать на то, что находится впереди. «Артур! — звучит его голос над водами, и я уже здесь... — смотри, сквозь Туманы Калена... ты увидишь то, что ты оставил будущим поколениям!»

И тут я увидел самое странное... Британские крестьяне, почти безоружные, защищали свои дома, свои семьи с воинственными криками: «Не забудем Артура!.. Не забудем Великого Короля!..» Сыны моей земли, гордо передавали мое имя следующим поколениям... в разных концах страны высекали его на склонах каменных утесов, на крепостях вывешивали огромные полотна с изображением красного Дракона — знамя моего дома! Суровые воины, клянущиеся моим именем... Короли, жаждущие иметь общие со мной корни... Барды, слагающие героические поэмы о наших битвах за мир... авторы, написавшие тысячи книг... люди, грезящие Камелотом... смеющиеся дети, размахивающие деревянными мечами с криками: «Экскалибур! Экскалибур!»... безмятежные дети. Все дети безмятежны...

Путешествие, мое путешествие, медленно угасающая, приобретающая мягкие неясные очертания жизнь — моя жизнь, поистине экзотическая пестрота радужной ткани. Я улыбнулся, испытывая умиротворение. Все вокруг меня было спокойно, если не считать веселого щебета птиц, которые лакомились пчелами, кишащими среди цветущих яблонь. Передо мной стоял безжизненный темный Даркенстоун, отяжелевший от жаркого солнца, еще недавно бывшего в зените, а теперь уже клонившегося к закату.

Мерлин открыл глаза, и на лице его появилась вымученная улыбка. При утреннем свете он выглядел старым, сейчас — очень старым. Я попытался заговорить, но новый приступ боли в груди заставил меня замолчать. Падая, я чувствовал, что задыхаюсь. Друид, пошатываясь, подошел ко мне и, как мог, помог мне встать на ноги.

— Сколько времени в своей жизни я растратил зря, — прошептал я, когда Мерлин тяжело опустился рядом со мной, — и вот теперь... теперь мое время подходит к концу.

Мой учитель выглядел обеспокоенным.

— Слишком низко строит тот, чьи постройки не достигают звезд! — процитировал он с легким осуждением в голосе. — Разве ты сегодня ничему не научился, Медвежонок? — Надо мной склонилось его озабоченное лицо. — Разве ты не понял? Ты, все мы, тратим свою жизнь, отважно стараясь достичь звезд... и твои успехи уже увековечены! Но твоя миссия еще продолжается, помни об этом.

Я был изумлен и сбит с толку. О чем он говорит? Лучше ли, хуже ли, но моя работа уже завершена.

Мерлин прочел послание. Потом, нагнувшись, он убрал упавшие мне на глаза спутанные волосы, потом, со своим извечным умением отвечать на незаданные вопросы, сказал:

— Артур, мудрые знают, что всякий выход — это на самом деле вход куда-то еще. И только потому, что жизнь твоего тела подходит к концу, не следует думать, что работа твоей души тоже закончена. — Он медленно покачал головой, потом положил руку мне на лоб. Мне показалось, что поток ясного света заполнил мой разум.

— Она не кончается здесь... ex nihilo nihil fit, из ничего ничто не происходит! Ты существовал во множестве форм, прежде чем появиться в этой... — И выражение лица Друида резко изменилось, когда привычное спокойствие бардовского транса спустилось на него.

ТЫ БЫЛ ЛУЧОМ, ПОСЛАННЫМ ВСЕЛЕНСКИМ РАЗУМОМ.

ТЫ БЫЛ ПЕСЧИНКОЙ НА МОРСКОМ ДНЕ.

ТЫ БЫЛ ПУРПУРНОЙ РОЗОЙ СРЕДЬ ВИНОГРАДНЫХ ЛОЗ.

В ОБЛИКЕ ГВИДИОНА ТЫ ПРОШЕЛ ВСЕ ТРОПЫ ЭТОГО

НОВОГО ЛЕСА. (НЬЮ-ФОРЕСТ)

В ОБЛИКЕ ТАЦИТА ТЫ СРАЖАЛСЯ НА СТОРОНЕ РИМА.

В ОБЛИКЕ АРТУРА ТЫ НАДЕЛ КОРОНУ КРАСНОГО ДРАКОНА!

КОГДА ТРИ КНИГИ ОБЪЕДИНЯТСЯ В ОДНУ?

КОГДА ВНЕМЛЮТ СЛОВАМ БРАНА? КОГДА ЖРЕЧЕСТВО УНАСЛЕДУЕТ ЗЕМЛЮ?

— Это твои задачи, друг мой, в прошлом и в будущем, — в его голосе появилась прежняя доброта. — Наследие, которое ты оставил, обещает поднять человека на новую ступень цивилизации. Наследие, которое еще должно быть создано, может спасти Землю — вот что взвалено на твои плечи! — И он посмотрел вниз, чтобы убедиться в том, что я его слышу, потом прошептал: ...Но ты в точности будешь знать, когда настанет день, Король, которому еще быть!

— Мерлин? Это сон? Ты все еще здесь... я так рад! — сказал я, с трудом приоткрывая глаза. — А может, ты сам мне снишься?

Старый человек тихонько хмыкнул.

— Кто-нибудь когда-нибудь мог сказать, снится ли нам Бодрствующий Мир или нет? А может быть, Реальность начинается в тот момент, когда мы закрываем глаза и погружаемся в сон?

— Я думал о прошлом, вспоминал. — Меня лихорадило, мой ум блуждал. — ...Мы сидим на высоком обрывистом склоне Тинтагиля и следим за чайками, борющимися с ветром. Помнишь?

Мерлин кивнул со странным, отсутствующим выражением лица. — Когда жизнь начинает казаться путем, который никуда не ведет, — сказал он и помедлил, — да... иногда единственным нашим спасением является прошлое. Прошлое всегда надежно. — И на мгновение на его глазах показались слезы, единственные слезы, которые когда-либо ронял Мерлин.

— А теперь, мой мальчик, у меня для тебя есть кое-что, — сказал он шутливым тоном, как будто решив мне сделать неожиданный сюрприз, — кое-что, что я хранил для тебя все эти годы. — Мне уже трудно было сидеть, поэтому Друид протянул мне резную деревянную шкатулку и сам открыл ее.

— Теперь ты действительно готов к путешествию через Моря Потустороннего мира, — сказал он мягко, кладя мне в руку крошечный стеклянный кораблик. И после этого, впервые за все время, нам больше нечего было сказать друг другу.

Я опять и опять вертел в руках вернувшийся ко мне Хрустальный Кораблик, ощущая его, впитывая его вызывающую легкий холодок тайну и чувствуя себя счастливым, как мальчишка: подарок Авалона, полученный мною столько лет назад! Смех Владычицы до сих пор звучал в моих ушах, меня захлестнули воспоминания, полные солнечного света. Потом из одного из самых дальних уголков этих воспоминаний меня вернул звук осторожных шагов на тропе. Мерлин обернулся и двинулся вперед, сопровождаемый шорохом своей мантии.

— Мы не хотели вам мешать, мой Господин. — Моргана и ее спутницы выглядели очень обеспокоенными. — Но так как вы не вернулись, мы подумали, что, возможно... — она запнулась, — мы подумали, что, возможно, мы сможем что-нибудь для вас сделать. Скажи мне, как мой брат Артур?

Друид взял ее за руку и обернулся: все остальные следовали за ними на расстоянии.

— Твой брат, дитя мое, обрел покой. Я сделал все, что мог, — он очень сильно страдал.

— Страдал? — эхом отозвалась Моргана и прошептала: — Но его душа не заслужила страданий...

Мерлин понимающе улыбнулся и кивнул.

— Но скажи мне, Владычица и Жрица, чего стоят убеждения, которые не приносят страданий?

— Да, — подтвердила она со вздохом, — такой действительно всегда была история страданий. Но это не значит...

Разговор был внезапно прерван громкими звуками, донесшимися из-за Озера.

— Матушка, ты слышишь? — вскричала одна из девушек, прижимаясь к стоявшему рядом камню. — Что это?

— Барабаны войны... Я должен идти! — этот звук разбудил и меня, опять я был королем на войне, который безнадежно пытался сесть.

Жестом показав женщинам, чтобы они оставались на местах, Друид поспешил ко мне и осторожно уложил меня на место — на обоих наших лицах была написана боль.

— Теперь, Артур, ты... ты больше не должен пытаться двигаться, — сказал он изменившимся голосом, который заметно дрожал. — Все будет хорошо, я знаю это. Ты можешь мне верить.

С этими словами Мерлин наклонился и снял с моего пальца золотое Кольцо Пендрагона. Я резко отпрянул, но сразу успокоился. Верить... да, ему я всегда мог верить. И несмотря на это, когда я начал возвращаться назад в свои сны, появилась боль другого рода — чувствовать, что змеи покидают мой палец навсегда.

Мерлин поднялся и поспешил к Моргане.

— Возьми своих девушек и быстро отправляйся на берег Озера, — твердо распорядился он. — Вручи это кольцо сыну Артура в руки, потом передай монаху Гилдасу следующее сообщение: ВСЕ ЕГО УСИЛИЯ С ЭТОЙ МИНУТЫ НАПРАСНЫ — КОРОЛЬ ТЕПЕРЬ ВНЕ ЕГО ДОСЯГАЕМОСТИ. Они поймут. Идите под знаменем Авалона. — Глаза всех присутствующих, полные невысказанных вопросов, обратились к Мерлину.

— Передав это, ты можешь спасти Авалон на несколько ближайших лет, но... — Друид наклонил голову, — но очень скоро Гилдас вернется под другим именем, под именем Колумбы. Великие камни будут повалены, они используют их для фундаментов своих церквей. Я предвижу это. — Владычица Озера выглядела напуганной. — Поскольку неизбежность — самая сильная из всех магий, — добавил он грустно.

— Но куда ты теперь пойдешь? — спросила Моргана, и в голосе ее прозвучала покорность.

— Меня ждет последнее путешествие, — воскликнул Мерлин почти с облегчением. — Я, как последний из Старших Фериллтов, несу ответственность за сохранность Горхана Маелдреу. Его необходимо унести за пределы Авалона, чтобы спрятать в большой пещере на склонах Сноудонии, под Черным Камнем Ардана. В тот день, когда раздастся крик Земли, Тело Дракона опять должно быть целым.

Лежа с другой стороны круга, я начал кашлять кровью.

— А теперь идите! — приказал Мерлин Моргане, когда до нашего слуха опять донеслись удары барабанов, на этот раз значительно ближе. Девушки прислушались, замерев от ужаса, потом низко поклонились и быстро направились вниз по тропе, ведущей к берегу.

— Мерлин? — звуки вражеских барабанов опять привели меня в чувство. — Похоже, что все боги мертвы, кроме Бога Войны, — и я скоро буду среди остальных! — Я открыл глаза и попытался улыбнуться, но кашель, вызывающий сильную боль, возобновился. — И все же теперь наконец мне кажется, что я понимаю... вижу почему. Как ты сказал, из ничего ничто не происходит, и, конечно, точно так же ничего не превращается в ничто. Я отказываюсь умирать, Мерлин! Ты слышишь меня?

И тогда я во второй раз увидел слезы на глазах старого человека.

— Боги... смерть... — пробормотал он. — Слушай, Артур, что я тебе говорю: Король никогда не умирает.

Когда я перевел глаза на камни, мне на мгновение показалось, что на одном из них примостился знакомый Черный Ворон. — Иди сюда, забудь на время мир — следуй за мной! — его смех затерялся в верхушках деревьев, и я знал, что мои детские игры опять ждут меня.

— Соломон... боги войны... — еле слышно пробормотал я, потом заглянул в любимое лицо Мерлина в последний раз. — Мое солнце село, чтобы взойти опять, — заверил я его, тогда как мои глаза медленно закрылись, на этот раз по моей воле.

— Истинно я вижу в тебе бога, — прошептал Друид, сдерживая слезы, — ... дух, который никогда не умирает. Значит, до следующего дня. — И он осторожно поднял мою руку. — До следующего дня, спи крепко, мой Медвежонок.

Боли жизни остались позади, мой дух наконец освободился от законов, которым подчиняется человек. И теперь я знал, что, раз я решил избрать этот путь, я могу оглянуться на оставленный мир, увидеть старого человека, в горе нагнувшегося над распростертым телом, безжизненным и холодным, которое когда-то служило мне домом. Соломон смеялся, пытаясь увлечь меня вперед, и все же что-то подсказывало мне остановиться... уверяя, что вечность может еще минуту подождать.

К тому же я рад был оглянуться назад и вспомнить — посмотреть из смерти и в последний раз выразить почтение тому, кто когда-то научил меня жизни! Где-то очень далеко стоял коленопреклоненный Мерлин, вспоминая мою жизнь, усталый, но удовлетворенный выполнением возложенной на него задачи, которая, он знал, была выполнена хорошо. Потом, когда над разбросанными в долине жилищами стал подниматься дым вечерних очагов, он аккуратно накрыл тело Артура Плащом Падаэна и стал молча наблюдать, как оно постепенно исчезает из вида. Из-за горизонта в последний раз выглянул оранжево-красный солнечный диск, массивный и горячий, отбрасывая длинные поблекшие тени перед появлением вечерней звезды — указывая путь.

— Но скоро я отправлюсь искать тебя, — прошептал с улыбкой Друид, пряча Горхан и усталой походкой направляясь к Озеру. Осталось только доделать одно маленькое дельце...

Говорит Артур

С того самого момента, как я умер, казалось, что я действительно пребываю между двумя мирами — двумя Мирами, о которых я постоянно узнавал от Мерлина. Один мир, исчерпанный, представлялся лежащим там, на зеленых травах Авалона, погруженным в какой-то вечный сон, тогда как другой ждал, готовый опять пробудиться в пещерах Уэльса много веков спустя, с другой миссией, для другого Поиска... чего-то, что еще нужно сделать.

Переход из одного мира в другой был фантастическим, но быстрым и исполненным нетерпения для того, кто подчиняется Импульсу Вселенной: Выбирай! Прорывайся! Выходи за пределы! Найди свою мечту и ею живи! Расти!.. и потом возвращается, если отваживается попытаться снова. Импульсы Жизни.

И всегда в моей памяти живут яркие картины этого последнего дня. По какой-то причине навсегда сохранилось что-то вроде карты, а может быть, мысли, голоса. Вероятно, не без цели?

Я до сих пор вижу Мерлина, смотрящего на эту странную блуждающую звезду и думающего свою думу. Я вижу себя, лежащего с глазами, полными слез, потому что наше приключение действительно подошло к концу... игра была сыграна. Мы знали, что время, подобное этому, никогда не повторится. Никем из нас ничего не было сказано. Мы просто смотрели на небо, просто дышали и думали об одном и том же. Но никто не заговорил.

Хотя кто-то должен был наконец заговорить, не так ли? И я знал, что этот кто-то — я.

Меч Экскалибур по-прежнему ждет среди туманов.

По-прежнему стоит мой любимый Камелот,

утопая в солнечных лучах, на вершине Кадбэри-Хилл.

Одинокая звезда Мерлина по-прежнему светит

в ночном небе этой, еще не преданной забвению Весны.

Как и почему?

Потому что я говорю, что это так.

Гримуар I

21 выдержка из Битвы Деревьев

I. ЗАЖИГАНИЕ БЕЗУДЕРЖНОГО ОГНЯ: «Разжигание священных сигнальных огней».

II. БОИБЕЛОС: «Священные письмена деревьев».

III. ВЫЗЫВАНИЕ СТРАЖА: «Приглашение Фарона».

IV. КРЭЙНБЭР. «Использование пророчеств Коелбрена».

V. ПРИОСТАНОВКА БИНДУ: «Вызывание мистического состояния».

VI. КЛАХА БРАС: «Создание Голоса Дерева».

VII. ЗЕЛЕНЫЙ ЧЕЛОВЕК: «Приглашение Бога Лесов».

VIII. СЛАТАН ДРУИДЕАХТ: «Поиск друидического Посоха».

IX. СВЯЩЕННЫЙ ДЫМ: «Растительные смеси для Магии и для Трубки».

X. ЛУННЫЕ ВИДЕНИЯ: «Искусство и практика управления сновидением».

XI. САД КАМНЕЙ: «Засевание Священного Пространства».

XII. РИТУАЛ ПРИСВОЕНИЯ ИМЕНИ: «Раскрытие своего кельтского "я"».

XIII. ВЕЛИКОЕ ДЕРЕВО: «Восхождение к Пути Друида».

XIV. КОЕЛКЕРСЫ: «Зажигание Святых Камней».

XV. ВОЗЛИЯНИЕ БУЗИНЫ: «Глоток Забвения Фаилинна».

XVI. РАНГИ ДЕРЕВЬЕВ: «Древесная Лестница Авторитетов».

XVII. ТУАСА- «Вызывание Силы Четырех Символов».

XVIII. ДЕВЯТЬ ЗВЕЗДНЫХ ДОМОВ: «Расшифровка Ритуального Зодиака друидов».

XIX. ТАМБУРИН: «Кельтский ритуальный барабан». XX ПАНТЕОН: «Открытие друидических божеств».

XXI. ДРУИДИЧЕСКИЕ ПРИМЕТЫ: «Чтение священных знаков».

***

Эти выдержки написаны под влиянием друидических мифов — они не предназначены для самоинициации, хотя кто-то может попробовать использовать их именно с этой целью. Они приведены исключительно как уникальные примеры сохранившихся практик Друидической Традиции, принадлежавшие перу Лливелина Сайона, XVI век. Друидический Ученик, серьезно ПРОРАБОТАВШИЙ, а не просто ПРОЧИТАВШИЙ «21 урок Мерлина» или другой подобный курс, найдет в этих выдержках материал, который послужит стимулом к продолжению или углублению уже постигнутых знаний. — Авт.

--------------------------------------------------------------------------------

Обыкновение Мерлина произносить заклинания под Дубом хорошо отражает обычаи друидов. В Уэльсе для зажигания Майских Костров терли друг о друга дубовые палочки. Уорд Рутерфорд, CELTIC LORE (Магические знания кельтов)

***

I. Зажигание Безудержного Огня

«Разжигание священных сигнальных огней»

Существует четыре самых важных дня кельтского календаря — «праздники огня». К ним относятся КАНУН НОЯБРЯ (31 октября, Самхейн/Хэллоуин — День Всех Святых), КАНУН МАЯ (31 апреля, Белтан/1 Мая), ДЕНЬ СЕРЕДИНЫ ЛЕТА (21 июня, день летнего солнцестояния) и ДЕНЬ СЕРЕДИНЫ ЗИМЫ (21 декабря, день зимнего солнцестояния). В эти священные дни на вершинах холмов зажигались специальные костры, Коелкерс, или Сигнальные Огни, которые использовались в различных магических целях Их зажигали друиды, а метод назывался «Безудержным Огнем»!

Известны три метода разжигания Безудержного Огня и, согласно легенде, каждый из них был введен одним из трех Великих Домов Друидизма — Ирландским, Британским и Галльским. В нашем рассказе старый Шаман с Острова Дракона учит Гвидиона, как разжечь костер, чтобы на деревянных палочках Коелбрена можно было выжечь буквы Огама, что является священным действием. Он это делает с применением техники, чаще всего связываемой с Британским Друидизмом, а именно, с помощью ТРЕНИЯ — это первый метод.

Второй метод заключается в зажигании огня с помощью концентрации солнечных лучей, для чего используется увеличительный КРИСТАЛЛ. Такие кристаллы были разных цветов и часто вставлялись в священные предметы, например в мечи или серпы. Разновидность кристалла, предпочитаемая друидами больше других, — так называемый «Камень Дракона» (красный рубин, возможно, розовый кварц или гранат) — добывали на склонах Сноудона.

И третьим был естественный Небесный Огонь, или МОЛНИЯ, которая рассматривалась как священный посланник богов. Во время грозы жрецы часто храбро выходили, чтобы поднять горящую головешку с дерева или куста, оставшуюся после удара молнии. Она использовалась для зажигания священного сигнального костра или свечи — «огня оракула».

В «21 УРОКЕ МЕРЛИНА» приведены многочисленные примеры использования «Огня Посвящения» в кельтском шаманизме — при Вызывании Дракона, в Ритуале Вдохновения и т. п. Любой из трех методов можно также использовать для зажигания собственных Коелкерс во время Высоких Священных Дней. А если вы захотите сделать собственный набор ПАЛОЧЕК ОГАМА, всегда используйте БЕЗУДЕРЖНЫЙ ОГОНЬ, так как друиды верят, что только он является священной субстанцией, способной «читать Истину».

В завершение этого Гримуара Огня мы хотели бы привести стихотворный отрывок из современной английской сказки, где речь идет о правилах выбора пород дерева для костра, которые явно имеют более древний источник — из тех времен, когда дерево представляло не только денежную ценность, когда можно было потерять руку или погибнуть, срубив не ту породу дерева. Чем можно объяснить такое отношение? Тем, что деревья считались существами, наделенными духом и благородством. Когда будете читать этот отрывок, обратите внимание на сходство с древней БИТВОЙ ДЕРЕВЬЕВ. Разве не обладают теми же качествами эти деревья? Призраки до сих пор среди нас!

Дубовые дрова хорошо тебя согреют,

Они старые и сухие;

Дрова из сосны сладко пахнут,

Но от них летят искры.

Березовые дрова сгорят слишком быстро,

Огонь каштана слишком скуден;

Ветки боярышника сгорают до конца —

Нарежь их на склоне.

Дрова из остролиста горят как воск,

Ты можешь жечь их зелеными;

Дрова из вяза горят как полотно —

Ты не увидишь их пламени.

Буковые дрова — для зимнего времени,

Как и дрова из тиса;

Но продавать кому бы то ни было дрова

Из бузины — преступление.

Сжигание дров из груши и яблони

Наполнит ароматом твою комнату,

Дрова из вишни на железном поддоне

Пахнут подобно цветам ракитника.

Древесину ясеня, серую и ровную,

Можно жечь зеленой и высохшей,

Скупайте всю, какая вам попадется, —

Потому что она на вес золота!

--------------------------------------------------------------------------------

II. Боибелюс (Boibeloth)

«Священные письмена деревьев»

В кельтских странах — Ирландии, Британии и Галлии — сохранился широкий спектр доказательств того, что друиды этих стран использовали различные виды письма в магических целях Хотя нам рассказывают, что они использовали греческий алфавит для обычных и юридических записей, закон всегда запрещал доверять пергаменту священные легенды и учения. Среди фрагментов малоизвестных рукописей, разбросанных по разным уголкам Европы и часто недоступных, снова и снова прослеживается в разных вариациях одна и та же форма — БОИБЕЛОС, ирландская система письма, корни которой, по-видимому, надо искать в Азии. Как утверждают, эта система письменности была основана самими деревьями — старому магу, имя которого затерялось в веках, каждое дерево продиктовало свой собственный знак. Согласно другим источникам, деревья завоевали свои знаки после Битвы Деревьев в 400 году до нашей эры. Однако известно, что название этого рукописного шрифта упоминается более чем в двадцати сагах по всему миру. Ниже приведены две его версии: ирландская и валлийская.

В нашем повествовании Гвидион получает пергамент, на котором ПЕСНЬ ЛЕСНЫХ ДЕРЕВЬЕВ написана на Боибелос. Только самые священные документы записывались таким способом, прочитать их могли только друиды. Другие традиционные применения этой системы письма — начертание имен богов на священных инструментах; руны, высеченные на камне или дереве; в качестве символов, вычерчиваемых в воздухе для вызывания Сил; для записей в секретных дневниках. При более близком изучении оказалось, что система ОГАМ была системой бриттских шаманов (например, валлийских, корнуэльских и бретонских), а БОИБЕЛОС — кельтских (например, ирландских, мэнских и шотландских). Этот древний алфавит мы предлагаем читателю, у которого может появиться желание вести дневник или высечь магическую надпись. В рукописи Фериллт есть несколько упоминаний о Боибелос и его предшественнике, забытом рукописном шрифте ГОРТИГЕРН, который использовался для гадания — на чистом пергаменте записывались вопросы, этот пергамент сжигался в плоском железном сосуде, после чего оглашался ответ. Предполагается, что читатель, который захочет использовать эти буквы, попробует применить их для различных целей, чтобы раскрыть их потенциальные возможности. При этом появляется вероятность разгадать первоначальное использование этих букв.

Еще немного фольклора: для получения ответа во сне, напишите интересующий вас вопрос «священными буквами» на чистом пергаменте и три ночи подряд кладите его под подушку.

--------------------------------------------------------------------------------

Сюда когда-то приходил мудрый Мерлин,

Чтобы здесь, глубоко под землей,

В бездонном ущелье, вдали от света дня,

Где ни одно живое существо не смогло бы его найти,

Советоваться с обступившими его духами.

Эдмунд Спенсер, THE FAERIE QUEENE («Заколдованная королева».)

III. ВЫЗЫВАНИЕ СТРАЖА

«Приглашение Фарона и Повелителей Аннона»

В древних текстах, особенно в текстах Средневековья, практика Магии Вызывания выступает как одно из важнейших занятий мистического разума... и как одно из его самых высших достижений. Поэтому, согласно Египетской школе, способность мага «вызвать видимое появление» считалась способностью высшего порядка. Известно, что королева Елизавета использовала придворного мага только с этой целью. Тема средневековых вызываний хорошо освещена в моей первой книге, «21 УРОК МЕРЛИНА», где приведен следующий стих для вызывания «тени» самого Мерлина:

«Bedd Ann ар Ikian ymnewais fynydd

lluagor Hew Ymrais

Prifddemn Merddin Embmis».

(Надпись на надгробии Мерлина, установленном в VI веке: «Могила сына монахини на горе Ньюэйс; Властелин битвы, Ллео Эмрис, Главный Волшебник, Мирддин Эмбраис».)

Рукопись Фериллт дает две формулы, которые подпадают под заголовок «Вызывание».

Первая называется ВЫЗЫВАНИЕ ФАРОНА, очень древнего бога (возможно, бога Атлантов или даже более раннего), покровителя додруидических британских фериллтов, который «обитает на Земле Привидений (Гостлэнде), холодном месте за Северным Ветром, в пещерах под высокой равниной». Утверждают, что Он может быть вызван «с помощью Огня или с помощью Воды». Поскольку вариант огненного ритуала приведен в главе УСТА ФАРОНА, опишем один из ритуалов Воды. Выполняется он следующим образом. В безлунную ночь, в полном одиночестве, находясь в небольшой лодке на мелком озере или пруду, поджечь в железном сосуде смесь высушенных корней белены, свежей вербены и дубовых листьев. Держа над водо зажженную свечу, заглянуть вглубь и произнести следующие слова:

ДЛЯ ТОГО, КОМУ МЫ СЛУЖИЛИ СНАЧАЛА В СОСНОВЫХ ЛЕСАХ,

ДУШИСТОЕ БЛАГОВОНИЕ ПОДНИМАЕТСЯ В НЕБО,

НЕПРЕОДОЛИМА ГАРМОНИЯ РОСТА СНОУДОНА.

ФАРАОН! ФАРАОН!.. ОГНЕМ МЫ ВЫРАЖАЕМ СВОЕ ПОЧТЕНИЕ!

Второй ритуал называется ВЫЗЫВАНИЕ ДЕВЯТИ МЕСТ, в которых заседают Повели тели Аннона. Вот эта формула:

В глубине лесов на Неметоне (священной поляне) во время полной яркой лунь устроить девять пустых сидений (если возможно, из камня), расположенных по круг) диаметром 9 футов. В центре круга зажечь в железном сосуде смесь полыни, мирры и серы и произнести следующие имена:

«АМАРА... ЭОХ... АТРЕВАТЕТОХ... МОГОХВИЛАБИКС... ЕПОНИСТА... ТЕУТАТЕ РИОН... ТАРАНИТЕКТОН... БРИГГАТЕРИОН... ЭЛУГАДЕНИТАМ».

Места остаются занятыми до тех пор, пока вы не отпустите сидящих на них, дав команду «СОРЕБАЛО!», или до восхода солнца. Повелителям могут быть заданы 33 вопроса.

Последний ряд вызываний предназначен для четырех ХРАНИТЕЛЕЙ (другое название СТРАЖЕЙ ПОТУСТОРОННЕГО МИРА). Их имена звучат следующим образом:

• Дуираин —Хранитель Востока

• Дехев — Хранитель Юга

• Горлеуин—Хранитель Запада

• Гогледд — Хранитель Севера

--------------------------------------------------------------------------------

Выбери иву над ручьем,

Выбери лещину на скалах,

Выбери ольху среди болот,

Выбери березу у водопада.

Выбери ясень, растущий в тени,

Выбери упругий тис,

Выбери вяз на крутом берегу,

Выбери дуб под солнцем.

Кармина Гаделика

IV. КРЭЙН БЭГ

«Использование пророчеств Коелбрена»

«Коелбрен» — это деревянные палочки размером в палец, на которых выжжены или выгравированы 20 знаков ОГАМА, приведенные ниже. Понятие Крэйн Бэг прочно запечатлено в тайных знаниях кельтов, это личный мешочек Шамана, в котором он носит предметы, обладающие потусторонней силой... и в частности, свой Коелбрен. В валлийской традиции он делался из кожи, окрашенной синей вайдой.

В нем могут находиться также камни Силы, магические кольца, перья — любые личные предметы Силы, которые вы используете в магии. Когда-то говорили, что в Крэйн Бэг обитает сама душа Шамана. ЖУРАВЛЬ (Одно из значений слова crane. — Прим. ред.)— древнее животное-тотем, которое посыпает видения и мудрость.

Для создания собственного ДРУИДИЧЕСКОГО КОЕЛБРЕНА вырежьте из какого-нибудь мягкого белого дерева (хорошо подходит ясень) 20 палочек размером в палец, отполируйте их и с помощью металлического предмета выжгите на них приведенные выше буквы Огама. Друиды использовали с этой целью свои Серпы, жрицы — свои кинжалы. (Для получения лучших результатов используйте БЕЗУДЕРЖНЫЙ ОГОНЬ, зажженный в б-ю ночь новой луны) Способы его разжигания приведены в главе БЕЗУДЕРЖНЫЙ ОГОНЬ. Чтобы сделать себе КРЭЙН БЭГ, вырежьте круглый кусок синей кожи размером примерно с большую обеденную тарелку. По всей окружности, отступив 1 дюйм от края, пробейте отверстия с интервалом в 1 дюйм. Протяните через них кожаный шнур и затяните концы. Крэйн Бэг обычно носили на поясном ремне.

КОЕЛБРЕН ОГАМА является ключом к великой сокровищнице магических тайн основному источнику Силы друидов. Каждый Огам символизирует звук, дерево и мудрость (пророчество). Во всей системе соблюдается глубокая символика. В главе И НОЧЬЮ ОНИ СДВИНУЛИСЬ С МЕСТА, приведены древние Пророчества деревьев, 20 посланий, скрытых за таинственными образами, по одному посланию для каждого дерева. Чтобы воспользоваться этими пророчествами, отправляйтесь куда-нибудь на природу (в лес, на озеро и т. п.) и сконцентрируйтесь на своем вопросе. Когда вы почувствуете, что время подходящее, опустите руку в свой Крэйн Бэг и достаньте Огам — соответствующее ему послание-пророчество вы найдете в упомянутой главе. После этого тщательно изучите слова, стараясь найти ответ в глубине их скрытого смысла. Пророчество может быть использовано только один раз в течение Солнечного Цикла (то есть 1 раз в сутки).

Рукописи Фериллт отмечают, что наибольшей силой обладают наборы Огамов, сделанные из древесины 20 различных деревьев — каждый Коелбрен вырезают из соответствующей ему породе дерева.

***

«...Пояс из спины огромного кита

Хранился в ладно скроенном Крэйн Бэге.

И скажу я тебе, без особого труда...

Длиннющий пояс поместился туда!»

--------------------------------------------------------------------------------

Некоторые тексты рассказывают о способности поэта с помощью ритуального обращения открыть историю человека или предмета, только прикоснувшись к ним своим посохом.

С. Мэттьюс THE CELTIC TRADITION

(«Кельтская традиция»)

V. ПРИОСТАНОВКА БИНДУ

«Вызывание мистического состояния»

Откуда пришел термин «Бинду», неизвестно. Он появляется в рукописях Фериллт, но, похож, не заимствован ни из одного из известных кельтских источников. Один мой друг, хорошо разбирающийся в основах лингвистики, предполагает его санскритское происхождение, потому что на этом древнем языке слово «бинду» означает вместе или связанный. Но каким бы ни было происхождение, ПРИОСТАНОВКА (зависание) БИНДУ означает состояние психического единства между одной вещью и другой... состояние пребывания «в согласии». Медиумы, владеющие искусством чтения предметов с целью раскрытия истории, записанной в их энергетической матрице, практикуют ПСИХОМЕТРИЮ, которая подобна Приостановке Бинду. Друидический эквивалент носит название БЕЗМОЛВНОГО ЧТЕНИЯ (STILLREADING). Это измененное состояние достигается просто с помощью наблюдения ударов сердца и дыхания. В зависимости от уровня мастерства, или слоев, используются следующие варианты:

НАЧИНАЮЩИЙ — ВОЗРАСТ В ГОДАХ, 3 удара пульса на вдох-выдох

СРЕДНИЙ — УДВОЕННЫЙ ВОЗРАСТ, 4удара пульса на вдох-выдох

ПРОДВИНУТЫЙ — УТРОЕННЫЙ ВОЗРАСТ, 5 ударов пульса на вдох-выдох

Закройте глаза и расслабьтесь, пока частота ваших сердечных сокращений не достигнет нормального среднего уровня. Начав с цифры, соответствующей вашему возраст) в годах, считайте в обратном порядке, один счет на один дыхательный цикл, пока не достигнете нуля. После этого отрегулируйте дыхание таким образом, чтобы на каждые 3 удара сердца приходился вдох и на следующие 3 удара — выдох, опять и опять по нисходящей, пока не достигнете нуля и состояния Приостановки (зависания) Приобретя определенные навыки, переходите на следующий уровень и так далее... каждый уровень будет вести вас глубже и глубже. Это превосходное состояние для КОНТАКТА С ДЕРЕВОМ, когда вы общаетесь с растением, используя Универсальный Язык Картин. Для практики попытайтесь «прочесть» историю какого-нибудь предмета своего друга — вы сможете оценить постепенное увеличение точности. ДРУИДЫ приводили своих учеников на кладбища, где те ложились на могилы (обычно родственников), входили в состояние приостановки (или сна) и просматривали, как киноленту, жизнь умершего человека. Это они называли СНОМ НА МОГИЛЕ. В практических целях этот метод использовался для получения информации, которую мог знать только умерший, — становление одним целым с прошлым. Вот отрывок из старинной валлийской прозы VII столетия:

«Сегодня ночью я не буду спать в своей постели,

моя любовь не там.

Я буду лежать на ее могиле...

Между ею и мной нет ничего,

кроме земли, гроба и савана.

Сколько раз я бывал на большем расстоянии от нее,

но никогда на сердце не было так тяжело...»

Практические упражнения включают вхождение в состояние приостановки, с закрытыми глазами или открытыми, и проецирование своего сознания на дерево, камень, воду (проточную или неподвижную), животное или пламя свечи или костра. Обычно чем меньше предмет отвлекает внимание, тем легче научиться, поэтому сначала старайтесь избегать использования движущихся предметов (бурной воды, животных, костров). Применения этого метода вы сможете найти также в главе 13 «21 УРОКА МЕРЛИНА».

--------------------------------------------------------------------------------

Я стоял неподвижно, я был деревом среди лесов,

Я знал Истину вещей, невидимых прежде:

О друидах и кусте омелы,

И тех славящих бога двух старцах,

Которые взрастили дуб на пустынном нагорье.

Этого не было, пока боги не ответили на мольбы,

И не вошли в обитель их сердец,

Где они могли сделать эту удивительную вещь;

И все же я был деревом среди лесов

И понял много новых вещей,

Тех, что раньше мой ум относил к глупости.

И. Прауд, КЕЛЬТСКИЙ ПОЭТ

VI. КЛАХА БРАС

«Создание Голоса Дерева»

Легенды об особых деревьях, обладающих способностью говорить, известны по всему миру. Особенно широкое распространение получила эта традиция в кельтской культуре — многие из ее мифов сосредоточены вокруг деревьев, — а также в греческой, где существовали целые рощи дубов-оракулов. Рассказывают, что друиды советовались с ДЕРЕВЬЯМИ-ОРАКУЛАМИ по самым важным вопросам. Такие деревья могли осуществлять двоякую функцию: они могли СЛУЖИТЬ КАНАЛОМ для изъявления воли Божественной Сущности (то есть Белинуса или Зевса) либо вступать в общение сами по себе. Иногда с деревом говорили в состоянии сна («яснослышание»), или на Универсальном Языке Картин (как называл его Мерлин), иногда же с помощью условных серий УДАРОВ (известных под названием Стуков Огама). Вам когда-нибудь приходилось слышать выражение «постучи по дереву»? Именно здесь его истоки. Но иногда жрецы создавали для своих Деревьев голоса другого рода... КЛАХА БРАС, или «Говорящие Камни». Этот способ, мощный и тщательно охраняемый, считался одной из Великих Тайн древности. Но Книга Фериллт вносит в этот вопрос полную ясность!

Что делает дерево оракулом? Размеры... возраст... порода... внешний вид? Все вместе взятое, и, если вы хотите найти такое дерево, вы должны точно знать, что вы ищете. Деревья-оракулы не создают, их находят. Чаще всего они растут над ЛИНИЯМИ ЛЕИ: линиями мощных магнитных токов, которые оплетают земной шар, образуя

сетку под поверхностью земной коры (См. Гримуар 3, раздел XV. — Прим. перев.). Деревьям-оракулам обычно присущ древний возраст и разум (они обладают сознанием), отличающий их среди деревьев той же породы. И последняя, самая главная, особенность таких деревьев: ОНИ ПОЛЫЕ, с отверстием в стволе.

Найдите в чаще шишковатое дерево, выглядящее очень старым и излучающее индивидуальность, которое было бы полым и доступным. Чтобы увидеть душу дерева (поле сознания), нужно добраться до самого центра — до СЕРДЦА дерева, независимо от того, заполнено оно древесиной или нет. Там, в середине, находится энергия дерева. Почему Деревья-оракулы должны быть полыми? Совсем не обязательно, ПОКА вы не собираетесь использовать для общения Говорящие Камни.

Этот способ заключается в следующем: два Клаха Брас помещаются туда, где находится сознание дерева, то есть внутрь, а это сделать невозможно, если дерево не будет полым!

Теперь, когда вы нашли Дерево, удовлетворяющее этим требованиям, нужно подготовить сами Камни. Пойдите в то место, где Земля встречается с Водой: на берег моря, реки или пруда... куда угодно, где вы можете найти маленькие камушки или гальку, над которыми поработала вода (под водопадом — оптимальный вариант). Не торопитесь, отыщите два размером с картофельный чипс, которые, если ими ударить друг о друга, издают приятный резонирующий звук. Звук важен, поэтому попробуйте самые разные комбинации. У обоих камешков должны быть плоские поверхности, на которых можно было бы изобразить символ. Вымойте их как следует в проточной воде и высушите на солнце. На камнях не должно быть никакой грязи!

Теперь вы готовы к нанесению символа. Выбирать следует личный символ, который представляет вас, и только вас. Вы можете использовать символ, рисунок, знак, инициалы — то, что значит что-то лично для вас, но при этом старайтесь, чтобы изображение было простым. Старые Шаманы обычно вырезали свои Клаха Брас (см. приведенные примеры), придавая им форму и нанося на них буквы Огама, соответствующие их тайному магическому имени. Нарисуйте свой личный символ с обеих сторон камня, используя свои любимые цвета. Не торопитесь — наполните камни своей силой и сознанием. Законченные, они станут «голосовыми связками» вашего дерева!

Сделайте подношение своему Дереву — пчелиные соты, вино, или зажгите рядом со стволом благовония (в «Нью-Форест» мы используем в качестве подношений удобрительные брикеты. Они полезны для Деревьев, особенно старых, и всегда имеются в любом хорошем магазине садоводства). После этого внедрите свои камни, поместив их внутрь дерева, в его сердце, так чтобы они КАСАЛИСЬ друг друга. И оставьте их там — никогда больше не прикасайтесь к ним и не вынимайте их оттуда, НИКОГДА.

А теперь приступим к Магии! Сначала разбудите Дерево, используя Ритуал, приведенный в Эпилоге настоящей книги. Потом выберите наилучшее время для приближения к Оракулу. Это зависит оттого, к какой породе принадлежит данное дерево. Например, если это береза, то, заглянув в приведенную в Эпилоге схему, вы узнаете, что она связана с такой стихией, как ВОЗДУХ, — активной стихией, так что она подчиняется СОЛНЕЧНЫМ ЦИКЛАМ и наиболее доступна или наполнена разумом при дневном свете. Если вашим Оракулом является Ива, связанная со стихией ВОДЫ, то это пассивное дерево, или АКТИВНОЕ НОЧЬЮ. Существует только два типа деревьев: активные (деревья солнечного света, деревья воздуха и огня) и пассивные (деревья лунной ночи, деревья воды и земли).

Облачитесь в мантию, сформулируйте свой вопрос и приблизьтесь к Дереву-оракулу в соответствующее время. Сначала всегда следует зажечь благовоние, которое служит подношением. После этого коснитесь дерева и громко произнесите, что вас интересует. Начинайте с вопросов, требующих простого ответа — ДА-НЕТ-НЕИЗВЕСТНО. Если все было сделано правильно, дерево ответит легкими ударами камней — наподобие азбуки Морзе, так что слушайте внимательно. 1 УДАР обычно означает «НЕТ», 2 УДАРА — «ДА» и 3 УДАРА — «НЕИЗВЕСТНО». В «Нью-Форест» мы используем довольно сложную алфавитную систему, основанную на Огаме нашего Дерева, Серебряной Березы по имени Фагос. Свою систему мы называем СТУКАМИ ОГАМА. Вы, если хотите, можете разработать собственную, но помните: никогда не приводите к своему дереву для выяснения вопросов другого человека, иначе оно замолчит навсегда. Настоящая Магия — игра в одиночку... а сообща можно играть со щенками и другими пушистыми зверьками.

--------------------------------------------------------------------------------

VII. ЗЕЛЕНЫЙ ЧЕЛОВЕК

"Приглашение Бога Лесов"

Зеленый Человек, Рогатый Бог Лесов, является Богом-покровителем друидизма. Он представляет мужской аспект единой Земли. Поэтому шаманистское жречество, основа которого была патриархальной (подобно друидам), отдавало этому Богу особое предпочтение. Это самый древний Бог... самый почитаемый из всех древних кельтских богов, и свидетельства этого почитания до сих пор можно видеть в кельтских странах во время празднования Майского Дня, Середины лета и праздника Осеннего урожая. Он имеет много имен и лиц — Могущественный Керн, Рогатый, Оленерогий, Херн-охотник, Повелитель животных, Король-олень, Властелин Зимы и, собственно у кельтов, КЕРНУННОС. Он обитает даже сегодня в любой лесной чаще. Херн, Великий Бог Лесов, неуловим. Именно эту его особенность, по-видимому, отмечает одно из многочисленных упоминаний о Нем: Тот, кто ходит за деревьями. Чтобы установить с ним личные отношения, требуется время и терпение, но, установившись, они будут глубокими. В своем «Нью-Форест» мы часто его видим. Ниже приведены советы, которые всегда считались полезными для тех, кто хочет установить контакт с Богом Лесов и добиться более тесных взаимоотношений с Землей, Его стихией.

Тщательно выберите место. Херн — Бог Непроходимых Лесов, скрытых от света и полных тайн... безмолвный, но всегда присутствующий. СОСНЫ и другие хвойные деревья — это Его Деревья, так что найдите сосновый лес, удаленный и тихий. Больше всего для вашей цели подходит поляна, или Неметон. Все боги любят, чтобы в их честь зажигали священное благовоние... благовоние — это энергия, которую они легко ощущают. Зажгите на железном блюде смолу сосны, мускус, пачули, ягоды можжевельника или древесину дуба красильного. У меня был друг, который добивался феноменальных результатов, используя смесь гвоздики (Имеется в виду пряность), полыни и мирры.

Если говорить о музыкальных инструментах, то с Херном связывают БАРАБАН, звуки которого помогают привлечь его внимание. Хотя этот бог присутствует в любое время, вероятнее всего его можно увидеть в СУМЕРКИ, а также ночью... Его стихия — Земля — сама является темной, глубокой, безмолвной и скрытой. В магии всегда подобное привлекает подобное, так что тот, кто хочет привлечь бога, должен работать с принципом подобия! Рыба не может подняться на вершину горы — вы должны создать условия, в которых богу будет удобно проявиться. И помните — ключом к успеху является спокойствие и терпение. Как оказалось, следующий стих-обращение, взятый из древних источников, очень помогает уговорить Бога Лесов, чтобы он предстал перед вами:

«КАМЕНИСТАЯ ПОЛЯНА В ТЕМНОМ ЛЕСУ, СОСНОВАЯ ВЕТКА В РУКЕ НАБЛЮДАТЕЛЯ,

ДЫМ, ПОДНИМАЮЩИЙСЯ С ЖЕЛЕЗА, ВЗЫВАЕТ К СТРАЖУ ЛЕСА. СЛЫШЕН ПОЛЕТ ЗИМНИХ ГУСЕЙ,

БЕГ ХОЗЯИНА ЛЕСА! СЛЫШНЫ УДАРЫ ВЕТВИСТЫХ ОЛЕНЬИХ РОГОВ

ВО ИМЯ ПОВЕЛИТЕЛЯ ЖИВОТНЫХ! СЛЫШНО ДЫХАНИЕ БОГА, ГРОЗНОГО И ПЛОДОВИТОГО,

СЛЫШНА ПОСТУПЬ ОЛЕНЕРОГОГО.

СЛЫШНО, КАК КЕРНУННОС ВЫХОДИТ НА КАМЕНИСТУЮ ПОЛЯНУ В ТЕМНОМ ЛЕСУ!»

--------------------------------------------------------------------------------

VIII. СЛАТАН ДРУИДЕАХТ

«Поиск друидического Посоха»

Можно ли найти образ, более известный в мире магии, чем образ волшебника, который идет, опираясь на сучковатый старый посох? В культурах всего мира сам этот образ посоха мудреца стал почти архетипическим... архетипом Гэндальфа (Гэндальф Серый - Великий Маг из трилогии Дж. Р. Р. Толкиена «Властелин Колец».). Даже в Библии мы встречаем рассказ о том, как Моисей использовал свой деревянный посох для совершения всякого рода чудес — он становится змеей у ног фараона и он же простирается через Красное море, чтобы разделить его на части. Но почему посох? Потому что он с самых древних времен был символом великой силы и власти даже для королей. И здесь автор хотел бы упомянуть о том удовольствии, которое он испытывает, предлагая этот короткий раздел вниманию читателя. Посохом как Магическим орудием долго пренебрегали, не отводя ему заслуженного места в арсеналах шаманизма. Во времена Средневековья сила Посоха была почти полностью приписана его укороченной производной, ВОЛШЕБНОЙ ПАЛОЧКЕ! Так что, мой давно забытый друг, эта вставка посвящается тебе...

Прежде всего, Посох является символом Мага, его собственной связи с Деревьями — этими зелеными союзниками, всегда поддерживающими и охраняющими во время Поиска. Посох связывает шамана с небесными силами подобно электрическому проводу, являясь своего рода космическим удлинителем.

Чтобы служить эффективным волшебным оружием, Посох должен обладать глубоко укоренившейся личной связью с его владельцем. Поэтому первостепенную важность приобретает внимание ко всем его деталям. Например, есть ли уже у вас любимое дерево? Любимое дерево, которое было бы каким-то образом связано с вашим прошлым? Предпочитаете ли вы легкую «трость» или более тяжелую палку «колдуна»? Светлую или темную породу дерева? С вырезанными символами или без них? Прежде чем приступить к поиску подходящего куска дерева, вы должны ответить на все эти вопросы.

Когда ясны все детали, отправляйтесь на поиски — не жалейте для этого времени, выбор велик! Прежде чем срезать палку, вы должны быть уверены, что полностью удовлетворены своим выбором. И обязательно, перед тем как резать, спросите у дерева. Разбудите дерево и попросите у него разрешения. Посох будет негативным инструментом, если Дерево, с которого он взят, было настроено враждебно. Сделайте подношение (пчелиные соты, вино или благовоние), потом срезайте, стараясь причинить как можно меньше ущерба.

Отрезав палку, сразу обработайте ее, пока древесина мягкая и свежая. Обдерите кору и с помощью ножей и наждачной бумаги придайте нужную форму, чтобы палка приобрела тот вид, который вам нравится. Потом дайте ей высохнуть и нанесите какое-нибудь защитное покрытие — выкрасите, покройте лаком или обработайте льняным маслом. И последнее — старые Шаманы всегда ДАВАЛИ ИМЯ своему посоху! Часто выбор имени определялся той божественной формой, которой маг поклонялся.

Посох самого автора сделан из темной древесины, витой, с маленькой серебряной головкой оленя, тщательно вделанной в углубление на его верхнем конце. Он вырезан из дерева, на котором я построил свой первый древесный дом, когда мне было восемь лет. Мне пришлось пересечь страну, чтобы добыть его, но я не могу забыть тесную связь, существующую между нами. Я дал ему имя ШРАМ — после того, как однажды летним днем упал с вершины того же дерева, много лет назад...

--------------------------------------------------------------------------------

IX. СВЯЩЕННЫЙ ДЫМ

«Растительные смеси для Магии и для Трубки»

Разделы Магии, касающиеся растений, — это, пожалуй, самая обширная область шаманизма, представляющая интерес для изучения, поскольку эти знания находят применение в кулинарии, медицине и религии. Попытка сконцентрировать их настолько, чтобы они вместились в тот крошечный объем, который может быть вьщелен для их изложения, — нелегкая задача. И все же попробуем вкратце привести основные моменты. В Книге Фериллт мы находим огромное количество самых разных рецептов магического использования растений. Некоторые рецепты настолько интересны, что им следует уделить особое внимание. Я разделил описанные растения на две группы — БЛАГОВОНИЯ И «ТАБАКИ».

Благовония для магии и ритуалов

Ниже приведены некоторые из самых необычных сочетаний трав, предназначенные для различных экспериментов. Здесь 12 рецептов смесей, которых автор не встречал ни в каких других источниках.

1. КЕЛЬТСКИЙ СБОР ИЗ 9 ДЕРЕВЬЕВ:

равные части

РЯБИНЫ

БЕЛОГО ДУБА

БУЗИНЫ

ЯБЛОНИ

СОСНЫ

ОСТРОЛИСТА

КЕДРА

МОЖЖЕВЕЛЬНИКА

ТОПОЛЯ

2. ЛУННЫЙ ОГОНЬ:

МОЖЖЕВЕЛЬНИК

ЛИСТЬЯ ЛАВРА

КОРЕНЬ ФИАЛКИ

ЛЕПЕСТКИ РОЗЫ

КРОВЬ ДРАКОНА СЕЛИТРА (1/2 части)

3. ЛЕЧЕНИЕ:

МИРРА

ГВОЗДИКА

РОЗМАРИН

4. ЧТОБЫ ПОДНЯТЬ МЕРТВОГО:

МАРСИЛИЯ

МУСКУС

ШАФРАН

КРАСНЫЙ СТИРАКС или СМОЛА ЛАВАНДЫ

БАЛЬЗАМ ИЗ ГИЛИИ

ЯСЕНЕЦ

5. ДЛЯ ПОЛЕТА:

ЧЕРНЫЙ ПАСЛЕН

КОРЕНЬ АИРА

ЯГОДЫ МОЖЖЕВЕЛЬНИКА

6. ДЛЯ АСТРАЛЬНОЙ ПРОЕКЦИИ (полет духа):

САНДАЛОВОЕ ДЕРЕВО

ПОЛЫНЬ ОБЫКНОВЕННАЯ

БЕНЗОИНОВАЯ СМОЛА

ЯСЕНЕЦ

7. ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ:

ЛАВАНДА и РОЗМАРИН,

8. ДЛЯ ВЫЗЫВАНИЯ ДОЖДЯ:

ВЕРЕСК,

ПАПОРОТНИК и БЕЛЕНА

9. ДЛЯ ВИДЕНИЯ:

ЛАВАНДА,

ПАЛЬМА РОТАНГОВАЯ и

ПОЛЫНЬ ОБЫКНОВЕННАЯ

или:

ЛАВАНДА,

ПАЧУЛИ,

КОРИЦА,

МОЖЖЕВЕЛЬНИК и

САНДАЛОВОЕ ДЕРЕВО

или:

ПОЛЫНЬ ОБЫКНОВЕННАЯ и

ПОЛЫНЬ ГОРЬКАЯ

или:

3 часта ЛАПЧАТКИ,

3 часта КОРНЯ ЦИКОРИЯ и

1 часть ГВОЗДИКИ

10. ДЛЯ ВЫЗЫВАНИЯ БОЖЕСТВЕННОЙ ФОРМЫ:

ПОЛЫНЬ ГОРЬКАЯ,

КОРА ИВЫ и

САНДАЛОВОЕ ДЕРЕВО

или:

ПОЛЫНЬ ОБЫКНОВЕННАЯ и

ПОЛЫНЬ ГОРЬКАЯ

или:

ДИКИЙ БАДЬЯН,

СТРУЧКИ ВАНИЛИ,

БЕНЗОИН

11. СОЛНЕЧНАЯ ЦЕРЕМОНИЯ:

ЛЕПЕСТКИ ПОДСОЛНЕЧНИКА

КРОВЬ ДРАКОНА

МУСКАТНЫЙ ОРЕХ

ШАФРАН

ЛАДАН

или

ОМЕЛА

КРОВЬ ДРАКОНА

ДУБ

12. ДРЕВЕСНЫЙ СОСТАВ МЕРЛИНА:

1 часть КОРЫ БЕРЕЗЫ

1 часть МОЖЖЕВЕЛЬНИКА

1 часть КРОВИ ДРАКОНА/раковые шейки

«Табаки» для магии и ритуалов

Образ волшебника, курящего трубку, распространен столь же широко, как волшебная палочка или посох! Действительно, на протяжении веков существовало очень прочное представление о связи курения трубки с умом и высшей ученостью. В отличие от наших дней, когда ТАБАК представляет собой, в основном, кучу всевозможных смесей, «табаки» прошедших эпох составлялись из трав и подходящих растений, присущих конкретной местности. Поэтому табаки менялись в зависимости от места вашего путешествия. Говорят, что в прошлые века шаманы предпочитали 12 следующих растений. Их, конечно, можно смешивать в самых разных сочетаниях:

Листья дудника

2. Листья белокопытника

3. Мята (остролистая, перечная или кошачья)

4. Смесь: кукурузные рыльца—ягоды сумаха—кошачьи лапки

5. Цветы и листья золотарника

6. Листья и цветы подсолнечника

7. Цветы и листья таволги

8. Листья коровяка

9. Цветы и листья луговой астры

10. Цветы и листья донника

11. Дикий латук

12. Крестовник луговой

--------------------------------------------------------------------------------

Границы нашего разума постоянно сдвигаются

И многие умы способны перетекать друг в друга...

И сливаться в единый разум, единую энергию.

У. Б. Йитс, ирландский поэт

X. ЛУННЫЕ ВИДЕНИЯ

«Искусство и практика управления сновидением»

На протяжении всей истории существовали шаманы, которые славились своим умением толковать сны. Другие обладали способностью по-настоящему управлять снами, их называли «Ткачами сновидений». Фольклор содержит много описаний домашних ритуалов, предназначенных для отвода ночных кошмаров, явления во сне любимого человека или предсказания будущих событий по приснившимся приметам. Подушечка для сновидений, или сашет,— типичный пример использования различных трав и их сочетаний, которые зашивались в эти крошечные подушечки, подкладываемые под голову для вызова сновидений. Ниже приведена одна из известных смесей, взятая из англосаксонского травника:

ПОЛЫНЬ ОБЫКНОВЕННАЯ

ЦВЕТЫ КЛЕВЕРА ЛУГОВОГО

ЛАВАНДА

КОШАЧЬЯ МЯТА (котовник кошачий)

Индейцы Северной Америки до сих пор создают ЛОВУШКИ СНОВ, чтобы «отгонять» ночные кошмары. Эти предметы круглой формы с нарисованной на них паутиной, посередине которых находится кристалл, вешают над кроватью. Поскольку половина нашей жизни проходит в мире снов, неудивительно, что так много накопленных человечеством знаний посвящено этому уникальному мистическому состоянию. Согласно Книге Фериллт, друиды верили, что ключ к ЯРКИМ СНОВИДЕНИЯМ находится в двух ключевых растениях — ЧЕРНОЙ ИВЕ и в корнях травы, известной как ВАЛЕРЬЯНА, или, если использовать ее более старое название, «Фу». Согласно традиции, одна из ступеней, которую должен пройти ученик за время своего 20-летнего обучения, включает УПРАВЛЕНИЕ СНОВИДЕНИЯМИ. Этот термин, синонимами которого являются также понятия ВЕЩИЙ СОН, или Гуелаес и Ллеиад (Лунное Видение), обозначает состояние, в котором человек может контролировать события, происходящие во сне, продолжая видеть сон. В конце ученика проверяли, заставляя называть предметы, которые учитель подвешивал где-нибудь в Мире Сновидений или Потустороннем Мире. Это привело к появлению упражнения для продвинутых учеников, известного под названием Дримфастинг, когда Шаман мог войти в сон ученика и вместе с ним отправиться в путешествие, часто в прошлые жизни.

Для достижения этого состояния «общего сновидения» необходимо спать бок о бок, так чтобы пересекались Световые Экраны (ауры) обоих.

Один древний ритуал, упоминаемый как РИТУАЛ УПРАВЛЕНИЯ СНОВИДЕНИЯМИ, заключается в следующем. Когда возникает важный вопрос, на который можно ответить простым ДА—НЕТ, Шаман должен взять небольшой кусочек белого кварца и кусочек черного угля с Неметона или из Священной рощи. Найти камень размером с голову человека, который легко можно передвинуть, и перевернуть его. Положить под него уголь и кварц, трижды изложив шепотом свою проблему духам Земли и Камня, обитающим внизу. Установить камень в прежнее положение, захватить щепотку земли из-под него, чтобы положить ее под свою кровать. Следующие 3 ночи вам приснится что-то черное или белое. Белое означает «да», черное — «нет». Более древняя версия этого ритуала требовала, чтобы вопрошающий встал рядом с камнем. Если кто-нибудь захочет проводить эксперименты с состоянием во время сна, автор предлагает проверить некоторые из упомянутых выше рекомендаций. Древние верили, что ЛУНА управляет снами, поэтому наиболее подходящим временем для такой работы является время полной луны. Часто овладеть искусством сновидения помогает ведение дневника сновидений — держите у постели записную книжку и карандаш, чтобы можно было записывать сны непосредственно после пробуждения, потому что они имеют тенденцию улетучиваться в течение нескольких секунд. Тренируйтесь удерживать сознание на грани сна, в то же время не впадая в сон. Если вы можете успешно сохранять состояние на грани сна, вы сможете по своему желанию входить в сон и выходить из него. Прежде чем работать со сновидениями, поэкспериментируйте также с порошком из КОРНЯ ВАЛЕРИАНЫ (который можно купить в любой аптеке), попробуйте варьировать дозу. Это часто приводит к так называемым «полетам во сне».

В своей книге «THE MAGICAL & RITUAL USE OF HERBS» («Магическое и ритуальное использование трав») (Destiny Books, 1983) химик Ричард Миллер описывает долгую историю применения валерианы в европейском шаманизме и утверждает, что под действием этого «абсолютно нетоксичного растения человек как будто летает в воздухе». ДИКИЙ ЛАТУК, растение, известное как в Соединенных Штатах, так и в Европе, также использовался шаманами для «работы со снами» — чаще всего его курили в трубке и за этим ритуалом закрепилось название «Таинства для живых сновидений».

--------------------------------------------------------------------------------

XI. САД КАМНЕЙ

«Засевание Священного Пространства»

Многие ли фольклористы знают, что английское название сад камней имеет корни в кельтской культуре? Но это действительно так. В средние века термин САД КАМНЕЙ были синонимом САДА КОЛДУНА или САДА ДЬЯВОЛА, и того, кто имел подобный сад могли обвинить в колдовстве.

Что же представляет из себя сад камней на самом деле? Обычно так называли хорошо спланированный участок земли, часто среди скал, предназначенный для выращивания лечебных или магических трав. Предполагалось, что такие сады размещаются в горах специально для того, чтобы скрыть их от праведных христианских глаз. Но в действительности эта традиция восходит к тем временам, когда садоводы знали, как расположенные соответствующим образом камни фокусируют энергию и влияют на рост находящихся рядом с ними растений. Травы, используемые для лечебных и ритуальных целей, для усиления своих свойств сеялись вокруг и внутри каменных сооружений. Это делали, чтобы притянуть влияние Солнца и Луны. В основе друидического волшебного сада лежит великая идея... идея, как его создай. Прежде всего — «костяк»!

Вы должны собрать 36 камней трех размеров: 12 маленьких (размером с кулак), 12 средних (размером с голову) и 12 крупных (таких, которые, лежа на земле, доходят вам до колен). Построение такого сада основано на друидической концепции трех Концентрических Кругов Существования.

Сначала выберите центр и отметьте его. Лягте так, чтобы ваши стопы касались центра, и отметьте точку, где находится ваша голова — это и будет граница первого круга! Разложите 12 самых маленьких камней в виде циферблата и опять лягте на землю, головой наружу, но на этот раз ваши стопы должны касаться первого круга. Опять отметьте точку местонахождения головы и выложите второй круг, используя для этого камни среднего размера. Повторите эту процедуру еще раз, пока не получите вокруг того же центра третий круг, а радиусы каждого из кругов будут равняться соответственно 1,2 и 3 длинам вашего тела. Теперь все готово для засевания. Для этого у вас имеется 4 зоны: 1) внутри 1-го круга, 2) снаружи 1-го круга, 3) снаружи 2-го круга и 4) снаружи 3-го круга. Они символизируют 4 стихии — ЗЕМЛИ, ВОДЫ, ВОЗДУХА и ОГНЯ. Друидическое знахарство вращается вокруг выбора растений, известных как 16Лекарей Дианкехта, древнего бога исцеления и магии (используемые травы вы найдете в «21 УРОКЕ МЕРЛИНА», в главе «Сад»). Семена или готовые растения для этих 16 «лекарей» можно приобрести через любой хороший питомник или компанию по продаже семян. Эти травы размещаются следующим образом:

• Внутри 1-го круга, Царство Земли:

ВАЛЕРИАНА БАШМАЧНИК НАСТОЯЩИЙ

ШЛЕМНИК ПОЛЫНЬ ОБЫКНОВЕННАЯ

• Снаружи 1-го круга, Царство Воды:

КОТОВНИК КОШАЧИЙ

ХМЕЛЬ ИВА ЧЕРНАЯ ЭХИНАЦЕЯ

• Снаружи 2-го круга, Царство Воздуха:

РОМАШКА

КАЛЕНДУЛА

ТЫСЯЧЕЛИСТНИК

ВЕРБЕНА

• Снаружи 3-го круга, Царство Огня:

ЗОЛОТАРНИК КАНАДСКИЙ ЗВЕРОБОЙ ПРОНЗЕННЫЙ

ЖОСТЕР ДУБ БЕЛЫЙ

--------------------------------------------------------------------------------

XII. РИТУАЛ ПРИСВОЕНИЯ ИМЕНИ

«Раскрытие своего кельтского "я"»

«Что в имени твоем?..» Эту старую фразу можно услышать на всем протяжении существования человека. Почему? Потому что за именем или названием лежит много такого, о чем мы даже не подозреваем. Хотя и правда, что нельзя «судить о книге по ее обложке», правда также и то, что ее «обложка» или «название» очень многое говорят о характере книги! Здесь мы рассмотрим эту зависимость. В шаманских традициях всего мира так или иначе присутствует Ритуал ПРИСВОЕНИЯ ИМЕНИ... он является частью шаманского цикла Вызова, Ученичества, Инициации. Во время заключительной фазы — инициации — происходит присвоение имени, или, по сути, ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ Инициируемому всегда ДАЕТСЯ новое имя (обычно выбираемое с помощью какого-либо способа предсказания), как символ его новых знаний, индивидуальности и взаимоотношений с миром. Инициируемый становится новым существом.

В рукописи Фериллт утверждается, что у каждого жреца-друида было три имени: данное ему имя (отцовское, при рождении), его групповое имя (то, под которым он известен другим посвященным) и тайное имя (сущностное имя, которое он использует один на один с миром Силы). Это имя может применяться в качестве символического обозначения магических орудий или инструментов. Из этого тайного имени шаман мог создать СИМВОЛ (SIGIL) (что означает «знак») или ЭНГРАММУ — простое графическое изображение, понятное только его носителю, внутри которого скрывается «сущность его души». Это великолепная идея для современных учеников... подлинное, скрытое, самоутверждающее. Один из методов Фериллт, используемых в Ритуале Присвоения Имени, заключается в следующем: В ШЕСТУЮ НОЧЬ НОВОЙ ЛУНЫ вскипятить на костре воду, в которую добавлена омела. Когда вода закипит, произносится посвящение (не приведено) и в воду бросается небольшое количество пчелиного воска. Потом воде дают остыть и наблюдают знаки или картины, созданные затвердевшими кусками воска с примесью омелы, плавающими по поверхности. Старому шаману это давало ключ к выбору подходящего имени, и от ученика ждали, что он по созданному воском узору определит свой СИМВОЛ. Мы часто используем этот древний ритуал, удивительный и таинственный.

Первым именем наделяет семья, третье дает учитель... и только среднее имя можно выбирать. Оно может быть взято откуда угодно, к чему вас действительно влечет, — из кинофильма или книги, это может быть имя человека, которым вы восхищаетесь, его вам может подсказать путешествие, воспоминание о прошлой жизни (!), все что угодно — только старайтесь, чтобы оно не было заурядным. ЗАУРЯДНОСТЬ — убийца магии, так как мистические искусства всегда стараются возвысить дух над земным, вывести за пределы. Использование снов — другой хороший способ присвоения имени (см. ПРОСМОТР СНОВИДЕНИЙ). Однако по мнению автора, наилучший способ — это ИССЛЕДОВАНИЕ ПЮШЛОЙ ЖИЗНИ, ибо здесь кроются действительно могущественные связи! Как это делать без учителя? Уделите пристальное внимание тому историческому периоду, к которому вы испытываете наибольшую тягу, и с этого начинайте. А самой лучшей отправной точкой всегда служат книги... книги внушают идеи, они приводят в действие глубинные механизмы! Это игра для того, кто охотится за ключом к разгадке.

Ниже приведены некоторые предложения по 3 категориям имен. В связи с друидическим характером нашего подхода мы, естественно, предлагаем лишь те из них, которые имеют кельтское происхождение. Помните, что вы можете выбрать только ОДНО!

ДАННОЕ

 ВЫБРАННОЕ

 ТАЙНОЕ

 

Аза

Эмрис

Андреас

Энид

Антун

Биван

Сиарл

Деиниол

Давиз

Деио

Иоруерс

Энос

Иван

Сиефр

Сиор

Гераллт

Груфуз

Эхтор

Хиуел/Хиу

Иаго

Сион

Силиен

Иестин

Леуис

Лик

Марк

Михангел

Олвир

Оуаин

Паул

Передир

Педр

Филип

Реиналт

Россер

Томос/Тум

Тристан

Гуаллтер/Гуилим

 Голуг (зрение)

Каергаинт

Авон (река)

Каррегог (каменный)

Дилин

Флинт

Морганнуг

Голуис

Ллундаин

Арос (Тот, кто ждет)

Гуернен (ольха)

Биддин (армия)

Саес (стрела)

Эфро (бодрствующий)

Балх (гордый)

Траес (морской берег)

Креди (вера)

Перллан (фруктовый сад)

Бендисио (благословлять)

Глеисион (синий)

Гуаед (кровь)

Деур (храбрый)

Коруинт (ураган)

Горхмин (приказание, власть)

Периглис (опасный)

Геллин (враг)

Носон (вечер)

Коедуин (лес)

Баругг (мороз)

Ллуин (могила)

Гобаис (надежда)

Педр Коллен (лещина)

Гуаходд (приглашение)

Ллауен (радостный)

Гуерс (достоинство)

Керддор (музыкант)

Деруен (дуб)

Хидрев (октябрь)

 Ахрен

Алба

Амаесон

Араннан

Артос/Уср

Бедуир

Брендан

Касбад

Вортигерн

Киан/Калан

Дормас

Дилан

Еахтра

Элфин

Вионн/Винтан

Ронан

Галан

Гуалхмеи

Гвидион/Гуин

Лихар

Керноу

Кимон

Лохланн

Мабон

Тиаса/Тиан

Масген

Мирзин

Немед

Оисин

Олуин

Тристан

Придери

Самхаин

Сес

Сетанта

Симон Магис

Талиесин

Теирнон

--------------------------------------------------------------------------------

Король Древа Жизни с его цветами и пространством,

простирающимся вокруг,

с благородными гостями,

его грива развевается на ветру

над Небесными полями и равнинами!

Неизвестный ирландский автор, 988 г.

***

XIII. ВЕЛИКОЕ ДЕРЕВО

«Восхождение к Пути Друида»

Великое Дерево является архетипическим символом мировой культуры, и оно едино, хотя названий у него множество: Дерево добра и зла, Дерево жизни, скандинавский Иггдрасиль, Дерево превращений, Кранн Бесадх, Пылающее дерево, ДЕРЕВО Даси, Мутны, Торту, Уснех... список можно продолжать до бесконечности, потому что этот образ присутствовал в каждой культуре и во все времена. Почему это так? Хотя и не существует «ответа специалиста» на данный вопрос, автор согласен с мнением друидов — по причинам, известным одному Создателю, сердца, души и судьбы всех представителей человеческого рода всегда бьии связаны с этими деревьями. Главным образом поэтому автор чувствует, что «Пророческий план», изложенный в общих чертах в Эпилоге, может работать — и действительно может явиться единственной из оставшихся возможностей выхода из Кризиса. Но мы отвлеклись! То, что приведено ниже, — это увлекательное описание Друидического Дерева Жизни, объединяющее фрагменты, взятые из Sion Pheiyllt 1588 года издания (гравюра датирована 1543 годом) и из «Горхана Маелдреу» 1876 года издания.

Первая из этих книг особенно интересна, поскольку в ней использованы буквы Огама, расположенные по восходящей линии, что сильно напоминает лестницу, по которой можно взбираться вверх. Фрагменты «Горхана» содержат его музыкальную интерпретацию. Чтобы подняться на Великое Дерево — Великий Дуб Диир, растущий посреди священного Друнеметона, — необходимо сделать 21 шаг, каждый из которых будет приведен в заключение этого раздела. Число двадцать один может быть обращено: двенадцать шагов — каждый по направлению к одному из камней священного круга, отражающего традиционные двенадцать Небесных Домов. Хотя это и не является ритуалом, специально связанным с Деревом, размышление над «21 Путем к Встрече» (как принято называть эти шаги), безусловно, приведет к проницательной философской оценке своего места в жизни... что, в свою очередь, уже само по себе может иметь множество практических проявлений.

21 Путь к Встрече

1-й Путь: Береза, новые начинания. Первое осознание, пробуждение на духовном пути.

2-й Путы Рябина, первое действие. Контроль всех чувств в направлении избранного пути. Первый ход в игре.

3-й Путь: Ольха, горячее сопротивление. Материальный мир сопротивляется вашему выбору, но ваши устремления под защитой.

4-й Путь: Ива, безмолвное вдохновение. Ваш путь сквозь мир похож на сон в лунную ночь.

5-й Путь: Ясень, твердое решение. Внутренний и внешний миры радостно встречаются. Непротивление стреле.

Первое пересечение Завесы - «Отмирание старого»

6-й Путь: Боярышник, цветок пробуждается. Очищение и защита, приятие как горького, так и сладкого.

7-й Путы Дуб, Прочная Дверь. Ворота к новым Тайнам остаются закрытыми, хотя и манят вас. Возможности.

8-й Путь: Остролист, встреча. Вы переживаете испытание встречей. Неожиданный страж у Двери.

9-й Путы Лещина, плод знаний. Вы собираете зерна интуитивной мудрости. 10-й Путь: Яблоня, красота единения. Добытый плод заставляет двигаться дальше с благоговением.

Второе пересечение Завесы: «Материя открывает путь к тайне

11-й Путь: Виноградная лоза, встреча с единомышленниками. Ваш путь усложняется присутствием и пророчествами других.

12-й Путь: Плющ, спираль восхождения. Вы приобретаете внутреннюю силу и уверенность. Поддержка своего я.

13-й Путь Терновник, во власти мира. Когда нет выбора, остается лишь безупречный путь.

14-й Путь: Тростник, сгибаемый ветром. Согласие, осознание трудностей, знание того, что уступить — значит победить.

15-й Путь: Бузина, самая темная перед рассветом. Вы принимаете предстоящий урок, видя впереди ясный свет.

Третье пересечение Завесы: «Видение победы"

1б-й Путь: Серебряная Пихта, высокие цели и дальновидность. Видны иллюзии мира, на расстоянии открывается зеленая долина.

17-й Путь: Утесник, сладкий запах победы Битвы кончились, все вокруг залито солнцем. Вы заново собираете себя.

18-й Путь: Вереск, исцеление Духа. Пауза... покой и удовлетворение врачуют ваши раны.

19-й Путь Белый Тополь, появляется радуга. Дрожь от волнения при виде новых горизонтов, окрашенных в самые разные цвета. Возрождение Духа. 20-й Путы Тис, гарантия вечности. Окончательное осознание, результат оправдывает все пройденные битвы.

21-й Путь: Омела, непознаваемое. То, что идет дальше любых предсказаний... сила Будущего, рождающегося в настоящем.

--------------------------------------------------------------------------------

XIV. КОЕЛКЕРСЫ

«Зажигание Святых Камней»

В последние годы на блошиных рынках и выставках поделок появились крошечные глиняные приспособления с фитилем, предназначенные для зажигания на бутылках. Когда автор увидел их в первый раз, то был ошеломлен — потом скупил все, какие смог найти! Откуда такая страсть? Дело в том, что эти малозаметные устройства на самом деле являются продолжением (или новым открытием? воспоминанием?) традиции, не менее древней, чем Египет! «Горящие монеты», как их называли в древности, использовались почти во всех храмах, так как свечи были товаром дорогим и редким. Для Горящей же Монеты достаточно было небольшого количества специально приготовленного масла, чтобы она горела в течение нескольких суток фактически без присмотра. Следовательно, это был предмет не столько религиозного, сколько чисто практического применения — что совершенно не уменьшает его аутентичности, а именно она нас здесь и интересует. Когда-то Коелкерсы (буквально — горящие камни) изготовлялись из плоских камней, найденных на морском берегу, а в наши дни их делают из глины.

В Книге Фериллт, в главе, посвященной подготовке алтаря, во всех подробностях описываются как сами Коелкерсы, так и используемые для них масла. Так как это истинно друидическая вещь, давайте и мы углубимся в изучение особенностей ее конструкции.

Прежде всего, сами камни. Деталь, которая делает их особыми в религиозном, мистическом смысле, — это то, что у них в центре должно быть естественное отверстие соответствующей формы. Это часто присуще обычному глинистому сланцу. Но искать такие камни нужно только там, где вода и камень действуют друг на друга долгое-долгое время, а именно — на морском берегу, под водопадом или в горных реках. Что касается размера, Книга Фериллт определяет его следующим образом: «Шириной в два золотых Керидвэна». Два золотых Керидвэна? В течение нескольких лет автор не мог найти ответа, пока не натолкнулся на него в книге о Римской Британии. Во второй половине первого столетия нашей эры британцы отчеканили золотую «монету с лошадью», в честь божества Керридвен... наш золотой Керидвэн! В книге сказано, что диаметр монеты составлял от 1/2 до 3/4 дюйма, а значит, диаметр нашей Горящей Монеты должен равняться 1 — 1,5 дюйма! Отверстие, по-видимому, должно быть диаметром с карандаш. После того, как через отверстие протягивался фитиль, камень помещался на горлышко стеклянной или глиняной бутылки, заполненной маслом, и фитиль поджигался.

Теперь о самом масле. Лампы, предназначенные для освещения священных мест, готовились специальным священным способом. Для этого масло насыщалось определенными травами, состав которых зависел от конкретного божества или сезонного праздника (времени года). Только из некоторых видов трав удается непосредственно получить масляный экстракт, остальные экстракты делаются «на водной основе». Для получения масляного экстракта поместите примерно 1 унцию СУХОЙ травы в 5 унций минерального (любой масляный продукт перегонки нефти.) масла. Настаивайте в холодном темном месте в течение двух недель, ежедневно встряхивая, затем процедите. Когда все собрано — камень, бутылка (если есть возможность, цвета кобальтовой сини), масло и фитиль, — используйте лампу подобно всем остальным магическим инструментам, только в священных целях. Завершим этот раздел некоторыми указаниями по приготовлению специальных масел в соответствии с Колесом Года древних кельтов.

• 31 октября, САМХЕЙН: кельтский Праздник Мертвых.

Используются травы — ПОЛЫНЬ, ПАСЛЕН, ДУРМАН, ВОРОНЕЦ БЕЛЫЙ.

• 21 декабря, СЕРЕДИНА ЗИМЫ (ДЕНЬ ЗИМНЕГО СОЛНЦЕСТОЯНИЯ): кельтский праздник Возрождения Солнца.

Используются травы — СОСНА, КЕДР, САНДАЛОВОЕ ДЕРЕВО, МОЖЖЕВЕЛЬНИК, МЯТА.

• Канун февраля, ИМБОЛК: кельтский Праздник Свечей.

Используются травы — МОРСКАЯ ВОДОРОСЛЬ, МУСКАТНЫЙ ОРЕХ, ХМЕЛЬ, ШАНДРА, ВОРОНЕЦ, ЦВЕТЫ БУЗИНЫ.

• 21 марта, ДЕНЬ ВЕСЕННЕГО РАВНОДЕНСТВИЯ: кельтский Праздник Птиц.

Используются травы — ЛАВАНДА, КРОКУС, НАРЦИСС, РАКИТНИК.

• Канун мая, БЕЛТАН: кельтский Праздник Цветов.

Используются травы — СИРЕНЬ, ВЕРЕСК, ЦВЕТЫ ЯБЛОНИ, ЦВЕТЫ КРАСНОГО КЛЕВЕРА.

• 21 июня, СЕРЕДИНА ЛЕТА (ДЕНЬ ЛЕТНЕГО СОЛНЦЕСТОЯНИЯ): кельтский Праздник Дуба.

Используются травы — СОЧЕТАНИЕ ОМЕЛЫ С ДУБОМ, ЗВЕРОБОЙ, РОЗА, ПАПОРОТНИК.

• Канун августа, ЛУГНАССАДХ: кельтский Праздник Зерна.

Используются травы — ЗОЛОТЫЕ ТРУБКИ (первоцвет), КАЛЕНДУЛА, ПОДСОЛНУХ.

• 21 сентября, ДЕНЬ ОСЕННЕГО РАВНОДЕНСТВИЯ: кельтский Праздник Вина.

Используются травы — ПОЛЫНЬ, МИРРА, ШАЛФЕЙ, КАСАТИК (ИРИС), МЯТА ЛИМОННАЯ.

--------------------------------------------------------------------------------

Проклятая бузина и роковой тис,

С растущими в их тени травами и пасленом.

Т. Скот, PHILOMYTHIE, 1616

XV. ВОЗЛИЯНИЕ БУЗИНЫ

«Глоток Забвения Фаилинна»

Легенда о Фаилинне уходит своими корнями в глубокую древность. Согласно ирландским преданиям, он бьи королем крошечных человечков, рядом с которыми даже карлики выглядели великанами. Эти человечки занимались тем, что причиняли всякого рода вред домам, если их жители не оставляли каждую ночь на ступеньке крыльца наперсток ВИНА ИЗ БУЗИНЫ Видите ли, король Фаилинн страдал постоянной жаждой, которую ничто другое не могло утолить, — и в результате он каждую ночь напивался до полного забвения!

Так повествует сказка, но слава ВИНА ИЗ БУЗИНЫ выходит далеко за ее пределы — к тем векам, когда оно считалось нектаром богов, совершенным напитком. ВИНО ИЗ БУЗИНЫ — одно из самых первых вин, упоминаемых в кельтской истории и мифологии. Оно обладало магическими свойствами, являясь любимым напитком всех мистических существ — начиная от обычных Волшебников и эльфов и заканчивая Драконами и Единорогами. Это было «Потустороннее Волшебное Возлияние». Действительно, материалы Фериллт рассказывают об использовании этого вина в качестве ритуального напитка во время всех праздников Темной Половины (то есть тех, которые приходятся на зиму — День осеннего равноденствия, Самхейн, День зимнего солнцестояния и Имболк). Ниже мы более подробно обсудим темную природу бузины. Это растение сельской местности, которое с каждым годом все больше и больше предается забвению. В наши дни в любой европейской провинции найдется горстка представителей старшего поколения, которые продолжают использовать бузину, — и куда меньше найдется тех, кто знает о древних магических ее свойствах И поскольку ягоды бузины так часто и ярко упоминаются в наших справочных источниках., а также потому, что автор так непомерно любит вино, пироги и пончики из бузины, пусть данная страница станет попыткой вернуть этому уникальному таинственному плоду былое применение и воскресит нашу память.

Для этого прежде всего необходимо, чтобы читатель, увидев растение, мог его узнать

— ниже приведен рисунок. В восточных штатах Америки и в Европе время цветения бузины приходится на август, а плоды во всем их чернильном блеске обычно бывают готовы после первых октябрьских заморозков.

Если посмотреть с точки зрения магии, то оказывается, что существует тесная связь репутации бузины как дерева смерти, несчастья и числа 13 с ее ритуальным использованием в друидической инициации. Бузина... Смерть... Инициация — это почти формула! Любая инициация включает символическую смерть, после которой следует возрождение и просветление. Возможно, ягоды бузины каким-то образом воплощают психический смысл всего этого... возможно, древние считали ее растением «смерти и воскресения»? Или это только совпадение, что в христианских сказаниях бузина является деревом, на котором было совершено Распятие? Или то, что, согласно тем же преданиям, Иуда, предавший Христа, повесился на дереве бузины?

(Автор немного увлекся: бузина встречается в умеренных широтах и, насколько нам известно, в районе Иерусалима вообще не растет. К тому же это очень ломкий кустарник. — Прим. перев.)

Или то, что король Фаилинн в нашей истории каждую ночь напивался до полного забвения только для того, чтобы, проснувшись на следующее утро, опять отведать вина из бузины? То, что для друидов наполнение крошечного Котла Возрождения вином из бузины являлось частью заключительных ритуалов инициации их учеников? Смерть

— возрождение; эти легенды тесно связаны с символической аллегорией. Основываясь на подобных сходствах, можно с уверенностью говорить о том, что ягоды бузины символически позволяют тому, кто их съедает, ощутить привкус Потустороннего мира, после чего с новыми знаниями возвратиться в мир живых Автор не представляет себе более убедительного набора причин, чтобы соблазнить читателя испытать этот магический напиток на себе. И, наконец, вкус... на что он похож? Странный и удивительный, что-то такое, что вы должны или любить или ненавидеть... не поддающийся описанию, скорее таинственный — скорее всего, непохожий ни на вкус банана, ни на вкус цыпленка. Ниже приведен очень старый рецепт, взятый из поваренной книги тринадцатого столетия, которая называется «Для королевского вкуса. Рецепты королевского двора Ричарда I».

Доб из бузины

«Бросить 1 ГАЛЛОН (4,55 л) ягод бузины в 3 галлона (13,65 л) хорошей ключевой воды. Кипятить в течение 1 часа, процедить и добавить 3 фунта (1,36 кг) темного клеверного меда. Дать остыть до температуры тела, после чего смешать с 1 унцией (28,4 г) пивных дрожжей. Закрыть и оставить на 2 недели для брожения. После чего осторожно снять пену и с помощью черпака перелить в бутылки из темного стекла. Не закрывать плотно, пока не прекратится брожение, после чего поместить в холодный погреб, засыпав песком. Для получения лучшего вкуса выдержать хотя бы 1 год».

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ Из ягод бузины можно приготовить неописуемо вкусный пирог, который готовится таким же образом, как и пирог с черникой. Кроме того, из соцветий бузины можно сделать удивительные оладьи — окуните их в жидкое бездрожжевое тесто, поджарьте во фритюре, потом посыпьте сахаром и корицей.

--------------------------------------------------------------------------------

Только тем, что дышит,

Оплачены три затаивших дыхание вещи:

Яблоня, куст лещины, священная роща...

ТРИАДЫ ИРЛАНДИИ

XVI. РАНГИ ДЕРЕВЬЕВ

«Древесная Лестница Авторитетов»

Мир человека, похоже, испокон веков был обречен строиться на основе «табели о рангах». Все, что касается рангов среди деревьев, тоже пришло к нам из глубокой древности. Хотя подобные иерархические древесные системы существовали во многих культурах (особенно в скандинавской, греческой и у народов Азии), нас интересует именно кельтская ветвь — ирландская, британская и галльская версии.

Исходя из каких соображений разделены деревья? Впрочем, критерии разнятся. Анализируя бриттскую ветвь, этому разделению можно дать магически-мифологическое объяснение (их расставила Битва Деревьев); для галлов — различие чисто финансовое (некоторые породы деревьев стоят дороже других), тогда как ирландцы руководствовались совсем другими мотивами, происхождение которых долго оставалось забытым, — хотя в тексте Фериллт эти мотивы упоминаются.

Здесь будут приведены три версии. Автор надеется, что читатель внимательно изучит их и, возможно, достигнет того, что было бы важнейшим друидическим осознанием: ЭТИ ДЕРЕВЬЯ РАЗЛИЧАЮТСЯ ПО ХАРАКТЕРУ, СТРОЕНИЮ И ДУХОВНЫМ КАЧЕСТВАМ. Современный человек слишком часто сваливает все деревья в кучу, превращая их в горы промышленных опилок и не думая ни о чем, кроме количества денежных знаков за тонну. Поэтому, если читатель, по ассоциации с этими версиями, придет к пониманию того, как и почему древний человек видел в деревьях уникальные духовные существа, усилия автора будут более чем вознаграждены!

7 Деревьев-полководцев:

У британцев

 У ирландцев

 У галлов

 

Береза

Рябина

Ольха

Ива

Ясень

 Дуб

Лещина

Остролист

Тис

Ясень

Сосна

Яблоня

 Дуб

Яблоня

Ольха

Ива

Береза

7 Деревьев-крестьян:

У британцев

 У ирландцев

 У галлов

 

Боярышник

Дуб

Остролист

Лещина

Яблоня

 Ольха

Ива

Боярышник

Рябина

Береза

Вяз

Груша

 Осина

Ясень

Сосна/Пихта

Боярышник

Тис

7 Деревьев-кустарников:

У британцев

 У ирландцев

 У галлов

 

Виноградная лоза

Плющ

Тростник

Терновник

Бузина

 Терновник

Бузина

Белая лещина

Белый тополь

Земляничное дерево

Слива колючая

Плющ

 Терновник

Рябина

Бузина

Лещина

Остролист

7 Ежевичных деревьев:

У британцев

 У ирландцев

 У галлов

 

Пихта белая

Утесник обыкновенный

Вереск

Белый тополь

Тис

 Папоротник

Восковница обыкновенная

Золотые трубки

Утесник обыкновенный

Вереск

Ракитник

Крыжовник

 Плющ

Виноградная лоза

Тростник

Утесник обыкновенный

Вереск

Толкователь древнего ирландского права объясняет принадлежность их семи Деревьев-полководцев к «высшему сословию» следующими качествами:

ДУБ: его размер, красота и его желуди, от которых жиреют свиньи.

ЛЕЩИНА: ее орехи и сережки.

ЯБЛОНЯ: ее плоды и кора, пригодная для дубления кожи.

ТИС: его древесина, используемая для домашней посуды, нагрудных щитов и т. п.

ОСТРОЛИСТ: его древесина, используемая для оглобель колясок.

ЯСЕНЬ: его древесина, используемая для поддержания королевского бедра (то есть

для изготовления тронов) и для оружейного древка.

СОСНА: ее древесина, используемая для изготовления крепежных стоек

Тема древесной иерархии очень трудна, поскольку ученые-друиды не были заинтересованы в том, чтобы сделать ее понятной для посторонних. Воспользуйтесь сидящим в вас поэтом-бардом, чтобы отыскать древесину среди этих обуглившихся развалин.

--------------------------------------------------------------------------------

Я — сын Поэзии,

Поэзии, рожденной Отблеском,

Отблеском, рожденным Созерцанием,

Созерцанием, рожденным Навыками,

Навыками, рожденными Исследованием,

Исследованием, рожденным Великим Знанием,

Великим Знанием, рожденным Разумом,

Разумом, рожденным Постижением,

Постижением, рожденным Мудростью,

Мудростью, рожденной Тремя Богами Дана.

Нед, COLLOQUY OF TWO SAGES (ДИАЛОГ ДВУХ МУДРЕЦОВ.)

XVII. ТУАСА

«Обращение к силе Четырех Символов»

Как сказано в главе III «Book of Invasions» («Книга вторжений».), Tyaca де Данаан (Tuatha De Danaan) — это народ или племя Богини Дану, жившее в дохристианской Ирландии еще в 1450 году до н. э., пока не пришли милезцы (около 1000 г. до н. э.). Туаса считались богами света и доброты, вождем их был некто Нуада. Они были настоящими людьми во всех своих добродетелях и пороках, но в конце концов были разбиты в битве. Отказавшись покинуть Эйре, они заключили себя в подземные каменные камеры, называвшиеся сидаж, и в конце концов человеческое воображение превратило их из богов в эльфов.

После этого у племени Туаса остались 4 волшебные вещи, которыми они дорожат и которые оберегают больше всего остального. Каждая из этих вещей была принесена через море, из одной из 4 провинций «Великой Северной Земли», из которой они когда-то пришли. Вот эти 4 сокровища:

• КАМЕНЬ ФАЛА. Он пришел из Потустороннего мира, из города Фалиаса, и был спрятан в ирландской провинции Ольстер. Его северная божественная форма — Морфесса, его стихия — ЗЕМЛЯ.

• КОПЬЕ СУДЬБЫ. Оно пришло из Потустороннего мира, из города Горшка, и было спрятано в ирландской провинции Лендстер. Его восточная божественная форма — Эсрас, его стихия —ВОЗДУХ.

• МЕЧ НУАДЫ. Он пришел из Потустороннего мира, из города Финиаса, и был спрятан в ирландской провинции Манстер. Его южная божественная форма — Уссиас, его стихия — ОГОНЬ.

• КОТЕЛ ВОЗРОЖДЕНИЯ. Он пришел из Потустороннего мира, из города Муриаса, и был спрятан в ирландской провинции Коннахт. Его западная божественная форма — Семиас, его стихия — ВОДА.

Интересно отметить, что после изгнания племени Туаса эти сокровища, похоже, достались Британии. Камень Фала существует и по сей день, он находится в Вестминстерском Аббатстве и вмонтирован в Кресло для Коронации. Котел превратился в сосуд Керридвен, Великой Валлийской Матери. Копье стало оружием Ллеи — Длинной Руки, предположительно, тем самым, которое пронзило распятого Христа и которое в конечном счете удалось найти Гитлеру, сгоравшему от желания покорить весь мир. А Меч... Меч! Он стал священным валлийским клинком КАЛИБУРНОМ, Мечом Артура, одной из Святых реликвий Британии. Остается только гадать, почему эти сокровища покинули Британию.

Но что делать с этими легендарными сокровищами теперь? Ответ лежит в оставшемся после Туаса АРХЕТИПЕ. Те, кто знаком с предыдущей книгой автора, «21 УРОК МЕРЛИНА», или с монументальными работами Карла Юнга, шведского философа-гностика, должны понимать концепцию использования архетипов в современной реконструкционистской магии. Эта идея сродни представлению о том, что все символические, эмоционально окрашенные религиозные системы оставляют после своего исчезновения мощные ОТПЕЧАТКИ, которые впоследствии могут быть задействованы — подобно заряженной батарейке, ждущей, пока ее «вставят» в какое-нибудь устройство, работающее именно на этом виде энергии. Как будто существует «хранилище» всех действий и представлений человечества, что прекрасно согласуется с древним понятием АКАША (или его друидическим эквивалентом — Водами Аннона). И после многолетней практики шаманизма, основанной на вышеизложенных воззрениях, автор может решительно утверждать, что РАБОТАЕТ ЭТО ХОРОШО. А теперь вы можете и сами в этом убедиться!

Как можно «привлечь конкретный Архетип»? Ответ содержится в сохранившейся СИМВОЛИКЕ религии — в нашем случае в 4 Сокровищах. Если читатель хочет «подключить мощную батарейку» племени Туаса, он должен создать 4 Сокровища с тем намерением и вниманием к деталям, на которые он только способен. Ниже приведены несколько практических советов по изготовлению инструментов. Не забудьте также изобразить имя божественной формы, основное направление и магический Город — нарисуйте их соответствующими красками!

***

• КАМЕНЬ: священный камень с естественным отверстием. Он может быть любого размера, но, как показывает опыт, лучше всего размером с пресс-папье. Божественная форма: МОРФЕССА; направление: СЕВЕР; город: ФАЛИАС; цвета: зеленый (активный) и черный (пассивный).

Обращение

Туаса! Туаса! Морфесса, проснись!

Камень Фала с Темнейшего Севера,

Даруй свою мудрость прежде, чем я пойду дальше.

КОПЬЕ: длинное копье с железным наконечником и деревянным древком. Его можно заменить деревянной ПАЛОЧКОЙ (они имеют одинаковый символический смысл), но вы должны убедиться, что палка срезана с той ветки Дерева, которая расположена как можно выше и никогда не касалась земли — для копья хорошо подойдет ЯСЕНЬ, для деревянной палочки можно взять любое другое дерево, просто вы должны убедиться, что именно это Дерево откликается вам. Божественная форма: ЭСРАС; направление: ВОСТОК; город: ГОРИАС; цвета: ЖЕЛТЫЙ (активный) и БЕЛЫЙ (пассивный).

Обращение

Туаса! Туаса! Освети Эсрас!

Копье Судьбы, Восточное Могущество!

Даруй Великий Разум в Битве!

МЕЧ: короткий или длинный железный меч, чем он более старый, тем лучше. Часто его можно найти в антикварном магазине или лавке. Кинжалы тоже годятся, но ВСЕ должно быть персонализировано. Персонализация — ключ к Миру Магии! Божественная форма: УССИАС; направление: ЮГ; город: ФИНИАС; цвета: КРАСНЫЙ (активный) и ЗОЛОТОЙ (пассивный).

Обращение

Туаса! Туаса! Приходит Уссиас!

Меч Нуады, Южное Пламя!

Даруй мне Волю, чтобы нести твое имя!

КОТЕЛ: из железа, может быть маленьким, на 3 или 4 ножках, такой, как используются для комнатных растений, или побольше, как котел для приготовления пищи. Нечто подобное можно найти в самых разных местах — от универмагов и антикварных магазинов до магазинов хозяйственных товаров. Он может иметь ручку, а может и не иметь. Божественная форма: СЕМИАС; направление: ЗАПАД; город: МУРИАС; цвета: СИНИЙ (активный) и СЕРЕБРЯНЫЙ (пассивный).

Обращение

Туаса! Туаса! Семиас из Сна!

Котел жизни из Западных глубин!

Даруй Понимание Луны и Моря!

Истинная Магия — личная сила, не предназначенная для любопытных, случайных или непосвященных глаз. Храните свои Сокровища в коробке, подальше от случайных людей. Используйте их тогда, когда у вас есть потребность привлечь силу которую они символизируют, — МУДРОСТЬ Камня, ПОНИМАНИЕ Воды, РАЗУЛ Воздуха, ВОЛЮ Огня. Но будьте осторожны, они могут оказаться могущественным* союзниками... ведь вы можете получить то, что призываете.

--------------------------------------------------------------------------------

Друиды были сильны в звездах и их расчетах и, чтобы увидеть их свет,

 использовали специальные приборы.

Диодор Сицилийский

XVIII. ДЕВЯТЬ ЗВЕЗДНЫХ ДОМОВ

«Расшифровка Ритуального Зодиака друидов»

За последние пятьдесят лет появилось огромное количество увлекательных материалов, основанных на древних мифах и легендах, об астрономических познаниях кельтов и друидов. Этот факт автор обнаружил, пытаясь найти ключ к разгадке непонятной найденной им в рукописях Фериллт зодиакальной диаграммы... относительно которой у него не было никаких данных, если не считать того, что она была взята из более раннего манускрипта, датированного 1577 годом. Диаграмма эта приведена ниже. Хотя автор не обладал специальными знаниями и никогда не проявлял особого интереса к астрономии, поиски разгадки символики этой диаграммы открыли ему совершенно новый и удивительный мир. В результате изучения множества работ — от появившихся в шестнадцатом столетии записок Джона Ди и до более поздних гипотез Сэмюэля Нортона, Роберта Грэйвса, Энтони Робертса, Кэтрин Молтвуд и Хелены Пэтэрсон — постепенно выяснилось, что ни одна из их работ в области кельтской астрономии вообще не проливает света на эту странную диаграмму, которая делится на странное количество частей: восемь плюс одна. «Конечно, нет!» — слышал я насмешливый голос скептиков, хотя никто этого и не высказывал вслух. Наконец я решился написать в Англию своему другу, весьма сведущему как в разгадывании непонятных документов, так и в астрономии. Через месяц, случайно или по воле рока, пришел ответ, подсказавший необходимые ключи. Это были не ответы, а именно ключи, а окончательное объединение всего, что я узнал, в единое целое заняло еще пять лет.

Кельтский календарь делит солнечный год на систему сезонов, которые совпадают с кельтскими сезонными праздниками. Задача их календаря по сути состояла в том, чтобы отражать расписание этих священных событий, а не просто отмечать ход времени.

Дункан Нортон-Тэйлор, КЕЛЬТЫ, 1974 Настоящее замешательство вызвал тот факт, что все попытки определить дату — четко свести кельтскую астрологию либо к 12-месячному греко-римскому солнечному году, либо к 13-месячному шумеро-кельтскому лунному календарю — требовали промежуточного расчетного времени.

Дополнительную путаницу вносило то, что кельты упорно начинали свой новый год 1 ноября вместо дня зимнего солнцестояния, что казалось более логичным. Но диаграмма Фериллт указывала на нечто совсем новое, деля год на 8 «праздничных периодов созвездий» плюс одна промежуточная 5-дневная фаза перед днем Середины зимы — днем Зимнего Солнцестояния.

По меньшей мере, нумерология была интересной — 8+1=9, самое священное для кельтов число. А если к 8 секторам добавить 5 промежуточных дней, получается 13 — число лунного календаря! (Гут автор предположил, что где-то может подмешиваться цикл из мифологических сказаний.)

Наконец из множества исходных данных начала вырисовываться цельная картина. Проблема была не в самих символах, они были ясны — знаки Огама и изображения созвездий легко узнавались во всем кельтском пантеоне тотемов и богов. Нет, задача состояла в приравнивании друидической системы с делением на 8+1 к другой, «стандартной» — усредненному календарю с делением на 12, который пришел к нам через Грецию и Вавилон... К системе, основанной на древней Поэме о Гильгамеш. Еще труднее было увязать друидический календарь с 13-месячным лунным счислением! Процесс сравнения заводил в тупик, ПОКА мы не узнали, сколько раз за всю историю различные культуры приспосабливали и изменяли первоначальную дату возникновения Вавилона (3000 год до н. э.)! Подмены, дополнения, изменения... к ним прибегали как греки, так и египтяне, вводя в более раннюю общую схему своих собственных героев, богов ^.расписание совершения ритуалов. И наконец, заключительный аккорд — ДРУИДЫ ТОЖЕ ЭТО ДЕЛАЛИ! Это же ясно... это был Ритуальный Календарь Созвездий!

Автор рукописи Фериллт дает ключевое ТОЛКОВАНИЕ каждого «камня — ГИЛГАЛА» (Гилгал — небесный круг камней). Восемь 45-дневных звездных периодов плюс один 5-дневный промежуточный (не учитываемый) период — истинно кельтская форма и ничего больше. (Можно было предположить, что дополнительная интерпретация считалась ненужной — обычные знания того времени.) Ниже мы приводим эти толкования, сопровождаемые дополнительными пояснениями автора. Читатель может следовать приведенной выше диаграмме, как Белая Косуля (Имеется в виду косуля-самец) обегает вокруг девяти звездных домов Аннона. Восемь участков (Гилгалов), по 45 дней каждый, основаны на солнечном годе (друиды были солнечными жрецами); и последний, 13-й, длится 5 дней: всего Зб5.8х45=ЗбО, плюс 5=3б5 солнечных дней.

***

Первый Гилгал: ОЛЕНЬ С СЕМЬЮ ОТРОСТКАМИ НА РОГАХ, тот, кто

приносит Жизнь через Чащу (границу Аннона), приходит в день Зимнего

Солнцестояния, принося в Мир дух Святого Младенца. Кельтское

возрождение Солнца. Огам — береза. Рождение Божественного Младенца.

(Созвездие Козерога?) ДЕНЬ ЗИМНЕГО СОЛНЦЕСТОЯНИЯ, затем следует

Имболк.

Второй Гилгал: ПЛАМЯ МАТРОНЫ, Божественной Матери Мабона,

которая ведет и защищает ребенка в самые темные дни Зимы. Кельтский

Праздник Свечей. Огам — ива. Покровительница Божественного

Младенца. (Созвездие Водолея?) ИМБОЛК, затем следует Весеннее

Равноденствие.

Третий Гилгал: ВОРОН КИ ХИЛАИННА, Вестник судьбы. Кельтский

Праздник Птиц. Огам — боярышник. Жребий Божественного Младенца.

(Созвездие Овна?) ДЕНЬ ВЕСЕННЕГО РАВНОДЕНСТВИЯ, затем следует

Белтан.

Четвертый Гилгал: ЦВЕТЫ МАСА (Math в переводе означает «Сенокос», но это и имя божества, сына Матонви (см. ниже) — Прим. перев.), приносящие в Мир Красоту. Иллюзии,

но приятные. Кельтский Праздник Цветов. Огам — дикая яблоня.

Прививающий Красоту Божественному Младенцу. (Созвездие Близнецов?)

БЕЛТАН, затем следует день Летнего Солнцестояния.

Пятый Гилгал: КРАСНЫЙ ДРАКОН АРТУРА, приносящий в Мир победу и

материальные блага. Кельтский Праздник Короля Дуба. Огам — дуб. Дарит

величие и храбрость Божественному Младенцу. (Созвездие Рака?) ДЕНЬ

ЛЕТНЕГО СОЛНЦЕСТОЯНИЯ, затем следует Лугнассадх.

Шестой Гилгал: ОРЕЛ ЛЛЕИ, символ плодов, добытых трудом. Кельтский

Праздник Зерна. Молотьба, игры, пиры. Огам — виноградная лоза.

Вознаграждение Божественному Младенцу. (Созвездие Льва?)

ЛУГНАССАДХ, затем следует день Осеннего Равноденствия.

Седьмой Гилгал: КОТЕЛ ТАЛИЕСИНА, приносящий свое «я» —

трансформация Мира. Кельтский Праздник Урожая. Движение по Спирали

Жизни. Учитель самосовершенствования Божественного Младенца. Огам

— плющ. (Созвездие Весов?) ДЕНЬ ОСЕННЕГО РАВНОДЕНСТВИЯ, затем

следует Самхейн.

Восьмой Гилгал: ГОЛОВА БР AHA, безопасный выход из Мира. Душа и

самосознание идут дальше — внутрь, божественное пламя горит спокойно.

Кельтский Праздник Мертвых, когда от вечерних сумерек и до рассвета

открыта Пылающая Дверь между мирами. Косуля вместе со Старым Годом

убегает назад через Проем в Чаще, преследуемая гончими Аннона.

Производит инициацию Божественного Младенца за пределами царств

Смерти. Огам — терновник. (Созвездие Скорпиона?) Конец года, начало

зимы. САМХЕЙН, затем 45 дней Темного Созревания, в Кун Аннон. Время Призраков.

***

• Девятый Гилгал: ГОНЧИЕ АННОНА, Кун Аннон, погонщики рока и судьбы человечества. Эти собаки опять прибывают в Мир в момент Зимнего Солнцестояния — после бессмысленной пятидневной погони между мирами за косулей через Проем в Чаще. Олень из Потустороннего мира приносит на своей спине Святого Сына Нового года! Согласно некоторым легендам, гончих ведет Король Преисподней Гвинн ап Нидд.

Появляясь в День зимнего солнцестояния, Солнце рождается заново! Дикая погоня продолжается через оставшиеся 7 созвездий года, чтобы опять погрузиться в Аннон, в день Самхейна, когда Пылающая Дверь остается приоткрытой. Таким образом, «Старый Год» возвращается в Аннон для обновления, и цикл завершается.

Пять Безымянных Дней, темная МОГИЛА ПЯТИ СТАРЕЙШИН (в которой прячутся Трехликая Богиня и Двуликий Бог Света и Тьмы), в нашей календарной системе приходятся на 15—20 декабря, 5 дней перед зимним солнцестоянием. Это было наводящее страх «ВРЕМЯ ВНЕ ВРЕМЕНИ», «Остатки Зимы», перед триумфальным возрождением Солнца в день зимнего солнцестояния.

Помните старинное выражение: «Мрак сгущается перед рассветом?» Оно очень подходит именно к этому времени, мертвому периоду, который предшествует рождению... страшному времени родовых мук. Огам — бузина. (Созвездие Стрельца?)

Когда я понял, в чем смысл этой простой схемы, я был потрясен красотой ее глубинной простоты. Она представляла кельтский ритуальный год именно так, как он должен был быть представлен! Исключительно солнечный, не опирающийся на мифологию других культур. Поскольку друиды были в первую очередь жрецами, они не видели никакого смысла в том, чтобы заканчивать год именно 31-го числа определенного месяца или начинать его 21 -го числа следующего месяца — таким образом можно только попытаться «втиснуть» кельтский календарь в другие системы. Мифологически рождение года ДОЛЖНО начинаться в день зимнего солнцестояния, и счет дней следует производить именно с этого момента вплоть до начала следующего периода... по 45 дней. Это был астрономический календарь, основанный только на кельтском ритуальном году,— больше не нужно было пытаться согласовать друидическое деление года на 8 частей с римским делением на 12! Кроме того, символика друидической зодиакальной системы прекрасно согласуется с Восемью Праздниками Рощ — они почти полностью совпадают. Это позволяет делать интересные перекрестные ссылки.

Великий поэт и ученый Роберт Грэйвс когда-то собирался назвать одну из своих книг «Косуля в Чаще». Он этого так и не сделал, сохранив это название за одной главой. Но, живи он в наше время, ему, без сомнения, было бы очень интересно узнать, что отрывок под тем же названием был найден в системе Фериллт, вплетенный в описание друидической астрономии, удивительный стих, пересказывающий весь астро-эпический цикл. Так что, м-р Грэйвс, эту ключевую аллегорию, сочиненную неизвестным поэтом, я с любовью посвящаю вам...

Косуля в Чаще

Я Олень с семью отростками на рогах,

Я Косуля в Чаще, Я преследуемый Посланник Жизни...

Пять дней в конце года я бегу,

Пять дней Дверь в Чаще остается открытой.

Пять дней Гончие Аннона преследуют меня по пятам!

Торопись, тот, кто готов! Солнце ждет нас,

Скорее, мчись вперед! Сын родился, И Рождественские колокола возвестили Рассвет...

Лети, песнь ветра, встречай Восход Солнца!

Мы проплываем Зимнее Море, оставляя его далеко позади.

Плачут березы, сгибаясь подо льдом, от которого становятся хрупкими их

ветви.

В лесной хижине горит свеча —

Желтый огонек в ночи.

Мать-Матрона, поющая колыбельную Мабону,

Хранит тебя ива под бледным светом луны.

Быстрее вперед! Новый год манит!

Храбрый Ки Хилаинн поражает Весну.

Стаи Воронов кружат над головой,

Принося цветущие ветки боярышника!

Гончие псы, полосы розового и белого,

Несутся с громким лаем подобно урагану...

Костры Белтана на каждом склоне,

Сенокос, рождающий Деву Цветов.

Король Дуба и Властелин Лета,

Взгляни на столы пирующих..

Артур, блистающий в закромах

Красного Дракона и неугасающего веселья!

Вперед! Быстрее! Иначе они споткнутся,

Задев Лугха — Длинную Руку

и Орла, пойманные виноградной лозой...

В песне августа звучит отвага!

Следуя пути плюща, приходит Осень.

Деревья объяты пламенем ее цветов.

Талиесин, мудрый человек, убегающий

от гнева Матери Котла.

Последний этап! Спеши, мчись вперед!

Голова Брана, сияющее лицо...

Проход через ночь терновника,

Гони вперед! Наш завершающий бег!

Неясно вырисовывается Чаща, Таинственный Проем,

Лесная бузина охраняет путь...

До следующего Дня зимнего солнцестояния.

Здесь он и лежит... поэтический ключ ко всей зодиакальной системе. Наши давнишние догадки наконец выстроились в стройную систему: за всем этим действительно стоит цикл преданий! Но для читателей, которые еще не знакомы с великими Кельтскими сагами, изложим то, что рассказал нам Бард, простыми словами. Вот эта легенда:

***

Когда-то очень давно, во Времена Легенд, человечество вело жизнь в согласии с Солнцем и Землей. Ежегодно в День зимнего солнцестояния олень с семью отростками на рогах — волшебная Косуля из Потустороннего мира — вершил свой пятидневный путь сквозь темную чащу в наш мир, неся на спине дух Нового Года. Почему Олень делает эту удивительную вещь? — У него нет выбора. За ним гонятся сеющие ужас Гончие Судьбы.

Потом он делает мощный прыжок — через безопасный проем в чаще, и как раз вовремя. Как раз в момент зимнего солнцестояния! Рождается яркое солнце, Божественный Младенец! Но погоня продолжается... Сорок пять дней они бегут, сорок пять солнц пересекают закрытое тучами небо, когда под тяжестью льда клонятся березы. Но где же Младенец?

Он в полной безопасности, в тепле домашнего очага. Мабон, прекрасный дух юности, спокойно отдыхает на руках Матери, в глубине ивовых лесов, купаясь в лунном свете. А потом Он отправляется в путь. Погоня... еще сорок пять лун, прежде чем можно будет опять отдохнуть.

Как Сын вырос! Среди весенних потоков, в окружении цветов боярышника, стоял храбрый Ки Хилаинн, созерцая в небе стаи возвращающихся птиц. Исполнившись духа приключений, Он ждал, когда вычерчивающий круги одинокий Ворон опустится на рукоять меча. Ворон принес послание. Жизнь бежит! Итак, сорок пять дней осталось бежать до того момента, когда мальчик станет мужчиной! Как они Его называют? Мас, сын Матонви, создавший из цветов мая самую прекрасную Деву, которая когда-либо гуляла у костров Белтана! Потом среди этих Волшебных костров появляется Великий Красный Дракон, который говорит: продолжайте путь... до цветения дуба еще сорок пять дней! Еще сорок пять... А гончие несутся, и Олень, тяжело дыша, продолжает свой путь.

Артур? Властелин Лета, Король Дуба и Дракон — это ты здесь пируешь? Как ты изменился! Но и в золотую середину лета — День летнего солнцестояния — они не могли остановиться. Предстояло еще сорок пять дней погони, бешеного бега сквозь костры

Погоня... быстро... быстрее, летит перед ними Копье Лугха. Плоды виноградной лозы темнеют, налитые солнечным светом, созревшие колосья мягко падают под серпами косарей... пришло время Сбора Урожая... зерно и благодарение сливаются в тридцать дней праздника и песен! Но по-прежнему слышны несущиеся следом гончие, свирепый рык которых торопит... подгоняет... время не может ждать. В его глазах встречаются день и ночь — равные, ибо День осеннего равноденствия настал. Талиесин, Бард, Мудрец Осени, поднимает руку — роковая охота не может остановиться... и за их спинами листья времени и буйство красок превращаются в тени.

От дня к ночи, от лета к зиме... завершающий сезон опустился на все вокруг. Призраки дрожат и бегут под взглядом прорезавшихся глаз, оранжевых и теплых, глядящих из холодных пустых тыкв. Самхейн! Хэллоуин наступил! Огромный Бран, прокладывающий тропу через девственные заросли терновника, указывает путь.

А затем конец — Чаща, вход в Потусторонний мир, впереди неясно вырисовывается ряд красной бузины! От рождения мальчика — к расцвету — к мудрости, Старый Год должен вернуться к Истокам Юности, на спине Оленя... он, надо полагать, придет опять обновленный, с первыми лучами солнца в новый День зимнего солнцестояния.

Такова легенда. Она передает в хронологической последовательности, в слегка завуалированном виде, множество удивительных старинных кельтских сказок, из которых родилось то, что можно назвать ЧЕТЫРЬМЯ ВЕТВЯМИ «Мабиногиона («Легенды кельтов».) (то есть «Приключений молодого человека»). Загляните в них... прочтите их сами! Представляя самую древнюю ветвь дошедшей до нас европейской литературы, они остаются поразительным примером яркого воображения и волшебства — воплощением мечты любого сказочника. Вот что пишет Фрэнк Делани в своей замечательной книге «Legends of the Celts*' (Sterling 1992):

«В "Мабиногионе" сюжет означает все. Сказки обладают своим собственным ритмом, образами и действием. Персонажи и происшествия усиливаются многоцветностью изображения, интеллектуальными играми, элегантной отвагой, знаменитым кельтским щегольством, что делает их такими же яркими, как постоянно меняющийся цвет знамен в ранней Европе

Конечно, читатель, мне хочется разбудить в вас желание прочесть эти легенды! И если у вас есть интерес к подобным вещам, вы обязательно должны это сделать. Чтобы вам было легче ориентироваться, скажу, что в приведенном выше отрывке упоминаются следующие легенды

• ГОНЧИЕ И ОЛЕНЬ АННОНА, из первой Ветви Мабиногиона ПОВЕЛИТЕЛЬ ДИФЕДА.

• МАБОН, дивный юноша (от имени которого образовано слово Мабшогион), из СКАЗКИ О КИЛХУХЕ И ОЛУЕНЕ.

• КИ ХИЛАИНН, величайший воин из всех когда-либо живших на Земле, НАБЕГ СКОТА ИЗ КУЛИ (Tain Во Cuailgne, часть Uslter Cycle), а также другие легенды, особенно «Отроческие подвиги Ки Хилаинш».

• MAC, СЫН МАТОНВИ, Повелитель Гвинедда, мастер Магии из Четвертой Ветви Мабиногиона.

• СКАЗАНИЯ О КОРОЛЕ АРТУРЕ, почти обособленная ветвь. Артур появляется в более поздних кельтских сказках, включая: «Килхух и Олуен», «Сон Рхонабуи» и большую сагу «Тристан и Изольда».

• ЛИГХ — ДЛИННАЯ РУКА, из ирландской Красной Ветви, рассказы о Туата де Данаан. Кроме того, «Набег скота из Кули», а также, в валлийском варианте, «Ллеу — Искусная Рука», из Четвертой Ветви Мабиногиона.

• ТАЛИЕСИН, великий бард и поэт, появляется в более поздней кельтской литературе — фактически, ему самому приписываются многие сохранившиеся образцы кельтской поэзии VI столетия. Его ХАНЕС ТАЛИЕСИН, ТРОФЕИ АННОНА и КНИГА ТАЛИЕСИНА стали бесценной классикой. В качестве персонажа он появляется в «Сказках о Вране и Брануен», А ТАКЖЕ ВО ВСЕХ «Сказаниях об Артуре».

БЛАГОСЛОВЕННЫЙ БРАН, сын Ллира, из Второй Ветви Мабиногиона и БРАНУЕН, • ДОЧЬ ЛЛИРА. Связанные с ними истории являются самыми красочными и причудливыми историями в этом жанре. Именно в их приключениях находятся корни обычая использовать для защиты во время Хэллоуина тыквы с вырезанными в них отверстиями (хотя изначально применяли турнепс, репу).

А теперь рассмотрим астрономические элементы, которые когда-то легли в основу всех этих легенд. Поскольку автор, как уже отмечалось, не обладает никакими специальными знаниями в этой области, он воспользовался методом, указанным другими исследователями. Поэтому приведенный ниже материал — это результат работы других людей, которым мы очень за это признательны ДЕВЯТЬ ЗВЕЗДНЫХ ДОМОВ лучше всего видны во время праздников, с которыми они связаны, — они находятся в зените именно в ночь праздника рощи. Для тех, кто захочет их найти, на приведенных ниже астрономических схемах указаны данные наблюдений, направление и конфигурация созвездия.

1. КОСУЛЯ С СЕМЬЮ ОТРОСТКАМИ НА РОГАХ

2.СВЕЧАМАБОНА

3. ВОРОН КИ ХИЛАИННА

4.ЦВЕТЫМАСА

5. КРАСНЫЙ ДРАКОН АРТУРА

6. ОРЕЛ ЛИГХА

7. КОТЕЛ ТАЛИЕСИНА

8. ГОЛОВА БРАНА

9. ГОНЧИЕ АННОНА

Но осталась еще одна тайна, с разгадкой которой автору не очень повезло. Это касается заглавной страницы той главы, в которой была обнаружена приведенная информация. Нас заверяли, что это, скорее всего, древняя иранская рукопись — из Месопотамии, где родилась зодиакальная система, состоящая из 12 частей! Я решил поместить здесь внешний вид этой страницы в надежде, что у кого-нибудь появится желание взяться за разгадку этой тайны.

--------------------------------------------------------------------------------

...Со временем Бэйкер признал эту способность кенийцев и даже стал

размышлять над тем, что гипнотический эффект барабанов

высвобождает способность передавать и принимать сообщения с помощью

одной только психической энергии.

Р. Бэйкер, АФРИКАНСКИЕ БАРАБАНЫ

XIX. ТАМБУРИН

«Кельтский ритуальный барабан»

В кельтском мире барабанный бой использовался в магических целях для привлечения духов из Потустороннего мира, а также для изменения состояния сознания. Стандартным ритмом, вокруг которого выстраивалось все царство ритуального барабанного боя, было биение человеческого сердца — оно устанавливало ритм жизни. Барабан во все времена и в любой местности фактически являлся стандартным шаманским инструментом — его конструкция и использование у разных народов также удивительно совпадают. Автор когда-то преподавал в индейской школе Лакоты (в Северной Дакоте), где ему удалось получить много сведений о том, какое место занимает ритуальный барабан в Шаманской Магии Земли... и как важно сделать его своими руками, если он предназначается для совершения таинств и обрядов. В наших источниках упоминается два использования барабана: «Барабаны прохода меж огней» в День летнего солнцестояния и «Барабаны возвещения о новорожденном Солнце» в День зимнего солнцестояния — это были открытые ритуальные сборища. Вне всякого сомнения, они также часто использовались во время закрытых друидических собраний. «Песня и транс» — это были состояния, к которым прибегали постоянно. Барды, как утверждают, были опытными барабанщиками, которые в течение многих лет серьезно изучали это искусство в друидических Корах (школах). Как представитель одной из 4 музыкальных групп (Струны/АРФД Латунь/РОГ, Деревянные духовые инструменты/ФЛЕЙТД Ударные/БАРАБАН), барабан связан со стихией Земли. В кельтской культуре известны два типа барабанов, которые упоминаются в старинных источниках, - ВАЛЛИЙСКИЙ ТАМБУРИН и ИРЛАВДСКИЙ БОДХРАЕ Они не отличаются ни по конструкции, ни по применению, оба сделаны из цельного куска дерева и обтянуты шкурой или кожей.

Конструкция проста. Отправляйтесь в лес и найдите дерево, поваленное бурей или ветром (шаманы особенно ценят деревья, в которые попала молния, считая, что они обладают наибольшей силой), в обхвате оно должно быть равным диаметру вашей грудной клетки. Выберите участок без сучков и веток—гладкий и чистый, и отрежьте кусок требуемого размера. Лучше это делать вручную, но бензопила тоже годится — просто важно, чтобы вы делали работу сами. Если повезет, вы найдете хорошо сохранившийся ствол, но уже пустой внутри, но если нет—вам придется сделать это отверстие самому. Американские индейцы медленно его выжигают, разводя сверху небольшие, хорошо контролируемые костерки, в которые постоянно подбрасывают маленькие веточки и палочки. Но можно отверстие и выдолбить с помощью долота или стамески, или же можно опять прибегнуть к помощи бензопилы. Какой бы способ вы ни избрали, в результате должна получиться стенка толщиной порядка 2 дюймов. После этого (очень важно) заготовку следует соответствующим образом высушить, иначе древесина растрескается и использовать ее не удастся. Старейшины обычно заворачивали корпус будущего барабана в кусок ткани и клали его куда-нибудь на голый грунт, но так, чтобы он не подвергался действию дождя. Это давало возможность естественной влажности Земли (не стоячей воде!) воздействовать на древесину, предотвращая слишком быстрое высыхание.

Теперь раздобудьте круглый кусок толстой (около 1/4 дюйма) кожи, так чтобы он закрывал поверхность целиком, выступая со всех сторон на 3—4 дюйма. Если вы собираетесь его раскрасить (см. ниже), сделайте это сейчас, используя водостойкие чернила, и как следует вымочите в воде. Положите кожу поверх дерева и, отступив 3 дюйма, прибейте ее по окружности гвоздями с широкими шляпками; гвоздей должно быть достаточно (прочных обивочных гвоздей), чтобы их можно было вбивать с интервалом в один дюйм или около того. Когда кожаная поверхность барабана высохнет, кожа слегка натянется, что обеспечит хороший звук.

Эти два последних абзаца посвящены раскрашиванию, пению и ритмам. Ключ к мистической силе барабана, как и любого другого магического инструмента, который вам захочется сделать, заключается в следующем: ПЕРВОЕ — собственноручное выполнение работы и ВТОРОЕ — нанесение личных символов. Символы — ключ к оккультным наукам. Какую поверхность барабана раскрашивать — верхнюю или боковую — ваше дело, но раскрашивать следует ради СМЫСЛА, а не ради внешнего вида (кельтские мастеровые славились своим талантом делать и то и другое!). Используйте свой личный символ, тотем или любой знак, который имеет для вас религиозный смысл.

С барабанным боем часто соседствовало пение. Чтобы вы могли ярче представить себе, как это происходит, здесь приведены две песни индейцев из Лакоты, которые предназначены для пения под равномерный барабанный бой: 1-2-3-4,1-2-3-4.

Песня для великого Праздника Мертвых

Ради нас они ушли,

Ради всех оставшихся.

Аи-йа-йа-йаи

Аи-йа-йа-йаи

Вернись, родич, приди к нам,

Мы скучаем по тебе.

Аи-йа-йа-йаи

Аи-йа-йа-йаи

Возвращайтесь, мы все здесь,

Где вы, братья, грустно нам.

Аи-йа-йа-йаи

Аи-йа-йа-йаи

Мои дети, где же вы,

Одиноко мне без вас.

Аи-йа-йа-йаи

Аи-йа-йа-йаи

Песня барабана Призрака

Бей, бей, бей, барабан! Стук камней звучит в земле,

Бей, бей, бей, барабан!

Сила, гром гремит, я мертв...

[повторить]

Обратите внимание на размеренность и повторяемость в приведенных примерах, что является ключом успешного пения — пения, которое работает. Наконец, коснемся особенностей ритма, который вы можете использовать. Со временем, когда вы прочувствуете силу ритма, то сможете сами разработать множество схем и стилей барабанного боя, они будут полностью вашими — и они будут значительно важнее приведенных здесь примерок Но для того, чтобы вы могли начать, приведем 6 ритмов, используемых чаще всего. Главное — постоянная скорость и сила удара, не старайтесь менять их слишком сильно, если у вас уже получился работающий ритм.

Ключ к символам

«X» в схеме соответствует одному удару по барабану, «О» — интервалу длиной в один удар пульса. Ритм разбит на стандартные группы по 4, называемые «тактами». Сильные удары выделены с помощью жирного шрифта.

1) ХХХХ ХХХХ ХХХХ ХХХХ, и т. д.

2) ХХХО ХХХО ХХХО ХХХО, и т. д.

3) ХОХХ ХОХХ ХОХХ ХОХХ, и т. д.

4) ХОХО ХОХО ХОХО ХОХО, и т. д.

5) ХХОХ ХХОХ ХХОХ ХХОХ, и т. д.

6) ХООХ ХООХ ХООХ ХООХ, и т. д.

--------------------------------------------------------------------------------

В конце концов Церковь вынуждена была принять политику «если не можете победить, присоедините». Дубовые рощи с их явно друидическим

подтекстом были перепосвящены Деве Марии, которой теперь был пожалован ряд явно несвойственных ей титулов — не только Владычица

Шиповника, Владычица Сосен и даже Владычица Крапивы, но также

Владычица Вод и — самые друидические из всех — Владычица Курганов и

Владычица Менгиров. Великие Праздники было разрешено продолжать,

но теперь под покровительством подходящего святого, который очень

часто сам имел прототип в древнем пантеоне языческих богов.

Уард Рутерфорд, CELTIC LORE

XX. ПАНТЕОН

«Открытие друидических божеств»

Эти справочные данные приведены в дополнение к 18-му разделу второго Гримуара: «Вызывание божественной формы». При первом изучении рукописей Фериллт автору показались очень странными и сам пантеон, и населяющие его божественные формы, и некоторые ограничения. Во-первых, все боги были богами — среди них не было ни одной богини, — это вызывало недоумение, поскольку божества женского пола были распространены даже больше, чем божества мужского пола. Во-вторых, список был составлен в порядке Bethluis-алфавита (Beth и Luis — две первые буквы кельтского Огама. — Прим. перев.), состоящего из 18 букв — старинная лестница Огама! Все это сбивало с толку, пока я не вспомнил урок, полученный при анализе друидического астрономического цикла. Тогда прочитанное сразу обрело смысл.

Это был друидический пантеон... не кельтский! Еще раз напомним разницу между понятиями кельтский и друидический: КЕЛЬТСКИЙ относится к строго матриархальной родовой культуре, а ДРУВДИЧЕСКИЙ — к патриархальному жречеству, основанному на символике Солнца. И далеко не всегда они совпадают. В чем-то это похоже на разрыв между политикой и религией страны. Приверженность к государственной религии политикам нужна не больше, чем священнослужителям — принадлежность к правящей политической партии. Но эти понятия часто используются как взаимозаменяемые, что недопустимо.

Учитывая вышесказанное, мы предлагаем вниманию читателя перечень божеств в таком виде, в каком он был приведен в рукописи. Обратите внимание на то, что группа, соответствующая каждой букве алфавита, включает три божества. Возможно, они считались аспектами или фазами развития одной и той же божественной сущности, как это происходит с Трехликой Богиней. А может быть, они были каким-то образом связаны с Огамом дерева, к которому относятся?

В: Вран — «Ворон», Благословенный Король, бог защиты и силы. Белинос — солнечный бог огня, исцеления и вдохновения. Баринсус — «Перевозчик», бог учения и таинств.

L: Ллеу — «Владеющий многими искусствами», бог ремесел и торговли. Ллир — бог моря, дождя и всех больших вод. Лаигхинос — учитель боевых искусств.

N: Нидд — «создатель туч», бог погоды, бурь и времен года. Ниада — Верховный Бог изобилия, воды, силы и владений. Нуивре — бог звезд и планет.

F: Вионн — «Великий Вождь», бог строительного искусства и стратегии. Фагус — «Бог Бука», забытых и магических знаний. Ворморикс — бог изобретений, подводных и воздушных путешествий.

S: Самхейн — бог смерти, страж Ворот Потустороннего мира.

Сикеллус — «Бьющий Точно в Цель», бог сражений и тайных убийств. Силванус — бог знаний о травах, растений и исцеления.

Н: Хаевган — бог самоцветов, драгоценных камней и ювелирных изделий.

Хесус — бог предсказаний, родников и пещер. Херемоникс — бог водоемов и подземных рек.

D: Дагда — «Добрый Бог, Отец Всех», бог друидизма.

Диан Кехт — врач-волшебник племени Туаса. Целитель. Дис Патер — «Бог Плутона», старейший предок народов.

Т: Таранис — «Громовержец», господин Небесной Империи. Тигернонос — бог холмов, гор и долин. Тоуторикс — «Правящий народом», старейший бог войны и силы.

С: Кернуннос — Рогатый, Повелитель животных и дремучих лесов. Кромм Круаих — бог тьмы, смерти и спрятанного золота. Камулос — «Красный» бог Марса, войны, крови и завоеваний.

М: Мабон — «божественный юноша», бог музыки, поэзии и красоты. Мас — бог магии и изменения формы. Мирддин — бог Солнца, хранитель Стоунхенджа: Клас Мирддин.

G: Гофаннон — «Божественный Кузнец», бог металлических ремесел. Гвинн ап Нидд — Король запредельных холмов, бог Дикой Охоты. Граннос — Солнечный бог огненного зерна, исцеления и плодородия.

Р: Пуилл — бог закона, правосудия и хитрости.

Партолонус — бог каменщиков, зодчий эльфов.

Придери — Властелин Дифеда, бог приключений и открытых дорог.

R: Ронанорикс — «Дважды Умерший», бог смерти и старости.

Рхонабуи — бог сновидений, подсознательного разума, предсказаний. Риаданос — бог путешествий, перекрестков и тайных смыслов.

А: Амаетон — бог сельского хозяйства и мужской любви.

Араун — Король Потустороннего мира, бог охоты, гончих псов

и преследования.

Албиорикс — бог поэзии, фруктовых садов и ручьев. Алисанос — галльский бог камней.

О: Огма — «Солнцеликий», бог ораторского искусства, литературы и рукописей.

Оссиан — «прекрасный юноша», бог искусств и фехтования. Оуэин ап Уриен — бог военного руководства, войны и перевоплощения.

U: У ас Мае Имоман — «Сын Ужаса». Бог древней Магии. Уриас — бог древней мудрости и высших знаний. Уаисне Умай —бог труб, арф и музыки.

Е: Эохаид Олласаир — «великий отец лошадей», бог животных. Эсус — бог дровосеков и вооружения. Эснуи — бог языков и речей.

I: Ис — бог башен и сооружений.

Иалонус — галльский бог возделанных полей. Иорикс — бог астрономии, метеоров и космоса.

--------------------------------------------------------------------------------

Если ты в пятницу увидишь лебедя,

В веселом свете утренней зари,

Твое богатство и твоя семья приумножатся,

И мор не будет грозить твоим стадам.

Древняя шотландская примета

XXI. ДРУИДИЧЕСКИЕ ПРИМЕТЫ

«Чтение священных знаков»

Все источники, устные и письменные, без колебаний соглашаются с тем, что друиды — общались ли они со своей кельтской паствой или вели собственные дела — огромное значение придавали предзнаменованиям и приметам. В одном средневековом манускрипте (КНИГЕ БАЛЛИМОТА) приводится более тридцати видов гадания, которые, как предполагают, использовались жрецами. Сюда входят Предзнаменования Птиц, Предзнаменования Ветра, Предзнаменования Деревьев, Предзнаменования Туч, Предзнаменования Животных, Предзнаменования Дождя, Предзнаменования Ручьев, Предзнаменования Камней, Предзнаменования Насекомых, Предзнаменования Бурь и Предзнаменования Урожая.

В 40-х годах нашего столетия великий шведский философ-гностик Карл Юнг написал обширное исследование, озаглавленное «Синхронность: некаузальный принцип», где он исследует очевидные связи между вещами, которые не могут быть связаны между собой... как не связано предзнаменование и последующие события. Хорошим примером является фраза, которую и сегодня можно часто услышать: «Всякий раз когда я мою машину, идет дождь!» Все мы знаем, что связь между этими явлениями невозможна, не так ли? Но... она существует? Несмотря на отсутствие причины, это работает? Синхронность? Что бы вы ни думали по этому поводу, факт остается фактом: предзнаменования и приметы иногда ДЕЙСТВИТЕЛЬНО работают с такой точностью, которой трудно дать разумное объяснение.

Можно с уверенностью утверждать, что во всех видах шаманизма, существующего на Земле, признается или допускается существование таких связей. И друиды явно не составляли исключения. В рукописях Фериллт подробно описан очень красивый вид гадания, основанный на связи ОБЛАКОВ и ЧЕЛОВЕКА!

В этом коротком Гримуаре мы собираемся сосредоточить внимание на «синхронных» взаимоотношениях, которые можно изучить для установления подобных связей с облаками над головой — мы собираемся обсудить великую игру! Книга Фериллт рассказывает о НЕЛДЦОРАХТ, что в переводе означает «облако говорит», или о гадании, основанном на интерпретации формы облаков. Интересной составляющей этого ритуала является то, что решающий фактор в нем — человеческая воля, а облака используются просто в качестве «поверхности искания» (См. Гримуар 3, раздел XIII. — Прим. перев.), так сказать, школьной доски, на которой подсознательный (или сверхсознательный) разум оставляет свои следы. Когда автор впервые прочитал описание этого ритуала, ему тут же стало ясно, что его можно приспособить для современного курса психической тренировки — тренировки юли, — и с тех пор ритуал успешно применяется в его школе.

Использование облаков для предсказания Фериллт описывает следующим образом: в чистом поле собиралась группа из трех жрецов, которые хотели проникнуть в суть какого-нибудь дела. Призывая Ветер, они обращали свои вопросы к небу, прося облака, чтобы те в ответ явили предзнаменование. Одно из таких обращении сохранилось в переводе на английский язык

Я ПОПИРАЮ ТЕБЯ, ВЕТЕР С ЗАПАДА!

Я ПРИЖИМАЮ ТЕБЯ К ЗЕМЛЕ, ВЕТЕР С ВОСТОКА!

Я УКРЫВАЮСЬ ОТ ТЕБЯ, ВЕТЕР С СЕВЕРА!

Я СПУТЫВАЮ ПАРУСА, ВЕТЕР С ЮГА!

ДУЙ, КРУЖИСЬ! РО ХУ ИЛЛ О ХО!

ДАЙ МНЕ ЗНАК! РО ХУ ИЛЛ О ХО!

ВЫСТРОЙ ДЛЯ МЕНЯ ОБЛАКА! РО ХУ ИЛЛ О ХО!

И Я БОЛЬШЕ НЕ БУДУ МУЧИТЬ ТЕБЯ!

Это несомненно враждебный вызов стихии. После такого обращения жрецы стояли и интерпретировали картины, появлявшиеся среди скоплений облаков.

Для того чтобы можно было считать, что ответ получен, ВСЕ ТРОЕ ДОЛЖНЫ БЫЛИ СОГЛАСИТЬСЯ в интерпретации увиденного символа.

А теперь наш вариант. Начните с простого разрушения облаков — куда более простая задача, чем Неладорахт. В облачный день, когда небо покрыто кучевыми облаками, выйдите на открытое пространство и выберите одно из них, на котором остановится ваш взгляд, хорошо различимое или изолированное. Потом мысленно представьте, как облако исчезает, и наберитесь терпения. Пристально смотрите на него, направляя всю свою волю, и произойдет нечто магическое — это сработает! Все облака останутся на месте, кроме вашего! Это очень древняя и испытанная игра.

Затем включите в это испытание воли своих друзей. Пусть каждый выберет себе облако и посоревнуйтесь, кто первым закончит их разгонять. Добавьте еще одно развлечение — работайте над одним и тем же облаком: один пусть его растягивает, второй сжимает — с помощью силы воли легко можно влиять и на форму облаков! Посмотрите, кто победит. После того как вы приобретете опыт в разрушении облаков, используйте приведенное выше обращение, задайте ветру свой вопрос и ждите, когда ваш сверхсознательный разум даст ответ. Это замечательная, довольно глубокая игра и прекрасное упражнение для укрепления и направления воли.

Нетрудно догадаться, что многие, читая эти строки, думают: «Ладно, хватит шутить...» Автор тоже когда-то так думал — его скептицизм по отношению к тому, что он слышит впервые, не имеет себе равных. А потом он попробовал... В заключение позвольте мне предложить читателю последнее соображение относительно предзнаменований — притчу, подобную тем, которые часто рассказывают язычники. Это история о том, как св. Патрик однажды решил заставить друидов проверить собственные приметы. Друиды должны были бросить в море некоторые из своих самых священных книг — христианам предстояло сделать то же со своим Священным писанием. То, что всплывет, будет считаться более праведным. Книги друидов утонули... (Что доказывает их большую содержательность!)

Гримуар 2

«21 выдержка из Книги Фериллт»

I. СЕРЕБРЯНАЯ ВЕТВЬ: «Создание Талисмана Барда».

II. ДДРАИГЛАИС: «Возвращение к жизни Голоса Дракона».

III. КОЛОДЕЦ НЕХТАНА: «Кельтский череп-оракул».

IV. СОЛНЕЧНОЕ ОМОВЕНИЕ — ЛУННОЕ ОМОВЕНИЕ: «Кельтские ритуалы очищения».

V. ИМБАС ФОЮСНАИ: «Ритуал огненного дыхания».

VI. ПОДВЕШИВАНИЕ КАМНЯ: «Кельтский Оракул Фала».

VII. КУРГАН ВИДЕНИЙ: «Сооружение Храма видения».

VIII. ПОЛЕТ ДУХА: «Ритуал Камней Перехода».

IX К. КАЕР СИДИ: «Круг Богов».

X. ТОТЕМЫ: «Кельтские проводники и торфяные изображения».

XI РИТУАЛ ВЫЗОВА ДРАКОНА: «Освобождение голоса железа».

XII. СВЕТОВОЙ ЭКРАН: «Три внутренние звезды друидической доктрины».

XIII. ГОГМАГОГ: «Посещение кельтских великанов».

XIV. СИМВОЛЫ И ПИСЬМЕНА: «Утерянные кельтские символы Силы».

XV. ИЗМЕНЕНИЕ ОБЛИКА: «Кельтское искусство превращения».

XVI. ВЫЗЫВАНИЕ БОЖЕСТВЕННОЙ ФОРМЫ: «Друидические секреты вызывания видений».

XVII. ДЕВЯТИЛИКИЙ: «Девять друидических состояний бытия».

XVIII. ДОАИН СИДХ: «Установление связи с волшебным народом».

XIX. ВЗГЛЯД НА ПРОЗУ: «Бардовский секрет слов».

XX ВОДЫ АННОНА «Приготовление Эликсира Видения».

XXI. КРУГ ОГМЫ: «Ритуал Пылающей Двери».

* * *

Эти выдержки написаны под влиянием друидических мифов — они не предназначены для самоинициации, хотя кто-то может попробовать использовать их именно с этой целью. Они приведены исключительно как уникальные примеры сохранившихся практик Друидической Традиции, принадлежавшие перу Лливелина Сайона, XVI век. Друидический Ученик, серьезно ПРОРАБОТАВШИЙ, а не просто ПРОЧИТАВШИЙ «21 урок Мерлина» или другой подобный курс, найдет в этих выдержках материал, который послужит стимулом к продолжению или углублению уже постигнутых знаний. — Авт.

--------------------------------------------------------------------------------

I. СЕРЕБРЯНАЯ ВЕТВЬ

«Создание Талисмана Барда»

СЕРЕБРЯНАЯ ВЕТВЬ — образ, пришедший к нам из наиболее раннего кельтского фольклора, — настоящая серебристая ветка дерева, с которой свисают крошечные серебряные колокольчики в форме яблок

«Ветку яблони из Эмаина

Я принес, похожую на те, что всем известны,

Серебряные веточки на ней,

С хрустальными цветами...»

Символика здесь очевидна — свисающие с ветки яблоки ДЕЙСТВИТЕЛЬНО похожи на колокольчики, яблоня и ее плоды ассоциируются с серебром—водой—женским полом («вещь Евы»), Яблоневый остров и т. п. Вся история магии и шаманизма полна упоминаний о колокольчиках, курантах и металлических бубенчиках, используемых в ритуалах. Почти всегда они ассоциируются со стихией ВОЗДУХА и изготавливаются из серебра. Исключение составляет Ддраиглаис, с которым мы уже встречались в БИТВЕ ДЕРЕВЬЕВ, особенный железный трехгранный гонг, связанный со стихией ОГНЯ. Колокольчики использовались для магического «очищения воздуха» перед ритуалом, недаром говорят «чистый, как колокольчик». Они имеют также давнишние сезонные ассоциации с периодом Святок или Рождества. «Колокольный звон на рассвете» — это древний кельтский обычай приветствовать восход или «вход» нового Солнца, обычай, который бьи создан друидами. РОЖДЕСТВЕНСКИЕ КОЛОКОЛА, рождественский Гимн колоколов, колокольчики на санях Санта Клауса, Серебряные Колокольчики — все это приспособленные к нашей эпохе древние инструменты введения в новое, освобождения от старого.

Учитывая все сказанное, предлагаем читателю поразмыслить над добавлением СЕРЕБРЯНОЙ ВЕТВИ к своему набору магических инструментов. Предания гласят, что ее часто использовали барды, прежде чем начать петь или рассказывать сказку, как «сигнал» к началу саги.

А теперь представьте себе телефонный звонок, неотъемлемую часть современной культуры... Но ведь звон колокольчика может очистить пространство для любого дела и стать инструментом приглашения и очищения!

Чтобы создать работающий магический инструмент (который соприкасается с Архетипом прошлого, создавая поток Силы между двумя мирами), следует при изготовлении учесть два аспекта: ВЕТКА ДОЛЖНА БЫТЬ ЯБЛОНЕВОЙ и КОЛОКОЛЬЧИКИ ДОЛЖНЫ ХОТЯ БЫ ВЫГЛЯДЕТЬ СЕРЕБРЯНЫМИ. Никаких случайных веток с приусадебного участка или греческих золотых яблонь (разновидность цитрусовых)! Нет, найдите яблоню или, еще лучше, фруктовый сад, который предоставит вам возможность широкого выбора. Не поднимайте упавшую ветку, этим вы нарушите «воздушную символику» — требование, чтобы ветка никогда не касалась земли. Выберите засохшую ветку на дереве... на яблонях их обычно предостаточно, длиной в 3—4 кисти вашей руки, легкую, с красивыми прочными веточками. Выбирая, призовите на помощь свое ощущение прекрасного. Придя домой, тщательно удалите кору и отшлифуйте ветку, она должна быть совсем гладкой. Красить не следует — никогда ничем не покрывайте натуральное дерево, это нарушает его физические свойства. Пересчитайте веточки, чтобы знать, сколько колокольчиков вам понадобится.

Теперь о самих серебряных колокольчиках. Поищите их в магазине товаров для хобби или купите крошечные колокольчики для украшения шитья и т. п. — обычно в местных магазинах есть отделы «Сделай сам». Опять-таки, при выборе следует довериться своему эстетическому вкусу. Не покупайте первое, что попадется на глаза, — иначе то, что вы в результате получите, может иметь весьма странный вид. Не пожалейте времени, чтобы выбрать именно то, что вам нужно. На каждом этапе создания магического инструмента вы совершаете духовное магическое действо. Найдите, если у вас есть такая возможность, настоящие КОЛОКОЛЬЧИКИ, а не завалявшиеся бубенчики для санной упряжки. Но их должно быть ровно столько, сколько веточек на вашей ветви.

Колокольчики следует ПРИВЯЗАТЬ к ветке таким образом, чтобы они свободно свисали и ничто не мешало их звону. Для этого хорошо воспользоваться голубой или белой тесьмой или хлопчатобумажной ниткой. После этого вырежьте или напишите где-нибудь на ветке свой знак (символ), чтобы придать ей личный характер. (Помните Гримуар 1, разд. 16?)

* * *

Держите свою СЕРЕБРЯНУЮ ВЕТВЬ вместе с остальными магическими предметами (палочкой, раковиной, клинком, камнем, Крэйн Бэгом и т. п.) и используйте ее при начале и завершении выполняемой вами духовной работы. Некоторые используют Ветвь даже для «очищения ума» перед чтением или изучением чего-то нового. Со временем между нею и вашим разумом и душой установится замечательная связь, и тогда друидическая магия заработает.

--------------------------------------------------------------------------------

II. ДДРАИГЛАИС

«Возвращение к жизни Голоса Дракона»

В ТЕЛЕ ДРАКОНА уже достаточно бьио сказано о Ддраиглаисе, так что еще раз подробно о нем рассказывать, по-видимому, не имеет смысла. Однако полезно будет добавить немного ИСТОРИЧЕСКИХ сведений об этом уникальном древнем устройстве.

Первое известное автору описание, взятое из рукописи Фериллт, цитируется в двух источниках; «Magicus» Аристотеля и «Succession of the Philosophers» Сотона Александрийского. Его также можно найти в старинной Валлийской Книге Двивиддиаес (Welsh Book ofDwyfyddiaeth). Кроме того, Голос Дракона слышен в двух старинных кельтских сказках: ирландской «Безумие привидения» (Baile in Scail) и валлийской саге «Поиск Пурпурной Скалы» (Englinion Cynghanedd, приписываемой перу Киндди-лана из Роуис, VII ст., «Reliquiae Celticae, III). Как описание, так и использование этого инструмента приведены в более позднем сборнике «The Sentences of Bardism» («Изречения бардов».)(Ieuan ab Hywel Swrdwal, 1450).

Сама по себе конструкция очень простая, трудность заключается только в необходимости сварки — требуется кто-то, кто сумел бы мастерски сварить железные заготовки. Недавно автору довелось видеть точную копию этого Кельтского Гонга (как он был назван на торговом жаргоне) в магазине, торгующем колокольчиками и украшениями для наружных, «овеваемых ветром» лужаек Обычно эти гонги действительно сделаны из железа и иногда бывают трех размеров. Прежде чем заняться трудными в наше время поисками кузнеца, позвоните в несколько местных магазинов, которые могут торговать подобным товаром.

Хотя, конечно, всегда предпочтительнее иметь экземпляр, сделанный собственными руками. Как показано на приведенном выше рисунке, вам понадобятся три треугольных куска железа ТРЕХ РАЗЛИЧНЫХ ТОЛЩИН — три различные толщины крайне важны, поскольку воспроизводимые тона символически представляют 3 основные ноты творения: «И-А-О» Трех Лучей. Вершины треугольников свариваются между собой в виде пирамиды, к вершине этой пирамиды изнутри приваривается цепь, на которой подвешивается колотушка. Это устройство, которое должно ВИСЕТЬ, обычно на ветке дерева, поэтому к вершине пирамиды снаружи приваривается железное кольцо.

В нашей школе большой Ддраиглаис висит на нижней ветке очень старого дуба. Пространство Элементалей Ветра (Сильфид, «сознаний», которые населяют Воздух в определенное время, называемое пороговым) наработано достаточно мощно, так что они часто оповещают нас звоном, передавая какое-нибудь сообщение или предупреждая о непогоде. Иногда им пользуются и другие сущности!

--------------------------------------------------------------------------------

С колодцем часто ассоциируется череп. В более поздние времена колодцы

стали считать священными и строить рядом с церквами в качестве

реликвии. В названии некоторых колодцев действительно содержится слово

«голова», как, например, Тоbar nа Сеаnn, Колодец Головы, на Внешних

Гебридских островах. Это напоминает о других языческих колодцах,

например о Норвежском Мимире, в котором, как полагают, находится

волшебная голова великана.

Уард Рутерфорд, CELTIC LORE

III. КОЛОДЕЦ НЕХТАНА

«Кельтский череп-оракул»

Доктор Энн Росс, выдающаяся специалистка по кельтской культуре, провела аналогию: «Для древних кельтов — для друидов — Отсеченная Голова играет ту же роль, что Крест для христиан». Утверждение д-ра Росс раскрывается на множестве уровней. Другие многочисленные исследователи описывают основу кельтских религиозных мифов как КУЛЬТ ОТСЕЧЕННОЙ ГОЛОВЫ, особенно когда речь идет о континентальных кельтах из Галии и Западной Европы Вот что писал по этому поводу Диодор Сицилийский в 50-м году до н. э.:

Они (представители кельтских племен) отрезали головы врагов, павших в бою, и привязывали их к шеям своих лошадей. Кровавую добычу они передавали своим прислужникам, которые несли ее в качестве трофея, а сами возносили хвалу богам и пели победные песни; и они прибивали эти плоды своей победы на домах, точно так же, как это делают те, кому удается свалить диких животных в некоторых видах охоты.

За сто лет до этого историк Ливии описывал те же обычаи кельтов в еще более красочных тонах:

Головы наиболее доблестных врагов они бальзамируют в кедровом масле, тщательно сохраняют их в ящиках и с гордостью показывают чужеземцам, утверждая, что один из предков, отец или он сам отказался от крупной суммы денег, предложенных ему за эту голову. Они хвастаются, что кто-то из них отказался от золота, которое весило столько же, сколько весит эта голова. Этим они демонстрируют лишь варварскую разновидность бескорыстия, потому что воздержаться от продажи доказательств чьей-то отваги вовсе не является признаком благородства.

Достаточно для описания отношения представителей племени к священной голове. Но — почему она считалась священной? Ответ на этот вопрос содержится в самой сути друидической доктрины о Душе.

Доказательство этого почитания можно найти всюду, где встречаются кельты. Никто из живущих ныне не может суверенностью сказать, что означает «Вещая Голова» — метафизику культуры, столь древней по времени и опыту, постичь обычно невозможно. Однако некоторые старые рукописи, истории и фрагменты приводят нас к убеждению, что Отсеченная Голова выражает важную друидическую доктрину, касающуюся сознания и бессмертия. Она считалась обиталищем души, мыслей и даже божественности. Отсеченная, она продолжала жить своею собственною жизнью, обладая силой оказывать влияние на того, кто ею владеет.

Дж. Стэнфорд, CELTIC SECRETS, 1993 («Секреты кельтов».)

Утех читателей, которые хорошо знакомы с кельтской мифологией, подобное утверждение, очевидно, вызовет улыбку, потому что он легко может догадаться, что последует дальше — и он совершенно прав! Во Второй Ветви Мабиногиона, озаглавленной БРАНУЕН, ДОЧЬ ЛЛИРА, есть удивительная история, в центре которой находится образ Отсеченной Головы.

Благословенный Бран, титан, король Острова Могущества, был одним из лучших защитников, когда-либо известных Альбиону. Но пришла беда, и его сестра вынуждена была бежать из Ирландии. Пересекая море в сопровождении своих флотилий, войска Брана были втянуты в страшную битву — страшную потому, что враг владел Котлом Возрождения (когда-то подаренным самим Браном), так что его воины никогда по сути не умирали. В конце концов Альбион оказался победителем, но Бран был ранен отравленной стрелой и находился при смерти. Побуждаемый силами Потустороннего мира, король приказал ОТРУБИТЬ СЕБЕ ГОЛОВУ и только ее взять с собой в обратное путешествие. Голова продолжала жить, говорить, смеяться и есть, как обычно, и с ней произошел ряд фантастических приключений, прежде чем она наконец вернулась домой, где была похоронена в Лондон-Хилл.

Все приведенные цитаты и истории сводятся к следующему: Отсеченная Голова считалась священной потому, что в ней обитает душа человека. Она независима от тела. Это высший символ свершений и ЗАЩИТЫ — обычай вырезать на праздник Всех Святых жуткие лица из тыквы или репы берет свое начало в кельтских верованиях! Основная мысль заключается в том, что в канун дня Всех Святых по Земле бродят злые духи и привидения, так что люди, особенно дети, нуждаются в защите. Поэтому на каждого ребенка в семье вырезалось по лицу — ГОЛОВЕ, которые ставились на крыльце дома, чтобы отпугивать призраков. Видите прямую связь со священной отсеченной головой? Голова Брана, Великого Короля, до сих пор защищает наши дома в канун каждого дня Всех Святых! А в Книге Фериллт особо отмечается использование друидами в магических ритуалах ЗАЩИТНОГО КРУГА ИЗ ДЕВЯТИ ТЫКВ (см. «21 УРОК МЕРЛИНА», гл. 4). Удивительная штука! Но давайте вернемся к основной теме этого раздела, а именно, к Колодцу Нехтана. Нехтан — это очень древний ирландский бог колодцев и прорицаний, который впоследствии стал героем многих кельтских саг. Одна из историй, взятая из «Сказаний бардов о Тадхг Далл О х'Уигинн» (примерно 1580 г.), рассказывает о том, как однажды ночью Нехтан был вовлечен в схватку с воином Мак-Кехтом. В конце Нехтана убивают, отрезают голову (точно в духе кельтских традиций) и бросают ее в колодец, а тело выбрасывают в соседнюю реку. Со временем эта легенда дополнилась рассказом о том, как тело Нехтана всякий раз в полнолуние выходит ночью из реки, чтобы найти свою голову, призывая ее со дна колодца. Люди, с давних пор и до недавнего времени, приходили к колодцу, чтобы послушать, что скажет Голова, и задать ей свои вопросы — по рассказам, речь идет о колодце св. Сенана, который находится в Дунасе, графство Клэр. Другую версию той же истории можно найти в валлийской прозе «Ny bo teu dy benn», но на этот раз здесь участвуют три воина, а место действия — остров Святой Головы в Англси. Легенда объясняет название острова.

Но что же делать со всем этим с точки зрения практической кельтской магии? Ответ на этот вопрос дает рукопись Фериллт.

В ней описан ритуал, в ходе которого из свежей древесины дуба вручную вырезается небольшая Голова (образцы таких голов показаны выше). Затем в полнолуние голову бросают в какой-нибудь старый колодец, произнося следующее заклинание:

«Гуилис И! Гуилис О!

Гуилис И! Гуилис О!

ГуилисИ! ГуилисО!

Голос Нехтана, голос головы1.

Голос Нехтана, я зову тебя в печали,

Голос Нехтана, я зову тебя из холода,

Голос Нехтана, я зову тебя из вод,

Из глубин я зову тебя!

Голос Нехтана, голос головы!

ГуилисИ! Гуилис О!

ГуилисИ! Гуилис О!

ГуилисИ! Гуилис О!

Если вы все сделаете правильно, то услышите из колодца ответ, произнесенный еле слышным шепотом. Вам разрешается задать три вопроса. Если ответы вас удовлетворили, после этого традиция требует возлияния — в колодец должно быть вылито красное вино.

Автор не может рассказать, пробовали ли его ученики воспользоваться этим ритуалом, поскольку он публикуется впервые. Поэтому мы будем рады любым результатам, которые получит читатель.

--------------------------------------------------------------------------------

Сделав Девять Мистических Вдохов, я заполнил свое тело светом Луны, чтобы подготовиться к Охоте, которая, я чувствовал, скоро начнется, — зная, что ее дары очень понадобятся мне, если я собираюсь уцелеть сегодня

ночью. Через несколько минут, которые я провел в состоянии

«приостановки», в мои ноги и руки хлынул магнитный поток, что

свидетельствовало о моей готовности начинать охоту...

«21 УРОК МЕРЛИНА», гл. 16, Луна Охотника

IV. СОЛНЕЧНОЕ ОМОВЕНИЕ — ЛУННОЕ ОМОВЕНИЕ

«Кельтские ритуалы очищения»

Этот краткий раздел по сути является подтверждением универсального принципа ПОЛЯРНОСТИ. Принцип полярности, подобно законам всемирного тяготения и инерции, являет собой нечто больше, чем просто закон, потому что он является основой всей физической и духовной жизни. В самом простом виде он может быть выражен следующим образом: все формы и силы по своим качествам сводятся к двум основным полярностям. Обращайтесь к тем, которые вам нужны:

СОЛНЕЧНАЯ

Расширяющийся

Тепло

Физический

Свет

Лето

Форма

Активный

Протон

Вдохновение

Видимый

Белый

Внешний мир

Золото

Электрический

Дуб

Инфракрасный

Земля

Огонь

Мужской

 ЛУННАЯ

Сжимающийся

Холод

Духовный

Тьма

Зима

Сила

Пассивный

Электрон

Медитация

Невидимый

Черный

Внутренний мир

Серебро

Магнитный

Яблоня

Ультрафиолетовый

Море

Вода

Женский

Надеемся, нам удалось выразить свою точку зрения — этот перечень стоит многих страниц. Да, структура человеческого существа является результатом взаимодействия двух полярностей Жизни. Друиды, как и другие шаманы в разных концах земного шара, делили эти полярности еще пополам, чтобы получить четыре, то есть наши 4 времени года вместо двух, 4 стихии и т. д. Этому вопросу будет специально посвящен 21-й раздел данного Гримуара. Но здесь нам достаточно основного деления — и его наиболее древних и наиболее шаманских символов: СОЛНЦА и ЛУНЫ. Хотя все мы — результат взаимодействия двух Принципов, соединенных в различных пропорциях, установленным фактом является то, что мужчины, как физически, так и психологически, значительно больше настроены на Солнце и его циклы, а женщины — на 28-дневный лунный цикл. Фактически слово menstruation (менструация) — это искаженное более раннее и более точное понятие moonsuration (moon — луна). Подобное представление, хотя оно мало учитывается в современном мире, является исключительно верным и конкретным. Каждый из нас имеет признаки того пола, к которому принадлежит, — нравится ему это или нет, и мы используем эту связь, чтобы осознать, какие силы нами управляют и как использовать их в качестве инструмента собственного развития. Здесь описаны древние ритуалы Солнечного и Лунного омовения, и если кто-нибудь из вас станет работать с любым из них, то очень скоро обнаружит, что ритуал, соответствующий его полу, оказывается наиболее эффективным. Мужчины и женщины не одинаковы, за исключением того, что и у тех, и у других есть эти чертовы половые органы. А мы здесь имеем дело с физическим поглощением физических сил, которые мы потом направляем на магические цели.

Первое, что следует понять, это то, что мы здесь говорим не только о солнечном или лунном омовении — без соответствующего ЧАСА, СОСТОЯНИЯ УМА и ПОДГОТОВКИ вы просто добьетесь чрезмерного тепла или чрезмерного холода, но будете разочарованы. Энергия Солнца включает все те элементы, которые содержатся в ЛЕВОМ столбце приведенной выше Таблицы, энергия Луны — те, что приведены СПРАВА Приступайте к выполнению ритуала со знанием того, в какой энергии вы нуждаетесь, — не обращайтесь к Луне в поисках жаркого вдохновения, а к Солнцу за спокойными раздумьями. Вы должны точно знать силы, с которыми работаете, и цель, которую преследуете, выполняя ритуал. Не прибегайте к этим омовениям в присутствии людей противоположного пола, чтобы избежать влияния энергий их ауры, которые будут вносить путаницу и сведут на нет результаты. Это не ритуал для

притягивания—отталкивания животного магнетизма. Магия всегда приводит к наилучшим результатам, когда вы практикуете в одиночку (если, конечно, вы не работаете в пользу троих). Ритуал включает 7 этапов:

Ритуал лунного омовения

1. Выполняется, когда Луна находится в наивысшей точке небосвода, предпочтительно во время ПОЛНОЛУНИЯ. Приобретите календарь и наметьте оптимальное время. Должен наличествовать реальный, хорошо видимый лунный свет. Это не теоретический, символический ритуал — необходима физическая энергия. Работайте вне помещения, на открытом месте, как можно более естественном и спокойном. Очень подходит для этой цели плоская крыша.

2. Перед выполнением ритуала по меньшей мере 6 часов НЕ ПРИНИМАЙТЕ

ПИЩИ. Напитки, кофе и сахар допустимы.

3. Во время выполнения ритуала стойте прямо. Сидеть или лежать нельзя.

4. Работайте в одиночестве, без одежды

5. СОСТАВ ДЛЯ ОМОВЕНИЯ готовится заранее -— 1 кварта спирта для

натирания в течение 1 недели настаивается в кувшине из янтарного стекла на следующих травах (потом процеживается):

ЦВЕТКИ ЖАСМИНА —1/2 унции

КОРА ЭВКАЛИПТА — 1/2 унции

ТРАВА ПОЛЫНИ ОБЫКНОВЕННОЙ —1/2 унции

6. Руками медленно наносите СОСТАВ ДЛЯ ОМОВЕНИЯ на тело снизу вверх,

начиная со стоп. Никогда не обмывайтесь после ритуала. И наконец —- и это самое важное, -— НИ О ЧЕМ НЕ ДУМАЙТЕ... не фокусируйте внимания на чувствах или мыслях, поскольку это ритуалы только омовения и поглощения. (Ведь вы не концентрируетесь на душе для того, чтобы стать чистым, не так ли?) В данном случае мысли только добавят энергии, которая будет служить помехой.

7. Во время «мытья» стойте, НИ О ЧЕМ НЕ ДУМАЯ. Некоторые повторяют

омовение трижды. Но как бы то ни было, если вы чувствуете, что дело сделано, — прекращайте! Наилучший эффект будет достигнут, если после омовения состав останется на теле целый день или всю ночь.

Семь шагов РИТУАЛА СОЛНЕЧНОГО ОМОВЕНИЯ полностью идентичны описанным если не считать состава трав:

Цветки ромашки — 1/2 унции

Корица —1/2 унции

Листья или кора дуба — 1/2 унции.

Лучше всего совершать ритуал на плоской крыше, КАК МОЖНО БЛИЖЕ К ТОМУ ВРЕМЕНИ суток, когда СОЛНЦЕ находится В ЗЕНИТЕ. Не работайте с людьми противоположного пола. НИ О ЧЕМ НЕ ДУМАЙТЕ... просто позвольте энергии течь по своему усмотрению.

* * *

При правильном выполнении этих древних ритуалов вы будете удивлены, насколько они эффективны. Солнечный или лунный заряд окажет на вас заметное воздействие, так что это как раз то, что нужно вам для начала. Можно работать с ритуалом, противоположньш вашему полу, но будьте при этом внимательны вы наполняете свою систему противоестественными энергиями, столь же реальными, как магнетизм или электричество. Вы можете закончить тем, что станете «энергетическим алкоголиком».

--------------------------------------------------------------------------------

V. ИМБАС ФОРОСНАИ

«Ритуал Огненного дыхания»

Книга Фериллт возвышенно говорит об этом ритуале как пришедшем от жрецов «с затонувших земель», как всегда называли Атлантиду. Ритуал считался ценным наследием и, несомненно, часто использовался — он дарил СИЛУ, ОЧИЩЕНИЕ И ВДОХНОВЕНИЕ По форме он напоминает одно из йоговских упражнений, которое известно под названием «Юддха», что значит встреча.

На этих двух картинках мы видим то, что называют ПОЗОЙ ШАМАНА, или РИТУАЛЬНОЙ ПОЗОЙ Внимательно их изучите, а потом решайте, какая из них подойдет для вас. Обратите внимание на ноги и на поднятые кулаки — это кельтские магические позы, которые были изображены на знаменитом Котле Гундерструпа. «Поднятые кулаки» в рукописи Фериллт названы ПОЗОЙ ВДОХНОВЕНИЯ, используемой во всех случаях, когда требуется концентрация или накапливание внутренней силы.

Во время совершения ритуала, если он предшествует другому, сжигаются благовония: лучше всего чистая Кровь Дракона или она же в сочетании с омелой и корой или листьями дуба. Это значительно повысит энергию помещения.

Ритуал Огненного дыхания

1. Сядьте (в круг, если работаете в группе) и примите Позу Шамана — кулаки

подняты и сжаты... глаза закрыты.

2. Дышите ИНТЕНСИВНО и БЫСТРО через нос, вдох и выдох одинаковой

протяженности. Втягивайте и выталкивайте воздух

3. Примерно через 3 минуты (лучше через 200 ударов пульса) СДЕЛАЙТЕ

ОДИН ГЛУБОКИЙ ВДОХ и, сидя абсолютно неподвижно, задержите его как можно дольше.

4. Наконец, когда вы больше не можете удерживать огненный вдох, СДЕЛАЙТЕ

ЭНЕРГИЧНЫЙ ВЫДОХ через рот и переходите к нормальному дыханию. Согласно Фериллт, весь этот процесс следует повторить трижды, делая всякий раз трехминутный перерыв.

--------------------------------------------------------------------------------

Забавы и импровизированные действия детей часто превращаются в

ритуальные игры, которые непосредственно связаны с древними

религиозными и магическими формами. Безусловно, такие игры не

передаются из поколения в поколение с незапамятных времен, особенно в

наши дни, — а возникают естественным образом во время групповых забав.

Боб Стьюарт, WHERE IS SAINT GEORGE? ( «Где святой Георгий?»)

VI. ПОДВЕШИВАНИЕ КАМНЯ

«Кельтский Оракул Фала»

В названии этого раздела понятие «Кельтский оракул» намеренно используется вместо понятия «Друидический», потому что, несмотря на его явно друидическое происхождение, существует легенда, повествующая об использовании этого оракула рядовыми представителями племен. Рассказ, который мы находим в Historical Memoirs of the Irish Bards («Исторические записки об ирландских бардах».) Джозефа Уокера (1786), звучит почти как описание старой детской игры подвесь камень, в которую когда-то играли английские крестьяне. На протяжении всего рассказа сам оракул остается неназванным. Дело происходило примерно так

Мужчины клана собираются, чтобы вынести приговор члену семьи, обвиняемому в воровстве. Там присутствуют и друиды. Дело происходит под огромным шишковатым дубом на лесной поляне. С толстой ветки, где-то на высоте пятидесяти футов, свисает веревка, к концу ее прочно привязан камень с отверстием, который может свободно раскачиваться примерно в ярде от земли. По размеру камень равен голове быка, отверстие в камне — естественного происхождения. Непосредственно под той точкой, где камень находится в состоянии покоя, помещается железная жаровня, наполненная раскаленными докрасна углями, от которых поднимается высокий столб дыма от сжигаемых там благовоний — тщательно подобранных снующими вокруг друидами. (Мы не можем точно сказать, какие благовония сжигались, но из заклинания известно, что божественной формой бьи ФАЛ. Следовательно, это могла быть смесь дуба, омелы и ракитника, последняя трава бьша символом Фала.) На трех плоских кусках дерева лежат три камня размером с человеческую голову: золотой камень, серебряный и черный. Древесные пьедесталы расположены по углам треугольника, центр которого находился примерно в 6 футах от висящего отвесно камня. Мужчины собираются в круг вокруг треугольника и по поданному друидами знаку начинают произносить нараспев:

«КАМЕНЬ ФАЛА, КАМЕНЬ ФАЛА

ФАЛИУС! ФАЛИУС!

КАМЕНЬ ФАЛА, КАМЕНЬ ФАЛА

ФАЛИУС! ФАЛИУС!..»

И так далее, снова и снова. Три друида берутся за подвешенный камень и толкают его таким образом, чтобы камень могли принять стоящие в кругу люди, которые передают его по кругу дальше — все быстрее и быстрее, — пока камень не начинает двигаться сам, направляемый руками стоящих в кругу. Когда он уже не может кружиться быстрее, люди отступают, продолжая пение, и предоставляют камень самому себе, позволяя медленно уменьшаться радиусу круга, по которому он движется! Минуту спустя процесс завершен: камень ударяется об один из деревянных пьедесталов — тот, на котором лежит золотой камень, сбрасывая все на землю. Друиды поднимают руки кверху... люди приветствуют и обнимают обвиняемого. Древний Оракул Фала признал его невиновным.

В заключение давайте проведем краткий анализ метода. Люди собираются вокруг дуба, традиционного друидического дерева-оракула, КОРОЛЯ. Они образуют круг, что является общим для всех ритуалов. В данном случае неразорванный круг означает ИСТИНУ. Сжигаются благовония — отличительный знак друидической практики. С помощью песни-заклинания приглашается бог ФАЛИУС (ирландский бог камней и предсказаний), пение собравшейся в круг группы — это мощный способ вызвать конус силы, способной создавать проход между мирами. (Обратите внимание, что история начинается словами «МУЖЧИНЫ клана собираются»»; это говорит о том, что ритуал совершается представителями одного пола, что необходимо для вызывания силы. Смешанные группы могут добиться успеха только в вызывании: 1) своих голосов; 2) силового поля спутанной энергии) КАМНЮ ДАЮТ ВОЗМОЖНОСТЬ лететь, направляемому волей бога, пока он не ударится об один из лежащих камней. Этот удар и является ответом на вопрос. Способ прост и в то же время является символически кельтским по своей природе:

• ЗОЛОТОЙ КАМЕНЬ (солнечный камень) означает положительный ответ.

• СЕРЕБРЯНЫЙ КАМЕНЬ (лунный камень) означает отрицательный ответ.

• ЧЕРНЫЙ КАМЕНЬ (камень Аннона) означает, что ответ неизвестен.

* * *

Мы соорудили точно такой же оракул в своем лесу и часто его используем — во всяком случае, во время каждого Праздника Рощи. Его точность всегда непогрешима, и он всякий раз позволяет нам насладиться красками, вспышками воображения и магией, которыми так славились кельты в те времена, когда создавалась история Европы.

--------------------------------------------------------------------------------

Помпоний Мела утверждает, что друидические занятия проводились в

«отдаленных пещерах и лесных святилищах». Ирландское слово «uamh»,

которое обычно переводится как «пещера», использовалось также для

обозначения сводчатого помещения внутри кургана — сидха — с его

потусторонним содержанием. Вполне вероятно, что начинающий друид

должен был провести какое-то время в сидхе, предаваясь медитации,

которая завершалась его ритуализированным возрождением. Претенденты,

как утверждают, заключались внутрь на три дня и три ночи, и все это

время соблюдали полный пост.

Уард Рутерфорд, CELTIC LORE

VII. КУРГАН ВИДЕНИЯ

«Сооружение Храма видения»

В кульминационный момент второй части этой книги, КНИГИ ФЕРИЛЛТ, оставшиеся в живых друиды получают крайне необходимое руководство, построив сидх, или Курган Видения. Для древних кельтов, как и для многих шаманистских культур во всем мире, земляной курган являлся сверхъестественным сооружением — своего рода искусственной пещерой, — где становился доступным Потусторонний мир, с которым можно было входить в непосредственный контакт. Существует прочная связь между курганами и предками, что, конечно, объясняет их использование в качестве мест захоронения:

«Темный дом, темная одинокая могила,

Спокоен сон Под твоими сводами под ветками тиса,

Здесь нет и следа забот,

Здесь только глубокое забытье охватывает человека...

Здесь нет ничего, не слышно криков живых существ,

Разве что эти слабые дуновения ветра,

Которые колышут листья,

Что-то говорят таинственному кургану,

Где захоронены многие...

Темный дом, твое время не знает

Спешки и страстей наших дней.

Это каменное сердце

Никогда не трепетало от любви, никогда не пылало ненавистью.

Не остается ничего,

И лишь мертвый в этой сырой камере

Видит сны о чем-то таком, чего он никогда не расскажет...

Но нас здесь интересует духовный аспект. К тому времени, когда на Британских островах обосновались кельты, курганы, в изобилии усеивавшие сельскую местность (известные также как могильные холмы, темные проходы, сидхи или каменные пирамиды), находились там уже тысячи лет — происхождение их туманно или вообще неизвестно. Поэтому они создавали атмосферу таинственности и сверхъестественности. Самым выдающимся из этих курганов является Нъю-Грэйндж в графстве Мит (Ирландия). Возведенный в 2500 году до н. э. с удивительной астрономической точностью, он стал местом обитания Туаса де Дананн (племен богини Дану), чье происхождение тоже забыто. Друиды называли эти курганы «Каерлен», или «Дома призраков». Другими выдающимися примерами курганов являются Маес Хор, Кноуес (единственный неповрежденный из когда-либо открытых), Гавринис, Лонг Барроу (Длинный Курган) в Уест-Кеннет и необычный Силбъюри-Хит в Уилтшире, Англия. Силбьюри интересен своей конструкцией, которая, скорее всего, определяется религиозными соображениями (несмотря на многочисленные официальные раскопки, не бьио обнаружено никаких следов, которые бы свидетельствовали о том, что это захоронение) — достигая 130 футов в высоту и занимая площадь в 5 1/4 акра, он является крупнейшим из известных доисторических курганов (примерно 2750 год до н. э.), созданных руками человека. Об этом кургане Книга Фериллт упоминает как о «Холме Сулис», на котором находились остатки величайшего из всех известных ритуальных каменных кругов и который по распоряжению некоего короля Суда, пожелавшего быть здесь похороненным, был превращен в погребальный курган. Каким бы ни было их происхождение и что бы ни думали кельты о тысячах выдолбленных подземных помещений, покрывавших их новую землю, можно с уверенностью сказать, что эти места стали центрами богослужений и суеверий. С ними связаны многие из друидических ритуалов, упоминаемых в кельтских легендах Впоследствии эти курганы превратились в дома, где обитает Я Тилуис Тег — кельтский сказочный народ. Но во все века они безусловно оставались Входом в Потусторонний мир.

А теперь о практическом применении — что может дать читателю эта история курганов для совершенствования в магии? Когда автор работал с индейцами лакота в Северной Дакоте, его как-то пригласили посетить представителей соседней ветви этого народа, которые были обитателями курганов! Меня сразу смутило сходство их обычаев с докельтской культурой на Британских островах. Правда, вместо камней подземная часть их курганов была выложена бревнами, а сами сооружения (Земные курганы, Earth Mounds, как они их называли) служили жильем — это были дома. Но у них были (как почти во всех традициях американских индейцев) «курганы» иного типа, предназначенные исключительно для религиозных целей — Курганы видения, или, как их принято называть, Парильни.

Со временем автор был приглашен принять участие в мужском потении (в этой культуре почти все религиозные ритуалы строго раздельны для обоих полов, что вполне совпадает с друидической доктриной — у женщин есть свои собственные «парильни»), и в результате получил много ценной информации относительно конструкции и магического использования этих парилен. В них применяются священные камни для нагревания воды и сжигание священной травы — ШАЛФЕЯ — для очищения. Более того, здесь существуют две разновидности этой травы — мужская и женская, используемые для двух раздельных ритуалов! Да, они знали, что делали. И, чтобы еще больше подчеркнуть сходство, добавим, что культура как кельтских, так и индейских племен считается матриархальной. Нам также приходилось встречать стоящие камни, служившие объектами символического поклонения (сама община называлась СТОЯЩИЙ КАМЕНЬ).

Этим мы хотим оправдать сравнения с индейскими шаманскими инструментами при изучении друидической и кельтской культур. Друиды использовали древние холмы для контакта с Потусторонним миром, индейцы строили свои курганы — но механизм одинаков, так же как цели и символика: Мать Земля... Отец Небо... Гора Видения... все едино. И поскольку в наши дни имеется не так уж много сидх, которыми может воспользоваться обычный читатель, и так как эта практика не менее ценна сегодня, чем в давние времена, почему бы не подумать о возможности построить собственный ХРАМ ВИДЕНИЯ, как это делают американские индейцы? В свете того, что будет описано ниже, их метод вполне пригоден.

* * *

• Как это делается? Начните с выбора живописного места вблизи проточной воды (ручья или небольшой реки), где есть достаточное количество молодых деревьев (обычно используются ивы диаметром в 1 дюйм), подходящих для сооружения хижины —чего-то вроде шалаша.

• Выберите место, где будет находиться ЦЕНТР вашего круглого кургана, затем тщательно очистите грунт в радиусе около 4 футов и соскребите все лишнее по периферии.

• Отправляйтесь к ручью, найдите 8 камней размером с голову и расположите их по окружности вокруг отмеченного центра, затем вернитесь к воде и найдите еще 3, которые будут нагреваться в костре. Это должен быть твердый гранит, а не известняк или другие мягкие виды камней, которые во внутренних полостях накапливают пар, а потом взрываются, — если нужно, принесите 3 камня из другого места, чтобы быть уверенным, что они такие, как надо.

• Теперь с помощью небольшой ручной пилы отрежьте 4 длинных гибких побега (или, еще лучше, ивовые ветви), длиной не меньше 15 футов, и заострите ножом их концы. Принесите их к Месту Хижины.

• По периферии всего круга выдолбите в грунте нечто вроде «циферблата»: 12 часов... 6... 3... 9, так чтобы круг был разделен на четыре части и вы могли ясно видеть, где пройдут заостренные концы прутьев. Потом разделите каждую четверть пополам, чтобы круг оказался разделенным на 8 секторов. Для помощи во всех остальных действиях настоятельно рекомендуем вам пригласить кого-то, но это должен быть человек одного с вами пола!

• Стоя в точке, соответствующей 12 часам, воткните один заостренный конец в грунт, потом второй конец воткните в точку, соответствующую 6 часам, — как будто вы устанавливаете самодельный шатер. Затем проделайте то же, стоя в точках 3 часа и 9 часов. Место пересечения двух прутьев закрепите с помощью шпагата, потом дополните каркас двумя оставшимися прутьями, связав их все вместе в верхней центральной точке (которая теперь будет находиться точно над кругом из 8 камней).

• Наконец, вам нужен материал, чтобы накрыть каркас кургана. Традиционно для этой цели используются ветки лиственных деревьев или ивовых кустов, хотя многие новаторы прибегают к простыням или одеялам. Годится что угодно, но ветки, конечно, предпочтительнее — они «дышат» и вносят «зеленую энергию». Не забывайте оставить вход со стороны, выходящей на ВОСТОК. Теперь «курган» готов.

Ритуал видения и очищения можно совершать в одиночку или в группе, состоящей из людей ТОГО ЖЕ ПОЛА. Помните, это Магическое Действо, которое СЛЕДУЕТ СВОИМ ЗАКОНАМ и работает особым образом. Индейцы знали это — для достижения максимальной пользы доверяйте их познаниям, а посещение общественной сауны приберегите для другого случая. Ритуал проводится следующим образом:

1. Для своего Путешествия выберите пороговое время — рассвет, вечерние

сумерки или полночь; время полнолуния, новолуния или шестой день после новолуния; время солнцестояния, равноденствия или когда солнце находится в зените.

2. Снаружи, у входа в хижину, разложите хороший костер, чтобы нагреть три

гранитных камня. Когда все будет готово к началу, внесите их ВНУТРЬ и положите в центре круп. Закройте вход.

3. Обычно «потение» осуществляется без одежды, чтобы через обнаженную кожу

выпотевала отрицательная энергия. Если вы все же захотите проводить ритуал в одежде, постарайтесь, чтобы на вас было надето как можно меньше — свободная туника или банный халат. При этом предполагается, что внутри жарко!

Все садятся в круг. Как правило, существует ведущий, который сначала произносит ОБРАЩЕНИЕ или зачитывает его текст. Когда все сказано и зачитано, ведущий льет на камни специально подготовленную воду из котла или чаши (по традиции для этой цели используется панцирь черепахи или раковина устрицы). К воде добавляются следующие травы:

МУЖЧИНЫ

Лепестки подсолнуха

Шалфей мужской (широколистный)

Ягоды можжевельника

 ЖЕНЩИНЫ

Лепестки розы

Шалфей женский (узколистый)

Шишки кедра

Часто камни поливают водой трижды, иногда вынося их для того, чтобы подогреть, или внося новые, горячие. Переживание может быть очень сильным. Закройте глаза и направьте все внимание внутрь... выходите из «кургана» только в случае жизненной необходимости. Проявите терпение, так как контакты с Потусторонним миром часто сбивают с толку... но развитие происходит всегда. И, как и в случае любой по-настоящему духовной работы, то, что вы приобретаете, всегда заслоняет дискомфорт, который вам пришлось испытать.

Обращение к Сидху

«Узри Сидха перед глазами, Они должны явиться тебе из королевского дворца,

Возведенного непоколебимым Дагдой... Это чудо, волшебный двор, замечательный холм!»

--------------------------------------------------------------------------------

...Но ни одна из этих легенд не могла бы родиться, если бы не было глубокого и сильного ощущения, что человеческий дух — всего лишь внеземной гость в физическом теле, который может улететь из мира твердых тел... оставив тело оцепеневшим и неподвижным.

Е. С. Мерри

VIII. ПОЛЕТ ДУХА

«Ритуал Камней Перехода»

Феномен разделения физического и духовного тел, пожалуй, шире всего исследовался во время всех так называемых «психических опытов», за исключением, возможно, феномена призрака, который все же часто связывают с этим явлением. Обычно это уникальное состояние имеет место только в момент смерти, во время серьезной болезни или при травме или же в том случае, когда оно намеренно вызывается шаманами или йогами. Настоящий раздел будет посвящен именно такому состоянию, которое друиды называли Полетом духа. Вот выдержка из Книги Фериллт:

«Знаешь ли ты,

Чем ты бываешь в часы своего сна?

Только телом — только духом —

Или тайным уходом в полет?»

В последние годы во всем мире уделяется много внимания явлению АСТРАЛЬНОЙ ПРОЕКЦИИ — список опубликованных книг по этой теме превышает 3000 названий. Считается, что по меньшей мере 10 % опрошенных постоянно имеют ВТО (внетелесный опыт, клинический термин), а большинство других сообщают о единичных случаях такого опыта при непредвиденных обстоятельствах Наиболее распространенные проявления астральной проекции: бодрствование во время сна («Снящаяся правда»), наблюдение за своим телом сверху и восприятие призрака как живого человека. Большинство ВТО имеют место во время сна и часто включают перемещение в ту или иную сторону во времени — элемент, который, как давно известно мистикам, является нелинейным. Чтобы помочь вызвать подобное переживание, в наше время существует масса устройств: плавающие баки, десятки кассетных записей и травяных сборов. В этом свете смерть (состояние, которое больше всего пугает человека) — это просто проекция, из которой мы не пробуждаемся. Чтобы помочь себе справиться с этим страхом, не лучше ли самому познакомиться с каким-нибудь из существующих методов управления таким явлением? Может быть, тогда ледяное дыхание смерти не будет нас так пугать? К счастью, эти знания существуют давно.

КАМНИ ПЕРЕХОДА — описанный метод который когда-то использовался в друидических школах, чтобы помочь ученикам овладеть искусством ПРОЕКЦИИ. Наш многолетний опыт подтверждает высокую эффективность этого метода. Приспособления простые:

• Отправляйтесь на берег моря или к ручью и найдите 9 плоских камней небольшой толщины (такого типа, как используются в качестве «прыгающих» камешков), размером с пирожок.

• Нарисуйте на камешках РЯД ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫХ ИЗОБРАЖЕНИЙ — символов, чисел, знакомых образов, букв алфавита, имен и т. п., по одному на каждом камешке, каждое своим цветом. В нашем заведении используются три шрифта Огам. Но это могут быть любые, хорошо знакомые вам наборы символов. Некоторые люди предпочитают изображения мировых валют — пожалуй, самые стимулирующие из всех возможных!

• Спрячьте камни по одному в разных хорошо вам знакомых местах, где вы часто ходите, не слишком далеко. Но это должны быть следующие друг за другом места, например вдоль маршрута, которым вы привычно следуете каждое утро, и т. п.

• Каждый вечер, перед тем как лечь спать, МЫСЛЕННО ВОССОЗДАВАЙТЕ свой путь в воображении, от камня к камню — постарайтесь увидеть «программу» их использования вашим астральным или духовным или потусторонним телом в качестве Камней Перехода! Постепенно, со временем (иногда даже внезапно, независимо от вас) вы запрограммируете для себя ВТО. Вы будете обнаруживать, что все чаще и чаще, когда вы просыпаетесь по утрам, ваша память сохраняет обрывки воспоминаний о «походе» к одному или нескольким из спрятанных вами камней. Вскоре, в зависимости от того, сколько усилий вы вкладываете перед сном в создание программы, вы действительно будете, не совершая движений, передвигаться между камнями.

Когда автор был мальчиком, у него был учитель, который учил его проекции, требуя, чтобы он ложился спать, мучимый жаждой, — и, будьте уверены, он знал, какие яркие красные стекла скрываются в газировке с сиропом! Это работало... точно так же работают Камни Перехода.

--------------------------------------------------------------------------------

Прекрасно мое кресло в Каер Сиди! Ни годы, ни чума не властны над сидящим в нем. Они знают: три круга песнопений огня перед ним,

Вокруг него — воды океана,

Над ним — обильный источник,

Слаще белого вина напиток в нем!

Талиесин

IX. КАЕР СИДИ

«Круг Богов»

Друиды, кельтская магия и круги из камней, вне всякого сомнения, в течение долгого времени идут рядом. В течение очень долгого времени. Магический круг, будь он из камней или чего-то другого, является микрокосмом — миниатюрой Вселенной шамана, в самом центре которой находится его «я». Круг, несомненно, самый могущественный символ, известный человечеству. И известный природе. Все вращается по кругу, от самой Вселенной и до огромных солнц и планет, до часов, суток и электронов в атоме! Все это здесь, в виде круга. В виде бесконечности.

Последние 200 лет неодруидические возрожденцы настаивают на том, что все каменные круга и монументы в кельтских странах были установлены друидами. То же до сих пор утверждают относительно Стоунхенджа, самого большого из всех этих памятников, несмотря на тот факт, что он считался древним с незапамятных времен, даже тогда, когда друиды впервые появились в Британии. Однако друиды обладали прекрасным пониманием астрономических соотношений, для использования которых сооружались такие монументы. И, как известно, они действительно сами создали отдельную группу подобных сооружений.

Эти каменные круги, которые отмечены «друидическим фирменным знаком», четко отличаются по одному общему элементу: все они состоят из восьми камней», вместо более распространенной разновидности из 12 камней и больше. Почему восемь? Потому что это число друидического ритуального Зодиака, а также ключевое число, стоящее за миром стихий — число раз в году, когда Потусторонний мир открывает свои двери Миру человека. Это было тщательно охраняемой тайной: каждая из 4 стихий (земля, вода, воздух и огонь) обладает двумя аспектами, в которых они проявляются в физическом мире — активным и пассивным. Вот эта зависимость:

АКТИВНЫЙ

Земля

Море

Ветер

Пламя

 ПАССИВНЫЙ

Камень

Вода

Воздух

Огонь

Девятый представляет собой величайшую тайну, потому что он спрятан... проглочен самим собой! Это центральная точка, невидимая Альфа и Омега, вокруг которой вращается существование. Стоит ее занять — и мы становимся НАСТОЯЩИМИ ШАМАНАМИ, получаем свою собственную силу, а также всеобщее почитание и уважение. Нас окружают стихии, но мы сами являемся тайным центром — таинственным «морским Девятым валом». Талиесин, величайший из всех бардов, когда-то пел:

Друид... мудрец... пророчество Артура!

Я был создан из Девяти Форм Стихий...

Кад Годдо

Эти ДЕВЯТЬ ФОРМ оказываются совершенными, если учесть, что друидическим числом творения было 3, а девять — это трижды три... трижды священно! Кроме того, как записано в Барддас, друиды различали ТРИ КРУГА СУЩЕСТВОВАНИЯ: 1-м кругом является Абред, физический мир, в котором мы живем; 2-й круг — это Круг Гвинедда, благословенное царство Потустороннего мира; 3-й круг — это Круг Сеуганта, Великое Запределье, где не существует ничего, кроме Бога. Такое деление иллюстрирует приведенная ниже схема:

Нас интересуют эти концепции с точки зрения создания личного священного круга — своего собственного КАЕР СИДИ. Для того чтобы круг на самом деле был магическим, требуется полное знание его символики. Этот Круг подобен капле воды, упавшей на спокойную прежде гладь моря Вселенной:

«Мы, шаманы, утверждаем, что в центре всего находится Земля—1-й Круг. Каер Сиди, священный круг камней, окружает все вокруг нас как граница Потустороннего мира, 2-го Круга. За всем этим лежит Вечный океан неизведанного, 3-й Круг Бесконечности».

А известно ли вам, что стоящие камни и круги генерируют магнитную энергию, и это установленный наукой факт? И круги из камней концентрируют эту Энергию Земли, направляя ее к ЦЕНТРУ... к бесконечности? Это именно так. После работ таких исследователей, как гарвардские физики д-р Алан Рэйлиг и Гари Р. Джекобсон, которые в начале 70-х провели обширные исследования в Стоунхендже и других местах, где установлены мегалиты, скептиков осталось не так уж много. Эти древние каменные монументы действительно... что-то делают. Они работают.

А теперь обсудим, как их можно заставить работать на себя, заинтересованный читатель. Ответ прост найдите хорошее пустынное место и соорудите там свой собственный Каер Сиди, соблюдая основные принципы:

• Выберите правильное место, открытое всем ветрам или скрытое в лесу, но чтобы оно обязательно было безопасным — чтобы никто не мог нарушить вашего уединения. Дверь в Потусторонний мир, которую вы строите, предназначена только вам.

• Тщательно продумайте, где будет находиться центр вашего круга, потом отметьте его, воткнув поглубже деревянный шест.

• Привязав к палке толстую веревку длиной 8 футов, опишите дугу в 360 градусов, намечая свой круг с помощью палки, ножа или серпа.

• По компасу отметьте на круге 4 основные точки (С-Ю-В-3), положив в каждой из них небольшой камешек или палку (мы используем для этого длинные железные гвозди).

• После этого выберите 8 своих камней. Прекрасным местом для охоты за камнями является ручей, холм или фермерское поле! Камни должны быть размером с ГОЛОВУ, а если есть возможность, то и больше (в данном случае — чем больше, тем лучше). Очистите их и разложите по периферии своего круга, меняя местами и пробуя различные комбинации, пока не почувствуете, что расположение камней выбрано правильно... кажется выбранным правильно. Сначала устанавливаются 4 камня, соответствующие точкам С, Ю, В и 3, потом все остальные, между ними. Теперь крут готов к использованию. Если приходится работать в помещении или на чужом земельном участке, сделать постоянный круг невозможно. Для таких ситуаций друидами разработана специальная практика.

Купите себе (а еще лучше, сделайте сами) небольшой мешочек из синей кожи, затягивающийся сверху на шнурок. Если вы найдете место, где их продают или делают, купите сразу несколько — идея носить магические предметы в таких мешочках, привязанных к поясному ремню, принадлежит самим бардам, как и сама СИНЯЯ КОЖА (когда-то окрашивалась вайдой).

Найдите 8 небольших камней (размером с монету), которые «смотрят на вас». Берег моря или ручья — идеальное место для поиска. Выделите время специально для этого или соберите камни постепенно. Автор, путешествуя по разным местам и изучая разные культуры, «обновлял» свой переносной круг, заменяя камни «лучшими, более символическими»! Это отличная практика. Но в любом случае создание своего первого переносного Каер Сиди принадлежит вам. Раскладывайте камни всегда ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ, слева направо, а собирайте в обратном порядке. Работайте с камнями в помещении или на открытом воздухе — со временем они приобретут символическую силу.

--------------------------------------------------------------------------------

Напуганная Королева Маэв отправилась повидать своего Друида.

Она ничего не сказала.

— Есть прекрасный молодой воин, — заметил он, — который с легкостью выполнит работу всех твоих бойцов!

Маэв спросила, как зовут этого юношу. — Его зовут Ки Хилаинн, гончий пес Ольстера, —

пророчествовал Друид, — ибо у юноши и животного одна судьба.

BOOK OF THE DUN COW

X. ТОТЕМЫ

«Кельтские проводники и торфяные изображения»

Еще одной общей для шаманов всего мира практикой являются проводники Потустороннего мира. Чаще всего они появляются не в человеческих формах, а в виде деревьев или животных, в мифологии каждой культуры — своих Теории, объясняющие подобное совпадение, предполагают, что все мы рождаемся с «духовным предпочтениями-привязанностями» к конкретному пути, камню, цвету, пище, типу личности, растению, животному и т. п., которые мы должны осознать и проработать, если хотим полностью реализовать свой потенциал. На современном языке это называется «нахождение своего истинного "я"». Здесь уместно напомнить надпись, которая когда-то украшала входную арку, ведущую к древнегреческому Дельфийскому Оракулу: ПОЗНАЙ СЕБЯ. Отзвук этой вечной мудрости можно найти у писателя XX столетия Алистера Кроули, в его мистической «Книге закона»: «Познай себя — вот и весь закон».

Основной шаманский урок, который мы должны сейчас усвоить, это то, что мы РОЖДАЕМСЯ со сродством (то есть накапливаем его в течение бесчисленных жизней) к определенным элементам — будь то камни или животные. Дети часто глубоко созвучны таким «невидимым товарищам своих игр», пока между ними не встанет неизбежное пробуждение гормонов и современное воспитание. Наша задача — вернуть это созвучие взрослым, вновь проследить и «вновь завладеть» этим врожденным знанием.

КНИГА ФЕРИЛЛТ говорит о трех категориях, или классах, врожденных Тотемных Спутников:

1. Тотем - дерево.

2. Тотем - животное.

3. Тотем - предок.

Согласно друидической доктрине, эти три тотема уже являются частью каждого из нас — нам нужно только вспомнить их. С чего же начать? Это скорее похоже на добычу золота, долгое собирание крупиц и пылинок, пока у вас наконец не окажется достаточного количества вещества, чтобы «превратить его в наличные». Для этого необходима настойчивая медитация.

Внимательно просмотрите свою жизнь, начиная с сегодняшнего дня и до того момента, когда вы можете себя вспомнить. Рассмотрите по очереди все категории: деревья, животных, родственников. Что притягивает вас больше всего, что захватывает и удерживает ваше внимание? Многие люди делают это неосознанно, не отдавая себе отчета, поскольку ответ часто находится у самой поверхности. Вскоре они не только знают свое любимое животное, но оказываются обладателями коллекции соответствующих статуэток. У автора много друзей, собирающих статуэтки: лошадей, слонов, уток, гиппопотамов, единорогов, сов, лебедей. Что же определяет их выбор, спросите вы? Многое. У вас есть подобные друзья? Может, вы сами собираете коллекцию? Что именно? Задавайте себе вопросы... раскапывайте! А что вы можете сказать о любимых родственниках, которые уже покинули этот мир? Осознаете ли вы, что особые связи между вами и предками почти всегда продолжают существовать и после их смерти? Обычно это выражают следующими словами: «О, должно быть, у меня есть ангел-хранитель!» И это, по-видимому, так и есть — часто это Тотем-предок.

А что можно сказать о деревьях? Было ли когда-нибудь такое, с которым вы бы чувствовали связь, которое бы взывало к вам, — может быть, дуб, на котором вы соорудили свою первую крепость, или старая груша, которая росла под окном дома вашей бабушки на Айд-роад? Подумайте! Поищите связи... это развивает магическое мышление. Будьте решительны, анализируйте. У автора, например, есть свои:

• Любимое дерево: тополь осинообразный;

• Любимое животное: большой северный ворон;

• Любимый предок моя бабушка по отцу, которая всегда рядом.

ПОЧЕМУ именно они?.. Я не собираюсь вдаваться в подробности, скажу только, что эти корни уходят вглубь моей личной истории.

А что вы можете сказать о себе?

Посмотрите на приведенные ниже рисунки. Это три уникальных тотемических проявления трех кельтских племен, живших тысячу лет назад. Они называются Торфяными Тотемами, которые являлись символами кланов и вырезались в грунте — некоторые достигали З00 футов длины. ВСАДНИКИ... КЛАН ВЕЛИКАНОВ... ПЛЕМЯ ДРАКОНА С кем бы вы чувствовали себя комфортно? Вы тоже можете вырезать такой тотем... мы вырезали! А теперь, что делать с этой информацией, если вы уже обнаружили ее? ЖИТЬ С НЕЙ! Собирайте листья или плоды... камни или букашек, вернитесь опять к своему детству... найдите ближайшего продавца домашних животных или начните коллекционировать статуэтки... вставьте в рамку старую фотографию из семейного альбома! Всякий раз, когда вы делаете нечто подобное, вы совершаете важный акт личной магии. Это приводит вас к соприкосновению со своим внутренним я.

Эти три тотема вы можете также непосредственно включить в свою работу. Древесина для вашего посоха или волшебной палочки... листья, кора и орешки для благовония... имя предка, сведенное к символическим инициалам или ритуальным знакам. Как вы будете использовать тотемы, это ваше дело; ваша задача осознать, что они здесь, что они являются глубоким источником силы... который ждет, чтобы вы к нему обратились. Позовите же их!

--------------------------------------------------------------------------------

О горе, горе! — железным лязгом

вскричал Дракон. — Беда! Увы!

Ведь ты же знал, что должен тихо

Мимо меня пройти!

Баллада упрека, 1685

XI. РИТУАЛ ВЫЗОВА ДРАКОНА

«Освобождение голоса железа»

Внимательный читатель, очевидно, помнит рассказ из 2-й части этой книги, где речь идет об использовании Ддраиглаиса — Голоса Дракона, как его называли в старину. В разделе 2 данного Гримуара приведено подробное описание его конструкции.

В Книге Фериллт вкратце обрисован ритуал, который когда-то использовался для вызывания энергии — а при случае и присутствия—Дракона. Символика, с которой читателю следует внимательно ознакомиться, прежде чем начинать экспериментировать с Ддраиглаисом, приведена ниже:

Имя: Драко

Элемент — Огонь/Пламя

Ориентация — Солнечная

Планета — Марс

Тайное Имя — Вермитракс

Металл — Золото/Железо

Пороговое время — Солнце в зените

Цвет — Кроваво-красный

Благовоние — Кровь Дракона

Число — 2

Символ — Глаз Дракона

Пол — мужской

Оружие — Меч

Место обитания — Горные пещеры

Праздник — Летнее солнцестояние

Жертвоприношение — Свежее мясо с кровью

Для совершения ритуала ВЫЗОВАДРАКОНА сначала прочувствуйте как можно больше из приведенных выше символических элементов. Оденьтесь в красное... выйдите на высокое, открытое, солнечное место в полдень... разожгите костер, зажгите благовония и, если хотите, принесите жертву... поднимите свой ритуальный меч высоко в воздух, по направлению к Оку Солнца, сделайте глубокий вдох и вслух произнесите обращение Фериллт:

Вызывание Дракона

Драко! Фраох! Вермитракс!

Дракон! Прислушайся к старому языку:

Cum saxum saxorum, in duersum montum

Oparum da — In aetibulum — In quinnatum

DRACONIS!

После этого быстро опустите руки к бокам, делая резкий демонстративный вдох. Для полного эффекта повторите все это три раза подряд. Ритуал очень действенный, особенно когда вам необходимо набраться УВЕРЕННОСТИ, ХРАБРОСТИ, СТОЙКОСТИ или СИЛЫ ДУХА.

--------------------------------------------------------------------------------

XII. СВЕТОВОЙ ЭКРАН

«Три внутренние звезды друидической доктрины»

Наше физическое тело, поскольку все мы принадлежим к царству живых существ, содержит обширные транспортные сети, функционирование которых обеспечивает жизнедеятельность нашего организма, — кровеносные сосуды, нервная система, эндокринная система и так далее. Подобным образом наше духовное тело содержит сети другого рода, не менее важные для поддержания жизни, — каналы ЦИ, которые направляют жизненную энергию от трех основных генерирующих центров наружу, через эфирное тело. При переводе на понятный друидам шаманский язык это будет звучать следующим образом: 3 звезды-центра в физическом теле производят КАЛЕН (прану, или жизненную силу), которая потом циркулирует по Линиям Дракона. Восточные мудрецы говорили о каналах Ци (тех, которым следуют иглотерапевты) и чакрах (которых 7) — эти структуры являются основой всех восточных методов лечения. Друиды также упоминают магнитные линии леи, проходящие глубоко под земной поверхностью, несущие «водяную» энергию подобно ЛИНИЯМ ДРАКОНА в теле человека — что вверху, то и внизу. ИЛИ — что явлено в физическом мире, имеет свое зеркальное отражение в мире Потустороннем. Схема этой внутренней системы «энергетических кровеносных сосудов» показана на рисунке справа, где черным отмечены 3 звезды-точки.

Кроме выработки Жизненной Энергии, благодаря которой мы живем, 3 Звездные Точки генерируют также биоэлектрическое поле ВОКРУГ ТЕЛА, обычно называемое АУРОЙ. Ежегодно выходят сотни книг, посвященные этой теме, и в настоящее время наука занята исследованием многих аспектов данного явления. Но аура, или, как ее называли друиды, СВЕТОВОЙ ЭКРАН, — это не новое открытие. Она была известна еще в Древнем Египте и задолго до него. Маги, шаманы и целители всегда ощущали ее присутствие. Ежегодно тысячи человек тратят много времени и денег, чтобы развить способность видеть ауру. Одним из новых изделий, которые недавно появились на рынке, являются ОЧКИ ДЛЯ АУРЫ, остроумная комбинация кирлиановских линз, вставленных в оправу для очков! (Доктор Кирлиан изобрел метод фотографирования поля энергии вокруг живых существ, что вызвало большое раздражение в научном мире.)

Приведем описание интересного упражнения, которое мы используем, приглашая посетителей в мир энергии:

НА ФОНЕ ТЕМНОГО ЭКРАНА ДЕРЖИТЕ РУКИ ТАКИМ ОБРАЗОМ, ЧТОБЫ ИХ ПАЛЬЦЫ ПОЧТИ СОПРИКАСАЛИСЬ, ПОТОМ МЕДЛЕННО РАЗВЕДИТЕ ИХ В СТОРОНЫ. ВЫ УВИДИТЕ ПОЛОСЫ СЕРОВАТОГО СВЕТА, КОТОРЫЕ ТЯНУТСЯ ОТ ПАЛЬЦЕВ ОДНОЙ РУКИ К ПАЛЬЦАМ ДРУГОЙ.

ЧТОБЫ УБЕДИТЬСЯ В ТОМ, ЧТО ЭТО НЕ ОПТИЧЕСКИЙ ОБМАН, ПОВТОРИТЕ ОПЫТ, ДЕРЖА ОДНУ РУКУ ДЮЙМОВ НА ШЕСТЬ НИЖЕ ДРУГОЙ. ВЫ УВИДИТЕ, ЧТО ЛУЧИ ПО-ПРЕЖНЕМУ СОЕДИНЯЮТ ПАЛЬЦЫ ОБЕИХ РУК, ТОЛЬКО НА ЭТОТ РАЗ ОНИ ПРОХОДЯТ В ДИАГОНАЛЬНОМ НАПРАВЛЕНИИ!

ХОРОШИМ УПРАЖНЕНИЕМ ЯВЛЯЕТСЯ ПРОЕЦИРОВАНИЕ СЕРОГО СВЕТА ОТ ЛЮБОГО ОДНОГО ПАЛЬЦА К ДРУГОМУ. ПОПЫТАЙТЕСЬ ПРОДЕЛАТЬ ЭТО С ПАРТНЕРОМ — ИЛИ, ЧТОБЫ УЗНАТЬ ЕЩЕ БОЛЬШЕ, С ПАРТНЕРОМ ПРОТИВОПОЛОЖНОГО ПОЛА. ТОГДА ВЫ ОБНАРУЖИТЕ НЕКОТОРЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ И СИЛЬНЫЕ «ЭФФЕКТЫ ПОЛЯРНОСТИ».

Согласно схемам Фериллт, каждый из трех Звездных Центров настроен на один из трех управляющих принципов Вселенной:

1. КАЛАС — «Земная» природа, которая препятствует развитию. Звезда расположена в области половых органов. Слово означает ТВЕРДЫЙ или ЗАСТЫВШИЙ.

2. ТЕКУЧЕСТЬ — «Водяная» природа, которая также применима к стихии Воздуха

(то есть «поток, или течение» воздуха), управляет эмоциями и всем, что течет. Обратите внимание, что звезда расположена в области солнечного сплетения, где находится СЕРДЦЕ (орган, управляющий течением крови) и ЛЕГКИЕ (поток воздуха).

3. НУИВРЕ — природа «Огненного Пространства», дарящая мысли, интеллект и

вдохновение. Заметьте, что здесь находится МОЗГ, а также Третий глаз (брови) и место расположения таинственного ШИШКОВИДНОГО ТЕЛА, которое многие считают органом высшего сознания и магических способностей. Принцип Нуивре руководит всем, что способно к расширению

и открыто Вселенной.

Кроме множества Звездных Линий энергии, проходящих через нас, существуют также три основных «канала», от которых ответвляются все остальные: с ПРАВОЙ СТОРОНЫ тела, с ЛЕВОЙ СТОРОНЫ тела и ПОСЕРЕДИНЕ ТУЛОВИЩА Йоги их называют питала, ида и сушумна, а в друидической системе они известны как ТРИ ЛУЧА, или «Три Сияния Авена»:

• Правый Луч — солнечный, мужской, Нуивре.

• Левый Луч — лунный, женский, Текучесть.

• Средний Луч — хрустальный, равновесие, разделение, Калас.

И наконец, следует сказать несколько слов об ЭМОЦИЯХ и ЦВЕТАХ, поскольку они есть основные проявления внутренних энергий во внешнем мире. Мы существуем и перемещаемся в непрерывном Море Цвета. Просто СОЗНАВАЙТЕ энергию и цвет вокруг нас, пока в конце концов вы не научитесь их мельком замечать или видеть ясно — будьте терпеливы. Что же касается связи между Световым экраном человека и его эмоциональным состоянием, изучите приведенную ниже таблицу соответствий — все они проверены временем и прочно укоренились в человеческой психике:

• НИЖНЯЯ ЗВЕЗДА — Текучесть, нижняя часть цветового спектра, вода. ФИОЛЕТОВЫЙ — духовность, ясное мышление, внутреннее мастерство. ИНДИГО — мистицизм, благоговение, скрытые глубины. ГОЛУБОЙ — религиозность, сострадание, набожность, любовь, грусть.

• СРЕДНЯЯ ЗВЕЗДА — Калас, средняя часть цветового спектра, Зеленая Стена.

ЗЕЛЕНЫЙ — равновесие, исцеление, ученость, сожаление.

• ВЕРХНЯЯ ЗВЕЗДА — Нуивре, верхняя часть цветового спектра, огненное пространство.

ЖЕЛТЫЙ — творческие способности, интеллект, счастье, сопротивление. ОРАНЖЕВЫЙ — удовлетворенность, любознательность, власть, контроль. КРАСНЫЙ — страсть, вдохновение, гнев, сила.

И последнее, ВЫ можете менять цвет своего Светового экрана, меняя тем самым свое эмоциональное состояние... а приобретя опыт — и эмоциональное состояние других людей. Если вы испытываете гнев (красный цвет), сконцентрируйте внимание на представлении своего светового экрана окрашенным в противоположный цвет — ГОЛУБОЙ. Вам необходима ясная голова для занятий? — думайте о желтом. Вы отправляетесь на богослужение? — в этом случае больше всего подойдет голубой! Помните: Световой экран реагирует на направленные мысли. Это то, что вы можете использовать, чтобы владеть собой.

--------------------------------------------------------------------------------

ХШ. ГОГМАГОГ

«Посещение кельтских великанов»

Хотя в настоящее время мало интереса проявляется к этим очень древним и сложным богам, их значение в истории кельтских народов почти не имеет себе равных, поэтому их наследие заслуживает того, чтобы ему еще раз уделить внимание.

Встречая лишь краткие упоминания о них в малых сагах, автор не осознавал важности этих богов, пока не познакомился с кратким описанием ритуала в рукописи Фериллт, озаглавленного ПОСЕЩЕНИЕ ГОГМАГОГА Согласно нашему источнику, этот бог — просто переименованный доисторический бог пещер по имени Ущн ГШик, которому поклонялись на Островах больше 30 000 лет назад! Однако в рамках верований кельтов Гогмагог — это на самом деле два бога в одном, Гог и Магог, два брата-великана, жители пещер, которые попали в Британию вместе с Брутом в 1130 году до н. э. Их рост достигал 12 кубитов.

-------------------

Старинная мера длины, равная примерно 0,5 м. — Прим. перев.

Согласно кельтской легенде, они связаны с двумя гигантскими, хорошо известными земляными торфяными фигурами: Длинным Человеком Уилмингтона и Великаном Керне Аввасом (см. иллюстрации в разделе 10 настоящего Гримуара). Кроме того, д-р Т. С. Лесбридж в своей увлекательной книге «Gogmagog: The Buried Gods» («Гогмагог: похороненные боги».) настаивает на крайней важности этих богов в древней истории британского мистицизма. Рядом с Айрон Эйдж Форт на холме Гогмагога в Вандлебури тотемная торфяная фигура бога до сих пор неясно вырисовывается среди густого тумана местных суеверий и легенд (показана ниже).

В THE HISTORY OF THE BRITONS', написанной Неннием в 7б9 году, Магог назван вторым сыном Яфета, сына Ноя. И действительно, в христианской Библии Гог и Магог упоминаются как темные силы (Книга пророка Иезекииля, 38 и 39, и Откровение Иоанна Богослова, 20). Наша точка зрения такова: эти боги особые — очень древние и глубоко укоренившиеся, и они заслуживают того, чтобы мы уделили им здесь внимание... отразив отношение к ним друидов, которые явно считали их могущественными магическими союзниками.

С точки зрения этимологии, имя Гогмагог очень интересно. Вне всяких сомнений, существует прямая связь с кельтским богом учености, поэзии и букв Солнцсликим ОГМОЙ. Корень «ОГ» присутствует в обеих половинах этого имени, что, по-видимому, означает двойственный аспект «света-тьмы», столь характерный для солнечных божеств.

Но мы здесь обратились к этой связи главным образом потому, что в рукописи Фериллт приведены ряды букв, названные АЛФАВИТОМ ГОГМАГОГА, о происхождении которого не упоминается. Но помните знаменитые ДРЕВЕСНЫЕ БУКВЫ ОГАМА, которые, как утверждалось, были придуманы СОЛНЕЧНЫМ божеством Огмой?.. интересная связь, особенно учитывая то, что в Алфавите Гогмагога 12 букв — и 12 является давно установленным СОЛНЕЧНЫМ числом. Вот эти 12 рядов:

В этой таблице приведены две версии: одна с солнцем наверху, вторая — с луной. Очевидно, солнечная версия является дневной, а лунная была предназначена для использования ночью. Или, что тоже вполне вероятно, их использовали для гаданий во время праздников рощи в темную и светлую половину года соответственно. Но мы забегаем вперед.

Хотя конкретное использование шрифта не совсем ясно, есть четкое упоминание о «каменной надписи», свидетельствующее о его предсказательной функции. Если собрать вместе все эти отрывочные сведения, то вырисовывается следующая вполне работоспособная картина:

• На берегу водоема соберите 12 плоских «прыгающих» камешков размером с печенье.

• Решите, какую из версий — солнечную или лунную — вы собираетесь использовать. С помощью стиля (стального или железного пера) нарисуйте на 12 камнях 12 знаков, по одному на каждом, оставив по одной чистой стороне.

• Соберите камни в мешочек и спросите их совета. Для этого ПРОИЗНЕСИТЕ ВСЛУХ ВОПРОС, затем ОПУСКАЙТЕ РУКУ в мешочек и, вынимая по одному камешку, раскладывайте их перед собой по кругу в направлении по часовой стрелке, начиная с 12 часов и дальше вправо, в случае солнечной версии, или влево — в случае лунной. Следите за тем, чтобы класть камни точно в том положении, в каком вы их вынимаете, — не переворачивайте их, «пробелы» тоже важны.

• Вам когда-нибудь приходилось играть в Скрэбл?

-------------------

Игра в слова алфавитными костяшками на разграфленной доске. — Прим. перев.

Это очень похоже на гадание с помощью рун. Возьмите первое слово или ряд слов, которые придут вам на ум, когда ваши глаза обегают круг. Это ваша проницательность... пусть над проблемой работает ваш сверхсознательный разум, возможно, под влиянием древних великанов Гога и Магога!

Наконец, среди британского собрания детских абсурдных баллад (Уильям Карлетон, «Traits and Stories of the English Peasantry», 1830 («Характерные черты и предания английского крестьянства».)) есть песня удивительной наивности и простоты, которая перекликается с нашей темой. Она вполне подходит в качестве обращения перед тем, как использовать Камни Гогмагога, — во всяком случае так поступает автор!

Песня ходока

Два огромных великана пошли на охоту,

Хо а Хо ма Гог ма Гог!

Из пещеры они взяли два мешка,

Хо а Хо ма Гог ма Гог!

Две огромные дубины на их спинах,

Хо а Хо ма Гог ма Гог!

--------------------------------------------------------------------------------

Знаю, висел я

в ветвях на ветру

девять долгих ночей,

пронзенный копьем, посвященный Одину,

в жертву себе же,

на дереве том, чьи корни сокрыты в недрах неведомых.

Никто не питал, никто не поил меня,

взирал я на землю,

поднял я руны, стеная их поднял —

и с дерева рухнул.

Старшая Эдда, РЕЧИ ВЫСОКОГО

* * *

XIV. СИМВОЛЫ И ПИСЬМЕНА

«Утерянные кельтские символы Силы»

Этот раздел преследует две цели: особо подчеркнуть огромную важность символов, шрифтов и языка в рамках кельтского друидизма и предоставить вниманию читателя остатки четырех старых, забытых рунических систем бардовской традиции, которые могут быть творчески включены в практическую работу.

По своему обыкновению выбирать наилучшее название из возможных, мы решили назвать этот шрифт БУКВАМИ ЛУГХА. Посмотрите внимательно на надпись, выполненную с помощью Огама, которая находится над приведенной ниже таблицей. Она взята из истории, глубоко запечатленной в кельтской мифологии, где волшебник по имени Огмиос посылает таинственное послание, написанное Огамом, богу-воину Лугху. Больше нам ничего не удалось из этого извлечь, если не считать представления о том, что шрифт каким-то образом связан с Лугхом, а следовательно, возможно, и с его праздником рощи Лугнассадх, который празднуется в течение тридцати дней до и после 1 августа. В руне 13 буквенных знаков — Лунная подпись, в связи с чем интересно также отметить, что августовский праздник Луга сначала назывался Лунасад, в честь Белой Богини Луны.

В таинственном наборе четырех шрифтов просматриваются несколько ключей к развязке. Рядом с ними приведены буквенные эквиваленты староваллийской версии. Может быть, их сочетание демонстрирует различные версии ДРЕВЕСНОГО ШРИФТА, обычно использовавшегося различными друидическими Корами (школами) по всей стране?

Два следующих шрифта можно расшифровать исходя из приведенной выше строки. Они просто иллюстрируют «ранние бардовские алфавиты, полученные на основании Огама и рунического письма». Под каждой строкой вы видите эквивалентные английские буквы.

Наконец, дальше приведены две сокращенные страницы из наших источников, демонстрирующие бардовскую практику Ручного коелбрена, а также численную систему, которая может оказать большую помощь любому, кто намерен использовать представленные здесь древние знания.

--------------------------------------------------------------------------------

Затем на моей голове выросли два рога с тремя легко отличимыми

отростками, я покрылся шерстью и стал серым. Потом изменился мой

возраст и немощность исчезла!

Туан Мак-Каерел

XV. ИЗМЕНЕНИЕ ОБЛИКА

«Кельтское искусство превращения»

Одним из самых красочных элементов кельтской мифологии является практика превращения в предмет или животное — а чаще даже в ряд предметов или животных Друиды называли это ПЕРЕСЕЛЕНИЕМ. Но такая фантазия отнюдь не является отличительной особенностью кельтов: она присуща всем культурам, в основе которых лежит шаманизм. Во всем мире чаще всего используется термин ИЗМЕНЕНИЕ ОБЛИКА (SHAPESHIFTING). Что ж, даже современные психологи изобрели свое собственное определение для этого явления: они называют его метемпсихозом. Разве не удивительно, какой уважаемой наукой становится магия?

В качестве очаровательного введения в эту тему нам хотелось бы пересказать наиболее известный пример из такой практики, описанный в старинных Кельтских легендах. Вот версия ПРЕВРАЩЕНИЙ ТАЛИЕСИНА, предлагаемая Мойрой Колдекотг. Леди Керидвен обратилась за советом к жрецам иученым, проконсультировалась с Книгой Фериллт и решила вскипятить котел Вдохновения и Знаний для своего сына, чтобы он смог в один прекрасный день превзойти всех людей в мудрости и искусстве прорицания, и тогда никто не будет замечать его уродства. Она старательно собирала травы, следуя искусству астрологов и колдунов, с которыми она советовалась, каждую выдергивая из земли во время восхода, зенита или захода планет и луны, чтобы каждая из них сохраняла влияние конкретного момента, каждая была связана невидимой нитью с паутиной Вселенной. Она собирала их по одной и клала в котел, одну за другой, чтобы каждая из них оказала новое влияние, дала новое достоинство сваренному напитку. Она произносила нараспев их названия и рассказывала о тайных связях между ними, о которых знают только великие мудрецы. Она собрала в котле всю мудрость древних, как и всю ту мудрость, которая еще только должна была появиться- Три Имени Бога- Имена Духов Света и Имена Духов Тьмы, тайный код, благодаря которому образуются кристаллы или прорастает семя, попавшее в женщину- не зная сама Замысла в целом, она вбирала квинтэссенцию Всего, что было-

С одной стороны котла она посадила слепого человека по имени Морда, чтобы тот рубил дрова и поддерживал разожженный под котлом огонь; с другой стороны она посадила молодого парня, Гвиона Баха, сына Гуреанга из Лланваира в Каерейнионе, чтобы он помешивал варево. Прежде чем напиток будет готов, пройдет один год и один день, и за все это время ничто не должно прерывать кипения и выделения пузырьков. Целый год: лето и осень, зима и весна, и еще один день — день вне Времени. После этого в котле останется три капли жидкости, и их следует проглотить. Эти капли дадут вдохновение и всю мудрость, которую в состоянии усвоить человек: одна лишняя капля уничтожит его.

С нетерпением ждала Великая Леди - с нетерпением наблюдала за своим сыном Авагдду — отвратительным подобием человека - Гвион, утомленный своей работой, помешивал варево: его товарищи по играм продолжали играть, скот его отца оставался без присмотра. Он мешал день за днем, и черпак становился все тяжелее, а волшебный напиток все гуще. В последний день, когда его руки ныли, спину ломило, а глаза слипались от долгого отсутствия сна, взорвался пузырек на поверхности и три капли взлетели кверху и обожгли его палец.

Он инстинктивно поднес палец ко рту и стал сосать.

В то же мгновение Время остановилось, Дерево Жизни покрылось огненными цветами: от Начала до Конца Гвион увидел все, что Было, Есть и Должно Быть. На какое-то мгновение он, оглушенный, припал к земле, не понимая, что происходит, его ум вышел за пределы Вселенной, чтобы увидеть то, чего не видел никогда прежде мечтать о том, о чем никогда не мечтал прежде. Слова, богаче королевских сокровищ, слетали с его языка, но даже они не могли выразить красоту и великолепие того, что он видел в этот момент. Великий Замысел- Смысл за пределами смысла.

Но красота Целого — это было не все, что открылось ему, он видел боль перед ее превращением, и он видел грозящую ему непосредственную опасность со стороны Леди Керидвен! То, что должно было стать подарком ее сыну, было отдано деревенскому парню. Ее гнев будет страшнее грома в горах, молнии на высокой вершине, наводнения в долине. Он положил черпак и убежал. Когда жидкость выкипела, котел заурчал - его стенки треснули, ставшее теперь ядовитым зелье потекло по склону, обжигая и уничтожая все на своем пути. В страхе захрапели пасущиеся в долине кони, выбираясь из захватившего их потока, чтобы медленно умереть. Леди Керидвен, зная, что напиток уже почти готов, отправилась за своим уродливым сыном Вернувшись, она увидела все произведенное опустошение, весь причиненный вред. Она увидела черепки разбитого котла, обожженную и увядшую траву.

Она увидела слепого человека, съежившегося у кучи дров. Она схватила огромную дубину и стала бить его по голове, осыпая оскорблениями. Обливаясь слезами, он рассказал ей, что невиновен.

Тогда она стала искать глазами Гвиона, и его отсутствие послужило для нее доказательством его вины. Призывая проклятия на голову юноши, она бросилась за ним, ее волосы были похожи на огненные вихри, ее глаза напоминали горящие угли.

Видя ее приближение, Гвион превратился в зайца и поскакал через луг, удаляясь с каждым прыжком.

«М-е-е-е!» — взвыла она. Ветер свистел в ее ноздрях, ее уши стали чуткими, как у гончей.

Сердце Гвиона забилось от страха, он знал, что его преследуют и что расправа будет жестокой и кровавой. Он знал это и как заяц, но как человек, который отведал напитка из Котла Керидвен, он знал больше.

Перед ним был берег реки, поросший ивами. Река была глубокой и широкой. Он превратился в рыбу, перепрыгнул через прибрежный песок, стрелой кинулся вниз и поплыл. Но за ним шла Керидвен, превратившаяся в выдру, скользя сквозь воду, изгибаясь вместе с водой, серая тень под поверхностью, с безжалостными застывшими глазами...

Все, что знает рыба, он знал, но как человек, который испил из Котла Керидвен, он знал больше.

Он подпрыгнул, и, когда воздух коснулся его серебристой чешуи и заполнил легкие, его тело превратилось в тело птицы, и он улетел, роняя с перьев капли воды.

Легкий, радостный, наполненный воздухом, он парил в вышине и видел далеко внизу землю, он летел над утесами и вершинами холмов, над склонами зеленых покрытых лесом долин, над крошечными поселками с пятнами дыма над домами.

На его сияющий взор упала тень. Он повернул голову и увидел хищную птицу Керидвен, готовую камнем броситься на него.

Исполненный страха, он изогнулся и закрутился, спускаясь по спирали вниз, чувствуя, что ее клюв и когти вот-вот коснутся его, слыша глухой шум ее крыльев у себя за спиной.

Все, что знает птица, он знал, но как человек, который испил из Котла Керидвен, он знал больше.

Он высмотрел на току кучу просеянной пшеницы и упал на нее, в мгновение ока превратившись в одно из зерен.

Черные крылья хищной птицы стали разбрасывать зерна во все стороны, но она не могла его найти.

Он наконец почувствовал себя в безопасности, пока могучая хищная птица не превратилась в курицу и не стала поедать зерна, клевать, с каждым разом все ближе, разгребая пшеницу ногами, разбрасывая ее во все стороны.

Все, что знает зерно, он знал, но как человек...

На этот раз он слишком медлил, и она проглотила его прежде, чем он успел изменить свой облик.

В ее темном чреве он пролежал девять месяцев. Земля вращалась вокруг своей оси, луна прибывала и убывала, солнце тускнело и становилось ярким опять.

Девять месяцев он с отвращением ждал, когда родится вновь.

Весной, в тот день, когда все было готово, он выскользнул из ее чрева, как когда-то ее сын Авагдду. Но когда она, державшая наготове нож, чтобы убить новорожденного, увидела его, она не смогла этого сделать, потому что он был прекраснее всех, кого ей когда-либо приходилось видеть, наделенный знанием всего, что есть на Земле и над Землей, его глаза были глазами пророка, язык был языком поэта, горько заплакав, она положила его в кожаный мешок и бросила в море.

День, когда она сделала это, был днем 29 апреля.

Автор решил включить рассказ целиком, потому что он важен не только для рассматриваемой темы, но и для кельтской литературы в целом. Это превосходный миф, каждая фраза которого проникнута кельтицизмом. Он не является единственным примером легенды об ИЗМЕНЕНИИ ОБЛИКА, имеется множество других: превращение прекрасной Этаин в воду, червя и муху... Гвидион и Гилвасуи в качестве наказания превращаются в животных. Блодеведд — в цветок... Ллеу — в орла... список можно продолжить. Разыщите и прочитайте их!

Но что можно сказать о практических применениях, что является основной целью нашего Гримуара? Что можно сделать с ИЗМЕНЕНИЕМ ОБЛИКА и ритуалом? Единственное применение, какое нам удалось найти в наших источниках, включающее превращение человека с помощью трав и химических веществ, слишком опасно, чтобы приводить его в любой книге, предназначенной для широкой публики, поэтому мы о нем не пишем.

Нам это кажется достаточно мудрым. Пусть читатель удовольствуется тем, что прочтет великолепные сказки об изменении облика и помечтает над ними, используя их в качестве ярких примеров, чтобы лучше настроиться на мир тотемов стоящих камней.

Найдите их, прочтите их, запомните и проживите их смысл... «промечтайте» их, перескажите их своим детям или внукам, и вы и в самом деле увидите на их юных лицах удивительные превращения!

--------------------------------------------------------------------------------

Древние мистерии учат, что для того, чтобы стать властелином царства стихий, у мага не должно быть страха перед самими стихиями. Тот, кто

боится огня, никогда не сможет управлять богами саламандры, обитающими в нем... Тот, кто боится воды, не может надеяться получить

когда-нибудь власть над богами ундины... Поэтому многие ритуалы языческих мистерий включают тяжелые испытания инициации в мрачных пещерах... в открытом море или в потоках, полных вихрей и водоворотов...

Или в кольцах дыма и пламени... повисших в воздухе над бездной... Кроме того, считалось, что никто, в чьей природе обнаружены слабые стороны на уровнях стихий, никогда не сможет контролировать эти уровни...

Страстный человек — игрушка Богов Огня... Жадный — пешка в руках

древнего, забытого Бога Земли...

А. Е. Уэйт, THE OCCULT SCIENCES(«Оккультные науки»)

 XVI. ВЫЗЫВАНИЕ БОЖЕСТВЕННОЙ ФОРМЫ

«Друидические секреты вызывания видений»

В магической науке существует определенная разница между обращением, взыванием и вызыванием. Обращение (Invocation — In Vocatis) означает зов — приглашение войти в; вызывание (Evocation — Е Vocatis) означает зов — требование явиться сюда. Эта книга буквально переполнена обращениями любого рода — обращением к божеству с просьбой прийти, присоединиться и благословить вас. Прекрасным примером из христианской мифологии может служить «вхождение Святого Духа». Но в настоящей главе речь идет совершенно о другом, о доброй старой традиции средневековых магов. В рамках друидической философии мы не видим божественных форм, которые бы стояли выше нас самих, — они просто обладают большей силой и, возможно, большими знаниями в некоторых областях, где они являются специалистами. Каждому богу отведено свое место, своя зона влияния. Вот почему было и есть так много кельтских богов... каждый из них, «состоящий из плоти и живущий среди нас», олицетворяет один аспект Ддиного Бога. И сюда относятся не только боги, но и Короли Стихий, духи Ветра, Моря, Огня и Камня — существа, выполняющие определенную роль, существа, которых можно заставить подчиниться. Ниже вы видите образное представление первых двух Стихий, Земли и Воды: пассивных стихий.

В любой Магии Вызывания существует определенная степень риска — в отличие от практик Обращения. Она представляет собой особое искусство, высшее испытание, своего рода «спорт волшебников». Поэтому вызывание производится в пределах круга (высший символ защиты), подчинившиеся силы появляются снаружи. Подчинившиеся чему? — может возникнуть вопрос. Ответ заключается в коротком слове, за которым стоит множество магических смыслов: АВТОРИТЕТУ (ВЛАСТИ) (AUTHORITY). Если вы не обладаете властью над Потусторонним миром, ваши слова... это просто слова. Перечитайте еще раз отрывок, который предваряет данный раздел, он даст вам лучшее представление об этом понятии. Авторитет — вокруг него друиды строили всю свою систему обучения (подробнее см. «21 урок Мерлина», Пролог). А теперь будем воевать.

Почему я говорю воевать7. Чтобы кого-нибудь испугать? И да и нет. Дело в том, что Вызывание — это битва ВОЛИ и заработанного авторитета... нажитого в этой или прошлых жизнях. Вы никогда не узнаете, насколько вы пригодны для этого искусства, пока не попробуете. Вот правила:

1. Выберите хорошее место (мы ведь всегда начинаем с этого?). Это значит, что

место должно быть УЕДИНЕННЫМ. Если на нем нет постоянного Круга Камней, принесите свой переносной и установите его там. Снаружи круга, к северу от него, на расстоянии не меньше длины тела, разожгите небольшой костер, чтобы там можно было сжечь требуемое количество благовоний (мы для этого используем железный котел среднего размера).

2. Выберите божество (божественную форму) или стихию. Приведенный в конце

Гримуара 1 УКАЗАТЕЛЬ БОЖЕСТВ был составлен именно с этой целью. Напишите ИМЯ сущности на чистом листе бумаги (друиды использовали березовую кору) и держите его при себе.

3. Ключом ко всему являются благовония. Это формула, приведенная в тексте

Фериллт, где точно и обстоятельно объяснены все составляющие, необходимые для Друидического Вызывания. Два из них всегда одни и те же, третье меняется в зависимости от божественной формы или стихии. Вот эти составы

ОДНА ЧАСТЬ ОМЕЛЫ

ДВЕ ЧАСТИ КОРЫ ИЛИ ЛИСТЬЕВ ДУБА

ТРИ ЧАСТИ ТРАВЫ, СВЯЩЕННОЙ ДЛЯ

БОЖЕСТВЕННОЙ ФОРМЫ

Как узнать траву, священную для данной божественной формы? — Исследуя божество, которое вы хотите вызвать. Читайте о нем, изучайте его историю — всюду вы встретите связанную с ним символику. Для проявления божественных форм необходима материальная субстанция, следовательно, то, какие благовония используются, является решающим фактором. Ниже приведено еще несколько формул, специально предназначенных для получения нужного вида дыма, способного поддержать видимое проявление.

• Кровь Дракона

• Растительный клей мексиканской лаванды

• Раковые шейки (Polygonum bistorta)

• Растительный клей мексиканской лаванды

• Ясенец Крита

• Мята лимонная мексиканской лаванды

• Корень белены

• Свежая вербена

• Листья дуба

• Смола акации

• Мирра

• Полынь обыкновенная

4. Когда угли станут красными, бросьте на них бумагу с написанным на ней

именем и ждите, пока она полностью сгорит. Громко произнесите имя сущности, которую вы вызываете, четко и уверенно. Бросьте достаточно большое количество смеси благовоний на угли и возвращайтесь в свой круг.

5. Когда появится внушительный столб дыма, закройте глаза и трижды произнесите вторую МАГИЧЕСКУЮ ФОРМУЛУ СВЕРШЕНИЯ, без ошибок и колебаний:

АНАИЛ НАЗРОК

УЗВАСС БЕСУДД

ДОХИЕЛ ДИЕНВЕ

Теперь откройте глаза. Вызванной сущности вы можете задать 3 вопроса, но ее присутствие естественным образом рассеется вместе с запахом благовоний. Только не покидайте круга, чтобы добавить еще! Никогда не покидайте круга, пока благовония не будут полностью израсходованы

--------------------------------------------------------------------------------

Друид... Мудрец... Пророчество Артуру,

Я был создан из Девяти Форм Стихий...

Из Девяти Волн моря я был создан!

Беспокойным было мое место над Каер Сиди,

Кружащемся без движения Между тремя началами...

Талиесин

ХVII.ДЕВЯТИЛИКИЙ

«Девять друидических состояний бытия»

Для друидов девять — число над всеми числами. Для них проявление есть результатом 3-х и взаимодействий между группами из трех. Священное число, умноженное само на себя, должно быть особенно священным... каким оно и является на самом деле.

Как легко заметить из текста Фериллт, сначала существовала тенденция группирования по три (3 Круга, Триединство Богов, Валлийские Триады, 3 Начала Материи, Три Луча и так до бесконечности). Из всей этой информации мы извлекли три «категории знаний», которые, похоже, вписываются в рамки настоящего текста. При наличии энтузиазма и творческого духа, которыми, без сомнения, в полной мере обладает наш читатель, все три могут быть использованы тем или иным способом.

Девять глотков Элевгана

У друидов Британии существовал замечательный обычай, который мог явиться результатом контактов между жрецами и приезжавшими из Греции философами. Обычай, связанный с КЕРНОСОМ (не правда ли, очень похоже на кельтское имя КЕРНуннОС?) восходит к самым ранним кельтским поселениям — к 400 году до н. э., времени Кад Годдо. Поскольку изображение может сказать больше, чем тысяча слов, посмотрите на находку, обнаруженную во время раскопок в Англси в 30-х годах нашего столетия — греческая ритуальная терракота, датированная IV веком до н. э.!

Несколько старинных источников упоминают о ДЕВЯТИ ГЛОТКАХ, иногда они называются Девятью светлыми искрящимися Винами или Девятью Глотками Забвения, которые ритуально выпивались из Керноса. Как нетрудно заметить, основной замысел — друидически-солнечный, основанный на старом 8-спицевом солнечном колесе с девятым, напоминающим амфору элементом в центре. Звучит знакомо? Если нет, перечитайте раздел Гримуара, посвященный Друидическому Зодиаку, или раздел Каер Сиди — и та и другая схема одинаково подходят. Теперь план ритуала с Керносом может быть представлен следующим образом:

«Тему жертвоприношения, будь то обращение к крови или священный напиток Элевсина из Керноса, затмевает тема духовных достижений. Каждая из восьми чашек содержит один элемент божественного глотка, и, если их смешать в центральной чаше—символическом котле, или чаше Грааля, — открывается путь к высшим уровням бытия».

Но тайна, конечно, заключена в этих восьми священных травах, которые, будучи смешаны вместе, открывают Пылающую Дверь в Потусторонний мир. Рукопись Фериллт не останавливается специально на самих травах, хотя и упоминает в своем Травнике Восемь Трав Элизия, которые, вероятно, можно использовать для той же цели. Вот эти травы:

1. Трава Артемиды (полынь обыкновенная, Серебро Гвиона)

2. Quercus (дуб)

3. Matricaria Romanus (римская ромашка)

4. Цветки бузины

5. Критский ясенец

6. Листья лавра

7. Роза

8. Омела

Травы настаиваются на воде. В качестве благовоний рядом сжигается смесь можжевельника, кедра и тиса. Участники ритуала (8 человек) садятся в круг. Один из них поднимает любой из сосудов Керноса и выливает его содержимое в центральный сосуд, произнося при этом следующие слова: Нуадх-Уиле-Икеадх! (что на галльском означает «новая целебная трава»). Очередь переходит к следующему, пока не будет пройден весь круг, — после этого каждый делает глоток Считается, что в результате такого сочетания трав получается эликсир духовного просветления.

Приведены также альтернативные составы, которые используются для достижения конкретного результата:

ТРАВА

1. Мята кошачья (котовник кошачий)

2. Корень имбиря

3. Ромашка

4. Лобелия

5. Чеснок

6. Подорожник

7. Мать-и-мачеха

8. Окопник лекарственный

 МЕДИЦИНСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

жар, нервы, сон

вызывает релаксацию, при судорогах, при простуде

успокоительное, для полости рта, уши, зубы

нервы, спазмы, истерия

антибиотик; сердце и кровь

детоксикатор; укусы, сыпь

кашель, астма, бронхит

универсальное средство, все телесные травмы

Девять состояний материи

Когда Талиесин говорит, что он «был создан из девяти стихий» (см. эпиграф к этому разделу), он имеет в виду друидическую мистерию, общую с греческими школами. Поскольку все существование определяется дуальностью, природа стихий обладает активной и пассивной стороной, что дает в целом восемь фаз. Мистической девятой стихией, талиесиновской «Девятой Волной Моря», является АКАША, неизвестный принцип, стоящий за всеми ими, — Воды Аннона. Ниже приведена таблица, где в упрощенном виде показана концепция и символика Девяти Состояний:

Стихия

КАМЕНЬ

ЗЕМЛЯ

ВОДА

МОРЕ

ВОЗДУХ

ВЕТЕР

ОГОНЬ

ПЛАМЯ

 Фаза

(П)

(А)

(П)

(А)

(П)

(А)

(П)

(А)

 Символ

 Принцип

Калас

Калас

Текучесть

Текучесть

Текучесть

Текучесть

Нуивре

Нуивре

 Цвет

Черный

Зеленый

Синий

Серебряный

Желтый

Золотой

Красный

Белый

 Направление

Север

Северо-восток

Запад

Северо-запад

Восток

Юго-восток

Юг

Юго-запад

И последняя группа наших мини-подборок, названная Девять Эахтр Мудрости, составлена на основе различных источников, где описаны кельтские мистерии. По-видимому, если их собрать вместе, эти девять отрывков образуют особую группу стихов-уроков, используемых в друидических Корах. Термин «эахтра» — очень древнее ирландское литературное понятие, означающее приключение, или, более конкретно, посещение Потустороннего мира (обычно краткое), откуда герой или рассказчик приносит какое-то сокровище знаний, которое он завоевал в пути.

1. Эахтра друида

Даруй, о Бог, твою защиту,

И в защите силу,

И в силе понимание,

И в понимании знание,

И в знании вознаграждение,

И в вознаграждении его любовь,

И в этой любви любовь всего живого,

И в этой любви всего живого

Любовь Бога и всех добродетелей...

2. Эахтра ухода

Мы, боги, дадим вам землю:

Но, так как наши руки придали ей форму,

Мы не покинем ее полностью.

Мы останемся в белых туманах, клубящихся в горах,

Мы будем безмолвием, разливающимся над озерами,

Мы будем радостными возгласами рек,

Мы будем Тайной Мудростью леса.

После того как ваши дети давно забудут нас,

Они будут слышать нашу музыку в солнечных фортах

И видеть, как наши большие белые лошади

Поднимают свои головы из горных озер,

Стряхивая ночную росу со своих пышных грив.

И в конце они узнают, что вся красота мира

возвращается к нам, И что их битвы — всего лишь эхо наших...

3. Эахтра бардов

Не существует Бога, а только то, чего нельзя понять.

Не существует того, чего нельзя понять,

А только непостижимое.

Не существует ничего непостижимого, а только Бог.

Не существует Бога, а только непостижимое.

4. Эахтра Коломбины

Я сегодня взываю к силе небес...

Свету Солнца!

Сиянию Луны!

Величию Огня!

Скорости Молнии!

Стремительности Ветра!

Глубине Моря!

Непоколебимости Земли!

Твердости Камня!

5. Эахтра Обращения

Чтобы купаться в Водах Жизни,

Чтобы смыть все нечеловеческое...

Я пришел к самоуничтожению,

и Великолепию Обращения!

6. Эахтра Семи Цветов

Я — камень, спрятанный под землей!

Я — пурпурная глубина моря!

Я — волна с голубым гребнем под Луной!

Я — древний изумрудный лес!

Я — желтая слеза Солнца!

Я — оранжевая репа в поле!

Я — пылающая дверь!

7. Эахтра Амергина

Я — Ветер Моря,

Я — Волна Моря,

Я — звук Моря...

Я — Олень с семью отростками на рогах,

Я — Сокол на Утесе, Я — Слеза Солнца...

Я — Прекраснейший из Цветов,

Я — Дикий Кабан в Долине,

Я — Лосось в Пруду...

Я — Озеро на Равнине,

Я — Холм Поэзии,

Я — Острие Копья в Битве,

Я — Бог, который разжег Огонь в Голове!

Кто кроме меня может раскрыть тайны нетесаного Дольмена?

Кто кроме меня определит Возраст Луны?

Кто кроме меня может указать тайное место, где отдыхает Солнце?

8. Эахтра Жизни

Я умер камнем и стал растением,

Я умер растением и вырос животным,

Я умер животным и стал человеком.

Чего же мне бояться? Разве, умирая, я когда-нибудь становился меньше?

Если я опять умру как человек, то только для того, чтобы взмыть

В Благословенное Царство; но, даже став божеством,

Я должен буду идти дальше...

9. Эахтра Диктори

Поднимись над иллюзиями!

Неосторожная душа, не сумевшая справиться

С насмешливым Демоном Иллюзий,

Вернется на Землю Рабом Иллюзий.

Чтобы стать хозяином судьбы,

Ты сначала должен познать себя.

Когда ты будешь удобно отдыхать меж крыльев своего Дракона,

Который не родится и не умирает на протяжении вечности,

Тени навсегда исчезнут, Оставив то, что ты знаешь...

Потому что Знание…

Не для того, чья жизнь протекает среди иллюзий, Но для настоящего человека, который был, есть…

И будет опять — Для того, чей час никогда не пробьет!

--------------------------------------------------------------------------------

Моргана крепче ухватилась за уздечку своей лошади, внезапно испугавшись, что собьется с пути на когда-то знакомых тропах. А потом будто кто-то окатил ее спину холодной водой... неужели она блуждала в этой заколдованной волшебной стране, которая не была ни мирон Британии, ни тем тайным миром, где магия друидов овладела Авалоном, а какой-то более древней, темной страной, где никогда не было ни звезд, ни солнца?..

Мэрион Зиммер Бредли, THE MISTS OF AVALON («Туманы Авалона»)

XVIII. ДОАИН СИДХ

«Установление связи с волшебным народом»

Волшебники... эльфы... домовые... феи... злые духи... гномы... келпи...пики... испы... сприганы... призраки... лешие... мавки... пугала... ведьмы., фантомы... чертенята... водяные-сатиры... паны... фавны, гномы, обитающие в шахтах... сиды... фоморы... цверги... бесенята... кобольды… ацаны... лесные нимфы., валькирии... русалки... И если обратиться к сказкам самых разных культур и времен, этот список можно продолжать бесконечно! Почему это так? Почему вера в маленький народец, незримо живущий среди нас, столь безудержна и получила самое широкое распространение в культурах всего мира? Возможно... только возможно, что-то в этом может быть... (шепотом говорим мы в наш век компьютерной логики). И так оно и есть... В нашем лесу мы ежедневно уделяем внимание тому, чтобы выразить дружеское расположение маленькому народцу, — он для нас не чужой и не является вымыслом. Он существует, как и мы с вами, и мы часто видим его представителей и общаемся с ними. Где?

Как предполагает эпиграф, сказочный народ занимает уникальную «нишу» между мирами... с легкостью шныряя туда-сюда. В наш век жителей Волшебного Царства встретить очень трудно, даже если бы кто-то из них и преодолел свое безграничное недоверие к человеческой расе. И тем не менее это вполне возможно. Ниже будет приведено своего рода общее руководство, которое мы советуем вам принять во внимание, если вы хотите попасть в Волшебное Царство — пусть даже на мгновение.

Чем большему количеству советов вы будете следовать, тем выше будут ваши шансы на успех.

• Жители Волшебного Царства не любят городской суеты. Вам следует найти наиболее естественное, нетронутое окружение из всех возможных.

• Жители Волшебного Царства придерживаются времен года — в зимнее время они живут в помещении (обычно под дверями), так что не трудитесь их искать.

• Жители Волшебного Царства не любят шума. Старайтесь действовать как можно тише, не нарушая ничего вокруг.

• Передвигайтесь медленно, побольше сидите рядом с деревьями, проявляя терпение.

• Входы в волшебные укрытия почти всегда закрыты бревнами, деревьями, камнями или большими кустами. Если вы наткнетесь на какое-нибудь из них, НИКОГДА не причиняйте беспокойства его обитателям, просто задержитесь там на какое-то время. Говорят, что можно открыть вход в волшебный холм, просто обойдя его трижды против часовой стрелки. Попытайтесь, только ни к чему не прикасайтесь.

• «Убежища» сказочного народца часто располагаются у проточной воды — живописных «журчащих ручейков». Они также ЛЮБЯТ лишайники, их пушистую зеленую разновидность, растущую на камнях и деревьях. Кроме того, они любят ПАПОРОТНИК и все цветущие растения.

• Когда вы найдете хорошее место, где можно наладить с ними контакт, оставьте ПРИНОШЕНИЕ. Они любят сахар (гномы-лакомки?), совершенно серьезно, в виде простых фруктовых карамелек и печенья. (Заметьте: они, как показывает наш опыт, НЕ любят пищи, содержащей ИСКУССТВЕННЫЕ ПОДСЛАЩИВАЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА. По-видимому, они им не подходят.) Кроме того, им нравятся сладкие красные вина, засахаренный корень имбиря, пчелиные соты, хлеб (особенно дрожжевой), молоко или сметана, желтый сыр.

• Кроме того, они любят, чтобы им дарили безделушки: яркие металлические колокольчики или пуговицы, украшения типа разноцветных перьев, монет или бусин, бижутерию, в конце концов! Помните, ничего слишком крупного. Их средний размер не превышает 6 дюймов, хотя иногда они бывают ЗНАЧИТЕЛЬНО меньше (1/4—1/2 дюйма), но случается, что они достигают 18 дюймов.

• Наряду с бижутерией они обожают яркие, радостные цвета: зеленый, красный, синий и желтый. Носите их, если вы хотите произвести на них положительное впечатление. Также они любят клетчатые расцветки.

• Они любят, чтобы им читали. Захватите книгу. Возможно, сказки?

• Они любят музыку, особенно старинные мелодии: флейту, деревянную блок-флейту, арфу, дудочку, барабан. У автора есть валлийская ручная арфа, которую он часто берет для общения со сказочным народцем, что всегда приводит к невероятным результатам... особенно если закурить трубку — это они тоже любят. Говорят, что многие из валлийских напевов когда-то были волшебными мелодиями!

«Время сказочного народца» — сумерки, вечерние или перед рассветом.

Давно утверждают, что обычно невидимых волшебных существ можно

увидеть через камень с отверстием, камень, который помещается в руке.

Мы никогда этого не проверяли.

• Волшебные существа часто остаются невидимыми для нас благодаря их

магическому, «волшебному ореолу». Они могут заколдовывать. Чтобы

противостоять этому, найдите и носите с собой четырехлистный клевер —

это рассеивает их чары. Почему? Кто его знает...

Этих советов для начала вполне достаточно. Если вы человек, который любит придавать все огласке, забудьте об этом — сказочные существа никогда не снимаются на пленку, они ненавидят камеры и вообще все технические игрушки. Кроме того, волшебный народец обладает сильными телепатическими способностями, так что следите за своими мыслями, находясь рядом с ними! Как только вам удастся установить дружеские отношения, ответом обычно бывает очень большая щедрость. У автора есть небольшая шкатулка, полная предметов, которые эти существа годами оставляли для него... некоторые — просто чудесны.

Наконец, как хорошо известно жителям Британских островов, если вы хотите установить со сказочными существами дружеские отношения, обращайтесь к ним как положено: «Бендис И Мешай», что означает «Благословение Матери!». Счастливого путешествия.

--------------------------------------------------------------------------------

Приглашай, морской народ, приглашай

Поэта, который может сложить для тебя заклинание.

Ибо я, Друид, расставивший буквы Огама,

я, бродивший между разгоряченными армиями,

приближаюсь к форту Сидху,

чтобы найти искусного Поэта.

Ведь вместе мы сможем состряпать колдовские чары.

Я — Ветер Моря!

ПЕСНЯ ТЕТРЫ

XIX. ВЗГЛЯД НА ПРОЗУ

«Бардовский секрет слов»

Давно считается, что сила поэта лежит в трех вещах: 1) миф, 2) поэтические способности и 3) знание древних стихов. В друидической традиции у бардов были налицо все три — и у их слушателей тоже. История бардов не имеет себе равных в царстве песен и сказаний. В средние века почти при каждом королевском дворе был бард, который всегда пользовался большим уважением, а работа его высоко оплачивалась. Но тот факт, что корни бардизма уходят вглубь друидической традиции, означает, что в наши дни слишком мало осталось от их когда-то блестящего присутствия — их традиция, как и традиция друидов, была полностью изустной. Здесь мы хотим отдать дань тем свидетельствам, которые мы все-таки имеем, и таким образом, возможно, добавить нечто «новое» к сохранившимся знаниям.

Из уст Талиесина исходит бардовская Мистерия,

утаенная от Бардов!

Кинделлу, XII ст.

Теперь мы хотели бы задать вопрос: Что это за бардовская Мистерия? Первоначально барды представляли ВТОРУЮ ШКОЛУ ДРУИДИЗМА, которая отвечала за сохранение истории и легенды в рамках поэзии и песни (то есть стиха и музыки). Они были непревзойденными мастерами своего дела, обученными в Традиции Мистерий. Но какого рода было это обучение.

Как начинается мифология Евангелия от Иоанна: «В начале было Слово...», точно так же начинается основа бардизма — мистерии речи и голоса. Ниже вы видите подлинную выдержку из нашего источника, касающуюся этой темы:

Символом имени Бога сначала было /I\, затем О I V,а теперь OIW; и из качества этого символа происходит всякая форма и знак, и звук, и имя, и состояние.

ИЗОБРЕТАТЕЛЬ ВОКАЛЬНОЙ ПЕСНИ. — ПЕРВЫЕ ЛЕТОПИСЦЫ БАРДИЗМА. — ЕГО ПЕРВЫЕ СИСТЕМАТИЗАТОРЫ. — ИХ ПРАВИЛА. — СПОСОБ НАЧЕРТАНИЯ ПЕРВЫХ БУКВ.— ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИХ ФОРМЫ И ЗВУЧАНИЯ. — ТРИ СПИСКА. Итак, речь — это не просто речь, это был метод утверждения и приобретения авторитета с помощью звука, что достигалось в результате тщательной подготовки. Гностическая школа мистерий называла его «ФОРМИРУЮЩИМ ГОЛОСОМ громами человеческой речи, песней и музыкой небес, которые заставляют нас двигаться вглубь». Что касается существовавших когда-то школ Александрии и Греции, то их величайшим секретом, который следовало раскрыть, было имя Бога — его истинное звучание, или, согласно Дьюну, Голос, который может с помощью слова лечить или убивать. А если говорить о христианстве, было ли большее чудо, чем то, когда «Слово стало плотью и обитало с нами»? Нет. Мы здесь говорим о великой истине — силе формирующего голоса, которая является почти универсальной. Оно рождает свет из тьмы «У меня есть блестящая идея!» — говорим мы, или «Эй, там, полегче!». Поистине, Слово — это СВЕТ.

Все, что я говорю, должно быть видимо.

Эдип

И действительно, у бардов существовал термин для обозначения великой силы поэтического слова. Они называли это ОСИЯНИЕМ С ПОМОЩЬЮ РИФМ (THE ILLUMINATION OF RHYMES): Теинм Лаегхда, «раскрытие пространства поэмы». Эта друидическая практика хорошо разобрана в «21 УРОКЕ МЕРЛИНА», гл. 17, «Сила слова». Все сказанное можно свести к следующему: это приобретенный в результате обучения способ резонирующей речи (или пения) — «качество оратора», каким обладал, например, Гитлер, но используемое в лучших целях Способ, названный Золотым Восходом, ВИБРИРУЮЩЕЙ речью.

Произнесение гласных и согласных связано с дыханием, и древние очень хорошо это знали. С помощью речи удавалось производить действительно

магические действия — даже лечение больных.

М. Арнольд, «On The Study of Celtic literature», 1864 (Изучая кельтскую литературу)

Но эти описания и концепции мало что значили, пока не стал известен способ использования скрытой силы речи. К счастью для нас, в Книге Фериллт описаны три педагогических приема, которые друиды когда-то применяли в своих бардовских школах, чтобы тренировать формирующий голос — по сути набор в контексте триады Им предшествует пояснение:

Фионн мак Кумбаил владел

Большим пальцем Знаний,

Сокровищем трех драгоценных камней, украденным из Потустороннего

мира! Томимые жаждой друиды, хранители богов:

Знаете ли вы эти секреты? Придания силы Произнесенному Слову?

ГЛАЗА

Широко открыты

Полузакрыты

Закрыты плотно

ГОЛОС

Говорить ритмично

Говорить сдержанно

Говорить в рифму

ТЕЛО

Движется медленно

Движется неторопливо

Движется резко

Учтите: это «зашифрованные» секреты бардовской харизмы, явленные под тремя «масками». Стоит задуматься над ними, и вы увидите, что они содержат великую силу и мудрость... так что дадим им опять возможность работать в мире людей.

И все же, несмотря на все разговоры о голосе, речи и таинственной силе, Талиесин, величайший мастер во всем, сказал следующее:

«Знайте же, когда закончится наш тяжкий труд, Языки отомрут...

Пылкая душа Пусть отправится через тучи

С Отпрысками Дона,

Пусть медленно движется твой народ

К освобождению Элфина».

--------------------------------------------------------------------------------

Шаман знает, что существует Море Сознания,

которое универсально,

Даже если каждый из нас внимает ему со своих берегов..

Он знает о Мировом Осознании, едином для всех,

Ощущаемом каждым живым существом.

Антонио Моралес, ШАМАН

XX. ВОДЫ АННОНА

«Приготовление Эликсира Видения»

Этот раздел будет, как принято говорить, кратким и выразительным. Он содержит мало информации к размышлению, хотя она и не лишена практического интереса. В Книге Фериллт, в самом ее конце, имеется небольшой раздел, где речь идет о дереве Пингуиддон, из которого готовится магический эликсир, обладающий тремя свойствами: он «продлевает жизнь сверх отведенных вам лет, дает видение Потустороннего мира и на время наделяет даром чувствительности». Не правда ли, достаточно интересное сочетание достоинств, чтобы попробовать?

Проведенное исследование позволило установить, что речь идет о ПИХТЕ ГРЕБЕНЧАТОЙ, довольно известной разновидности хвойных деревьев с длинными иголками, которое хорошо знакомо нам по рождественским венкам и покрытым живицей шишкам. По-видимому, в крошечном отрывке из Книги Фериллт идет речь о дереве АИЛИМ (понимаемом в трактовке Огама как Серебряная Пихта — буква «А»). Сохранилось много различных вариантов применения деревьев Огама, некоторые из них сильно отличаются друг от друга, так что эта гипотеза может оказаться не слишком глобальной... особенно если учесть фантастические мистические заявления, сделанные относительно дерева! В книге упоминаются два метода использования этого дерева — давайте обсудим их.

1. Из иголок, собранных на 6-ю ночь после новолуния, готовится эликсир — они

настаиваются в горячей воде, «добытой из глубочайших колодцев и никогда не видевшей дневного света». Этот эликсир используется для питья раз в три дня.

2. Необходимо собрать смолу «дерева безмерно старого и красивого, не применяя

стали или железа». По-видимому, речь идет о смоле, которая собирается в тех местах, где ветки обломаны бурей или ударом молнии, — но ни в коем случае шаман не должен в процессе сбора срезать ветки или причинять боль дереву. Каждые три дня, перед тем как пить чай, смолу следует сжигать на кострище и вдыхать ее пары

Оба элемента выполняются рано утром, до восхода солнца.

* * *

Книга Фериллт утверждает, что мудрость и долголетие жрецов связаны с использованием этого дерева. И кто может знать наверное, пока сам не попробует?.. Вполне возможно, что так оно и было.

--------------------------------------------------------------------------------

За Северным Ветром, за Тринадцатой Ночью,

...Земля Призраков и Столб Времен,

За Пылающей Дверью, багряной и яркой,

Стоит круг — голубой и светящийся!

Поход к багряной скале, DANTA GRADHA, XV ст.

XXI. КРУГ ОГМЫ

«Ритуал Пылающей Двери»

В одном из предыдущих разделов Гримуара уже были показаны важность и значимость круп в мировых символических системах — его незримое присутствие, а также защитное и концентрирующее действие являются одной из констант мироздания. Круги из камней, подобные тем, что использовались друидами и шаманами других систем, работают за счет привлечения силы Макрокосма в Микрокосм Мага, в свой центр. Их действие заключается в придании Магу силы. Но рукопись Фериллт рассказывает еще об одном типе круга — о нефизическом круге, вспыхивающем Голубым Пламенем Потустороннего мира. У этого круга другая функция — ОЧИЩЕНИЕ В тексте упоминаются два таких круга: КРУГ ГОЛУБОГО ПЛАМЕНИ и КРУГ ГОЛОВ (что касается второго, мы вас отсылаем к вырезанным головам-образам бога-хранителя Брана). Первый же из кругов давайте рассмотрим здесь. Для друидов Круг Голубого Пламени был самой могущественной из всех известных разновидностей защитной и очистительной магии. Он создавался как средство избавления человека от нежелательных энергий, страха, психических травм, ненависти или действия психической атаки, предпринятой со стороны. Считалось, что он «отправляет все зло в Царство Китраула». Ниже приведены шаги, которые следует предпринять для проведения этого мощного ритуала:

• Раздобудьте заранее следующие воспламеняющиеся жидкости: 1 галлон ОГНЕННОЙ ВОДЫ (старое название этилового спирта, водки, бренди или изопропилового спирта, который обычно используется для протирания) и МЕДНУЮ чашу. Мы используем 1 галлон спирта, куда добавлена 1 столовая ложка сульфата меди (CuSO4), продающегося в большинстве аптек или хозяйственных магазинов. CuSO4 — это голубые кристаллы, которые горят голубым пламенем, но подлинным методом является вливание спирта из медной чаши, что приводит к тому же эффекту.

• Найдите ЧИСТОЕ место на лоне природы — с ненарушенным грунтом, такое, где вам не сможет помешать никакой образ или звук и где вас никто не увидит. Отправляйтесь туда в ПОРОГОВОЕ время — на рассвете, во время вечерних сумерек или в полночь. Возьмите с собой эту книгу.

• С помощью ножа, острой палочки или своего ритуального Серпа нарисуйте на девственном грунте круг, диаметр которого равнялся бы вашему росту. Потом выройте или выдолбите по намеченной линии канавку глубиной в 2—3 дюйма.

• Если вы собираетесь одеться (или раздеться), сделайте это сейчас. Положите принесенную книгу в центре круга и начинайте расслабляться, пока не придете в восприимчивое состояние.

• Когда будете готовы, вылейте приготовленную ОГНЕННУЮ ВОДУ в вырытую вами канавку, идя по кругу и внимательно отмеряя количество, так чтобы жидкости хватило на весь круг. Она впитается — пусть это вас не беспокоит. Уберите подальше сосуд, в котором была жидкость, и подожгите круг с помощью зажигалки, произнося при этом:

НУНС ХАБАЕ ЭМОС ЛУКЕМ! ЭТ КАЛОРЕН!

• Станьте в центре круга и откройте книгу на приведенном ниже стихе — очень древней Эахтре, которая автоматически приведет ваш ум в соответствующее состояние, необходимое для очищения. Читайте ее, пока пламя полностью не погаснет, а после можете покинуть круг. Заметный эффект всегда ощущается спустя 6 часов. Эффект удивительный, после него надолго сохраняется ощущение чистоты.

Эахтра Внутреннего Видения

Если существует пять чувств, я ищу шестое,

Вечно убегающую изменчивую музу, которая

Носит горн на своей шее и перебирает пальцами все мои чувства,

когда я сплю.

Когда мои глаза закрыты, голос заглушает тьму.

Когда я кружусь в водовороте, комната взрывается фейерверком,

Которым мог бы гордиться даже волшебник.

Потом я вдруг погружаюсь в холод —

В бездну теней, пахнущую пеплом и серой,

Неспособную послать благословение.

Закутан в черное, я выхожу за пределы, медленно падая

Сквозь столбы пыли, вращаясь без движения

В темном урагане, который наполняет это пространство, порождающее все вещи.

И от знакомства с ним жить только тяжелее,

Ибо ни одному посвященному не позволено узнать его имя.

Много ли возвестит Новый Век Несущим Воду?

Мы унаследуем Таинственный Лед,

Он заменит саму нашу кровь, превратившись в потоки...

В реки и вечно меняющиеся океаны,

Текущие сквозь хрустальные вены.

Мы все пойдем по воде, хотим мы того или нет.

Но это не будет чудом.

Чудом будет одна из истинных пропорций,

Не просто максимумы или минимумы... не голые основы.

Все опять не будет значить ничего.

Новорожденные люди воды должны будут заново постичь древний закон:

Закон Индивидуальности.

В конце концов, что здесь есть, кроме наших собственных жизней?

Разве что всеобщий первый крик,

Устрашающий наш внутренний слух,

Через долгие световые годы достигающий орбиты неоткрытой звезды,

Пульсирующей, обещая,

Что следующее разрушение произойдет не от воды, Но от огня...

Гримуар З

21 выдержка из Горхана Маелдреу

I. ПЛАЩ ПАДАЭНА: «Плетение мистической Фаэд Феа».

IL ЗАКЛИНАНИЯ СВЕТА И ТЬМЫ: «Путешествие к самому истоку».

III. ПОБЕДА НАД КИТРАШМ Друидический ритуал защиты.

IV. ХОЛЛОУ: «Собирание священных регалий».

V. ПАУТИНА: «Сладкий котел пяти деревьев».

VI. ПРИГЛАШЕНИЕ КАЛЕНА: «Ритуал Возвышения».

VII. ДАННУНИАУ: «Друидические танцы Привидений».

VIIL ПРИВЕТСТВИЕ: «Ритуалы солнечной и лунной настройки».

IX БЛЮСТОУН: «Древний аккумулятор Богов».

X ИСКУССТВО ПЕСЕННЫХ ЗАКЛИНАНИЙ: «Музыкальные подношения друидов».

XI. РИТУАЛ ТЕНЕЙ: «Священный орден ослепленных скитальцев».

XII. ГВИНН АП НИДД: «Вызывание Властителя Горы».

XIII. ДАРКЕНСТОУН: «Поиски Атму — Того, кто скрыт от глаз».

XIV. БАРЬЕР: «Там, где завеса самая тонкая».

XV. ЛОЗЫ ДРАКОНА: «Следование Линиям Леи — линиям Силы».

XVI. РИТУАЛ СПИРАЛИ: «Медитации на незамкнутой кривой».

XVII. БАШНЯ: «Сила, которая противостоит миру».

XVIII. РИТУАЛ ОГНЯ И КАМНЯ: «Пламя Аннона».

XIX МАСКА: «Обращение к внутреннему зрению».

XX АРФАЭРИНА: «Секреты бардовской песни».

XXI. РИТУАЛ ИЗГНАНИЯ: «Изгнание равнодушия рода человеческого».

* * *

Эти выдержки написаны под влиянием друидических мифов — они не предназначены для самоинициации, хотя кто-то может попробовать использовать их именно с этой целью. Они приведены исключительно как уникальные примеры сохранившихся практик Друидической Традиции, принадлежавшие перу Лливелина Сайона, XVI век. Друидический Ученик, серьезно ПРОРАБОТАВШИЙ, а не просто ПРОЧИТАВШИЙ «21 урок Мерлина» или другой подобный курс, найдет в этих выдержках материал, который послужит стимулом к продолжению или углублению уже постигнутых знаний. — Авт.

___________________________________________________________________________

Волшебная Мантия Поэта — одна из старейших разновидностей

валлийской магии, донесенная до нас изустными традициями. Специально

подготовленное льняное полотно раскрашивалось вытяжками из растений,

рецепты которых хранились в тайне, а потом использовалось в качестве

покрова для поэта — в результате вызывалось трансовое состояние, когда

человек был способен на пророчества.

BOOK OF THE DEAN OF LISMORE, 1516

--------------------

Книга настоятеля из Лисмора.

1.Плащ Падаэна

«Плетение мистической Фаэд Феа»

Похоже, что «волшебная накидка» с давних пор была неотъемлемой частью образа мага, поскольку она постоянно описывается или упоминается в очерках и сказках Очевидно, что эту традицию можно проследить и в сказаниях кельтских времен: хорошими примерами могут служить ПЛАЩ АРТУРА и Рубашка Мананнана. И в конце концов, что бы осталось от образа Мерлина без друидической мантии? Хотя и правда то, что шаман не нуждается в «пышном наряде», и тем не менее символические предметы силы в полной мере воздействуют на человеческое сознание и, следовательно, могут оказаться ценными помощниками — особенно в нашем случае, когда с предметом связаны элементы ритуала.

Сначала давайте разберемся с конструкцией, а потом приведем советы относительно самого ритуала. Вам потребуется около 2 квадратных метров/ярдов хорошей белой ткани или льняного полотна. Пойдите в хороший магазин, не пожалейте времени на разглядывание тканей и не торгуйтесь относительно цены... никогда не думайте о стоимости, если речь идет о магическом предмете, это старое правило. Если у вас недостаточно денег на что-то, что, как вы чувствуете, является совершенным, придите тогда, когда деньги будут. Ткань может быть легкой или плотной, грубой или тонкого плетения, это не имеет значения, лишь бы она была бесцветной и казалась подходящей. Она должна привлекать вас. Купив ткань, аккуратно скруглите 2 угла, которые будут находиться в нижней части плаща.

Далее необходимо приготовить: КРАСИТЕЛЬ надлежащего цвета из надлежащих растений, который в данном случае является традиционным и обязательным. Выберите цвет, который вам кажется подходящим для магических целей — опять-таки, вы должны позволить говорить своему внутреннему шаманскому голосу. Можно выбирать любой, за исключением БЕЛОГО или ЧЕРНОГО, которые не являются цветами (это присутствие или отсутствие цвета) и предназначены только для посвященных. (Те мужские друидические братства, типа клубов деловых людей, шествия которых под белыми покрывалами вам приходится наблюдать — мерзость на всех уровнях, так что не обращайте на них внимания.) Выбрав цвет, на который вы настроены по понятным вам причинам, обратитесь к приведенным ниже рецептам красителей. Мы даем их в спектральной последовательности — той, в которой следуют цвета радуги, и только те, которые сами использовали или проверяли.

ТЕМНЫЙ/черный:

 Терновник Дуб черешчатый Щавель курчавый

 

 

ФИОЛЕТОВЫЙ:

 Девясил высокий Слива домашняя Вереск

 

ПУРПУРНЫЙ:

 Виноградная лоза (виноград) Черная бузина Лютик Стевена

 

СИНИЙ:

 Вайда/Софора Василек Алтей розовый

 

ЗЕЛЕНЫЙ:

 Бухарник шерстистый/ Береза бумажная Мать-и-мачеха обыкновенная Многобородник монпелиенский/ Тростник обыкновенный

 

ЖЕЛТЫЙ:

 Ромашка/Золотые Трубки Календула/Подсолнух Зверобой

 

ОРАНЖЕВЫЙ:

 Золотарник Сумах Ракитник/Осина

 

КРАСНЫЙ:

 Красная ольха/Остролист Фитолакка американская/Poinsettia Плющ пятилистный/Рута

Вы можете заказать любое из этих растений в местном магазине соответствующего профиля, вам потребуется 1 унция трав на 1 фунт веса ткани. Чтобы окрасить плащ, опустите сухие растения в 3—4 галлона кипящей воды. Размешайте. Добавьте 1/2 чашки йодированной соли и кипятите на медленном огне 20 минут. Опустите ткань, равномерно намочив ее, и дайте ей закипеть. Выключите огонь и ждите, пока остынет. Потом быстро ополосните ткань однократно в ХОЛОДНОЙ воде, не больше, и высушите на открытом воздухе. После этого плащ готов.

Теперь единственное, что вам потребуется, чтобы его надеть, — это шейная пряжка или БРОШЬ — то, что кельты необычайно любили. Замечательный образец такой броши приведен в начале данного раздела. Существует много магазинов или мест, где можно заказать по почте копии подлинных кельтских брошей — мы свои заказывали в магазине, который называется ВАЛЛИЙСКИЙ ДРАКОН, но в наши дни, если поискать, можно найти много подобных.

* * *

А теперь о магическом применении. Книга Фериллт, в соответствии с бардовской традицией, описанной в эпиграфе к этому разделу, приводит «упражнение вдохновения», включающее Плащ Падаэна.

Ритуал Завязанных Глаз

Этот полет Духа может быть осуществлен в помещении или на открытом воздухе. Как ни странно, на этот раз существует ряд серьезных причин делать это В ПОМЕЩЕНИИ. Смысл в том, чтобы свести к минимуму все отвлекающие обстоятельства и звуки — это ВНУТРЕННИЙ поиск, не включающий власти над внешним миром. Ландшафт внутри вас.

Итак, выберите место, где вы будете работать, учитывая приведенные замечания. Вы не должны быть ни слишком усталым, ни слишком возбужденным. Очистите место и установите свой переносной круг камней, если только вы не решили воспользоваться постоянным наружным. Как обычно, ваш Круг является мощным защитным элементом.

Хотя для выполнения нашей задачи ограничений не так уж много, этот ритуал оказывается значительно более эффективным, если выполнять его в темноте — свет принадлежит к отвлекающим факторам, которые мы хотим свести к минимуму. Проводите ритуал после вечерних сумерек, или до рассвета, или в затемненном помещении.

Зажгите одну белую свечу и поставьте ее рядом с кругом, с восточной стороны. Зажигать благовония не следует.

Лягте на свободное пространство внутри круга и положите на себя Плащ, так чтобы он накрыл вас с головы до пят, полностью и равномерно.

Расслабьтесь. Если вы, подобно автору, испытываете беспокойство, когда у вас закрыто лицо, делайте это постепенно. Со временем вы привыкнете. Физический смысл этого состоит в том, что, когда ваш рот и нос закрыты, уровень СОг (двуокиси углерода) в вашей крови значительно возрастает. Это помогает открыть Дверь Потустороннего мира, испытать некое подобие «маленькой смерти», хотя и не таит в себе никакой опасности. Однако людям с нарушениями дыхания не стоит принимать в этом участия. Начинайте ритуальное дыхание, считая удары пульса: 2 — вдох, 2 — выдох, постепенно увеличивая до 6 — 6.

Вскоре в поле вашего зрения появятся ЦВЕТНЫЕ ВСПЫШКИ света. Очень хорошо — это сигнал о Границе Потустороннего мира. Когда они появятся, просто направьте в них свое сознание. Остальное, как говорят, покажет дальнейшее развитие событий.

* * *

Никто не может предсказать результатов Духовного Полета. Если вы сосредоточитесь за пределами света, на конкретной теме или понятии, тогда вы будете диктовать свои собственные условия. Если нет, вы отдадите себя во власть очаровательных потоков и вихрей Моря Аннона. В течение столетий величайшие бардовские поэты черпали в нем вдохновение и силы для творчества - и несли их назад в Мир Человека. Помните, что настоящее путешествие открытий заключается не в поисках новых ландшафтов, а в умении по-новому видеть…

___________________________________________________________________

Мы, жрецы, должны жить в Двух Мирах:

Мире Форм и Мире Потусторонних сил,

потому что истинное просветление находится между ними.

Пусть же будет нашей целью

Жить и преуспевать среди формы и силы,

Быть в Мире, но не принадлежать ему.

Св. Корнейл, «The Yellow Book of Ferns»

----------------------------

«Желтая книга папоротников».

II. ЗАКЛИНАНИЯ СВЕТА И ТЬМЫ

«Путешествие к самому истоку»

Цель этого раздела Гримуара очень проста — привлечение доказательств. Хотя понятно, что подобные попытки могут заставить спуститься самых гневных богов, все же мы их приведем, что пойдет на пользу даже самому некритически настроенному читателю. Но прежде, чем это делать, давайте посмотрим, что сказал великий древний каббалист по поводу откровений религиозных таинств:

Люди всегда будут насмехаться над тем, что легко понять, — они нуждаются в обмане… Дух, который любит Мудрость и созерцает Истину вблизи, вынужден замаскировывать ее, чтобы заставить массы ее принять... Вымысел необходим людям, и Истина становится мертвой для тех, кто недостаточно силен, чтобы созерцать ее во всем ее великолепии. Если бы священнические законы допускали сомнения в суждениях и аллегорию в словах, я бы принял предложенный сан при условии, что дома я мог бы оставаться философом, а вне дома — пересказчиком аллегорий и притч... Фактически, что может быть общего между ничтожными массами и высокой мудростью? Истину необходимо держать втайне, а массы следует обучать в соответствии с их несовершенным интеллектом.

— Епископ Синесий

Так какие же сногсшибательные новости мы собираемся вам преподнести? Те, какими полна моя предыдущая книга, «21 УРОКМЕРЛИНА» рассыпанная в ней шрапнель до сих пор время от времени находит свою жертву. Чувствуя потребность подкрепит! ее первоисточниками, я по сути рискую вызвать старую друидическую ненависть к «ясному изложению вещей для всеобщего понимания» — ведь в результате они могут быть извращены. И все же, решившись предоставить эти потертые страницы на всеобщее обозрение, мы надеемся значительно сократить число враждебно наст роенных людей.

Споры вызывают две МАГИЧЕСКИЕ ФОРМУЛЫ ТВОРЕНИЯ, приведенные в рассказа: о Мерлине. Я утверждаю, что они очень древние — и их обнародование не являете моей собственной заслугой. Они были использованы в одной из новых версий фильмов об Артуре, снятой еще в 80-х годах Очевидно, сценаристы располагали источниками, которые мы, несмотря на наши запросы, так и не смогли установить Наши источники вы найдете на трех следующих страницах Обе Магические Формулы были обнаружены в рукописях Фериллт и имеют перекрестные ссылки. Первая, приведенная ниже, — «версия из кинофильма» — упоминается в работах по изучению друидов, проводившихся в середине XIX столетия Трижды произнесенная настоящим Посвященным, она может вызывать действия управляемые СОЛНЕЧНЫМ лучом.

Вторая, оказывающая воздействие на ЛУННЫЙ луч, содержится как на страницах рукописи Фериллт, так и в ГОРХАНЕ МАЕЛДРЕУ — работах, которые разделяют 300 лет! Если хотите, попробуйте проверить силу этих стихов, но помните в некоторые вещи нужно сначала поверить, чтобы их увидеть.

______________________________________________________________

Замкнутый круг, а особенно круг из камней, служит самой могущественной защитой для всякого, кто занимается магией — друидической или любой другой.

21 УРОК МЕРЛИНА, гл. 5, Ветер, море, огонь и камень

III. ПОБЕДА НАД КИТРАУЛОМ

Друидический ритуал защиты

Фольклор, повествующий о шаманизме, изобилует магическими средствами, позволяющими призвать защиту и благословение. Шотландец Александр Кэрмайкл потратил 44 года на поиски кельтских гимнов, молитв, заклинаний, ритуалов, магических формул, примет и предсказаний, собрав их на страницах своего монументального труда CARMINA GADELICA. Хотя невозможно вообразить, сколько стихов там представлено, гораздо легче оценить, что добрых 75 % из них включают защиту в том или ином виде. Этот том вполне заслуживает того, чтобы не пожалеть времени на его поиски (Lindisfarne Press, Hudson, NY), поскольку читатель явно найдет там множество интересных магических формул, которые фактически «лежат на поверхности» и могут быть использованы в трудные моменты жизни — всегда напоминая нам о том, что можно получить помощь в Запределье, независимо от того, находится это «запределье» у нас внутри или снаружи.

Защита жизни часто включает силу МОЛИТВЫ, вместе со связанными с нею символами и ритуалами. Так как в кельтской коллекции сохранилось огромное количество таких ритуалов, автор решил остановиться ТОЛЬКО на тех из них, которые содержатся в Рукописях Фериллт. Там их пять:

1. Этот символ представляет древний ГЛАЗ ДРАКОНА и является очень старым защитным символом, пришедшим в кельтский мистицизм от фериллтов — а скорее всего, от предшествовавших им жрецов Атлантиды. Он мог быть выгравирован, вышит, это могло быть ювелирное изделие и т. п. Красный Дракон долго был в мифологии защитным персонажем, он мог защищай хозяина... или его сокровища. Говорят, что сила этого символа высвобождается с помощью следующего заклинания:

ЗАКЛИНАНИЕ ДРАКОНА

«Cum saxum saxorum In duersum montum oparum da,

In aetibulum In quinatum —Draconis!»

2. Другой древний стих, приводящий в действие сами Стихии для защиты, как говорят, использовал даже св. Патрик

«Сегодня я призываю силу Небес

Свет Солнца

Сияние Луны

Блеск Огня

Скорость Молнии

Быстроту Ветра

Глубину Моря

Непоколебимость Земли

Твердость Камня»

3. Еще одним могущественным символом, созданным валлийскими друидами, был

ЗНАК ТРЕХ ЛУЧЕЙ. Он служит хорошим доказательством того, что в основу знака креста (то есть осенения крестом) Католической Церкви положена именно эта модель. В отличие от христианского молитвенного жеста, когда знак креста обычно накладывается на грудь, 3 Луча вычерчиваются перед человеком. Считается, что этот акт изгоняет тьму, призывая свет —- три луча вдохновения Авена.

Вот они:

ПРИЗЫВАНИЕ активный/мужской ИЗГНАНИЕ пассивный/женский

4. Любимым заклинанием автора (поскольку оно удивительно эффективно) является древнее заклинание, известное как Молитва Талхайарна. Все попытки проследить возникновение этого стиха окончились неудачей, но нам известно, что несколько его версий можно встретить как в средневековых, так и более поздних литургиях Римской Католической Церкви. Здесь он приведен точно в том виде, в каком его дает рукопись Фериллт 1588 года:

Книга Фериллт

Молитва Талхайарна

Бог, защита:

И в защите — сила;

И в силе — разум;

И в разуме — знание;

И в знании — истина;

И в истине — справедливость;

И в справедливости — любовь;

И в любви — любовь Бога;

И в любви Бога — любовь

всего живого.

5. Наконец, поскольку общепризнанным универсальным защитным знаком служит круг, приведем крошечный ритуал, опирающийся на этот символ. Рукописи Фериллт называют его ДЕЙСТВИЕМ КЕУГАНТА (Кеугант—это великий Круг Бесконечности, за пределами которого обитает Некто. Само «действие» заключается в вычерчивании перед собой в воздухе круга в направлении часовой стрелки:

При этом вы произносите нараспев: НИД ДИМ ОН Д'ДИУ - НИД ДИМ ОН Д'ДИУ.

___________________________________________________________

Жить в мире, не осознав значения мира, все равно что бесцельно бродить по

огромной библиотеке, не прикоснувшись к ее книгам. Мне всегда казалось,

что в структуре всемирного обучения необходимо восстановить изучение

Символики. Молодого человека больше не побуждают искать скрытые

истины, живые и вечные — спрятанные в формах и поведении живых

существ...

Мэнли П. Холл

IV. ХОЛЛОУ

«Собирание священных регалий»

Мифология любой страны, культуры и религии обладает собственными инструментами для проведения таинств, которые соответствуют британским Холлоу. Этот термин означает дорогая реликвия, имеющая четкий магический или священный смысл. Хорошее описание таких реликвий приведено в 4 главе части III этой книги — Тринадцать сокровищ Кимры, которые иллюстрируют БРИТАНСКУЮ версию. Существуют также отличающиеся от нее валлийская и ирландская версии. Для иллюстрации приведем следующую таблицу:

БРИТАНСКАЯ ВЕРСИЯ

1.МечКалибурн

2. Кубок Брана

3. Плащ Артура

4. Кольцо Гортигерна

5. Волшебная палочка Маса

6. Доска жизни Гвендолаи

7. Камень Судьбы

8. Чаша Клерика

9. Посох Времен Года

10. Зеркало Атму

11. Арфа Кераунноса

12. Котел Керидвен

13. Копье Ллеу

 ВАЛЛИЙСКАЯ ВЕРСИЯ

Меч Риддерика

Кубок Брана

Плащ Падаэна

Корзина Гвидно

Нож Ллаувронедд

Шахматная доска

Lapis Exilis (Маленький камень (лат.))

Кувшин и блюдо Ригенидд

Плащ Артура из Корнуолла

Колесница Морганы

Арфа Эрина

Котел Дирнух

Поводок Клидно Эиддина

Ирландский список более краток—он включает только Четыре Сокровища племени Туаса де Дананн:

1. Копье Лугха

2. Меч Нуады

3. Котел Дагды

4. Камень Фала

Интересно отметить, что есть четыре наименования, которые встречаются во всех трех перечнях: камень, котел, копье и (если под Ножом Ллаувронедда понимать клинок) меч. Весь список сводится к 4 основным орудиям друидов! С ними мы уже разбирались в предыдущем Гримуаре.

Практический урок этого раздела прост: КАК ШАМАН, ВЫ ДОЛЖНЫ СТРЕМИТЬСЯ СОЗДАТЬ СОБСТВЕННЫЙ НАБОР ХОЛЛОУ - СВОЮ СОБСТВЕННУЮ КОЛЛЕКЦИЮ СВЯЩЕННЫХ РЕГАЛИЙ. Никто их для вас не может сделать, так же как не может сказать, как они должны выглядеть. Как следует из приведенной таблицы, входящие в этот набор предметы могут отличаться даже у тех народов, которые положили им начало. Это дело всей жизни — личные символы: ключи, позволяющие открыть ваш мир магии и дать ему силу.

______________________________________________________________

В мои дни Друид завершал ритуал, пользуясь кончиками пальцев, и делал это

следующим образом: глядя на находящегося перед ним человека или предмет,

он сразу воспроизводил стихотворную строку кончиками пальцев или, не

задумываясь, в уме, сочинял и повторял в одно и то же время.

Глоссарий Кормака, DICHETAL DO CHENNAIB

V. ПАУТИНА

«Сладкий котел пяти деревьев»

Когда друиды на протяжении необходимых двадцати одного года обучения говорят о Паутине, они не имеют в виду пауков — это метафора: говорится одно, а подразумевается нечто совсем иное. Их паутина — это метафора для человеческой руки, часть тщательно разработанного символизма для описания наблюдаемых ими тайн, которые они поклялись не разглашать. Поэтический ритуал, известный под названием Дихетал до Хеннаиб (то есть «декламация из кончиков пальцев»), является одновременно средством общения между посвященными и могущественной разновидностью магии. Он используется для усиления стиха. Иллюстрация из Книги Фериллт приведена на следующей странице.

Поэт-филолог Роберт Грэйвс когда-то сочинил интересное стихотворение о силах пяти пальцев. Однако этот стих исходит из Beth-Luis-Nion — версии Огама, а не версии Boibeloth (B-L-F), которая образует основу приведенной ниже схемы руки. Он, как и многие филологи, согласен с тем, что версия B-L-N старше версии B-L-F. Интересно историческое и мифологическое объяснение этих различий, поскольку оно основывается на БИТВЕ ДЕРЕВЬЕВ.

Что отличает BLSFN от BLNFS, так это то, что буква N, нуин, ясень, священное дерево Бога Гвидиона, изъята из мертвого периода года, когда почки этого дерева еще черные, и перенесена на два месяца вперед, когда оно уже в лиственном уборе, тогда как Феарн, ольха, священное дерево Бога Брана, которое знаменует выход солнечного года из-под попечительства Ночи, перенесена назад на место буквы Нион (по Грэйвсу). Все они имеют дело с этой замечательной последовательностью, где Гвидион по побегу ольхи угадывает имя Брана (древняя «игра-загадка») и таким образом торжествует над ним победу, занимает его место. Но, возвращаясь к Паутине, приведем перевод Грэйвса:

Силы деревьев, кончики пальцев, Первая пятерка из четырех,

Откройте все, о чем просит вас поэт, барабаня по своему лбу.

Колышек из березы, стучащий большой палец, Силой гадания,

Береза, принеси ему новости любви; громкие удары сердца.

Прутик рябины, указательный палец, Силой гадания

Разгадай загадку, выбрось ключи.

Ясень, средний палец, Силой гадания,

Знающий приметы погоды, глупые для других, определи для него ветры.

Ольха, безымянный палец, Силой гадания Обнаружь все болезни сомневающегося разума.

Веточка ивы, мизинец, Силой гадания

Вырви признание из уст рушащейся формы.

Кончики пальцев, пять веточек, деревья, предугадывающие истину деревья,

Откройте все, о чем просит поэт, барабаня по своему лбу. Кроме того, много символики скрыто в Котле Пяти Деревьев (еще одна метафора), который известен также под названием Пяти Деревьев Рая-. Аилим (пихта белая), Охн (утесник обыкновенный), Ур (вереск), Эадха (осина) и Иохо (тис); пять планет: Венера (большой палец), Юпитер (указательный), Сатурн (средний), Солнце (безымянный) и Меркурий (мизинец). Этот перечень можно продолжать и продолжать. Но мы закончим раздел описанием практического использования того, что стоит за Секретной Паутиной. И такую возможность нам предоставляет текст Фериллт! Мы уже знаем, что любая магическая формула, «выраженная с помощью Паутины вместо вульгарного языка», втрое сильнее произнесенной. Чистый ритуальный смысл... Для того, кто работает в друидической системе, — хороший повод освоить этот метод. Мы убедились в его эффективности при произнесении магических формул, ритуальных слов Силы или любого из двух Заклинаний творения — особенно если это делает согласованная группа, стоящая в кругу. Использование Паутины дополнительно к произнесенным словам, похоже, посылает стих непосредственно в воды Потустороннего мира... обходя неадекватность и ограниченность человеческой речи.

_______________________________________________________________

Несомненно ритуальным является элемент магической церемонии, который заключается в том, что определенные действия и слова, аналоги духовного процесса, должны соответствовать определенным ритмам и порядку. Только в том случае, если действие совершается предписанным образом, могут быть получены ожидаемые результаты.

Боб Стьюарт

VI. ПРИГЛАШЕНИЕ КАЛЕНА

«Ритуал Возвышения»

Общеизвестно, что язык музыки лучше других способен воздействовать непосредственно на наши ЭМОЦИИ, он является Универсальным Языком — Языком Души. Музыка может как вознести нас к звездам, так и бросить в бездну отчаяния. Она является элементом магии, и друиды знали это очень хорошо. Целый особый отряд их Ордена — Барды — был занят распространением и использованием музыки. Здесь мы собираемся применить современную технологию для того, чтобы вызвать то же возвышенное состояние эмоциональной энергии, КАЛЕН, которое древние шаманы называли «мистическим экстазом».

Какова цель этого ритуала? Накапливание Высокой, направленной ЭНЕРГИИ. Какая ЭНЕРГИЯ может быть использована? Любая, какую вы можете направлять в свою душу. Что для этого требуется?

Вот перечень: высококачественный проигрыватель компакт-дисков и один из указанных дисков (Почему компакт-диск? Потому что он не дает фонового шума.); мантия того цвета, какой вы выберете; круг камней (маленький, переносной, в мешочке), включающий 8 или 12 камней, и уединенное место для работы (где никому не будет мешать слишком сильный шум).

Как и при выполнении всякого другого ритуала, у вас должна быть цель, которую вы пытаетесь провозгласить с помощью музыкальной магии. Делать это следует поздно вечером, чем позже, тем лучше. Почему? Потому что темнота создает иллюзию изоляции вашего разума и сводит к минимуму все внешние отвлекающие обстоятельства. Выберите подходящее место, лучше всего, если это будет лес или луг, но можно и в помещении.

Подготовьте свою ритуальную площадку. Использовать благовония — это прекрасная мысль: игра называется АТМОСФЕРА ВЫСОКОЙ ЭНЕРГИИ. Для этой цели лучше всего подходят: смола мастикового дерева, Кровь Дракона, акация, сандаловое дерево, бензоиновая смола, корица, шелуха мускатного ореха, гвоздика (пряность), красный перец и можжевельник (или любая смола, которую вы сами можете собрать с хвойных деревьев). Используйте любое из них или их сочетания — подойдите к делу творчески!

Окончательно сформулируйте свою ЦЕЛЬ, записав ее на чистом листе бумаги (магическим шрифтом?), и положите этот лист там, где должен находиться центр вашего круга, рядом с зажженной свечой. Потом установите свечи вокруг площадки, так чтобы она была освещена по вашему вкусу. Поместите проигрыватель в дальнем конце площадки и отрегулируйте громкость так, чтобы звук был оглушающим... хорошие низкие звуки, хорошее смешение... чтобы звук оглушал! Нажмите на кнопку pause. Наденьте мантию (меняя одежду, измените состояние ума, перестроившись с обычной «уличной ментальности» на музыкальную), сделайте глубокий вдох, подготовьте свой мешочек с камнями и нажмите PLAY.

Всю остальную часть ритуала создаете ВЫ сами. Идея заключается в том, чтобы по ходу музыкальной пьесы накопить в себе конус эмоциональной энергии, а во время финала пьесы направить ее на определенную цель, которую вы записали, и ждать у зажженной свечи в центре вашего круга. Все, что для этого требуется, — СНЯТЬ ВСЕ ЗАПРЕТЫ И ДВИГАТЬСЯ ТАК, КАК ЗАСТАВЛЯЕТ ВАС ДВИГАТЬСЯ МУЗЫКА. Выбор музыкального произведения крайне важен, так как музыка должна следовать тому пути, на котором мы хотим получить энергию, и звучать она должна не больше 10—20 минут. Вы можете выбрать произведение по собственному вкусу или воспользоваться следующими предложениями автора, поскольку музыка — его сфера с университетских времен.

• КАРМИНА БУРАНА Карла Орфа (О фортуна, 2:46).

• АДАЖИО ДЛЯ СТРУННОГО ОРКЕСТРА Самюэля Барбера (8:56).

• ПЛАНЕТЫ Густава Холста (Марс, 7:09).

• ТОККАТА И ФУГА РЕ-МИНОР И.-С. Баха (4:5).

• В ЧЕРТОГАХ ГОРНОГО КОРОЛЯ Э.