Наверх
Главная » И

Ильинская В. Н., Смирнов Ю. И. — Встану Я Благословясь… Лечебные и любовные заговоры, записанные в части Архангельской области

17 января 2013 (455) Нет комментариев Опубликовал:

Встану Я Благословясь...

Лечебные

и любовные заговоры,

записанные в части

Архангельской

области

Издание подготовлено
Ю.И.Смирновым В.Н.Ильинской

В книге собраны замечательные фольклорные произведения жителей Русского Севера -
народные заговоры: от зубной боли, от укуса змеи, от всевозможных болезней, любовные
присушки и отсушки и т.д. Книга снабжена обширным справочным аппаратом.

Предназначается как специалистам, так и щирокому кругу читателей.

ВСТАНУ Я БЛАГОСЛОВЯСЬ…

Лечебные и любовные заговоры,
записанные в части Архангельской области

Издатели А. Горенков, С. Ильинский

Редактор Т. Дажина

Художник М. Мушников

Технический редактор Ю. Мухин

Сдано в набор 28.01.92. Подписано в печать 30.04.92

Формат 84 х 108, 1/32. Бумага офсетная. Печать офсетная

Усл. поч. л. 4,20. Уч.-изд. л. 5,42. Тираж 50000, Заказ 2936

Отпечатано в ИПК "Московская правда".

Москва, ул. 1905 года, д.7

Информационно-издательское агентство "Русский мир"

ISBN 5-85810-004-Х          0403000000      

© В.Н.Ильинская, Ю.И.Смирнов - составление, примечания, указатели
Ю. И. Смирнов — предисловие
 М. П. Мушников - оформление, 1992

Оригинал-макет изготовлен
в рекламно-издательском центре "ИМИДЖ"

ЗАГОВОРЫ РУССКОГО СЕВЕРА

На любой карте нетрудно отыскать реку Онегу, пересекающую западную часть Архангельской области. Почти в середине ее течения, слева в нее впадает река Кена. В этих местах и
работала летом 1962 г. фольклорная экспедиция Московского университета. Одна из ее групп искала и записывала тексты на Каргополыцине, в деревнях, расположенных к югу от Кены, к
западу и северу от старинного города Каргополя. Другая - обследовала поселения по всей Кене с выходом на Онегу в деревне Валово (Ручьевская). Третьей группе довелось пройти
по онежским деревням ниже устья Кены, почти до устья реки Емцы, правого притока Онеги.

В то время на Русском Севере продолжалась убийственная кампания по выселению деревень. Нам не раз встречались обезлюдевшие поселения, где в избах на столах стояли наполненные самовары и керосиновые лампы, на своих местах находилась утварь из бересты, дерева и железа, на поветях висели рыбацкие сети и одеревеневшие лосиные шкуры, не тронуты были колхозный архив и сельская библиотека...

Русский Север, раскинувшийся от Карелии до Приуралья, был крепко обезображен незалечимыми ранами лагерных и военных зон, лесоповала и лесосплава. И все же там, где мы бывали, этот край еще был прекрасен природою и старожилами.

Впервые мы появились в этих местах промозглым летом 1956 года. Наши учителя В.И.Чичеров и Э.В.Померанцева нацеливали экспедиции на обследование состояния русской
эпической традиции в местах, где былины, баллады, исторические песни и духовные стихи собирали П.Н.Рыбников – в первой половине 60-х гг. XIX в., А.Ф.Гильфердинг - в 1871 г.,
братья Б.М. и Ю.М.Соколовы - в 1926 - 1928 гг.

Но уже в первой экспедиции мы отклонились от маршрутов великих предшественников. Почти сразу мы начали по существу сплошное обследование - дом за домом, деревня за деревней - западной части Русского Севера: территории между Онежским озером и Выгозером на западе и бассейном р.Онеги на востоке. В итоге были собраны уникальные коллекции произведений разных фольклорных жанров, сильно или даже в корне меняющие сложившиеся представления в науке. К сожалению, до сих пор эти коллекции так и не увидели свет.

Среди наших записей значительное место занимает коллекция заговоров. Несколько заговорных текстов мы записали уже в первую экспедицию, и это казалось нам чудом. Тогда мы
знали о заговорах немногим больше, чем обычный горожанин. Нам неизменно внушали, что и в деревне люди давно усвоили единственно правильную идеологию, а потому просто и знать
не знают из фольклора ничего, кроме произведений, прекрасных в идейном и художественном отношениях, - и не вдруг удалось разобраться, что прекрасными фольклорные произведения должны быть с точки зрения правящих чиновников и тех, кто их обслуживал в науке.

Наряду с народным календарем, духовными стихами, сказками и некоторыми другими фольклорными произведениями, заговоры идеологически принадлежат к той сфере
православия, которую принято называть народной. В них участвуют христианские персонажи, известные по официальным церковным канонам, но они, как правило, наделяются
иными ролями и признаками, изображаются в ситуациях, имеющих языческое происхождение или же сохраняющихязыческий характер. Поэтому официальная церковь относилась к заговорам, как к ереси или как к суеверию. Цензура, в особенности церковная, долго привыкала к мысли о возможности печатания заговоров хотя бы в малотиражных научных изданиях. Впрочем, основная масса опубликованных до 1917 г. текстов была напечатана в начале XX века, когда цензура
сильно ослабела и даже вовсе перестала существовать.

После 1917 г. роль гонителя народного православия взяли на себя исключительно власти. Собирание заговоров постепенно стало неблагонадежным занятием. Их публикация допускалась в очень редких случаях - как пример все того же суеверия, как курьез или пережиток в сознании, как явление, оставшееся в мрачном прошлом. Их изучение прекратилось отнюдь не по желанию настоящих ученых - последняя сколько-нибудь серьезная научная статья о заговорах появилась в 1929 г., и подобных работ не выходило до 1964 г. В науке громче прочих звучали голоса тех, кто уверял всех и вся, будто заговоры стоят за пределами русской фольклорной традицией, стало быть, не заслуживают внимания фольклористов. Поставленные вне закона и вне науки заговоры тем не менее продолжали бытовать, жить своей естественной жизнью.

Правда, в местах, где мы записывали, да и не только там, люди не знали термина "заговор". Его некогда употребляли, по-видимому, лишь в какой-то определенной местности и скорее всего в отношении конкретных текстов, а затем через ученых и носителей официальной культуры он постепенно вытеснил другие термины типа "заклинание" и приобрел значение всеобщего для любого рода подобных произведений.

В западной части Русского Севера заговор называют "словом", "молитвой", "статьей", реже - "наговором" или "приговором".

По деревням заговоры знают почти все взрослые, а отчасти и дети. Число заговоров, известных одному человеку, судя по нашим записям, колебалось от одного (столько знали обычно
дети) до тридцати трех. Но эту последнюю величину нельзя считать предельной уже хотя бы потому, что далеко не все жители охотно и полностью передавали нам свой заговорный
репертуар, да и мы сами почти никогда не имели возможности заниматься только собиранием заговоров. Почти каждый в деревне пользовался несколькими обыденными заговорами:
от зубной боли, от укуса змеи, на чирей, на рану (кровь) и др. Каждая женщина старалась знать универсальные заговоры, призванные оберечь малых детей (на грыжу и пр.), связанные с
уходом за скотиной и птицей, аграрные заговоры. Человек, отправляющийся охотиться или рыбачить, - а в северных краях этим жила каждая семья, - обязательно знал хотя бы
один, самый простенький промысловый заговор.

Повседневная утилитарная значимость заговоров для их пользователей была совершенно очевидной и естественной, - и в этом их отличие от произведений других фольклорных жанров. Поэтому-то заговоры знали больше, лучше и тверже, чем эпические произведения, в особенности былины, за которыми мы охотились прежде всего. Их знали даже лучше, чем похоронные причеты, а в старообрядческих поселениях – много лучше, чем и частушки (по мнению стариков, петь частушки - значит "бесов тешить"). Женщины знали заговоры, конечно, лучше и активнее, чем мужчины, по разным причинам отрывавшиеся от родной деревни.

Наряду с таким всеобщим бытованием обыденных заговоров существовала и определенная специализация в их знании и пользовании. Обычно в этой роли выступали старушки,
специализировавшиеся по детским и женским болезням. Они же чаще всего оказывались повитухами. В каждой деревне всегда можно было найти хотя бы одну такую "специалистку".
Реже встречались люди, занимавшиеся лечением скота, но в каждой большой деревне или в кусту малых деревень подобный знаток обязательно имелся. "Специалисты", как правило,
платы за свои услуги не брали. Перед нами они неизменно и не без гордости подчеркивали свое бескорыстие. И действительно, на Русском Севере не было принято платить за лечение: оно было важной частью сильно развитой системы людской взаимопомощи, остатки которой, как мнится, сохраняются там и по сей день. По утверждению местных жителей, даже считалось, что заговор теряет силу, если платить за лечение, - иначе говоря, плата убивает лечебный эффект. На деле же
оплата все-таки существовала, но в опосредованной форме: "специалистку" постоянно одаривали - обычно натурою. - заблаговременно, в предвидении случая, или после лечения.
Однако подношения всегда связывали с каким-либо благовидным предлогом, например, со скромным желанием угостить чем-либо или просто поддержать существование "специалистки", чаще всего одинокой и никем не опекаемой, кроме доброхотов.

Самую малочисленную группу активно пользовавшихся заговорами составляли колдуны. Термины типа "колдун", "волшебник", "еретик" или "знахарь" в нашу бытность на
Русском Севере жителями воспринимались и употреблялись в отрицательном смысле. Если же о колдуне отзывались с одобрением или уважительно, то про него говорили: "Знаток"!
("Знающий!"). Имена колдунов называли далеко не в каждой большой деревне или кусту деревенек. По сравнению с более "узкими специалистами" колдунов считали универсальными
профессионалами, способными заниматься любыми трудными случаями. Их обязательным занятием признавалось умение наводить порчу или, напротив, оберегать от нее людей и скот.
Колдуном нетрудно было прослыть любому одинокому человеку или же просто доброму мастеру, особенно травознаю, коновалу, кузнецу, мельнику, охотнику, рыбаку, - молва легко расписывала ложное влияние признанного" колдуном человека по мере частоты происходивших нежелательных событий.   Вопреки   расхожему   мнению,   колдунов   нельзя считать основными носителями и тем более передатчиками заговоров. Даже по рассказам, колдуны расстаются со своими знаниями незадолго до смерти и передают их не всякому, кто пожелает, а определенному избраннику. Наши контакты с людьми, которых молва считала "знатоками", были неудачными. Я сам чаще уходил от такого человека с убеждением, что на него возвели напраслину. Иногда, наслушавшись о необыкновенном даре какого-то человека, я и сам при встрече с ним уверялся, что он нечто "знает", однако этот "знающий" под разными предлогами старался избавиться от общения со мной. 

От лиц,  считающихся колдунами,  порою  удавалось записывать заговоры. По всем признакам они ничем не выделялись и были просто вариантами уже известных текстов. Вот почему у нас сложилось убеждение, что к 50-м гг. на Русском Севере колдун из реально существовавшей фигуры превратился в фольклорный, вымышленный персонаж.

Преемственность заговорной традиции предусмотрительно обеспечивалась правилом: старший по возрасту может передавать свои знания младшему, и при этом заговоры не утрачивают своей силы у обеих сторон. Мы не сразу узнали об этом правиле, а, едва узнав, принялись усердно эксплуатировать его, что облегчило запись текстов.

Заговоры начинали усваивать с детства: к примеру, бабушке может заговорить зубы только тот, у кого они все целы, а таким в семье оказывался, как правило, только ребенок.
С возрастом, по мере включения человека в деятельность его заговорный репертуар расширялся. Подобно другим фольклорным текстам, заговоры передавались обычно в кругу семьи,
оттого соседи нередко употребляли разные тексты для одного и того же случая. Реже, когда в семье не знали какого-либо нужноф текста, за ним обращались к носителям в своей деревне или даже за ее пределами. Так, представленная в этом сборнике О.Н.Маркова, пытаясь удержать при себе мужа, усваивала одну за другой от разных людей присушки. А в 1959 г. нам встретилась женщина, которая создала целый цикл из разных родильных заговоров и пользовалась им во время
родов для того, чтобы у нее "держались дети". Усваивая текст на стороне, воспринимающий человек часто записывал его, но потом выучивал наизусть и пользовался им только устно.


Исключительно в письменной форме передавался "пастуший отпуск", представляющий собой пространный цикл подчас довольно длинных текстов, которые дополнялись определен-
ными правилами взаимоотношений пастуха с лешим (в местах наших экспедиций скот пасут в лесу). За исключением "пастушьего отпуска", передача заговора, насколько известно, не
сопровождалась платой.

Заговоры, подобно другим обрядовым текстам, избегали произносить всуе. Активно пользующийся ими человек, разумеется, никак не был заинтересован в том, чтобы заговор
потерял свою силу или, хуже того, вызвал нежелательные последствия. Возможно, и по этой причине, а не только из-за недоверия или страха, исполнители нередко долго мялись,
отнекивались и не решались передать заговоры нам, людям почти неведомого им мира.

Исполнение заговора заключалось в том, что его надо "читать" (произносить) трижды, обычно шепотом, почти про себя, не обязательно проговаривая слова так, чтобы их слышал больной и тем более кто-то из присутствующих. Важно, чтобы люди, по возрасту равные или старше заговаривающего, не слышали текста, чтобы он не утратил силу.

Каждое "чтение" заговора завершалось "зааминиванием" и зачастую каким-либо символическим действием: закрещиванием больного места или самого больного, плевком на
рану и пр. Очень часто "чтение" лишь сопровождало собственно лечебное или ритуальное, магическое действие: вождение указательным пальцем правой руки вокруг больного места,
растирание, питье отвара или заговоренной воды, втирание мази, окуривание и др. Если лекарство принималось внутрь, то перед его приемом заговор "читали" на лекарство. В отдельных случаях (выведение насекомых из дома, засекание утина) место заговора занимали ритуальные диалоги с обязательным участием второго человека, члена семьи или больного.

В старых публикациях заговоры часто помещались без описаний символических, лечебных и магических действий. Это означает, что собиратели забывали о них спросить или попросту не знали, что об этом обязательно нужно спрашивать. Для человека, пользующегося заговорами, текст без действа не имеет силы. На долю же науки в таких случаях остается только изучение свойств заговорных текстов, но не народной медицины во всех ее проявлениях.

Для Русского Севера характерен стереотип заговорного текста с унифицированными формулами, что облегчало запоминание текстов. Он начинается обычно словами: "Встану я
благословясь,/пойду перекрестясь/из дверей дверями,/из ворот воротами,/выйду я в чисто поле..." и кончается заключкой типа: "Ключ и замок словам моим/ - век и по веку,/ныне
и до веку. Аминь!" Переменной остается лишь центральная часть текста, которую и старались заучить в первую очередь. Запоминание заговора слово в слово считалось непременным условием для последующего пользования. Полагали, что заговор утрачивает свою силу, если его не выполнить. Зная об этом, местные жители при передаче заговоров собирателям
порой нарочито перевирали слова или что-то опускали. Они искренне думали, что таким образом они передают совсем не тот текст, которым владеют и намерены пользоваться в
будущем. Это обстоятельство нужно учитывать и при знакомстве с заговорами старой записи и в давних публикациях. Намеренные пропуски и перевирание текста, впрочем/бывает
очень трудно отличить от пропусков и' искажений, вызванных ненамеренным забыванием текста.

При устной передаче изменения в тексте неизбежны. В одних случаях это действительно искажения имен и иных слов и выражений, в других - подмена забытого или непонятого, в
третьих - соединения фрагментов из разных, не обязательно заговорных текстов, в четвертых - попытки творческого осмысления и даже импровизирование. В этом отношении заговоры не отличаются от других фольклорных произведений. Хранителями тех и других выступают одни и те же люди, не способные вырваться за границы совершенно определенных социальных и культурных обстоятельств. Больше того, сравнение заговоров разного времени записи показывает, что они, пожалуй, более изменчивы во времени, чем, например, эпические песни, и по этому признаку близки к похоронным причетам, при исполнении которых роль плакальщицы в
формировании текста оказывалась решающей.

Формально заговоры можно разделить на повествовательные, формулические и диалогические.

Повествовательные формы преобладают на Русском Севере. Многие из них схожи с формами, отмеченными в Белоруссии и в Латвии. Отсюда можно предположить, что некоторые русские формы поначалу складывались по соседству с Белоруссией и Латвией, где-то в Псковской, Новгородской и Тверской землях, а оттуда распространялись миграционными потоками в другие места, включая европейский Север. Именно повествовательные заговоры - бесспорно собственно русские формы, что, разумеется, не исключает происхождения кое-каких из них из глубин общеславянского мира. Ныне начаты опыты по систематизации и классификации повествовательных заговоров.

Формулические заговоры редки на Русском Севере. Они состоят из кратких устойчивых словосочетаний, разворачивающих не более одного эпизода: "Курица ряба,/по улице
брела,/пала да убилася,/у ней кровь остановилася" (заговор на кровь). Похожие формы встречаются у всех славян. Они заметны на Украине. А у южных славян, на Балканах, они,
кажется, преобладают в заговорном репертуаре. Поэтому можно предположить, что формулические заговоры по своему происхождению принадлежат к общеславянскому наследию.
Иначе говоря, подобными текстами, наверное, пользовались славяне в начале нашей эры, когда они стали широко расселяться на просторах центральной, восточной и юго-восточной
Европы. Формулические заговоры пока не поддаются надежному анализу. Они выглядят окаменевшими импровизациями, почему-то уцелевшими в отличие от теоретически бесчисленного множества родственных форм. Правила же сложения таких импровизаций остаются почти не раскрытыми.

Диалогические заговоры совсем редки на Русском Севере. Они очень примитивны своей первобытной логикой, отчего можно допустить, что они также восходят к древним временам.

До сих пор, однако, ученые предпочитают народную классификацию и делят заговоры по их утилитарному назначению.

При таком делении самую большую группу составляют заговоры, призванные уберечь человека от болезни либо излечить его, если он уже заболел, причем одни и те же тексты могли быть как профилактическими, так и лечебными. Вместе с тем, они не взаимозаменяемы. Каждый из заговоров предназначен для определенной болезни. Поздние пользователи иногда путаются и переносят назначение заговора, но это всегда опознается при сравнении с другими фиксациями.

Присушки и отсушки (привораживание и отвораживание, приворот и отворот) применялись тоже по случаю, не только всерьез, но и из озорства, из желания навредить. Присушку (присушенье) наговаривали на какую-либо пищу или питье, на вынутый след, на нитку из одежды, на мокрый от пота платок и пр. Отсушку же наговаривали и просто так.

Порчу (портеж, наговор, притки, притчи) также наговаривали на какой-либо предмет или вещь, а еще напускали по ветру на намеченного человека, некий дом, чью-то скотину. К числу
порч относили и разные способы расстроить свадьбу, не обязательно сопровождаемые заговором. К ним же относили призор (уроки, сглаз), при этом охотно признавая, что сглаз – далеко не всегда осознанное действие со стороны сглазившего.

Хозяйственные заговоры по числу занимают второе место после лечебных. Среди них были связанные так или иначе с земледелием: общие - например, от засухи, от градобитья, от грозы, и конкретные: на урожай вообще, на урожай определенной культуры, на сев, жатву и др. По признанию местных жителей, аграрные заговоры заметно поубавились после коллективизации. Значительно больше, чем аграрных, бытовало заговоров, предназначенных оберегать и умножать скот и птицу. К хозяйственным заговорам относятся также ритуальные диалоги, должные вывести ("выжить") клопов, блох и тараканов (тут не премину все же отметить, что избы старожилов, как правило, исключительно чисты).

Среди промысловых заговоров охотников и рыбаков имелись тексты на удачную охоту по зверю, на удачный выстрел, на ловлю птицы, на хороший улов рыбы, на ловлю щуки на крючок, на мелкую рыбу и пр.

Всегда единичными, но обязательными в репертуаре были дорожные обереги (оберег в пути, оберег на первый выход в лес по весне). Кое-где роль дорожного оберега играл апокриф "Сон Богородицы", который порой даже не заучивали наизусть, а носили в ладанке переписанным.

Также единичными и обязательными в репертуаре каждой деревни оказались социальные обереги - на подход к властям, от дурного начальства, от неправедных судей. Они вполне традиционны. Их варианты записывались и в XIX в. А их бытование вплоть до наших дней можно с уверенностью объяснить тем, что жители Русского Севера не заметили разницы между старыми чиновниками и начальниками, которые сменили их в новые времена.

Наконец, в традиции Русского Севера, видимо, бытовали и пародии на заговоры, если судить по случайной записи пародии заговора на зубную боль, - ее мы записали в 1963 г. на восточном побережье Онежского озера.. Заговорные пародии до сих пор, кажется вообще, не замечались исследователями.

В самом же факте пародирования нет ничего удивительного. В России с удовольствием пародировали разные фольклорные произведения, от былин и волшебных сказок до "жестоких" романсов.

Активное бытование заговоров на Русском Севере в 50-60-е гг. легко объяснить сложившимися там социальными и культурными обстоятельствами, в частности, довольно слабой
сетью медицинской и ветеринарной служб, зачастую не всегда оказывавших реальную помощь. У людей не было, выбора. Они обращались к средствам народной медицины как к наиболее
доступным и неизменно находящимся под рукою.

Непосредственно же бытование заговоров питала вера людей в их силу, за которой скрывалась психологическая настроенность в пользу надежного, всенепременного эффекта заговаривания. И действительно, судя по рассказам жителей, да и по нашим, к сожалению, беглым наблюдениям, при такой настроенности эффект заговаривания часто и несомненно существовал. Внушение заговаривающего, конечно, воздействовало на психику заговариваемого. Когда же сила внушения сливалась с силой самовнушения, а точнее – умножалась на нее, эффект заговаривания мог только возрастать. Этот эффект народной психотерапии лишь усиливался возможным реальным лечебным средством, сопровождающим заговаривание.

В этот сборник вошли лечебные и любовные заговоры из материалов фольклорной экспедиции МГУ 1962 г. Они сопровождаются характеристиками исполнителей или "паспортами", как их принято называть у фольклористов. Каждый заговор дополнен описанием действа, если оно зафиксировано собирателем. Помимо обычных сведений о месте и других моментах записи, в примечаниях дается краткая оценка качеств текста. Во всех возможных случаях приведены указания на варианты по крупнейшим заговорным сборникам XIX в.: Майков Л.Н. Великорусские заклинания. СПб, 1869. (в примеч. - Майк.): Ефименко П. С. Материалы по этнографии
русского населения Архангельской губернии. Ч. 2. М., 1878. (в примеч. - Еф.); Виноградов Н.Н. Заговоры, обереги, спасительные молитвы. Вып. I - 11, СПб, 1908. (в примеч. - Вин., вып. 1 - 2). Своеобразная заговорная лексика поясняется в примечаниях к текстам в том случае, если слово встречается только в одном заговоре, либо в отдельном словаре, если слово употреблено в двух и более текстах. В основном использованы областные словари; Подвысоцкий A.M. Словарь областного архангельского наречия в его бытовании и этнографическом применении. СПб, 1885. (в примеч. - П.); Куликовский Г.И. Словарь областного олонецкого наречия в его бытовании и
этнографическом применении. СПб, 1898 (в примеч. - К).

Другие указатели (заговорных персонажей, названий болезней и пр.) призваны облегчить ориентацию в текстах и пользование сборником.

Ю.И. Смирнов

ДБРЕВНЯ ЛЕШИНО

(КУХТИН НАВОЛОК)

Ольга Николаевна МАРКОВА, 44 года, грамотная, наша лешинская хозяйка, добрая, языкастая и отзывчивая женщина, с готовностью делилась с нами всем, что она знает. Работает на ферме  дояркой, но, пожалуй, ей полезнее было бы работать где-нибудь в сельсовете: она не чинуша, бойка и умеет притягивать людей. Обилие присушек, записанных от нее, — следствие личной неустроенности. Ольга Николаевна выгнала первого мужа, но со вторым, которого она страстно любит, ей не везет. Boт и хватается она за все средства, какие только попадутся. Отсюда и знание присушек. Прочее из области суеверий она знает даже хуже женщин ее возраста этой местности. Например, заговоры от детских болезней. Ей-то они не нужны, потому что у нее только один сын, да и тому 15 лет. Она верит в заговоры и не верит. Верит, потому что другие верят и говорят, что им помогает. Не верит, потому что ей не помогает. "А в общем что-то есть", — всякий раз заключала Ольга Николаевна наши с ней разговоры.

№ 1. От змеиного укуса

Гад, гадищо, лежишь во пнищи, во влагалищи, не жгешь своих детей, так же и меня, раба божия Егория. Всем моим словам ключ и замок. Аминь.

(Читать 3 раза. Пошел в лес, там надо заговориться, чтоб ты его не видал. И
наступишь, да он не тронет.)

№ 2. Чтоб ребенок спал

Заря-зарница,   дай   мне   водицы   для   моего младеня, для сну и покоя.

(Читать 3 раза. Надо зачерпнуть в одну сторону, по солнышку, не отливать и не доливать. Надо выходить на вечерней заре и на утренней. Этой водой ребенка вымыть, воду до того маленько погреть — в печь поставить. Я иногда верю, иногда — нет, но что-то есть. — О. М.)

№ 3. Присушка

Рыба не может жить без воды, покойник без земли, младень без матерной груди, так бы раб божий Петр не мог бы ни жить, ни быть, ни дневать, ни цясовать ни минуточки, ни секундочки: все бы болел, скорбел по рабе божьей Марье. Всем моим словам ключ и замок.

(Читать 3 раза, а хоть на чего внутрь. — О.М.)

№ 4. Отсушка

Стану не перекрестясь, пойду не благословясь. Иду не дверью, воротами, задним двором и подвальным бревном, мышьими тропами, дьявольскими следами к Окияну-морю. В Окияне-море синий камень, на этом камне сидит черт с чертовкой, водяник с водяницей, сама сотона [с] сотоной. Сидят все спинами вместе, мщами врозь. Дерутся и ципаются, до кровавых ран додираются. А тебе, самой старой, главной [сотоны] помолюся: пусть... дерутся и ципаются, на встречу [не встречаются, до кровавых ран додираются].

№ 5. От зубной боли

Встану я благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота. Выйду в чистое поле. В чистом поле Окиян-море. В этом море лежит на дне щука, зубы у ней длинные, белые, как сахар, красивы, как...; не боятся ни оговору, ни переговору. И так бы у рабы божьей Натальи, чтоб не болели, не скомнули. Всем моим словам ключ и замок. Аминь.

(Читать 3 раза на редьку или на соль, положить на зуб и спать лечь. С левой ноги обувайся, с девой — разувайся — к никогда зубы не будут болеть, и когда гнилы, болеть не будут. Заговаривать может только человек с одной с тобой масти и если у него все зубы здоровые. Если ты белая, а я черная, дак так будет корявить, что будет тебе еще пуще и пуще. - О.М.)

№ 6. Присушка

Моя сухота, пади ни на воду, ни на землю, а пади на темные леса, пади и розыщи раба божья
(имярек), пади ему на ретиво сердце, чтоб он не мог ни жить, ни быть ни днем по солнышку, ни
ночью по месяцу, ни на утренней заре, ни на вечерней, все бы болел и скорбел по рабе (имярек) в тот же день, в тот же час приезжай ко мне. Всем словам ключ и замок. Аминь.

(Говорить по ветру.)

№ 7. Присушка

Ветры буйные, тучки черные, снесите всю мою сухоту рабу божьему (имярек), чтобы он не мог
ни жить без меня ни днем по солнышку, ни ночью по месяцу, ни на утренней заре, ни на
вечерней. Все бы болел и скорбел по мне, девице, не мог бы ничем заедать: ни слатостью, ни горестью, ни пирожным, ни воложным, ни масляным; все бы душой болел по мне, девице, и приснилась как бы я во сне; в тот же час, тот же день явись ко мне.

Всем моим словам ключ и замок. Аминь.

(Читать 3 раза. Выходить на дорогу и говорить по ветру.)

№ 8. Присушка

Стану благословясь, пойду перекрестясь, выйду в двери, в ворота, выйду в чистое поле. В
чистом поле смотрю в восточную сторону, в восточной стороне встречаю саму Пресвятую
Богородицу. Она опускает стрелу огненную по всем городам, пригородкам. - Куда, стрела, летишь, куда машишься? – Иду жгать прицелки с прицепками, города с пригородками, и зайду
в твоего любимого, зайду я к нему в печень черную, в сердце ретивое, в буйную голову, дойду до подпятных жил и пройду 71 жилу, 71 сустав и весь человеческий стан, чтобы твой
любимый так тебя любил: лучше солнышка красного, месяца ясного, любее своего роду и племени; не мог ни жить, ни быть, ни дня дневать и ни ночи спать, все бы болел, скорбел по тебе
и мчался, как птичка к своему дитю, так бы мой любимый к своей любушке. Всем моим словам ключ и замок. Аминь.

(Читать 3 раза. Надо наговаривать на чай после бани, на сон грядущий.)

Саша МАРКОВ, 15 лет, грамотный (сын Ольги Николаевны Марковой). Простодушный, славный паренек, работает молоковозом. Два раза в день, утром и вечером, гонит он грохочущую, дребезжащую телегу за восемь километров на сепараторный пункт.

Оказалось, что в доме Марковых около года жила баба Грипка, прославленная в этих местах староверка и колдунья. Жила она тихо и мирно дарами приходящих, как вдруг приболела. Испугалась старуха, решила, что помирает, и сама уж помирать собралась. Вот тут-то ей и понадобились Саша и его мать. Ведь колдун, по неписанному правилу, должен перед смертью передать свои знати (заговоры). А не передаст кому помоложе, так помрет в тяжелых мучениях, и будет душа шататься и околачиваться на грешной земле вместо того, чтобы улететь в рай.

Призвала баба Грипка Сашу и давай заговоры диктовать. На беду карандаша не случилось, так писал он свинцовою пулей. Но вскорости старуха почувствовала себя лучше и прекратила диктаты.

А листки с заговорами Саша засунул подальше и не вспомнил бы про них, если бы не услышал, что мы заговорами интересуемся. Долго он рылся в хламе, да и нашелся-то всего один листок. Свинец почти стерся, читать трудно. Кое-как с ним разобрались. Зато разобрались на славу: к концу Саша выучил их наизусть. Поэтому они числятся в нашей тетради за ним.

Верит ли он в их силу? Нет. Но уверует, если жизнь в Лешино или там, где он будет жить, не переменится к лучшему.

№ 9. Отсушка

Встану не благословясь, пойду не перекрестясь не дверью, не воротами, а подземными ходами,
да дьявольскими тропами. Пойду к Окияну-морю. В этом море стоит синий камень, на синем
камне сидит водяной с водяницей, лешой с лешовицей, сам сотона с сотоною, сидят спинами вместе, лицами врозь, деруце и чипаюце, с друг дружкой не встречаюце. Сотона с сотоной,
будь мне брат родной, отслужи мне в нонешнем, я отслужу тебе в будущем, сделай так, чтобы Наталья не встречалась и дралась, и чипалась с Иваном.

(Читать на хлеб, на любой продукт. Передала Агриппина Андреевна Истомина.)

Прасковья Дмитриевна ЗЫКОВА, 63 года, неграмотная. С П.Д. Зыковой мы познакомились, когда она в числе других пришла петь песни. А на следующий день к вечеру, по наущению нашей хозяйки, мы отправились к Прасковье Дмитриевне за заговорами. Первым делом она показала все четыре комнаты, в которых живет семья ее сына и она сама, и была польщена, когда мы обстановку комнат сравнили с городской. Она знала, зачем мы пришли, готовилась к этому и не отнекивалась.

— У меня все знати божественные, — горделиво объявила она. Но это заявление не мешало ей произносить заговоры шепотом и скороговоркой. Может быть, это обстоятельство побудило ее выгнать своих внуков на улицу погулять. И, конечно, по этой причине она всякий раз замолкала и переводила разговор на невинную тему ("А не знаю я песен, крещеные!"), когда в комнату то и дело вбегали дети или заходила сноха, которой очень хотелось послушать, о чем мы толкуем. Скоро нам такая игра надоела, и мы распрощались.

№  11. От грыжи

Стану я, раб божий, благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота.
Выйду в чистое поле. В этом чистом поле стоит огненный столб, у того столба стоит стул. На том
стуле сидит сама матушка Пресвятая Богородица. Я ей поклонюсь, я ей попрошу: закуси, загрызи у раба божия Егория 71 грыжу, 71 сустав, весь человеческий став, чтобы не тронула его теневую, лобовую, глазовую, ротовую, носовую, руцьную, трудовую, пуповую, родимоцьную, хребтовую, яишочну, мошоноцьну, подпятну, поджильну, подошовну, суставну, семьдесят единую грыжу, 71 сустав, весь человеческий став. Не тронула бы ни днем, ни ночью, ни по утру, ни вечерей, ни в
часы, ни в минуты, ни в секунды. Будьте мои слова крепки и лепки, будь на моих словах ключ и замок. Во веки веков. Аминь.

(Читать 3 раза, когда родится ребенок, при перевязывании пуповины, или на шестой неделе, когда ребенка моют. Матери можно читать всегда.)

№ 12. От призору

Матушка Мария, бабушка Соломонида мыли и парили святоистинного Христа, царя небесного, на белый свет попущает. Так и я, раба божия Мария, намыла и напарила не ради хитрости, не ради мудрости, ради божьей великой милости на сон, на рост, на божью великую милость. Аминь.

(Читать, когда моют ребенка, чтобы спал. Читать а хоть один, а хоть три раза на воду. Воды зачерпни, так иди и неси, подогрей, но не кипяток, положи серебряную монетку, перстень, а потом уж и мой. От рыкуши эти слова не помогут. —Я. 3.)

ДЕРЕВНЯ УСТЬИРЬГА

(ОФИЦИАЛЬНОЕ НАЗВАНИЕ - СТЕПАНОВСКАЯ)

Александра Федоровна САМОЙЛОВА, 62 года, грамотная. Даже записывая эпос, не верилось, что эта рослая с красным носом, изобличающим известную приверженность, языкастая старуха может быть названа сказительницей. Четыре баллады, выданные за какой-нибудь час и без занудных уговоров, нынче знает отнюдь не каждый северный житель. Александра Федоровна родилась, выросла и весь свой век прожила в Устьирые. Закончила церковно-приходскую школу.
Между прочим, в 3 классе играла госпожу Простакову. В колхозе состоит со дня его основания. Выполняла разные работы. В частности, 7 лет групповодом была, "группу на пожню водила", и 12 лет конюхом, коней растила. Коней она любит и довольно красочно живописует свою деятельность на конюшне. Именно за коней ей дают от колхоза повышенную пенсию — 8,5 руб. в месяц. Но Александра Федоровна еще прирабатывает в колхозе. При нас она с утра до ночи сенокосила. Приработок худенький, 5-6 руб. в месяц. Вот эти 13 - 14 руб. да приусадебный участок поддерживают существование Александры Федоровны и ее матери.

Смолоду Александра Федоровна перенимала стихи, любила петь песни.

— Если бы не песни, дак я с ума бы сошла по моей сложности жизни.

Советские песни составляют основную часть ее репертуара. В 1959 году собрали здесь пяток старух, в том числе и Александру Федоровну, и повезли в Конево на смотр песни. Любопытно, что она предлагала там спеть одну из баллад, но бдительное начальство не допустило вторжения такой дикости в высокоидейную халтуру смотра.

Заговор Александра Федоровна называет "словом". Уверяет, что больше заговоров не знает. Интересно, что они не мешают ей пользоваться и сугубо медицинскими средствами.

- Да я не особо верю, — говорила Александра Федоровна. Утопающий хватается за соломинку. Так и тут: если приспичит, да ничего не помогает, прибегнешь и к заговору, тем более, что пользование им не требует лишних расходов и многих хлопот.

№ 13. От укуса змеи

Встану я благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, пойду я в
чистое поле, в чистом поле бежит чистая река, в той реке есть быстрая быстрина, в той быстрой
быстрине стоит красная девица, ширинками размахивает. Под этой девицей Аким-камень, под камнем живет лютая змея. Ты, лютая змея, не жги, не кусай нашей Пестронюшки, а жги и
кусай лютого змея. Отныне до веку, век по веку. Ключ и замок моим словам. Аминь.

(Этот заговор, по мнению Александры Федоровны, одинаково помогает и
людям, и лошадям, и скотине. Но заговор не читается впустую на укус. Нужно
"разбить яйцо, линуть молока парного, разболтать и вышаркнуть на окушено
место, оно и опустице". Вот в момент "вышаркивания" и читать заговор   3 раза.)

№ 14. От крови

Как загрызала, заедала и заговоривала Пресвятая Госпожа Богородица у истинного Христа арцы, так пусть замыкается и заложается у раба божьего Егория кровь и руда и щипота век по веку, отныне и до веку, ключ и замок словам моим. Аминь.

(Три раза читать на рану, это от старух слыхала. - Д. С.)

Авдотья Степановна ПТИЦЫНА, 92 года, неграмотная. Авдотья Степановна родилась, выросла, "выкисла и выгнила" в Устьирые. Нигде не бывала, кроме Плесецкой. По поводу своей неграмотности шутливо заметила: - Еще девок учить, мужикам письма писать! Мать ее была "стихарница", умерла более полувека назад. От матери Авдотья Степановна и переняла эпические песни.


Многие из них она передала своей дочери Александре Федоровне Самойловой. И то, что она передала дочери, мы не решились тянуть из нее самой: просто было жалко мучить старуху. Мы удовлетворились ее заявлением, что-де она пела все баллады, которые знает дочь. Пела она также "Иосифа Прекрасного". И что удивительно, сама, не дожидаясь нашего вопроса, сказала:

— А вот про Илью Муромца слыхала, а попомнить не могу... А памятна была: стих споют или чего — запомню.

Надо сказать, что раза два у нас было поползновение побеседовать со старухой с глазу на глаз, без дочери, но Авдотья Степановна сказывалась больной. И уже от посторонних людей мы узнали, что она староверка. Сама же Авдотья Степановна не выказывала никакой замкнутой отреченности в те две встречи, когда удалось из нее выудить былину и заговор.

О том, что Авдотья Степановна знает былину, мы услышали невзначай от ее дочери А.Ф.Самойловой. Экзаменовали мы Александру Федоровну по эпосу, гоняли, гоняли, а она вдруг говорит:

— Да моя мать про Добрыню «их спевала».

Тотчас мать ее была позвана. Надо было видеть, как Авдотья Степановна брела из своей комнатки в горницу. Ноги не держали ее распухшее тело, руки хватались за притолоку, за стены... Усевшись на лавку, она долго не могла отдышаться.

Старуха "повинилась" в том, что знает былину, но объявила, что петь не может. Ей было тяжко напрягать свою память, ей было мучительно произносить слова, но она старалась, она изо всех сил старалась! Иногда слова низвергались стремительным малоинтонационным потоком — и тут надо было успеть схватить все слова на карандаш, и прокричать старухе нежнейшую просьбу не спешить, придерживать слова, выдавать их размеренными порциями. Стоило ей остановиться, потеряв в усилиях нить фабулы, как я зачитывал ей длинный кусок и подбодрял старуху похвалами. Она чувствовала радость в моем голосе, разглядела сияние на моем лице: а кому не нравится, что ты доставляешь радость другому? Она задыхалась от напряжения и улыбалась. Но усталость взяла свое. Почти тотчас после исполнения былины Авдотья Степановна убрела в свою комнатушку и повалилась на кровать.

№ 15. От чирея

Как в дереве сучок посыхает, так у раба божьего (имярек) чирей посыхает днем по солнцу, ночью по месяцу отныне и до веку, ключ и замок словам моим. Аминь.

Авдотья Дмитриевна САМОЙЛОВА, 82 года, неграмотная. Мы сидели в доме Е. А.Палицыной и расспрашивали хозяйку про эпос.

— А вот, - кивнула она на присутствующую при разговоре Авдотью Дмитриевну, — она рассказывала детям сказку про Илью Муромца.

Мы тотчас "вцепились" в старуху, но та решительно отказывала, поспешила уйти. Несколько раз заглядывали мы в усадьбу Авдотьи Дмитриевны и попусту: дверь неизменно была заложена палкой. Но мы уже разузнали, что она староверка, и готовились раскусить этот твердый орешек. Наконец нам удалось застигнуть Авдотью Дмитриевну, когда она сгребала сено у стен своего дома.


Бежать ей уже неприличествовало. Нашим решающим аргументом было сообщение о том, что кенская начетчица в деревне Округа нам пела духовные стихи. Оказалось, что Авдотья Дмитриевна довольно долго жила у этой женщины во товарищах, и авторитет ее был для нее непререкаем. И Авдотья Дмитриевна заговорила. Она, конечно, не выдала всего, что знает. От нее записаны: "Исцеление Ильи", "Илья и Соловей", "Илья и разбойники", духовный стих "Егорий и змей", приметы.

№ 16. От чирея и других кожных заболеваний

(А. Д. называет их одним словом "лиша".)

Ут угля трава не расте, от каменья плоду нет, у раба божья Егора на белом теле вереду места нет. Аминь.

(Нужно взять уголек и водить по пораженному месту, "по солнышку водить-то". Три раза это слово прочитать, - говорит Авдотья Дмитриевна, — и сейчас засохнё. Потом на опашку (уголек) кину:

— Откуда пришло, туды и поди! Ходя ко мне люди-то, — признается она и тут же подает совет:

— Старше себя не говори, силы не буде.)

ДЕРЕВНЯ ЛЕШИНО

Прасковья Ивановна РОЕВА, 69 лет, неграмотная. Родилась в Наволоке и жила там безвыездно до конца 30-х годов. Незадолго до начала Великой Отечественной войны переехала в Москву вслед за мужем, который устроился там на работу. Прожила в Москве 10 лет, но так и не привыкла к большому городу. Жизнь в деревне нравится гораздо больше. Прасковья Ивановна никогда не
работала в колхозе. Она не захотела туда вступать, потому что в свое время колхоз отобрал у нее большую часть имущества. Собственностью своей она очень дорожит и, очевидно, всегда жила в достатке. Сыновья пошли в нее и тоже умеют зарабатывать деньги. Они живут в городах.

Рассказывала, и пела Прасковья Ивановна очень охотно (в молодости у нее был хороший голос, и она любила петь). Не задумываясь, начала рассказывать заговоры, хотя ее дочь и пыталась этому препятствовать. Прасковья Ивановна не пользуется репутацией колдуньи. В Кухтином Наволоке гораздо чаще указывали на других женщин, которые лечат "словами". Нам назвали семь — восемь адресов. Интересно, что в этих местах четко прослеживается своеобразное разделение труда: одна из женщин занимается лечением коров, "оклеванных змеем", к другой ходят, чтобы унять плачущего ребенка, к третьей — удалить следы ожога, к четвертой — вывести бородавки и т.д.

Как рассказала нам дочь Прасковьи Ивановны, раньше к ее матери носили маленьких детей с грыжей. "Тут никаких слов не надо, — говорила она, — у кого зубы хорошие, покусать, где грыжа тревожит. Теперь у мамы зубы плохие, она уже этим не занимается. А раньше носили часто".

Дочери Прасковьи Ивановны около 30 лет. К заговорам она относится с некоторым скептицизмом, но в то же время не может не верить фактам, которые кажутся ей неоспоримыми. Она рассказала два случая. Долгое время она не могла избавиться от бородавок, которые причиняли ей боль. Врачи не могли помочь ей. "Бородавки сгонила" женщина из соседней деревни Корякино. Она заговорила их и перевязала ниткой. На другое же утро они сошли совершенно бесследно. Другой случай: кто-то из жителей Кухтина Наволока пострадал от ожогов. Врачи ничего не могли сделать с лицом пострадавшего, но Анна Федоровна из деревни Лисьи (недалеко от Корякина) быстро удалила следы ожогов.

Когда Прасковья Ивановна начала рассказывать заговоры, дочь пыталась удержать ее от этого, но после разговора с собирателем стала сама просить мать рассказать все, что она знает.

№ 17. На кровь и ураз

Стану я благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в
цистое поле. В цистом поле лежит дуб подсухой. На этом дубу сидит птица цёрный ворон и держит в когтях шелковую нитоцку, булатнюю иголоцку; зашиваё, затягиваё кожу с кожой, жилу с жилой и став с суставом. Так бы у раба божьего (имярек) не было ни крови,
ни щипоты, ни опухоли, не болело и не скобнуло, и не щипнуло ни в жилах и ни в костоцках.

Век по веку, отныне и до веку моим словам ключ и замок. Аминь.

(Три раза плюнуть. Наговорить над чашкой с маслом, три раза ножом перечертить и намазать, где ураз, и как кровь, так над верхом. — П.Р. Этот, как и нижеследующий, заговор сообщила по просьбе собирателя. Слышала от бабушки (со стороны матери) Евдокии Богдановны Зыковой.)

№ 18. На кровь и ураз

Стану я благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в
цистое поле. В цистом поле лежит мёрзлое дерево. На этом мерзлом дереве сидит змей на
двенадцати огненных хоботах, вьё и клюё мерзлое дерево. У этого мерзлого дерева не было ни утину, ни уразу, ни руды и ни щипоты, и ни опухоли. Так бы у раба божьего (имярек) не было ни утину, ни уразу, ни руды и ни щипоты, и ни опухоли. Век по веку, отныне до веку. Аминь.

№ 19. От зубной боли

Стану я благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в
цистое поле. В цистом поле лежит мертвое тело. У этого мертвого тела не болели, не скобнули
ни губы, ни зубы, ни алака и ни чесла. И так бы у рабы божьей (имярек) не болели бы и не скобнули ни губы, ни зубы, ни алака и ни чесла.

Век по веку, отныне до веку. Аминь.

Мария Ивановна ДМИТРИЕВА

№ 20. На кровь

Кузьма и Демьян, ремесленный бог и бессребреник Христов, пойди ко мне е меньшой сестрой
и пособи (како имя) кровь заговорить и руду остановить, что-от мясо не болело и от кости не
щемило. Отныне и до веку. Аминь.

(Где рана, то место и заговорить, 3 раза плюнуть. — М.Д.)

№ 21. От вереда

Как в стены сук не растет, камень не цветет, так бы эта большие росла, не цвела и вперед не шла, зачернела бы как черный уголь. Как мертвое тело умрет, так и эта боль вся умрет. Отныне до веку, век по веку. Аминь.

(Когда маленький, заговаривать, зацерцивать безымянным пальцем и девять раз в суцок. — М.Д)

№ 22. На грыжу ("бабить ребенка")

По рецке по сестры три родимые сестры на трелётке-жеребце. Ёны заедают и загрызают, и заговаривают грыжу пуповую, другую становую, третью проходную, грыжу головную, грыжу носовую, грыжу ушевую, грыжу ротовую, грыжу грудную и хребетную, и подхребетную, грыжу поповую и подпятную и мошоночную (как парень, а как девушка так п...ную) и все семьдесят одну жилу и семьдесят один сустав и весь целовеций став заедаю, загрызаю и заговариваю всем ртом, всеми железными губами раба божьего (имярек).

(Покусать пупка 3 раза. — М.Д.)

№ 23. От родимца ("на родимоцку")

Проклятая своя и окаянная своя, и не тронула бы тебя ни в день, ни в ноць, ни в какую пору, ни в какой цас, ни в какую минуту.

(Наговорить на воду, на молоцко, водушкой помыть или дать пить. — М.Д.)

ДЕРЕВНЯ ОКРУГА КЕНОРЕЦКОГО СЕЛЬСОВЕТА

Прасковья Александровна КОЛОСОВА, 60 лет, грамотная. Всю жизнь провела в Валове.

— Немного у нас гульбищ было, — рассказывает она, отвечая н вопрос собирателя. — Обряд-то не было ницего. Тако место — заомуток. В том, в цем работаем, и на вецерку идем. Стихи пели, так нездешни люди стары. Я в стихах-то слыхала, да ницего не знаю, как муж жену губил.

Разговор с Прасковьей Александровной был очень кратким: она спешила на работу. На все вопросы отвечала охотно. Заговоры рассказала, как только спросили об этом.

№ 24. От золотухи

Встану   благословясь,   пойду  перекрестясь   из дверей в двери, из ворот в  ворота,  колю  и
закаливаю, чтоб не щемило, не болело. Нитоцка шелковая, иголоцка булатная. Аминь.
(В ухо дуешь, да иголкой цертишь кругом. 3 раза дунешь в ухо. — П. К.)

№25. На кровь

Выйду в цисто поле из дверей в двери, из ворот в ворота. В цистом поле синее море. В синем
море церный камень. На этом каменю сидит девица и зашивает кровавые раны: мясо с
мясом, кожу с кожей. Аминь.

(Заговаривать рану.)                       

№ 26. На утин («спины засекать»).

(Положить на порог больного, спину сечь топором через веник)

Секу, засекаю утин, чтобы век не болел.

А кто лежит – говорит: «Секи его пуще».

(А потом топор в сучок на мосту ткнешь 3 раза, 3 раза проговоришь и сходишь. – П.К.)

ДЕРЕВНЯ АФАНОСОВО

Пелагея Трифоновна КУХТИНА, 44 лет, неграмотная. Когда мы пришли к Пелагее Трифоновне, она сначала смотрела на нас очень подозрительно, только на третий раз стала улыбаться и охотно рассказывать и петь. Мы спросили ее про богатырей, она тут же рассказала нам про Ставра, назвав его "сказкой", и добавила, что про богатырей все в книжках написано. Она спела нам кадрильные песни.

№27. На чирей

Как этот сук сохне и чахне, так у раба божьего сохне и чахне чирей.

(Сук найдут такой, что бывает в колоде, в стене. И вот этим пальцем - показала безымянный палец правой руки - обвести этот сук по солнышку и сказать. Потом плюнуть на сук и этим же пальцем на чирей. Так 3 раза сделать и проговорить. Так ведь и засохне чирей. - П. К.)

Прасковья Федоровна ХАРИНА, 55 лет, малограмотная.

28. На грыжу

Встану я (имярек) благословясь, пойду перекрестясь. Из ворот и ворота, из дверей в двери.
Выйду в чистое воле. В чистом пиле стоит престол.   На  атом   престоле   сидит   Пресвятая  Богородица. Моет, парит святоистинного Христа. Заедает и загрызает, и заговаривает 71 грыжу младеню. Грыжу паховую, потовую, и ножную, и ручную, и зубную, и пошетну, и все по
суставам, чтобы не болело, не тоснуло у раба божия младеня (имярек). Аминь.

(Над ребеночком говори, да зубами пуп загрызи. — П.Х.)

№ 29. На рождение

Стану благословясь, пойду перекрестясь. Из дверей в двери, из ворот в ворота. Выйду в
чистое поле, пойду далеким далеко к Окиян-морю. В Окиян-море бел Латырь камень. На
этом камне нет ни крови, ни ольхи, ни опухоли. Так бы и у моего младеня (имярек) не болело, не тоснуло ни в жилье, ни в суставах, ни в костях, ни в мозгах, ни в буйной голове, ни в
горячей крови. Аминь.

(Три раза проговорить над младенцем как только он родится. Тот, кто
принимает, тот и скажет. —П.Х.)

№ 30. От рыкуши

Царь морской, царица морская, дайте вы водицы ребеночку умыться. Денная бессонница,
ночная бессонница, водушкой заливайся, чайком заедайся, от раба божьего младеня
(имярек) прочь убирайся на пустое место, на высокие горы.

(Зачерпнуть против воды три раза. Лицо помыть три раза, а за водой на зори ходят. — П.Х.)

№ 31.От чирея

От угля плод не живет, от камня трава не растет. В мертвом теле душа не живет. Аминь.
(Три раза обвести углем вокруг чирея.)

ДЕРЕВНЯ ВАЛОВО

Оксана Петровна РЫЖОВА, 60 лет, малограмотная. В последний день нашего пребывания в деревне Валово мы пошли к Оксане Петровне. Она уже достаточно наслышалась о цели нашего приезда, а потому без лишних слов заявила: «Песен, стихов я не знаю, но слышала, вы словами  интересуетесь».  Мы были обрадованы и удивлены, ибо заговоры обычно сообщаются весьма неохотно, после долгих просьб и уверений с нашей стороны, что никому об этом не будет
сказано.

У Оксаны Петровны много скотины, а посему в заговоры она крепко верит. Все же попросила никому не говорить, что она дала нам "знати".

№  32. От ушной боли

Встану я благословясь, пойду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле стоит дуб. Через этот дуб летит черный ворон, в устах несет ниточку шелковую, иголочку булатну. У раба божьего (имярек) заговаривает щимету и ломоту.
(Читать три раза.)

№ 33. На кровь

Встану я благословясь, пойду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле стоит синий камень. На этом камне сидит девица, шьё и вышивае всякими шелками, у раба божьего (имярек) кровь заговаривает. Ключ и замок на эти слова. Аминь.

(Читать три раза.)

№ 34. На рождение ребенка

Сама мати носила, сама приносила, сама бабила, сама ладила своего дитя. Заговаривала все 12 жил: носовую, ушную, глазовую, поповую, чешовую, пятовую, брюшиину, спинную, ручную, позвоночную, паховую, ноготную.

ДЕРЕВНЯ РУЧЬЕВО

Анна Ивановна ЕЛИСЕЕВА, 84 года, неграмотная. Анна Ивановна родилась в Ручьеве, здесь же вышла замуж. Стихи переняла от матери, от старух, от нищих, что заходили в деревню. Хотя Анна Ивановна неграмотна, но обладает великолепной памятью, а также хорошо чувствует размер стихов. Она знает много сказок, которые слышала от дочери (читала их ей).

Заговоры дала нам без отговорок, за что нужно поблагодарить ее внучку, которая имела на бабушку большое влияние и подготовила ее к нашему приходу.

№ 35. На чирей.

Безымянному пальцу имени нет, у Алексея – раба божьего на белом теле чиреду-вереду места нет ни чиреям, ни вередам, никаким болям места нет. Аминь.

(Читать три раза, водить правой рукой по лицу).

№ 36. Утин засекать.

Утин засекает первый или последний ребенок в семье. Болящий ложится на порог спиной вверх. Засекающий замахивается топором:

- Что делаешь?

- Утин секу.

- Секи-то ладом, чтоб не болел он веком. Аминь.

(Говорить три раза).

№ 37. От грыжи.

Сама мать (имярек) родила, сама приносила, сама грыжу загрызала, закусывала, заговаривала, уговаривала черну грыжу, белу грыжу, красну грыжу, зелену грыжу, желту грыжу, спину грыжу, пуповую грыжу, паховую грыжу, маховую грыжу, все семьдесят единый сустав. Из грыжи в грыжу, из жилы в жилу, из сустава в сустав – весь член человеческий. Утреннюю грыжу, полуденную грыжу, вечернюю грыжу, полуночную грыжу, кричуху грыжу, золотуху грыжу, испуг грыжу, зубную грыжу, глазную грыжу, все семьдесят единую грыжу, все семьдесят единый сустав. Родимну грыжу. Не ты, грыжа, грызи, а я грыжу грызу медными щеками, железными зубами. Век по веку, отныне и до веку. Аминь.

(Читать на грудное молоко или на воду, водой окатить маленького).

№ 38. На кровь.

Собака шла, старуха вела. Собака встала - кровь перестала. Аминь.

№ 39. На удар.

Стану благословясь, пойду перекрестясь, отцом прощен, матерью благословлен, из избы дверьми, из дверьми воротами. Выйду в чистое поле в восточную сторону. У той восточной стороны Окиян-море. У Окияна-моря лежит белый камень Латырь. На этом белом камне Латыре лежит мертвое белое тело. На этом на белом теле не было ни крови, ни ольхи, ни опухоли. Не болело бы тело, не скомнули бы кости, так бы у раба божьего (имярек) не было бы на его белом теле ни крови, ни ольхи, ни опухоли. Ни в какое время, ни в какую пору, ни в какую зорю, ни в утреннюю, ни в вечернюю – от нынешнего числа до смертного часа. Аминь.

(Читать три раза).

ДЕРЕВНЯ ЛЕШИНО

Анна Елисеевна РАЙМУЕВА, 62 года, грамотная. Анна Елисеевна была первым человеком, к которому мы зашли в деревне Лешино. Начало было довольно удачным. Нашу просьбу Анна Елисеевна восприняла как нечто само собой разумеющееся. Она сказала нам, что вечером придет к вам в гости и споет что-нибудь. Вечером у нашей хозяйки Ольги Николаевны Марковой собрался
целый хор. Пели песни: "Сидел в Питере Ванюшка в трактире" и другие.

На следующий день мы снова зашли к Анне Елисеевне. Надо сказать, что мы были ее гостями много раз и всякий раз уходили с новыми записями. Все вещи, которые исполняла Анна Елисеевна, тесно связаны с событиями ее жизни. Она спела нам причет по сыну, который утонул на пароходе в 1958 г. Вместе с двумя оставшимися сыновьями и дочерью Анна Елисеевна ездила хоронить его. Память об этом несчастье еще была свежа. Поэтому с необычайно искренним и сильным чувством исполнила она нам причет.

Вспоминая о своей молодости, Анна Елисеевна пела свадебные песни, причеты, обряды. Нужно сказать, что в ее исполнении все это выглядело театрализованно: она не только пела, но одновременно изображала то, о чем пела. Удивительно, что прожив очень трудную жизнь, Анна Елисеевна сохранила в душе своей молодость. Первым серьезным ударом в ее жизни была смерть мужа — погиб на войне. Известие о смерти пришло в тот момент, когда она
родила последнего сына. Известие это дорого обошлось для нее — перестала
двигаться правая рука. Затем новый удар - смерть сына... Глядя, как она ловко работает косой и граблями, причем одной, левой рукой, трудно поверить, что перед тобой человек, которому пошел седьмой десяток. Да и во всем ее облике, ее поведении, чувствовалась какая-то энергия, свойственная человеку в молодости, и оптимизм, который вообще присущ большинству простых людей на Севере, но который особенно заметен в таких людях: уж если человек выжил,
то он начинает любить жизнь особенно сильно. У Анны Елисеевны прекрасный голос и прекрасная манера исполнения. В своей деревне и далеко за ее пределами она славится как прекрасная певица и рассказчица. Уже в пожилом возрасте она ездила с хором в Архангельск и получила премию за исполнение частушек. О широте ее диапазона говорит исполнение таких далеких друг от друга вещей как заговоры, с одной стороны, и фельетоны из газеты "Правда" — с
другой. Анна Елисеевна была, пожалуй, одной из самых колоритных фигур исполнителей. Родилась она в деревне Канэа-Наволок на Водлозере. В девятнадцать лет приехала в Лешино, живет с дочерью, которая работает библиотекарем, зятем и внучкой.

№ 40. От рыкуши

(Отсчитать от стены девятую половицу, на нее порожить ребенка. Собрать в решето чашки, ложки, поварешки, ножи. Льют воду через решето на ребенка.)

Речка-матушка, текешь и маешься, бежишь-стараешься. День и ночь, сутки прочь. Омываешь пенье, кореньё, лихое деревьё, желты песочки, серы камешки, ракитовы кусточки. Так же и с моего раба божьего младенца (имярек) смой ночное бессонье, денное беспокойство.

(Воду для ребенка нужно, взять таким же путем, как и в случае болезни скотины и пр. Сходить на речку, обратиться к заре и к речке.)

№ 41. От рыкуши

Немного приоткрыть дверь, приоткрыть у печки трубу. Мать с ребенком стоит у печки. Елисеевна спрашивает: "Крещеные, спите?" Мать: "Спим". Елисеевна: "Все спят. Кошки спят по печурочкам, собачки спят по мешуточкам, больши люди спят и малёньки спят, только за нас один раб божий, младенец (имярек) не спит, все плачет, да кричит. Надо спать рабу божьему младенцу (имярек) по дням, по часам, по утрам, по вечерам, по темным ночам. Пода прочь от раба божьего (имярек) рык дневной, воп ночной, в трубу дымом, во дверь рыком. Аминь".

(Ребенка обдают водой и кладут  спать.)

№ 42. От ячменя

Сложить безымянный и большой палец, приложить к губам и сказать 3 раза: "Пёсий сосок-
вот тебе комок". Водить вокруг глаза сложенными пальцами три раза и повторять то же
самое три раза. Ткнуть три раза пальцами в ячмень и повторить то же три раза.

№ 43. От ячменя

Потереть глаз кусочком хлеба; Затем бросить его собаке, говоря: "На куска, не давай соска". Если делает женщина, то нужно бросить суке, если мужчина - кобелю.

№ 44. От прыща, чирея

Безымянным пальцем потыкать в сучок в лавке или на стене (или пошептать на безымянный палец) и сказать три раза: "Как бы в стене сук не растё, камень не цвете, так бы раба божия (имярек) прыщ (верет, чирей) не цвел, не рос, поцернел бы прыщ (верет, чирей) в черный уголь".

Затем обводить вокруг чирея и говорить то же самое. Потом потрогать чирей, говоря: "Иссохни, иссохни, боле в век не воскресни". Со словами: "Во имя отца аминь, сына аминь, святого духа аминь" перекрестить чирей.

Весь заговор повторять три раза.

ДЕРЕВНЯ ДЯДЬКИНО

(ВАЛОВО)

Александра Дмитриевна БЕЛКИНА, 75 лет, неграмотная. К Александре Дмитриевне Белкиной мы пришли под вечер накануне отъезда. Она быстро уложила внучат спать, и мы сидели в избе одни, не зажигая света. Для начала она спела позднюю историческую песню "Полно-ка, полно", а затем довольно известную "Запил Ванюша, с горя загулял". Александра Дмитриевна умеет
лечить людей заговорами, и не только лечить, а и ворожить. Всему этому ее научил прохожий старичок. Он передал ей свою силу с тем, чтобы самому уже не пользоваться ею, и она должна передать ее с тем же условием более молодому человеку. Александра Дмитриевна — единственная женщина из всех встреченных нами знахарок, дорожащая словами "знатей". Она твердо верит, что если она скажет кому-нибудь слова заговора, то сама уже не сможет им
пользоваться. Поэтому, сколько ее ни просили, она не сказала ни одного заговора до конца: "Если сказать слова, значит надо все тебе передавать, а я еще и сама не такая уж старая". Похвасталась,  что вылечила ребенка от родимца в соседней деревне. Интересно, что, сберегая слова, Александра Дмитриевна рассказывала о магии некоторых заговоров.

№ 45. От рыкуши

Медную денежку в теплом кипяченом молоке помочить, потом полить пупок этим молоком, попоить младенца и привязать марлей к пупку.

№ 46. От родимца

Рвут рубашку младенца и закапывают ее под полом на том месте, где стоит кроватка.

№ 47. От грыжи

У раба божьего (имярек) заедаю, заговариваю все 12 грыж: паховую, ушную, зубную, сердцевую, пуповую, ногтовую. Все 12 жил заедаю, заговариваю раба божьего (имярек).

(Покрыть младенца чистым полотенцем или тряпочкой. Проговорить 3 раза.)

ДЕРЕВНЯ ЛЯДИНЫ-ПЕЧНИКОВО

Апполинария Александровна ТЕРЕШИНА, 70 лет, неграмотная. Живет в
Северодвинске, приехала на лето с внучатами. Апполинария Александровна — дочь известного в области сказочника А.С.Попова. "Он всех помнил, всех царей-царевичей, королей-королевичей. Женщины его мало слушали, мужчины все более и дети. Я дак все в лесу с ним в избушке бывала, так и запомнила'. Терешина говорит, что отец был грамотным, любил читать вслух для обширной деревенской аудитории. От одного из жителей этой деревни мы услышали сравнительно подробный пересказ "Юрия Милославского", который он слышал от Попова. Невестка А.С.Попова рассказывала, что свекор читал и «божественное» и сказки. Это важно для выяснения происхождения в Лядинах немногочисленных и скупых пересказов былинных сюжетов.

Интересно, что баллады называют старинными песнями и большинство носительниц не знает их напева. Все это заставляет сомневаться в наличии в прошлом в этих местах эпической традиции. Апполинария Александровна охотно и с удовольствием рассказывала сказки. Они для нее не воспоминания, а необходимый атрибут любящей бабушки. Она рассказала и предание о постройке на Лёкшмозере Макарьевского монастыря: "Плыла корова озером, а за ней на лодках плыли, думали, она утонуть може, надо вытянуть. А она выплыла на эту горушечку и исчезла. А на этом месте оказалась иконка. Вот на этом месте и построили церковь св. Макария. А был прежде падеж скота по всем волостям, а Макарий-то, он скот хранит". Апполинария Александровна, как и многие местные женщины, верит в домового: "В каждом доме есть хозяин. Вот была война, у меня два сына на войне. Вот и стала хозяйнушку просить: "Хозяйнушко-батюшка, хозяйнушка-матушка, скажите мне, какое будет детям счастье, скажите мне то место, не пугайте, придут домой или не придут. И молилась я по три раза, в четыре угла пала и повалилась спать на печку. А повиделось мне стадо овец, а вокруг ветер с провизгом шерсть стрижет. Прибежали до нашего дома и моих двух ягнят не задавили. Сон-то и оправдался".

№ 48. Остуда

Стану я благое ловясь, пойду не перекрестясь из ворот в ворота, из дверей в двери, выйду в
чистое поле, в чистом поле лежит камень. На камню   сидят  черт   с   чертовкой,   дерутся   -
щипаются и кровью обливаются. И так раб божий (имярек) и раба божья (имярек) деритесь и цапайтесь и в кровь проливайтесь.

№ 49. Когда ребенка в бане намывают, чтоб он спокойный был, говорят:

Не я тебя мыла, не я щелучила. Тебя мыла и щелучила бабушка Марина и Мандалина истинного Христа. Мыла и щелучила, парила и жарила, младенцу (имярек) жарку оставила, а не ради хитрости, не ради мудрости, ради великой божьей милости, ради сну и покою, милости господней. Во веки веков. Аминь.

№ 50. То же:

Чем мать родила, тем и починила от рожденья до крещенья, от крещенья до жизни и скончанья. Во веки веков аминь!

(Говорю так да мою ребенка на 9-й половице в горнице, а потом спать кладу. - А. П.)

ДЕРЕВНЯ ОСТРЫЙ КОНЕЦ

Настасья Ивановна ПАСТУХОВА, 65 лет, неграмотная. Родилась и всю жизнь живет в этой деревне. В деревне всего три жилых дома, три бабки, остальные избы заколочены. А при бесколхозной жизни в деревне насчитывалось около 30 изб. Речь Настасьи Ивановны очень ясная, спокойная. Сказки небольшие и привлекательные по простоте содержания и сдержанной оживленности рассказа.

Записи от нее еще раз говорят о преимуществе стационарной работы. Собиратель пять дней встречался с Настасьей Ивановной. И надо сказать, что она не слывет в деревне сказочницей или песельницей. Рассказывая о смерти маленького сына во время войны, Настасья Ивановна дала понять, что не очень пеклась о его выздоровлении: детей было трое да она сама, а кусок один.

Заговорами Н.И.Пастухова не пользуется. Песня "Что по чистому по полю сын боярский проезжал' напоминает по сюжету былину "Чурила и Катерина", подобно тому, как "Ванька-Ключник" перекликается с одноименной балладой, а песня "Написала сыну мать в Петербург письмо" с балладой "Князь, княгиня к старцы".

Настасья Ивановна живет одна, получает пенсию в 25 рублей. У нее есть корова и единственная курица, которая назло законам природы кричит "ку-ка-ре-ку" и несет яйца. Настасья Ивановна не в состоянии купить сена для коровы. Поэтому добровольно работает на совхоз, косит в 65 лет. Две  другие старухи деревни делают то же самое и довольны своей жизнью. Разве что в соседнюю деревню - в лавку идти далеко.

№51. От грыжи

Господи, благослови. Пупу нету плоду, каменю нету роду, головеньке нету отрастеля. Мои слова ключ, замок.

(Плюнь три раза и три раза проговори. — А говорить-то когда-то щепоткой
вокруг пупа води. - А если хочешь, чтоб слова силу имели, никому их не говори, разве уж близкому человеку, и то если младше тебя, а то перед смертью, чтоб умирать легко было. - Н. П.)

№ 52. От золотухи

Пар печной, пар избный, пар баенный. Пар, пар, выводи, пар, жар выводи, щипоту, ломоту, на ветер спускай от дерева, от сосны, от ели, от березы, от оглушины, от петушины, от каждого божьего дерева. Во веки веков. Аминь.

(Нать из веника выломать 9 виц и считать: 9, 8, 7, 6, 5, 4, 3, 2, 1. Три раза просчитать. Взять соли, квасу и угольков. Когда печь истопится, взять его на шесточек и линуть квасу и чтоб человек дышал дымком, и этим веником захватывать его и говорить. Три раза линуть, три раза веником махать и три раза говорить. — Я. П.)

№  53. От нарыва

Взять ножичек и сук в дереве кругом очертить и говорить: "Как этот сук сохни, так у Ивана пупыш сохни. Во имя сына и святого духа. Аминь".

(Когда обведешь, то три раза крестом тыкни, а потом обведи вокруг пупыша
и тоже тыкни крестом и так три раза. - Я. П.)

ДЕРЕВНЯ ВОРОБЬЕВСКАЯ
ПОЗДЬШЕВСКОГО СЕЛЬСОВЕТА

Акулина Ивановна ЗАХАРОВА (родом из Острого Конца), 54 года, неграмотная.

В первую встречу Акулина Ивановна повела нас на вечеруху. Там пили водку вскладчину, пели песни. Частушки были музыкальными антрактами, после каждой песни пропевали по три - четыре. Все чувствовали себя очень непринужденно: одни тянули долгую песню, другие здесь же плясали под частушки, третьи выкладывали друг другу свои житейские тяготы.

Сказки и былинные пересказы Акулина Ивановна узнала от своей бабушки из Острого Конца, которая умерла в 90 лет, лет 20 назад. Сама Акулина Ивановна рассказывает сказки необыкновенно живо, озорно, с хохотом, с богатой мимикой и жестом.

В деревне Акулина Ивановна известна как единственная хорошая причитательница на похоронах. Причитает она неистово, с рыданиями и не раз "обмирает" во время причетов. Впечатление остается очень сильное.

№ 54. На кровь

Ряба курушка бежит по улушке, курушка запнулась, у рабы божьей (имярек) кровь замкнулась.

(Повторить 3 раза.)

№55. От крови

Как от мертвого-то тела кровь не канет, так у рабы божьей (имярек) кровь станет. Мать-сыра земля, клюць-замок моим словам.

(Повторить 3 раза.)

ДЕРЕВНЯ МАЛАЯ ШАЛГА

Пелагея Меркурьевна РОМАНОВА, 67 лет, грамотная. Родилась в деревне Бутино, теперь живет в деревне Малая Шалга в 12 км от Каргополя. Заговоры слышала здесь.

№ 56. Отсушка

Встану я не благословясь, пойду не перекрестясь. Выйду в чистое поле, в чистом поле синее
море, в синем море синий камень. Там живет черт с чертовкой, режутся ножами, секутся топорами и бьются до последней крови капли. Так пусть раб божий (имярек) и
раба божья (имярек) рубятся и режутся и навсегда разойдутся. Аминь.

(После этих слов плюют на лук, хлеб или воду, а потом дают съесть. — П. Р.)

№ 57. Присушка

Встану я, раб божий, благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду я в чистое поле, там встречу мертвое тело и спрошу: не болит ли тело, не ломает ли костей. Это мертвое тело не может жить без земли, а рыба без воды. Так и рабы божии (имярек) не могут жить друг без друга. Аминь.

(Здесь больше наговаривают на квас. Правда или нет, так это может быть сказки, а я так ничему не верю — неправда. — П. Р.)

ДЕРЕВНЯ ПОГОСТ.
ОШЕВЕНСК

Екатерина Николаевна ОСИНИНА, 83 года, неграмотная. "Здесь выросла, здесь и выкисла".

№ 58. От крови

Шла баба по городищу в широких голенищах, ёна уссылась, у раба божьего (имярек) кровь обошлась.

№  59. Змеиные слова от болезни, у кого что вспухнет

Стану я благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот воротами. Пойду в
чистое поле, в чистом поле черное море, в черном море черный камень, под этим черным камнем лежит черная лютая змея. Как ёна этого камня не жгет, не палит, не пушит, так бы раба божьего (человека или животное) не жгало, не палило, не пушило. Отныне по веку, во веку, во веки
веков. Аминь.

№ 60. Эти слова от притчей, где боль какая

Захостываю, заговариваю жар печной, жар баенный от всхожего красного солнышка, от дерева елки, от дерева березы, от дерева осины, от дерева крушины, от всех святых древ. Во веки веков. Аминь, аминь, аминь.

№ 61. От зубов

Грядет царь с небеси, а навстречу ему четырехдневный Лазарь. Лазарь был мертв,  был из
мертвых мертв, у мертвого не боля зубы, не ломит щек, не отрастаё дикое мясо, так бы у
раба божьего (имярек) не болели бы зубы, не ломило бы щек, не отрастало бы дикое мясо, не напускалась бы горячая кровь. Отныне по веку, во веку, во веки веков. Аминь, аминь, аминь.
(Говорят на луковицу, на масло или на что иное.)

№ 62. Мыть младенца

Родимка-злодейка, подлая болезнь, не тронь раба божьего младеня Алексея, пойди к королю, ко французу, там кровать тесовая, перина пуховая, жить добро, спать тепло. А я сколю и зарежу. Аминь.

№ 63. От змеиного укуса

В Киеве змея, в Киеве змея, в Киеве змея, здесь отрод, здесь отрод, здесь отрод. Своими зубами зажимаю змеиное сало, своими губами зажимаю змеиное сало. Аминь, аминь, аминь.

№ 64. От чирея

Перст имени нету, причин пути нету. Аминь.

(Крестят чирей, дотрагиваясь до тела. Повторить три раза.)

ДЕРЕВНЯ ШИРЯИХА. ОШЕВЕНСК

Александра Петровна ПОПОВА, 81 год, неграмотная, местная. Александра Петровна рассказала, что некий житель их деревни, Адриан Алексеевич Распутин, который умер до революции, пел стихи прр Алещу Поповича. По ее же словам, в Ошевенске был нищий Семен Якушкин, который тоже пел стихи о богатырях, об Илье Муромце. "Старики там ворочали, корни ворочали, чистили делянку, вот я запомнила, что Илья Муромец своим старикам помогал, как он
корни те все выворочил, сила-то непомерная у него проявилась. Вот как он поворочал, про него и пошла слава-то как про богатыря. Уж они, богатыри, охраняли границы, что ли, я не знаю. Трое-то их все рисуют". Два эти старика жили в Ошевевской волости. "Казань-город" Александра Петровна пела, "Запоем мы, запоем" — пересказывала. Говорит, что прежде она звала песню о
том, "как царь сына пресек", но расспросы, наводящие на историческую песню "Грозный царь Иван Васильевич", не помогли.

№ 65. Как детей намывать

Сама дитя носила, сама приносила, сама починываю и заговариваю.

(Соберешь чашки, ложки, поварешки, скалы, мутовки, все складешь в решето и обкатишь водой на подпольном пороге. А потом этой водичкой ребеночка. Ребенка возьмут и положат на то место, где родила, и говорят. Три раза по солнцу его обойдешь и говорить три раза.-А. П.)

№ 66. Как детей намывать

Начинают мыть и говорят три раза: "Матушка Пресвятая Богородица, царица небесная, своего сына мыла да парила и тебе (имярек) водушки поставила".

Анна Васильевна ЗАГОСКИНА, 46 лет, неграмотная, местная. Анна Васильевна заговаривала зубы у собирателя, крепко веря в силу заговора. Слова произносила на соль, а соль заставила положить на зуб. Не помогло. А сын Анны Васильевны утверждал, что ему помогает.

№  67. От зубной боли

Встану благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота, поеду по синему морюшку. У синего моря синий камень, у синего камня лежит котище. Спрошу у котища: не боля ли зубы, не щемя ли щеки, так чтоб не болели зубы, не щемили щеки у раба божьего (имярек). Я свои слов зааминю, ключом заключу и в море опущу. Аминь.

(Повторяется 3 раза.)

№ 68. На призор

Небо-отец, земля-мать, вода-царица, дай водицы не за хитрости, не за мудрости раба божьего (имярек). Аминь.

(Говорить три раза на воду, потом этой водушкой из чашечки вымыться и попить. Эти слова хороши, их немного, а они хороши, помогают. — А. 3.)

ЛЯДИНЫ

(КУСТ ДЕРЕВЕНЬ)

О фольклоре Лядин можно сказать следующее. Эпоса как такового нет. Есть лишь воспоминания о том, что когда-то в старину старики собирались на беседу и пели о богатырях. Затем, уже позднее, были такие, которые рассказывали сказки об Илье Муромце, Алеше Поповиче и разных царях и королях. Сейчас местные жители пересказать эти сказки не могут, забыли, одни имена помнят.
Из баллад сравнительно хорошо сохранился "Князь Роман", остальные слышали,
но спеть не могут. Из сказок по деревне в основном ходят два сюжета «О петушке и коте» и "Как лиса мужика обманула". Причем рассказываются почти в одних
и тех же выражениях различными старушками. Часто встречаются пересказы сказок из книг. Песенная традиция очень богатая, но исторических песен мало. Многие помнят начала поздних исторических песен.

Все люди от 40 лет и старше хорошо помнят свадебные песни и причеты. Похоронные причеты знают обычно только профессионалы. Заговоры знают немногие, они не считаются настоящими ворожеями, переняли их случайно от прохожих нищих, не особенно ими дорожат и не всегда могут отличить заговор от обычной молитвы.

Акулина Ивановна БАБКИНА, 63 года, неграмотная.

№ 69. От золотухи

Колю, колю, закалываю, золотуху заговариваю по ребрам, по жилам, по всем суставам, чтобы все не кололо, не отрыгнуло. Аминь.

(Бабкина уверяет, что этот заговор употребляется и когда болит спина. При этом человека кладут на спину и в нескольких местах сильно колют иглой и читают несколько раз, заговаривая.)

№ 70. От грыжи

Встану благословясь, пойду перекрестясь, выйду задним ходом, за вольным бревном,
мышиной тропой. Выйду в чистое поле, в синее море. В синем море лежит синий камень. На
синем камне сидит щука зубастая, загрызает грыжу, заговаривает. Аминь.

(Этот заговор говорится на постное масло, которым намазывают младенца.)

Анисья Дементьевна РУДАКОВА, 73 года, неграмотная. Анисья Дементьевна сказала, что слышала молитвы от одной нищей старушки, которая у нее три года жила.

№ 71. От всех болезней (Молитва к своему ангелу)

Ангел мой, архангел мой, спаситель мой. Спаси меня и спаси душу мою, крепи сердце мое. Враг-сатана, отшатнись от меня. У меня есть три листа все написанные: первый лист - сам Исус Христос, а другой-то лист - матушка Богородица, третий лист – Михаил Архангел, милостливый батюшка. Я его к себе призываю, от себя сама врага отзываю. Встану со крестом, пойду со крестом, ложусь со крестом. Аминь.

№ 72. От различных болезней (от трясовиц)

Под боком у меня, под наличником есть три лица, все святители, Есть Кузьма и Демьян и
отец Симеон. Отправляются они в путь-дороженьку в сей день господний и попадае им навстречу 12 дев, все идут косматые, волосатые и беспоясные. Вот у них святые
и спрашивают: "Чьи вы дочери?" Отвечают они: "Мы дочери идоловы". "А куда вы пошли?" "А пошли мы людей губить, костей ломать и сыру землю глодать". А святые на них вынимают сабли вострые и ладят сказнить им головы. Они смолились им: "Кузьма и Демьян, и отец Симеон, не казните вы нас. Кто на день эту молитву читает, мы в тот дом не зайдем".
Отныне и по веку, во век, до веку. Окнам молитву, дверям аминь. Жоратку молитву, заслону аминь.

(Говорила старушка, что если человек попадет на след этих дев, то обязательно заболеет, весной эти девы ходят. Анисья Дементьевна рассказала еще такой случай. Ее сын, Иванушка, знал эту молитву от старухи. Как-то он работал на тундре, на лесозаготовках, а там в бараке девушки жили. Барак большой был. Вечером и ночью девушек что-то пугало. Иванушка-то и говорит: "Давайте, девки, я молитву прочитаю". Прочитал он эту молитву, и все пропало.)

ДЕРЕВНЯ РУБЦОВО

Мария Семеновна БАБКИНА

№ 73. От золотухи

Если ребенок заболеет золотухой, то перед его лицом ударяют кремнем о кремень и говорят три раза: "Я секу". "Что сечешь?" "Летучий огонь засекаю".  "Секи лучше,  чтоб век не отрыгнуть". Аминь.

ДЕРЕВНЯ ОЛЕХОВО
ПЕЧНИКОВСКОГО СЕЛЬСОВЕТА

Печниково - это куст деревень, расположенных рядом и на расстоянии 2 —4 км друг от друга. В деревне Олехово стариков мало, да и те сказок почти не знают. Один старик взялся рассказывать сказки из книги. Свадебный обряд знают хорошо, песни поют охотно, о богатырях знают только из книг или вообще не слышали.

Анастасия Степанами ВИШНЯКОВА, 74 лет, малограмотная. В деревне Олехово она одна знает заговоры. О ней не говорят как о знахарке, но считают «памятливой». Заговоры записаны с ее слов и с листков, хранящихся у нее под большим секретом.

№ 74. Присушка

Встану я не благословясь, пойду не перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота,
пойду не прямо'й дорогой, мышьими тропами да лисьими тропами, выйду на широкую улицу,
встану на восток затылком, на запад лицом. Там живет батюшка Сатана, из глаз искры сыплются, из ноздрей дым столбом. Я ему покорюсь и в правую ножку поклонюсь. И попрошу я батюшку Сатану - послужи-ка ты мне на сем свете, а я отслужу тебе на будущем веке. Сотвори так, чтобы раба божия (имярек) не могла ни жить, ни быть, ни ночи не спать, ни дни
не дневать, ни часу не часовать без раба божьего (имярек). Будьте мои слова крепки, ключ в море, замок в поле. Аминь.

(Говорить три раза.)

№ 75. От змеи

Поди и поди, злая, лихая змея Анна вилокосная, и прикосная, сухотная и ломотная. Поди и не оглядывайся за высокую гору, где солнце не всходит, месяц не светит, роса не ложится, поди в сырую землю на три сажени печатных, там тебе, злой, лихой змее Анне место пустое до скончания века. Аминь.

№ 76. На исцеление

Встану благословясь, пойду перекрестясь. Стану я, раб божий (имярек), помолюсь, благословлюсь, пойду в чистое поле под красное солнышко, под светлый месяц, под частые
звезды, под полетные облака. Стану я, раб божий (имярек), в чистое поле на ровное место, что на том ли на престоле на господнем облаками облачусь, небесами покроюсь, на главу
положу венец - солнышко красное, подпояшусь светлыми зорями, обтычусь светлыми звездами, что вострыми стрелами. Небо, ты, небо, праведное солнце, ты, небо, видишь, ты, небо,
слышишь. Благослови меня, раба божьего (имярек), исцелить и поправить раба божьего (имярек) во веки веков. Аминь.

№ 77. На кровь

Ехал человек стар, конь под ним кар, по пристанем, по дорогам, по притонным местам. Ты
мать-руда жильня, телесная, остановись, назад воротись. Стар человек тебя запирает, на покой
согревает. Как коню его воды не стало, так бы тебя, руда-мать, не бывало. Пух земля, одна семья. Будь по-моему, слово мое крепко. Аминь.

(Безымянным пальцем вокруг раны очерчивать круг, пока кровь не уймется. -А.В.)

№ 78. На сон

Пашу это я да приговариваю: "Пашу, пашу с раба божьего (имярек) бессонницу, с белого
лица, с ясных очей. Я напахиваю на раба божьего (имярек) на белое лицо, на ясные очи
крепкого сна денного и ночного, утреннего и вечернего. Падите мои слова ключевые крепче укладу и булату. Ключ в море, замок в поле, печатью Христа во роту. Аминь.

№ 79. От болезни

Сохрани, господь, раба божьего (имярек) от любого встречного, поперечного, от лихого человека,   помилуй,   господи;   раба   божьего (имярек) от притки, от приткиной матери, от черного человека, от рыжего, от черемного, от эавидливого, уродливого, прикошливого, от серого глаза, от карого глаза, от черного глаза, от синего глаза, как заря. Аблитория исходила и потухала, так бы у раба божьего (имярек) все недуги и порчи вышибала и выбивала. Притка ты притка, притыкина мать, болесть, уроки, укосы, призор, подите от раба божьего (имярек) во темные леса, во сухие дерева, где народ не ходит, и скот не бродит, и птицы не летают, и зверье не рыщет. Соломонида-бабушка христоправушка, Христа мыла, правила, нам окатки оставила. Запираю приговор тридевятые замками, тридевятью ключами. Слово мое крепко. Аминь.

(Наговаривать на еду или на воду.)

80. От болезни

Ангел мой, хранитель мой, спаситель мой, спаси душу мою и скрепи сердце мое. Враг-сатана,
отшатнись от меня, у меня все три листа написанные. Первый лист - сам Исус Христос,
другой лист - Божья матерь, третий лист - Антипа Иантипис - чудотворец, молитвенник Христов. Спаси, рука пречистый замок. Ангела призываю, а беса прочь отзываю. На небе и на
дереве, на широком чистом поле, на земле ходит, на воде топящей, Пресвятая Богородица, спаси меня.
(Этот заговор читается по утрам.)

№ 81. Заговор от трясовиц

Господи, благослови, Господи, помоги молитву эту прочесть. Некогда ходящему преподобному
отцу нашему Сисению край моря синего из рясы алу на море бысть три часа дня. Абие возмутисе
море, поколебасе зело, аки гром Страшный и забыдоша из моря 12 жен простоволосых, видением страшных зело, окаянных. Преподобный отец Насисений приступи к нареченным с проклятьем и рече им: "Окаянные проклятицы, заклинаю вас именем Господним и силою крестного, поведайте мне, кто вы есть, откуда грядете и к кому от кого грядете?" Они же, заклятые именем Господним и силою крестного, не могуще двигаться и не ходяще, реша ему: "Мы есть девицы Ирода-царя юже усекну главу Иоанна Предтечи и юже поигра Иродиадница не яблоком на блюде и оттуда посылает нас наш отец Сатана мучить  люд  христианский.   Преподобный  отец  Насисений, воззри, начинает моление Господу Богу: "Благослови, Господи Исус Христе сыне божия, пошли, Господи, архангела Михаила, архангела Гавриила и архангела Сихаила, помози заклять и прогнать окаянных сил проклятниц". И рече им: "Окаянные проклятницы, поведайте мне, что есть имена ваши и что есть дело ваше?" Они же реша. Первая рече: "Мое имя Лидия, аз вхожу в человека, тот человек дрожит всем телом и его не могут никак согреть". Вторая же рече: "Аз Жегия, аз ложусь в человека, и тот человек не может студеной водой жажды своей утолить". Третья рече: "Глухия, аз ложусь я человеку в главу, и тот человек начинает не слышать". Четвертая рече:
"Ломия, я ломаю человеку кости и ручных и ножных". Пятая: "Мое имя Трясея. Я трясу человека, и того человека не могут нигде согреть". Шестая рече: "Пухлея. Аз ложусь я человеку в
чрево, и тот человек начинает пухнуть, не может нагнуться". Седьмая: "Мое имя Корчия. Я корчу все жилы человека, и тот человек не может поправиться". Восьмая: "Мое имя Хрипуша.
Ложусь я человеку в грудь, и тот человек начинает кашлять коркотою и кровью". Девятая: "Мое имя Гнетия. Я гну человека, и тот человек не может от тяжести встать". Десятая: "Мое имя  Голодая (сладкоедка). Ложусь человеку во чрево, и тот не может наесться". Одиннадцатая рече:  "Мне имя Желтия,я ложусь человеку в лицо, и у того человека бывает цвет аки
дубровый". Двенадцатая рече: "Мне имя Неневия". Эта всех злее, окаяннее, мучит род христианский.

Абие отверзоша небеса и спадоша с небес архангел Михаил, архангел Гавриил,архангел Сихаил с оружием огненным, крестным знаменем оки блестящими и страшными и реша окаянным проклятницам: "Послал нас Господь Бог заклята и прогнать вас и связоша вас в пруты железные". И биша их по нескольку раз. Преподобный отец Насисений рече им: "Окаянные проклятницы, заклинаю вас именем Господним, идите вы в бездну и преисподнюю и оттуда не приходите и не приближайтесь к тому месту рабу божьему (имярек) ни в какое время, ни в какие часы, ни во дни и ночи, ни в новце месяце, ни на ветхе, ни на перекрое, ни в меновых днях". И они же реша ему: "Еще где мы увидим раба твоего Сисения, архангела Гавриила, архангела Михаила, мы, окаянные, отбежим от того места (имярек) за тысячу верст и назад не оглянемся". И абие погрязоша в море и быв плиние велиа. Святой же ангел начинает молиться и вознесоша на небеса: "Преподобный отец, благослови, Господи, раба божия, от всяких врагов видимых и невидимых, от всякого не видя вражия во веки веков".

(Этот заговор А.С. Вишнякова говорила на память, его читают три раза на воду и этой водой обмывают больного человека.)

№ 82. Присушка

На море на океане лежит бел-горюч камень Алатырь, никем не ведомый. Стану я, раб божий (имярек), благословясь, ключевой водой умоюсь с пестрых листей, с торговых гостей, с
попов, с дьячков, с молодых мужиков, с красных девиц, молодых молодиц. Из-под этого камня Алатыря выпущу я силу для привороту и сажаю эту силу в могучую жилу моей
милой, во все суставы, полусуставы, во все кости, полукости, во все полужилы, в ее очи ясные, в ее щеки румяные, в ее белую грудь, в ее ретивое сердце, в ее утробу, в ее руки и
ноги, чтоб кровь ее кипела и шипела, чтоб она тосковала и горевала и в ночь спокойна не бывала, чтоб ей не жить, не быть ни часу, ни минуты не миновать без раба божьего (имярек), поднялась бы тоска-кручина из морской пучины, поднялось бы горе из-за синих гор, из-за темных лесов, из рабы
божьей, чтоб она тосковала и горевала как мать над дитятей. Запираю приговор тридевятью тремя замками, тридесятью ключами. Слово мое крепко. Аминь.

(Наговаривать на воду или еду, которую дают нужному человеку.)

№ 83. От зубов

Пресвятая Богородица сына своего Христа мыла и заговаривала, чтобы не болели зубы, не щемила кровь горячая. Отныне до веку, век по веку. Аминь.

(Наговаривается на постное масло и смазывают им зубы или на мякиш хлеба, который прикладывают к зубам.)

№ 84. Присушка

В чистом поле, в синем море лежит щука. Как эта щука не может без воды жить, так бы раба
божия (имярек), не могла без раба божьего (имярек) ни жить, ни быть, ни пить, ни есть, ни ночи ночевать, казалась бы она ему краше ясного сокола, пояснее светлого месяца. Аминь.
(Наговаривать на еду.)

№ 85. Отсушка

Стану я, раб божий (имярек), не благословись, пойлу не перекрестясь не дверьми, не окнами,
не верхней трубой, не подпольной дырой, выйду я дьявольским ходом, кротовой норой,
пойду я не путем, не дорогою, лесами дремучими, болотами зыбучими. В этих болотах стоит избушка белянка и печь холодянка, на этой печке сидит кошка и собака, спинами
вместе, лицами врозь, дерутся и щипаются, никому в руки не даваются, так бы рабы божий (имярек) дрались и цапались, друг друга бы не любили и не уважали, и не почитали, и едой бы заедали, и питьем бы запивали, крепким сном бы засыпали и вместе никогда бы не живали. Аминь.

(Взять шерсть с кошки и собаки, проверить, закрыта ли труба, и, опустив шерсть в воду, проговорить эти слова три раза. Эту воду дать выпить каждому да молодых людей).                                                                                 

№ 86. Присушка

Встану я, раб божий (имярек) благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот
в ворота, выйду к синему морю, в синем море синий камень, на том камне сидит мать Мария,
пресвятая Сиклетия. Попрошу я мать Марию, пресвятую Сиклетию - присуши ты рабу божию (имярек) к рабу божьему (имярек).

(Наговаривается на хлеб или на воду).

№ 87. От болезни младенца

Стану я благословясь, пойду перекрестясь из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом
поле Латырь-камень, на этом камне сидит Марья-царевна. Попрошу я Марью-царевну:
заговори ты у меня младенца от всяких болезней. Аминь.

(Наговаривать три раза на воду, в воду положить камешек и омыть младенца.)

№ 88. От всех болезней

Заедаю, загрызаю все 12 болезней: головную, глазную, ноеную, ушную, ротную, шейную, грудную, пуповую, лобовую, паховую, подколенную, пятовую. Аминь.

(Этот заговор А. С. Вишнякова пользовала на новорожденных, которых омывала заговоренной водой.)

ДЕРЕВНЯ ПЕЧНИКОВО

Зоя Петровна ИЛЬИНСКАЯ, 60 лет, грамотная, дочь священника, живет в Каргополе, в Печникове жила 15 лет.

№  89. От грудницы

От слюны больно сохни, от мертвого тела больно сохни, от синего камня больно сохни, вперед не вдавайся и наверх не вздымайся.

(Наговаривается на слюну.)

№ 90.От зубов

Как у мертвого зубы не болят, так бы у раба божьего (имярек) зубы не болели во веки веков. Аминь.

(На больной зуб кладут кусочек корня калгана, на который предварительно нашептывают.)

№ 91. Присушка

Девушки  срывают  хмель  и  кладут  себе  за пазуху, при этом говорят: "Как хмелиночка к тычиночке   прививается,   так   и   молодец   к красной девушке прислоняется". Аминь.

(Чтобы присушить парня, берут два тополевых листочка, на одном пишут имя девушки, на другом — парня, складывают вместе и зашивают в одежду. —З.И.)

ДЕРЕВНЯ КРОМИНО

Акулина Никитична МОРОЗОВА, 73 года, неграмотная. Когда к ней пришли собиратели, она была больна, но старалась припомнить все, что знала. В деревне прежде славилась как хорошая певица. От нее записаны сказки и духовные стихи.

№ 92. Отсушка

На синем море синий камень. На том камне сидит черт с чертихой, спинами вместе, а лицами врозь. Как они дерутся, цапаются и в кровь предираются, так бы раб божий (имярек) с рабой божией (имярек) дрался, ругался и в кровь предирался. Аминь.

ДЕРЕВНЯ ПОГОСТ. ОШЕВЕНСК

Люба ДРУЖИНИНА, 12 лет, внучка Александры Марковны Дружининой, от которой в 1958 г. были записаны былины и сказки. Хорошо помнит сказки, которые рассказывала бабушка, но передает их по-своему, ближе к книжному варианту. Рассказала, что в колхозе у них был такой случай. Одну коровницу, Анну Владимировну, сняли с работы заведующей, а на ее место поставили молодую девушку. Старшие скотницы обиделись, а Анна Владимировна сделала так, чтобы коровы не шли в загон. Ничего не могли сделать, коровы в загон не шли, сам председатель удивлялся. Пришлось опять Анну Владимировну поставить заведующей. Заговоры Люба знает от бабушки и матери.

№ 93. От порчи

Враг-сатана, отстань от меня, у меня есть три листа исписанные, напечатанные, в первом листе сам Иисус Христос, во втором листе - матушка Богородица, в третьем листе – Никита Архипич со спасской рукой, со пречистым замком. Господи, благослови. Аминь.

№ 94. От нарыва

Как у этого пальца имени нет, так у этой притци пути нет. Три раза аминь.

(Безымянным пальцем тыкают в больное место и говорят. Три раза плюют.)

№ 95. От болезней

Выйду я, раб божий (имярек), благословясь, пойду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле, в чистом поле черное море, в черном море синий камень, под этим камнем черная змея.

№ 96. От боли

Пусть у теленка болит, у коровы болит, у кошки болит, у собаки болит, а у Любушки не болит. (Три раза поплевать, и все проходит. Девочка рассказала, что бабушка всегда так успокаивала боль.)

ДЕРЕВНЯ ПАВЛОВО.

ЛЯДИНЫ-ОШЕВЕНСК

Авдотья Спиридоновна ПОЛОВНИКОВА, 68 лет, грамотная. Слыхала былины в детстве. В деревне Берег была мельница, она ходила туда с дедом. Былины рассказывали приезжавшие на мельницу старики, один пел былины. Авдотья Спиридоновна любит читать сказки, но рассказывала (по ее словам) лишь те, которые слыхали от стариков и на вечерухах. Былинные сборники не читала. Рассказывает охотно, но выбор делает сама.

97. От болезни

За тридевять морей, за тридевять земель, из-за синего моря прилетел петушок, склевывает тому рабу божьему (имярек) всякие призорища, оговорища,   всякие   бесинские,   материнские думы. До веку и по веку. Аминь.

(Сказать три раза).

№ 98. От болезней (от трясовиц)

Под боком, под налистником есть у меня три святителя: Кузьма, Демьян и отец Симеон. Отправляются они в путь-дороженьку дальнюю. Попадав им 12 дев. Все они косматые, волосатые, все беспоясные. Спрашивают святые святители Кузьма, Демьян и отец Симеон:

- Цьи вы будете дочери?

-  Мы доцери Ироды.

- А куда вы пошли?

-  Мы пошли в мир людей губить, костей ломить и в сыру землю сгонить.

Вынимали святые святители сабли острые и хотят им головы сказнить. Они взмолились им;

- Не казните вы нас. Кто эту молитву процитает, мы в тот дом не зайдем и не заглянем. Отныне до веку и во веки веков. Аминь.

99. От ячменя

Три зернышка жита на пецку кладу. Как эти желтинки  треснут,  так  и  мои  песий  сосок пропадет.

ДЕРЕВНИ УГЛЫ, НОВИНЫ, КОНЕВО.
ПРИОЗЕРНЫЙ РАЙОН

Татьяна Ивановна ЛУКИНА, 73 года, грамотная. Заговоры знала ее мать, а та в свою очередь переняла их от своего отца. Заговоры Татьяны Ивановна шептала тайком от своих домашних, не хотела, чтобы кто-нибудь из соседей видел, кто к ней ходит, но внуку своему Сереже (ученику 5 класса) разрешала присутствовать во время записей. Таким образом, он как бы участвовал в совершающемся таинстве. Татьяна Ивановна говорила скороговоркой, пристально глядя в глаза, сначала не разрешала записывать. Первый заговор, который она считает необходимым для каждой женщины, — против грыжи.

№ 100. От грыжи

Мать тебя носила, да мать приносила, мать исконула, да мать и болела, а я заедаю, да я и
загрызаю, да я и закусываю, раба божия Татьяна, у раба божия младеня (имярек) красну грыжу,
белу грыжу, черну грыжу и лобовую грыжу, и личну грыжу, и подъяичную грыжу, и подколенную грыжу, ясную грьшу, и слышную грыжу, тянучну грыжу, ревучу грыжу, родимичную грыжу, из грыжи в грыжу единую грыжу 70 жил и 70 суставов. Все я заем, да все я и заговорю у раба  божьего (имярек), младеня (имярек). Снова здоровьем наделю, чтобы у него не была никакая грыжа ни на новце месяце, ни на ветке месяце, и ни на перекрое месяце, ни в какой час, ни в каку минуту, ни на утренней заре, и ни на вечерней, ни в полночь, и ни в полудён. Раб божий младенец (имярек), будь покоен и угомонен. Век по веку. Спи и лежи, и расти отныне до веку.

(Три раза проговорить, а потом — закрепа. На пупок, на мошоночку плюй. Закрепа: Заберите мои слова раба божия Татьяна. Остра, остра ножа. Остра булатна копья. На мои слова ключ в зубы  а словам аминь.)

№ 101. От паралича

Татьяна Ивановна говорит: "Когда родимец (т.е. паралич), почитаешь воскресную молитву, да он и успокоится. "Да воскреснет Бог" (искаженно).

№ 102. Присушка

Как встану я, раб божий, благословясь, пойду перекрестясь, выйду в чистое поле, в чистом
поле океян-море. Как мать сыра земля не может жить без дождя, сохнет и щелится, так и раб
божий Иван не мог жить без рабы божьей Татьяны. Как младень не може жить без материнской груди, плаче и скучае, так раб божий Иван не може быть без рабы божьей Татьяны.

(Это чтоб молодых ладить. Потом — закрепа. — Т.Д.)

№ 103. Зубы заговаривать

Встану я, раб божий (имярек), благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот
в ворота. Выйду в чисто поле. В чистом поле стоит Божий храм. У Божьем храме зарыт
младой покойник. "Не болят ли у тя зубы, не щемит ли косья, не пушит ли щек?" "Нет, никогда у меня не болят зубы, никогды не щемит косья, никогда не пушит щек"

№ 104. Останавливать кровь

Встану   я,   раб   божий, благословясь,   пойду перекрестясь, из избы в избу, из ворот в ворота. Выйду я в чисто поле. В чистом поле океян-море, в этом море стоит сушина, на этой сушине
сидит черный ворон, булатной иголкой и шелковой ниткой кость с костью складывает, мясо с мясом, кожу с кожей зашивает и затягивает, щипоту, ломоту уговариват. Как из
крова божья дерева не подается копа руды, так у раба божия Ивана не подается копа крови. Так и у раба божия Ивана век по веку, и отныне до веку. Аминь.
(Три раза проговорить, потом закрепа.)

ДЕРЕВНЯ ФЕДОВО

Александра Ивановна ПИГИНА, 65 лет, грамотная. Известна в округе как хорошая "песельника". Песни слышала от деда, отца. В семье знали иного песен, по вечерам собирались и пели хором. Либит петь и сейчас, не только старые, во и новые песни вместе с молодежью. Из старых песен, помимо народных, поет жестокие романсы и песни книжного происхождения. Сказками не интересовалась, былин не слышала.

№ 105. На рождение ребенка

Сама дитя носила, сама дитя родила, сама и загрызаю железными зубами и голым ртом.
(Произносится три раза.)

№ 106. Чтобы ребенок не плакал

Сама дитя носила, сама дитя родила, сама и уста прикрываю, чтобы не слышно было ни писку, ни вереску.

(По словам исполнительницы к пятке своей ноги мать прикладывает рот ребенка и приговаривает.)

Анна Ивановна КУХТИНА, 68 лет, грамотная, родом с Кены.

№ 107. На кровь

Старуха шла,  собаку  вела,  собака рвалась, кровь унялась.

(Да плюну через левое плечо три раза. - А. К.)

№ 108. На кровь

Встану я, раб божий, благословясь, пойду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в
ворота. Выйду в чистое поле, в чистом поле - океан-море.В океан-море серый камень, на том
камне сидит девица. Нитка шелкова, иголка булатна. Рану зашиваё, замываё, рану у раба божия (имярек), чтобы не болело, не тоснуло, не скобнуло, кровь не текла у раба божия
(имярек) во веки вечные. Аминь.

ДЕРЕВНЯ ВАЛОВО.

ПРИОЗЕРНЫЙ РАЙОН

Настасья Ивановна БЕЛКИНА, 80 лет, из деревни Валово на Онеге.

№ 109. От зубной боли

Антип святой, исцелитель зубной, исцели мои зубы, исцели мои тёслы.

(Из третьего бревна спицу взять, на нее кровь из того зуба, что болит. Спицу в печь замуровать. Когда засохнет кровь, уймется зуб, навек утихнет. — Н.Б.)

№ 110. На кровь ("кровь становить")

Встану благословясь, пойду перекрестясь, к синему морю, к окияну-реке. В синем море синий камень. На синим камне сидит девица, моется,   умывается,   шелковым   полотенцем утирается. У ей в руках булатняя иголка, шелковая нитка. Кожу с кожей, жилу с жилой сшивает, кровь из рабы божьей Настасьи постановляет. Аминь.

(Где рана, на то место и говори. —Н.Б.)

Марфа Васильевна ИСАКОВА, 70 лет.

111. От болезни ("на ветер")

Стану я, раба божия Наташа, благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из ворот
воротами. Выйду я в чистое поле. В чистом поле край пути-дороги лежит бел Латырь-камень.
Близ бела Латыря-камня выросло три трестины. Ну и срежу я, раба божия Наташа, три трестины, ударю по белу Латырь-камню. Как в этом белом Латыре-камне нет ни руды, ни воды, ни грыжи, ни щипоты, ни ломоты, ни опухоли ни в костях, ни в мозгах, ни в жилах, ни в суставах, ни в красном мясе, ни в белом мясе. Во имя отца и сына и святого духа.

(На деревянно масло наговаривать и пуп помазать. И бабить можно тем. — М.И.)

№ 112. На призор

Стану я, раба божия Наташа, благословясь, пойду перекрестясь, из дверей дверьми, из
ворот воротами. Выйду в чисто поле. В чистом поле край пути-дороги стоит столб. У этого
столба три лестницы. В перву лестницу идет сам Иисус Христос, в другу лестницу идет Пресвята Богородица, а третью лестницу - Марк и Лука. Натягивает тугой лук, направляет
калинову стрелу и отстреливает от рабы божьей Наташи улохи, урохи, витряные переломы, людские оговоры, баенну нечисть. От клеветника, от клеветницы, от еретика, от еретицы, от девки-пустоволоски, от бабы-косматки, от мужика, от мертвеца и от своей лихой думы. Во имя отца и сына и святого духа.

ДЕРЕВНЯ КОРЯКИНО.

ПРИОЗЕРНЫЙ РАЙОН

Александра Ивановна ЗАБОРСКАЯ, 43 года, грамотная.

№ 113. Присушка

Стану я, раба божия Александра, благословясь, пойду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот
в ворота. Выйду в чисто поле. В чистом поле стоит баенка. В этой баенке есть грядоцка. В
этой грядоцьке есть два вьюношка, черненькие головушки, тоненькие. Они вьются, завиваются, друг по дружке с тоски помираются. Так бы этот раб божий (имярек) так бы вился,
завивался, с тоски помирался. Не нужны бы ему ни мать, ни отец, ни сестра, ни сон, ни скот, ни живот. Все бы вился, завивался, с тоски помирался по рабе божьей (имярек). В день
по солнцу жалел, в ночь по месяцу жалел, по утренней заре жалел, по вечерней заре жалел. Все бы думал, жалел и тосковал навеки до гробной доски, отныне век и по веку. Ключ и замок словам моим. Что забываю, то ключом замыкаю.

№ 114. Отсушка ("остуду кидать")

Стану я, отрочиха Александра, не благословясь, пойду не перекрестясь, не из избы в двери, не
из сеней в ворота. Пойду я из двора в двери и подвальным бревном, мышьей тропой и лисьей
норой. Выйду я в чисто поле, стану на железну межу, посмотрю, погляжу на западную сторону. На этой западной стороне есть Окиян-море. В этом Окияне-море есть Окиян-остров. Там
сидит черт с чертовкою. Они дерутся, щипаются, своей кровью обливаются, к друг другу навстречу не встречаются. Так бы (имена), как собаки дерутся, цепаются, собачьими клыками
задираются, век своей друг к другу навстречу не встречаются. Так бы (имена), как кошки дрались и цепались, кошачьими клыками загрызались, так бы (имена) дрались, цепались, век своей друг другу навстречу не встречались этот отрок и отрочиха.

№ 115. Присушка

Небо- отец мой, земля- мать и водица. Как я в эту беседу пришла беседовать. Как раб божий  (имярек) не может жить без неба, без лесу, без земли- матери, так бы и без меня, рабы божией Александры, не мог ни пить, ни есть, ни думы думать. Этим часом 24 часа. Ключ и замок остался от меня.

№ 116. От болезни ("на жар")

Стану я, раба божия Александра, благословясь, пойду перекрестясь, выйду из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду я в чисто поле. Погляжу посмотрю под восточную сторону. Там есть Кузьма-Демьян, поучитель Христов. Пристань, помоги к словам моим, и заговори у рабы божьей (имярек) все жары, все пары, все болести, досады, чтобы не болели и не щемили у рабы божьей Александры ни в ручных суставах, ни в ножных суставах, ни в буйной голове, ни в ясных очах от калинки, от малинки, от лешняка и печного кирпича, от баенного вирисняка. Не болело, не щемило у рабы божьей Александры отныне век и по веку.

№ 117. На призор

Стану я, раба божья Александра, благословясь, пойду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота. Выйду я в чисто поле. В этом чистом поле стоит золотой град. В этом золотом граде стоит золотой стул. На этом золотом стуле сидит царь Перфиля. У него три кнута золотые: Спасу кнут, Пречистой кнут, Николы кнут. Не бейте этим кнутом ни по земле сырой, ни по воде, ни по небесной теплоте. Бейте этим кнутом по рабе божьей Александре, отбивайте от нее ветры, порчи, водяные призоры. Что пришло от старичка, от старушки, от игумена, от игуменьи, от девки шумоволоски, от бабы пустоволоски, от попа-попадьи. Во имя отца и сына и святого духа. Аминь.

 

№ 118. От родимца ("на родимку")

Стану я, раба божия Александра, благословясь, пойду перекрестясь, выйду в чисто поле. Пойду по пути, по дороге. На этой на дороге три жены, три Марьи несут три блюда золотые. На первом блюде свята вода, на втором блюде Пресвятой Богородицы, на третьем блюде Демьян-ладан. Помолюсь, покорюся святой воде. Обмойте рабу божию Александру от щипоты, от ломоты,

от грыжи, от злого родимца.

 

№ 119. От болезни ("на ветер")

Стану я, раба божия Александра, благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота. Выйду я в чисто поле. В чистом поле лежит бел Латырь-камень. У этого камня выросли три трестины. Срежу я три трестины, ударю по белу Латырю-камню. Как в этом белом Латыре-камне нету ни грыжи, ни щипоты, ни ломоти, ни опухоли ни в костях, ни в мозгах, так и у рабы божьей (имярек) не было ни в жилах, ни в суставах, ни в белом теле, ни в красном мясе. Во имя отца и сына и святого духа. Аминь.

(Все приведенные выше заговоры переписаны с листков, которые Александра Ивановна бережно хранит. После того, как заговоры были переписаны, она сделала к ним кое-какие пояснения: «Как скотину заговаривать, то на хлеб, на пойло, на соль заговорить, чтоб труба в доме закрыта была и ни с кем не разговаривать, когда говоришь слова. А если на человека слова сказать надо, на платок наговорить, а потом утрешься. А зори такие бывают: вечерняя заря — женская, утренняя заря – мужская». Кроме вышеприведенных заговоров, Александра Ивановна еще несколько наговорила устно.)

 

№ 120. От чирея

Как этому суку не было ходу, так бы этому вереду не было ходу. Во имя отца и сына и святого духа. Аминь.

(Сук найдут, обведут, зачертят. - )

 

№ 121. На призор

Онега, река быстрая, бежишь быстро по пенью, по коренью, по белому каменью. Омываешь пенья, коренья и белые каменья. Омой рабу божьему (имярек) думы и призоры, людские оговоры, материну думу, отцову думу, от девки шумоволоски, от бабы пустоволоски, от всех встрецьных и поперецьных. Аминь.

(Зачерпнугь из Онеги воды. Сколько ни зацерпнешь воды — дак не прибавлять и не убавлять. Слова на эту воду сказать и водой той умыться. — А. 3.)

 

№ 122. На рождение ребенка ("бабленские слова")

Сама мать носила, сама приносила, сама и поциниваю, все грыжи унимаю, загрызаю, заговариваю: пуповую, лобовую, становую, подпятную, подживотную, зубную, оцьную - во весь стан целовицеский. Тело - древо, цьрево - железо. Как младень родилсы, так остепенилсы. Аминь.

(Над ребенком, как родился, сказать как пуп перевязывать. Когда родят хорошо, так сама мать и должна баить. — А. 3.)

№ 123. На рыкушу

Пойду я к синю морю, к Окияну-реке. Кит морской, царь водяной, дай водушки! Не ради хитрости, не ради мудрости, ради раба божьего младеня (имярек) на сон, на спокой, на добры дни. Аминь моим словам.

(Берут воду на утренней или вечерней заре, говорят на нее слова и той водой младеня умыть надо. — А.З.)

 

№ 124. Присушка

Стану благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери, из ворот в ворота. Выйду в цистое поле, стану к востоку лицом, к западу хребтом. Из темного леса летит змея огненна. Я ей спрошу: "Куда летишь, куда путь держишь?" Она отвечает: "Лечу в сырой бор, сырого бору жгать, сырого лесу подсушать". А я ей скажу: "Не лети ты в сырой бор, не подсушай ты сырого лесу. Залети к рабу божьему (имярек) в ретивое серьце, в горяцюю пецень, разожги и распали его к рабе божией (имярек). Чтоб он не мог без ей ни жить, ни быть, ни дней дневать, ни ноци спать. Днем по красну солнышку, ноцью по ясному месяцу. Чтобы казалась раба божья (имярек) рабу божьему (имярек) краснее солнышка, светлее месяца светлого, роднее роду матери."

(Не надо аминь этим словам. Говорить хоть на что — только не на соленое. На свежую рыбу, только не на соленую. Чтобы на руке у того человека, которого присущею, не боло колечка, чтоб не клал ногу на ногу, руку на руку. - А. 3.)

Александра Петровна СУХОВА (Пестова)

№ 125. От бородавок

Ни перва, ни друга, ни третья, ни четверта, ни пята, ни шошта, ни сема, ни осьма.

(Узелки на веревочке завязать и, завязывая каждый, говорить.   Когда   узелки завяжешь —  закопать   веревочку   в землю. - А. С)

№ 1. От змеиного укуса. Тетр. № 2. Запись Ю.Смирнова и Н.Изрядновой в дер. Лешино (Кухтин-Наволок) Кенозерского с/с от О. Н. Марковой.

Вар.: Майк. №184.

Традиционный заговор обычно состоит из зачина ("Встану я, р. б., благословись, пойду перекрестясь...'), описания действия главного персонажа и заключки ("Всем моим словам ключ и замок" или подобного текста.) Но нередки и стяженные тексты, содержащие только просьбу сделать то-то и то-то. Этого рода заговор и представлен под № 1. Это обращение к змее с требованием, чтобы та не кусала человека.

№ 2. Чтоб ребенок спал. Тетр. № 2. Записано теми же от той же исполнительницы.

Ср. Еф. Е № 6.

Это также усеченный текст заговора: просьба - усыпить беспокойного ребенка. По народным представлениям, утренняя заря — мужская, вечерняя — женская.

№ 3. Присушка. Тетр. № 2. Записано теми же от той же исполнительницы.

Ср. Еф. А № 10,15. Вин. вып. I № 69, Майк. № 2.

Присушками народ называет заговоры, которые имеют цель — вызвать любовь, "присушить" парня или девицу. Для О.Н.Марковой из-за неустроенности ее личной жизни эти заговоры имели практическое значение. Ясно, что она ими не раз пользовалась, стараясь вернуть мужа. Текст заговора усеченный, без зачина, характерно употребление образного сравнения: "рыба без воды, покойник без земли, младень без матерной груди" — для усиления действия заговора.

№ 4. Отсушка. Тетр. № 2. Текст переписан с листка владелицы - О.Н.Марковой; слова в квадратных скобках восстановлены владелицей.

Ср. Еф. А № 26. Вин. вып. II № 73, Майк, № 33.

Традиционный полный текст с зачином, где действие происходит с отрицанием ("стану не перекрестясь' и т.д.), так как молитва в этом заговоре обращена к злой силе - сатане. Синий камень - синоним Лашря-камня, около которого часто разворачивается действие заговора. Три пары персонажей здесь – для усиления заговорной силы.

№ 5. От зубной боли. Тетр. № 2. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.:Еф.Е №27.

Традиционный полный текст. Появление образа щуки связано с крепостью ее зубов. Щука часто упоминается и в других заговорах в заключке, чтобы придать крепость заговорным словам. В некоторых местах Русского Севера щучьи челюсти прибивают над дверной притолокой для оберега дома и его жильцов.

№ 6. Присушка. Тетр. № 2. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. А № 7, Вин. вып. I № 55, Майк. № 4; ср. здесь № 7.

Усеченный текст заговора - присушки. Под сухотой, по-видимому, подразумевается огненный змей, образ которого изначально присущ любовным заговорам.

№ 7. Присушка. Тетр. № 2. Записано теми же от той же исполнительницы. Вар.: Еф. А № 1,2,15, Вин. вып. II № 54, Майк. № 1.

Обращение в этом заговоре к буйным ветрам и тучкам черным, вероятно, связано с образом огненного змея, способного "иссушить", "спалить" сердце человека, охваченного любовью.

№ 8. Присушка. Тетр. № 2. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. А № 9, Майк. № 1, 6.

Не вполне традиционный заговорный текст. Здесь произошла интересная контаминация языческого представления с христианским. Огненная стрела, являющаяся синонимом огненного змея, тут же из активного персонажа превратилась в грозное оружие Богородицы, призванное присушить желанного к заговаривающей женщине. В конце текста возможная импровизация: "мчался бы как птичка к своему дитю, так бы мой любимый к своей любушке".

№ 9. Отсушка. Тетр. № 2. Записано теми же, там же от Саши Маркова, сына О. Н. Марковой.

Вар.: Еф. А № 26, Вин. вып. II № 73, Майк. № 33.

Традиционный текст, очень похожий на № 4. Отличие лишь в обращении ксатане: "будь мне брат родной, отслужи мне в нонешнем, я отслужу тебе в будущем..." Скорее всего оба заговора О.Н.Маркова и ее сын Саша переняли от одной старушки — Агриппины Андреевны Истоминой.

№ 10. От болезни. Тетр. № 2. Записано теми же от того же исполнителя.

Вар.: Еф. Е № 70, 76, Майк. № 212.

Традиционный текст заговора от различных болезней.

№ 11. От грыжи. Тетр. № 2. Записано теми же, там же от П.Д. Зыковой.

Вар.: Еф. Е № 17,18, Майк. № 122.

Полный текст заговора от грыжи с подробным перечислением всевозможных грыж. Огненный столб тут играет роль камня Латыря, возле которого обычно происходит главное действие заговора.

№ 12. От призору. Тетр. Н° 2. Записано теми же от того же исполнителя.

Вар.: Еф. Е № 15, Майк. № 51.

Текст усеченный, без зачина и заключки. Матушка Мария в этом заговоре,  вероятно, - Богородица. Бабка или бабушка Соломонида - это повитуха, она  часто встречается в заговорах от грыжи и других детских болезней.

№ 13. От укуса змеи. Тетр. № 3. Записи Ю.Смирнова и Н.Изрядновой   в дер. Устьирьга (офиц. название — Степановская) от А. Ф. Самойловой.

Вар.: Майк. № 176,184; ср. здесь же № 1.

Традиционный текст заговора, молитва обращена к лютой змее, которую просят пощадить корову. Образ красной девицы, размахивающей ширинками, логически не связан с основной целью заговора. Здесь с ним, возможно, связано желание отпугнуть змею. Аким-камень, под которым живет змея, - синоним Латыря-камня.

№ 14. От крови. Trap. № 3. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 66, 67, Майк. № 122.

В тексте заговора нет зачина. Необычно обращение "госпожа" к Богородице. Исполнительница не смогла объяснить слова "арцы". Устная передача заговоров неизменно приводила к искажению отдельных слов и выражений.

№ 15. Oт чирея. Тетр. № 3. Записано теми же, там же от А.С.Птицыной.

Вар.: Еф. Е № 49, 51, Майк. № 134.

Самый распространенный текст заговора от чирея или нарыва. Здесь нет описания действа, но обычно заговор читают, обводя пальцем сучок, о чем и говорится в самом тексте.

№ 16. Oт чирея и других кожных заболеваний. Тетр. № 4. Записано теми же, там же от А. Д. Самойловой.

Вар. Еф. Е № 48,52, Вин. Вып. II № 24, Майк. № 135.

Текст очень короткий, как и все заговоры от чирея, но зато передано подробное описание действа.

№ 17. На кровь и ураз. Тетр. № 5. Записано Г.Григорьевой от П.И.Роевой в дер. Лешино.

Вар.: Еф. Е, № 58, Майк. № 153.

Полный текст традиционного заговора на кровь, соединенный с заговором от болезней. Черный ворон с шелковой ниткой и бумажной иголкой часто встречается в этом виде заговоров. Действующим лицом в таком заговоре может быть либо красная девица, либо Богородица, но нитка и иголка — обязательны. Очень подробно описано действо. "Над верхом" — т.е. не касаясь крови, вокруг раны.

№ 18. На кровь и ураз. Тетр. № 5. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 73, Вин. вып. 1 № 35.

Полный текст заговора, соединение заговора на кровь и от болезней. Змей на двенадцати огненных хоботах — быть может, персонаж из сказки или былины.

№ 19. От зубной боли. Тетр. № 5. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 20, 21,22, 25, Майк. № 62.

Традиционный заговорный текст. Заговоры от зубной боли нередко строятся на противопоставлении живой плоти мертвому телу (мертвецу), не испытывающему никакой боли.

№ 20. На кровь. Тетр. № 5. Записано тем же, там же от М.И.Дмитриевой.

Вар.: Еф. Е., №67, Майк. № 20.

Усеченный текст заговора на кровь. В заговорах этого рода чаще упоминается Богородица, а не Кузьма с Демьяном.

№ 21. От вереда. Тетр. № 5. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е. № 48, 49,52, Майк. № 135.

Традиционный текст заговора от чирея или нарыва.

№ 22. На грыжу ("бабить ребенка"). Тетр. № 5. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е №17, Вин. вып. I № 38.

Усеченный заговорный текст, без зачина и заключки. "Три родимые сестры на трелетке-жеребце" — редкий образ, никак не связанный с типом самого заговора (ср. щуку с ее зубами, здесь Н° 5). Текст интересен подробным перечислением различных грыж. "Бабить ребенка" — заговаривать при рождении от возможных болезней новорожденного: грыжи, рыкуши, бессонницы и т.д.

№ 23. От родимца ("на родимоцку"). Тетр. № 5. Записано тем же от той же

исполнительницы.

Вар.:Еф.Е №5.

Краткий текст заговора от нервного состояния младенца, которое в народе называют "родимец" (падучая). Иногда полагают, что эта болезнь напускается злой силой или злым человеком (сглаз, колдовство), отсюда и обращение к этой силе, как к живому существу.

№ 24. От золотухи. Тетр. № 7. Запись Г.Григорьевой, Б.Исадченко, Н.Карцевой в дер. Округа Кенорецкого с/с Приозерного р-на от П.А.Колосовой.

Неполный текст заговора, зачин не выдержан до конца — нет указания места действия и не назван персонаж, его функцию как бы берет на себя заговаривающий. Нитка и иголка чаще встречаются в заговорах на кровь, здесь же они связаны с самим действом - необходимостью чертить иголкой вокруг уха.

№ 25. На кровь. Тетр. № 7. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 59, 61, 62. Вин. вып. II № 68, Майк. №№ 142,143,147.

Традиционный заговор на кровь без заключки. Образ девицы, зашивающей рану, типичен для этого вида заговоров.

№ 26. На утин ("спины засекать"). Тетр. № 7. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 34, Вин. вып. II № 69.

Тексты этого вида заговоров всегда короткие, без зачина и заключки. Чаще всего — это деловой диалог между заговаривающим и больным. Считается, что утин нужно "засекать" веником без листьев, то есть голиком.

№ 27. На чирей. Тетр. № 10. Записано собирателями Н.Притулиной и Е.Шевченко в дер. Афаносово от П.Т.Кухтиной.

Вар.: Еф. Е № 49,51, Майк. № 134.

Короткий традиционный текст заговора. Дано подробное описание действа.Сук играет здесь роль образного сравнения, его свойство переносится на больное место, которое тоже как бы должно засохнуть, зачахнуть.

№ 28. На грыжу. Тетр. № 10. Записано теми же, там же от П. Ф. Хариной.

Вар.: Еф. Е № 15,18, Вин. вып. II № 36, Майк. № 122.

Традиционный текст заговора на грыжу, без заключки. Образы Богородицы и Христа — часты в этом виде заговоров. Перечисление видов грыж дано частично.

№ 29. На рождение. Тетр. № 10. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 65, Майк. № 165.

Традиционный текст заговора т возможных болезней новорожденного, его универсальный характер очевиден. Он призван уберечь младенца на будущее, чтобы ребенок был здоров и спокоен. Свойство камня — не испытывать боли — здесь перенесено на человека.

№ 30. От рыкуши. Тетр. № 10. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.:Еф.Е №11.

Текст усеченный, без зачина и заключки. «Рыкушой» называют беспокойный крик ребенка, его бессонницу, нервное состояние. Обращение к царю морскому и царице морской, видимо, объясняется свойством воды успокаивать, смывать все болезни. Бессонница здесь и вообще в заговорной традиции выступает в виде живого существа.

№ 31. От чирея. Тетр. № 10. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 48,52, Вин. вып. II № 24, Майк. № 135.

Очень короткий текст, что характерно для этого вида заговоров. Используются природные свойства предметов, которые как бы переносятся на больное место.

№ 32. Ог ушной боли. Тетр. № 12. Записано Н.Изрядновой в дер. Валово от О. П. Рыжовой.

Вар.: Еф. Е № 58, Майк. № 153.

Традиционный текст заговора, заключки нет, по форме скорее напоминает заговор на кровь.

№ 33. На кровь. Тетр. № 12. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 62, 63, Вин. вып. II № 68, Майк. №№ 142 - 147.

Полный традиционный заговор на кровь. Образ девицы, по-видимому, эволюционно более ранний, чем образ Богородицы, сидящей на том же камне и выполняющей ту же функцию. Синий камень — синоним Латыря-камня.

№ 34. На рождение ребенка. Тетр. № 12. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 4,15, Вин. вып. 1 № 38.

Традиционный текст заговора на рождение ребенка, на грыжу и другие детские болезни. Здесь упоминается лишь "12 жил", тогда как в других заговорах их насчитывается до 71. Форма "сама носила, сама приносила, сама бабила, сама ладила" свидетельствует о том, что в тамошних деревнях женщины нередко рожали без врачебной помощи и все делали сами, подчас не прибегая и к помощи повитух.

№ 35. На чирей. Тетр. № 12. Записано Н.Изрядновой в дер. Ручьево от А.И.Елисеевой.

Вар.: Еф. Е № 49, Майк. № 320.

Краткость — особенность заговоров этого вида. Сравнение с безымянным пальцем имеет тот же смысл, что и сравнение с "камнем, которому плоду нет" или с "суком, который не растет".

№ 36. Утин засекать. Тетр. № 12. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар. Еф. Е № 34, Вин. вып. II № 69.

Первый и последний ребенок здесь в тексте упоминается не случайно, ибо в некоторых местах считается, что заговорами могут владеть именно они.

№ 37. От грыжи. Тетр. № 12. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 57, Вин. вып. I № 39, Майк. № 155,156.

Перечисление видов грыжи характерно для этого рода заговоров, к тому же они различаются по времени (утренняя и др.), по месту в теле человека и по отождествлению их с другими болезнями (кричуха, золотуха и пр.). Тут, однако, нет строгости в их перечислении по разным видам. Медные щеки и железные зубы у заговаривающего - явная гипербола для усиления действия заговора и устранения самой грыжи, которая представляется живым существом.

№ 38. На кровь. Тетр. № 12. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 57, Вин. вып. 1 № 39, Майк. № 155,156.

Довольно распространенный на Севере текст краткого заговора на кровь. Здесь, возможно, перепутано, нужно: старуха шла, собаку вела.

№ 39. На удар. Тетр. № 12. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 60, 74, Майк. № 164.

Полный, но без заключки, текст заговора от ушиба. В зачине необычный оборот: "отцом прощен, матерью благословлен". Сквозной эпитет "белый" часто бывает в заговорах. Неясно упоминание "ольхи", а собиратель, видимо, забыл спросить о значении этого слова в данном тексте.

№ 40. От рыкуши. Тетр. № 13. Записано Г. Балыковой и В.Кочетовым в дер. Лешино от А. Е. Раймуевой.

Вар.:Еф.Е № 4.

Импровизированный текст заговора от нервного крика и бессонницы ребенка. Вместе с тем, обращение к реке, как к живому существу, - древний и традиционный заговорный мотив.

№ 41. Ог рыкуши. Тетр. № 13. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 4, Майк. № 41.

Этот текст также содержит элементы импровизации. Он начинается диалогом. Далее он напоминает детскую песенку-прибаутку или фрагмент песни медведя на липовой ноге из сказки. "Рык дневной и воп ночной", изгоняемые из младенца, представляются заговаривающему живыми существами.

№ 42. От ячменя. Тетр. № 13. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 30,31.

Заговор очень короткий. "Песий сосок" - иносказательное название ячменя, по форме напоминающего сосок. К ячменю обращаются, как к живому существу, которое пытаются обмануть.

№ 43. От ячменя. Тетр. № 13. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.:Еф.Е №30,31.

Параллельная форма магического выведения ячменя, известная одному и тому же исполнителю, свидетельствует о разных источниках усвоения №№ 42 и 43.

№ 44. От прыща, чирея. Тетр. № 13. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 48,52, Вин. вып. II № 24, Майк. №№ 134,135.

Текст традиционный (ср. №№15,21, 27).

№ 45. От рыкуши. Тетр. № 14. Записано Г.Балыковой и В.Кочетовым в дер. Дядькино (Валово) от А. Д. Белкиной. Она дала только краткое описание магического действа, а заговор сообщить не пожелала.

№ 46. От родимца. Тетр. № 14. Записано теми же от той же исполнительницы.

Тоже краткое описание магического действа. Зачем нужно рвать рубашку, старушка не объяснила.

№ 47. От грыжи. Тетр. № 14. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 15. Вин. вып. I № 38, Майк. № 122.

Стяженное изложение традиционного заговора, ибо старушка не хотела передать полный текст. Действующим лицом здесь выступает сам заговаривающий.

№ 48. Остуда. Тетр. № 15. Записано И. Носковой в дер. Ошевенский погост Печниковского с/с от А.А.Терешиной.

Вар.: Еф. А № 26, Вин. вып. II № 73, Майк. № 33.

Стяженный вариант традиционного заговора-отсушки (остуды). Заключки в тексте нет.

№ 49. Когда ребенка в байне намывают... Тер. № 15. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 4, Майк. № 51, 52.

Марина и Мавдалина - (переиначенное имя Магдалины) - явная импровизация. В подобного рода заговорах обычно упоминаются Мария (Богородица) и бабушка Соломонида.

№ 50. То же. Тетр. № 15. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.:Еф.Е № 4.

Судя по формуле "Чем мать родила..." заговор предназначался для лечения от родимца (падучей). Аналогичную формулу произносят и в Полесье, при этом женщина трет ребенка о свои гениталии. Трудно сказать, ошиблась ли А.А.Терешина или функция заговора изменилась еще у ее предшественников.

№ 51. От грыжи. Тетр. № 17. Записано И.Носковой в дер. Острый Конец от Н.И.Пастуховой.

Вар.:Еф.Е № 52.

Стяженная форма заговора без зачина, но с заключкой. Отрастель – здесь опухоль, грыжа. В пояснении исполнительницы сообщаются правила передачи заговоров.

№ 52. От золотухи. Тетр. № 17. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 4, Майк. № 95.

Короткий текст заговора, где используется обращение к пару как к живом существу.

№ 53. Oт нарыва. Тетр. № 17. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 49,51, Майк. N° 134.

Вариант обычного распространенного на Севере заговора от чирея, нарыва или "пупыша", как его здесь называют.

№ 54. На кровь. Тетр. № 17. Записано И. Носковой в дер. Воробьевская Поздышевского с/с от А. И. Захаровой.

Вар.: Еф. Е № 56 - 58, Майк. № 155,158,163.

№ 55. От крови. Тетр. № 17. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 56,57, Майк. № 164.

Формульный заговор. Мотив мертвого тела чаще всего встречается в заговорах на кровь и от зубной боли, а иногда и в заговорах, которые предназначены для снятия боли.

№ 56. Отсушка. Тетр. № 17. Записано И. Носковой в дер. Малая Шалга от П.М.Романовой.

Вар.: Еф. А № 26, Вин. вып. II № 73, Майк. № 33; ср. здесь № 4, 9.

Вариант традиционного заговора-отсушки. Тут синий камень — синоним Латыря-камня. В тексте только два персонажа — черт с чертовкой, в других вариантах их бывает по 3 пары.

№ 57. Присушка. Тетр. № 17. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. А № 7, Е № 23, Майк. № 12; ср. здесь № 3.

Текст заговора — явное соединение фрагментов из разных текстов. Диалог с "мертвым телом" взят скорее всего из заговоров от болезней, а дальше цитируется обычная присушка.

№ 58. От крови. Тетр. № 17. Записано И. Носковой в дер. Погост (Ошевенск) от Е.Н. Осининой.

Вар.: Еф. Е № 57, Вин. вып. 1 № 39, Майк. № 155,156; ср. здесь №№ 38, 58.

Формульный заговор с использованием рифмы.

№ 59. Змеиные слово от болезни, у кого что вспухнет. Тетр. № 17. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Майк. № 176.

Вариант классического заговора от укуса змеи с зачином и заключкой. Сквозной эпитет "черный" применен для усиления действия заговора.

№ 60. Эти слове от притчей, где боль какая. Тетр. № 17. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Майк. № 239; ср. здесь № 52.

Заговор носит универсальный характер — он направлен сразу против всяких болезней. Обращение к пару встречается в заговоре от золотухи (№ 52), где также перечисляются деревья.

№ 61. От зубов. Тетр. № 17. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 23, 24, Майк. № 68, 69.

Традиционный текст без зачина. Святой Лазарь — частый персонаж заговоров от зубной боли, однако неясно, почему он назван "четырехдневным".

№ 62. Мыть младенца. Тетр. № 17. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 4, Вин. вып. I № 36, Майк. № 125.

Этот усеченный, без зачина и заключки, текст несомненно содержит инородный элемент в отсыле болезни "к королю, ко французу". Упоминание это — наверное, перенесение из поздней исторической песни "Платов в гостях у французов", хорошо известной в этих местах.

№ 63. От змеиного укуса. Тетр. № 17. Записано тем же от той же исполнительницы.                                                                           

Текст скорее походит на импровизацию, чем на традиционный заговор от укуса змеи. Его варианты неизвестны.

№ 64. От чирея. Тер. № 17, Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 52.

Несвязность и предельная краткость текста, возможно, обусловлены его забыванием.

№ 65. Как детей намывать. Тетр. № 18. Записано И. Носковая в дер. Ширяиха (Ошевенск) от А.П.Поповой.

Вар.: Еф. Е № 4, Вин. вып. I № 38; здесь № 50.

Короткий заговор с подробным описанием действа при рождении ребенка и в первые дни его жизни. Читается самой матерью при рождении ребенка и в первые дни его жизни. Омывание водой предполагает очищение от всех болезней. Обход ребенка матерью по солнцу, видимо, идет от очень древнего обряда.

№ 66. Как детей намывать. Teтр. № 18. Записано там же, от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 4, Майк. № 51, 52.

Традиционный текст заговора при мытье младенца.

№ 67. От зубной боли. Тетр. № 19. Записано И.Носковой в Ошевенске от А.В.Загоскиной.

Вар.: Еф. Е № 23,24; здесь № 59.

Полный текст заговора с зачином и заключкой. Котище – образ в заговорах от зубной боли редкий. В тексте использован сквозной эпитет «синий» (ср. № 50, где в сходной ситуации применен эпитет "черный").

№ 68. На призор. Тетр. № 19. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.:Еф.Е № 87.

Краткий заговор-молитва, обращенный к силам природы. Призор – болезнь, напущенная человеком. Считается, что заговоренная вода смывает эту болезнь.

№ 69. Oт золотухи. Тетр. № 20. Записано А.Чугуновым и В. Иевлевой в Лядинах от А.И.Бабкиной.

Короткий текст заговора без зачина и заключки. Исполнители его также при болях в спине.

№ 70. От грыжи. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 91, Вин. вып. I № 42, Майк. № 128; здесь № 67.

Неполный текст заговора с зачином. В зачине — путаница: «задним ходом, за вольным (нужно – «подпольным») бревном, мышиной тропой». Обычно эта формула встречается в отсушках, где обращаются к злым силам. В заговорах от болезней эту формулу не употребляют, поэтому здесь ее нужно считать перенесением. В тексте сквозной эпитет «синий» (ср. с № 67).

№ 71. От всех болезней. Тетр. № 20. Записано теми же, там же от А. Д. Рудаковой.

Вар.: Еф. Е №№ 29, 30, Вин. вып. 1 № 11 вып. II № 73, Майк № 217, 249.

Текст этого заговора — народный вариант церковной молитвы. Форма заговора сильно отличается от традиционных текстов.

№ 72. Oт различных болезней. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар: Еф. Е №№ 41, 42, Вин. вып. II, №№ 2,116, Майк. №№ 103, 107.

Вариант одного из старинных заговоров от трясовиц, так называемой Сисиниевой молитвы, очень подробные списки которой нередко можно обнаружить в рукописных сборниках. По сравнению со списками данный вариант сильно стяжен. В нем 12 дев встречает не Сисиний, а святые Кузьма, Демьян и Симеон. Выражением "дочери Идоловы* заменено изначальное «дочери Ирода». Заключка текста («окнам молитву»...), по-видимому, очень редка, она не известна нам по другим заговорам.

№ 73. От золотухи. Тетр. № 20. Записано А.Чугуновым и В.Иевлевой в дер. Рубново от М.С.Бабкиной.

Вар.: Еф. Е № 31, Майк. №№ 86, 88.

Краткий, в виде диалога, текст, очень похож по форме на заговор от утина (радикулита).

№ 74. Присушка. Тетр. № 20. Записано А.Чугуновым и В.Иевлевой в дер. Олехово Печниковского с/с от А.С.Вишняковой. Текст переписан из рукописи, принадлежащей исполнительнице.

Вар.: Еф. А №№ 2,15, Вин. вып. I № 55, Майк. № 16.

Традиционный и полный заговор-присушка. Начало больше похоже на отсушку. В описании Сатаны использована сказочная формула, обычно прилагаемая к волшебному коню.

№ 75. От змеи. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы (со слов).

Вар.: Майк. № 187.

Усеченный, без зачина и заключки, текст оберега содержит лишь прямое обращение к змее. Не объясняется, почему змея названа Анной.

№ 76. На исцеление. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы. Текст переписан из рукописи.

Вар.: Еф. А № 10, Е № 1, Вин. вып. II № 16.

Текст заключает в себе обращение заговаривающего к одушевленным силам природы с просьбой даровать ему силу исцелять человека. Обращение к небу и солнцу носит явно языческий характер.

№ 77. На кровь. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы (со слов).

Вар.: Еф. Е №№ 56, 74, Вин. вып. I № 39, вып. И № 75, Майк. №№ 157, 158,160.

Традиционный текст заговора на кровь с использованием рифмы. "Мать руда" — частый в заговорах синоним крови, к ней обращаются как к живому существу.

№ 78. На сон. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы. Текст переписан из рукописи.

Вар.:Еф.Е № 11.

Заговор без зачина, но с развернутой заключкой.

№ 79. От болезни. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы.Текст переписан из рукописи.

Вар.: Еф. Е № 102, Вин. вып. II № 16, 96, Майк. № 233.

В тексте подробно перечисляются те, кто может напустить порчу. Притка и ее разновидности (уроки, укосы и пр.) воспринимаются как живые существа. Бабушка Соломонида обычно встречается в родильных заговорах, в частности при обмывании младенца, здесь же только упоминаются ее функции заговорной повитухи.

№ 80. От болезни. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы. Текст переписан из рукописи.

Вар.: Еф. В №№29, 30, Вин. вып. I № 65, вып. II № 71, 90, Майк. №№ 240,249.

Текст почти идентичен № 71. Там третий лист — Михаил Архангел, а здесь — Антипа Иантипис. Заговор имеет профилактическое назначение — спасти и сохранить человека от всяких болезней и напастей.

№ 81. От трясовиц. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы (со слов).

Вар.: Еф. Е № 44, 46, Вин. вып. II № 12, Майк. №№ 103,106.

Довольно полный вариант заговора от трясовиц (лихорадки). Встречающиеся в нем книжные слова и выражения свидетельствуют о его происхождении да рукописного сборника. Такой текст наизусть трудно запомнить, отсюда в нем то пропуски и недомовки. И можно только удивляться памяти А.С. Вишняковой, которая наизусть продиктовала этот текст собирателям. «Ни в новце месяце, ни на ветхе, ни на перекрое, ни в межовых днях» - так отмечено время по положению месяца на небе.

№ 82. Присушка. Тетр. № 20. Записано теми же, от той же исполнительницы (со слов).

Вар.: Еф. А. №№ 7, 12, 19, Вин. Вып. I №№3, 60, Майк. № 18.

Композиция зачина тут нарушена. Действие приворотной силы описано ярко и красочно. Бел-горюч камень Алатырь - здесь место, где обитает эта сила, в других заговорах под этим камнем живет змея или на нем сидит девица, а то и сама Богородица. Заключка у заговора полная.

№ 83. От зубов. Тетр. № 20. Записано теми же, от той же исполнительницы (со слов).

Вар.: Еф. Е. № 15.

Краткий вариант без зачина и без просьбы унять боль. Богородица, моющая Христа, обычно упоминается в заговорах от болезней младенцев, а в заговорах от зубов обычны другие персонажи – святой Лазарь, щука, мертвец.

№ 84. Присушка. Тетр. № 21. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. А. № 1,10, Вин. вып. I № 63, Майк. № 12, 13,

Краткий вариант без зачина и заключки.

№ 85. Отсушка. Тетр. № 21. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. А №№ 25, 26, Вин. вып. I № 32, Майк. № 33.

Традиционный вариант, но без заключки.

№ 86. Присушка. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. А № 5, 7, Майк. № 17, 18.

Традиционный вариант с зачином, но без заключки. В тексте используется сквозной эпитет "синий" (ср. выше №№ 39, 59, 67, 71). Кто такая святая Сиклетия – неясно.

№ 87. От болезни младенца. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы.

Bap.: Еф. Е № 4.

Традиционный, но стяженный вариант. Мария-царевна - скорее сказочный персонаж; она явно подменила обычную в таких текстах мать Марию (Богородицу), которую молят о здоровье младенца. Заговор имеет профилактическое значение — заговорить ребенка от всяких болезней.

№ 88. От всех болезней. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е №№ 4,15, Вин. вып. 1 № 38, Майк. № 122.

Хотя сама исполнительница полагает, что это заговор "oт всех болезней", на самом деле - это очень стяженный вариант популярного родильного заговора «от грыжи».

№ 89. От грудницы. Тетр. № 20. Записано А.Чугуновым и В.Иевлевой в дер. Печниково от 3. П. Ильинской.

Вар.:Еф. Е №№ 48,49,52.

Назначение этого краткого заговора - снять воспалительный процесс в грудях кормящей матери. Синий камень гут призван магическим образом снять опухоли.

№ 90. От зубов. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е №№ 20,21, 25, Майк. № 64.

Сведенный до короткой формулы вариант традиционного заговора or зубной боли.

№ 91. Присушка. Тетр. № 20. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. A № 10.

Формульный заговор, сопровождавший действо стебельком хмеля. Как одна из вариаций приводится описание действа с листочками тополя.

№ 92. Отсушка. Тетр. № 21. Записано А.Чугуновым и В.Иевлевой в дер. Кромино от А.Н.Морозовой.

Вар.: Еф. А № 26, Вин. вып. II № 73, Майк. № 33; ср. здесь №№ 4, 9,48, 56.

Стяженный вариант традиционного текста без зачина и заключки. В начале заговора используется сквозной эпитет «синий».

№ 93. От порчи. Тетр. № 21. Записано А.Чугуновым и В.Иевлевой, в дер. Погост (Ошевенск) от Любы Дружининой, 12 лет.

Вар.: Еф. Г №№ 21,30, Вин. вып. I № 65, вып. II №№ 71, 90, Майк. №№ 240, 249;

ср. здесь №№ 71, 80.

Неполный, несколько искаженный вариант заговора от всех болезней или молитвы "к своему ангелу", В № 80 третий святой — Антипа Иантипис, а здесь — Никита Архипич. Очевидно, исполнители не имели представления об этом персонаже. Все три варианта этого заговора были записаны только в районе Лядины-Печниково. Вероятно, кто-то занес сюда список этой молитвы, от которой и пошли все три устных варианта. На традиционные заговоры от болезней и от порчи она не похожа.

№ 94. От нарыва. Тетр. № 21. Записано теми же от той же исполнительницы.

Ср. здесь №№ 35, 64.

Формульный заговор с конкретной целью — избавиться от нарыва.

№ 95. От болезней. Тетр. № 21. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Майк. №№171,176.

Это явно всего лишь зачин, причем он больше похож на зачин заговора от укуса змеи. Исполнитель, по-видимому, не знал полного текста.

№ 96. От боли. Тетр. № 21. Записано теми же от той же исполнительницы.

Формульный заговор, напоминающий детские присказки, его цель — отвлечь ребенка от боли.

№ 97. От болезни. Тетр. № 22. Записано Т. Арестовой и М.Шилиной в дер. Павлове (Ошевенск) от А.С.Половниковой.

Вар. Вин. вып. I № 35.

Стяженный вариант со сказочным началом. Главный персонаж — петушок, склевывающий болезнь. Выражение "бесинские и материнские думы" похоже на импровизацию.

№ 98. От болезней. Тетр. № 22. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е №№ 41, 42, Вин. вып. II №№ 2, 3, Майк. №№ 103, 106; здесь ср. № 72, 81.

Стяженный вариант заговора от трясовиц со странным вступлением: "под боком, поя налистником есть у меня три святителя".

№ 99. От ячменя. Тетр. № 22. Записано теми же от той же исполнительницы.

Здесь ср. №№ 42, 43.

Формульный заговор, сопровождающий действо. Формульность характерна для заговоров от ячменя.

№ 100. От грыжи. Тетр. № 34. Записано Н.Свиридовой и О.Чирухиной в Приозерном районе в дер. Углы от Т. И. Луниной.

Вар.:Еф. Е № 4,15-17.

Довольно полный вариант традиционного заговора с элементами импровизации — "снова здоровьем наделю", "будь покоен и угомонен", "спи и лежи". Заключку исполнительница читала как особый текст, называя ее "закрепой".

№ 101. От паралича. Тетр. № 34. Записано теми же от той же исполнительницы.

Заговор здесь заменен молитвой "Да воскреснет Бог..."

№ 102. Присушка. Тетр. № 34. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. А № 10, Вин. вып. 1 № 69.

В тексте почему-то опущена cюжетная часть (некая встреча заговаривающего с действующим лицом). Сразу же за зачином следует магическое формульное пожелание.

№ 103. Зубы заговаривать. Тетр. № 34. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е №№ 23, 24, Майк. №№ 65, 66.

Несколько стяженный вариант традиционного заговора от зубной боли. Текст не окончен, ибо после "разговора" с покойником нет пожелания, чтобы у раба божия не болели зубы.

№ 104. Останавливать кровь. Тетр. № 34. Записано теми же от той же исполнительницы.                                                                                  

Вар.: Еф. Е № 58, Вин. вып. II №№ 68, 75, Майк. № 153.

Довольно полный вариант заговора на кровь (ср. здесь №№ 17, 32). В заговорах этого рода обычно зашивает рану нарицательная красная девица, или Богородица. Тут же эту роль выполняет черный ворон.

№ 105. На рождение ребенка. Тетр. № 35. Записано собирателями Н.Свиридовой и Н.Михайловой в дер. Федово от А.И.Пигиной.

Вар.: Еф. Е № 4. Ср. здесь №№ 34,37, 47, 65.

Формульный родильный заговор.

№ 106. Чтобы ребенок не плакал. Тетр. № 35. Записано теми же от той же

исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 4, 9.

Этот формульный заговор похож на предыдущий и скорее всего он тоже был изначально родильным. На это намекает и действо заговора — к пятке ноги мать прикладывает рот ребенка. Так же поступала роженица, произнося заговор сразу же после родов. (Ср. здесь № 34, 65).

№ 107. На кровь. Тетр. № 35. Записано Н.Свиридовой и Н.Михайловой в той же деревне от А. И. Кухтиной.

Вар.: Еф. Е № 57, Вин. вып. I № 39, Майк. № 155,156.

Формульный заговор на кровь, ср. здесь №№ 38,54.

№ 108. На кровь. Тетр. № 35. Записано теми же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 61,62,66, 68, Вин. вып. II № 68, Майк. №№ 142,143,145 - 148.

Ср. здесь №№ 17, 32,104,110.

Вариант традиционного заговора без заключки. Серый камень здесь - синоним Латыря-камня. Девица на камне с иголкой и ниткой — наиболее частый персонаж для заговоров на кровь.

№ 109. От зубной боли. Тетр. № 39. Записано Н.Карцевой в дер. Валово от Н.И.Белкиной.

Текст содержит только просьбу исцелить зубы, зато описание действа подробное.

№ 110. На кровь. Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 61, 62, 66, 68, Вин. вып. II № 25, 75, Майк. №№ 142, 144,

147,148.

№ 111. Oт болезни ("на ветер"). Тетр. № 39. Записано Н.Карцевой там же от М. В. Исаковой.

Вар.:Еф.Е №64,65.

Традиционный вариант с зачином, но без заключки. В нем также опущено пожелание, чтобы у заговариваемой не было всех перечисленных болезней. Исполнительница использовала в тексте имя собирательницы. Трестина (треста) здесь — тростина. Тот же текст применяется и как заговор на кровь, но вместо «трех трестин» тогда упоминается "острая сабля".

№ 112. На призор. Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 97, 99 - 101, Вин. вып. I № 34, вып. Н № 16, Майк. №№ 212, 213, 215.

№ 113. Присушка. Тетр. № 39. Записано Н.Карцевой в дер. Корякине от А.И.Заборской.

Вар.: Еф. А №10, Майк. №4.

Довольно полный вариант присушки с зачином и заключкой. Использование таких реалий, как баенка, грядочка и вьюнки, — редкий и не совсем обычный случай для заговорной традиции. Ср. с № 91, где в действах употребляются хмель и листочки тополя.

№ 114. Осушка ("остуду кидетъ"). Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. А № 26, Вин. вып. I № 32, Майк. № 33.

Традиционный текст отсушки. В зачине примечательно упоминание "железной межи", очевидно, внесенное для крепости заговора. Персонажи типа черта с чертовкой, собак и кошек традиционны для отсушек.

Н° 115. Присушка. Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. А № 5, 7, Майк. №19.

Текст клочковат и более похож на импровизацию. Начало напоминает заговор на призор (ср. № 68), где есть обращение к небу-отцу, земле-матери и царице-водице. Упоминание о беседе уместно, так как именно там, то есть на вечеринке, чаще всего знакомились и сближались молодые люди.

№ 116. От болезни ("на жор"). Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 1,43, Вин. вып. I № 35, Майк. № 218, 221.

Вариация традиционного текста с зачином, но без заключки. Святые Кузьма и Демьян тут, как, впрочем, и в других фольклорных произведениях, выступают как одно лицо и притом характеризуемое как "поучитель Христов". Перечисление видов болезней переходит в перечисление их причин, где и начинается импровизация "от калинки, от малинки, от лешняка и печного кирпича, от баенного вирисняка".

№ 117. На призор. Тетр. № 39. Записано от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е №№ 98, 99, 101, Вин. вып. I № 35, вып. II № 16, Майк. № 218, 221,232.

Традиционный вариант, но без заключки. Однако в известных нам вариантах такой персонаж, как царь Перфиля, не встречается. Перечень врагов больного соответствует каноническим текстам заговоров от налущенных болезней.

№ 118. От родимца ("на родимку"). Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е №№ 4,5, Вин. вып. I № 36.

Заговор имеет универсальное назначение, но исполнитель понимал его узко, только как лечение от падучей. Текст фрагментарен и не вполне ясен по своим деталям.

№119. От болезни ("на ветер"). Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.:Еф.Е №№64,65.

В отличие от варианта № 111, записанного в той же дер. Валово, здесь имеется логическое продолжение "так бы у р. б." и т. д.

№ 120. От чирея. Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар. Еф. Е № 49, Майк. № 134; ср. здесь №№ 21,44,53.

Обычный формульный заговор на чирей.

№ 121. На призор. Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 89, Вин. вып. II № 16.

Текст основан на древней вере в свойство воды смывать все дурное. Обращение к Онеге-реке, видимо, объясняется местом, где живет исполнительница (ср. "вода-царица" в № 68). В других местах (Полесье, Сибирь и др.) обычно также обращаются к своей ближайшей реке.

№ 122. На рождение ребенка ("бабленские слова"). Тетр. № 39 Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. Е № 4,15, Вин. вып. II № 36.

Вариант традиционного родильного заговора на грыжу, это еще называется "бабить ребенка". Необычная концовка: "тело-дерево, чрево-железо, как младень родилсы, так остепенилсы", что очень похоже на импровизацию.

№ 123. На рыкушу. Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.:Еф.Е №4.

Стяженный вариант с редким обращением к "киту морскому, царю водяному".

№ 124. Присушка. Тетр. № 39. Записано тем же от той же исполнительницы.

Вар.: Еф. А № 5, 9, Вин. вып. I № 54, Майк. № 7.

Вариант традиционной присушки. Здесь, однако, вместо «стрелы огненной» заговаривающий обращается к "змее огненной". Отсюда ясно, что "огненная стрела" — всего лишь эволюционный субститут и синоним змеи. В описании действа примечателен запрет на соленое. Это не случайно. Соль - свята и чиста, подобно христианским атрибутам (крест и пр.). Поэтому применение соленого во время присушивания попросту уничтожает или снимает силу «нечистого» присушивания.

№ 125. От бородавок. Тетр. № 39. Записано Н. Карцевой в той же деревне от А. П. Суковой (Пестовой).

Не вполне внятный обрывок, видимо, забытого текста.

 

ПОЯСНЕНИЕ

НЕКОТОРЫХ СТАРИННЫХ И ДИАЛЕКТНЫХ СЛОВ

Аким-камень — см. Алатырь

Алака (и чесла) - алако - десна (К.)

Алатырь - камень, где часто помещаются персонажи заговоров, происхождение названия неясно; упоминается также в сказках, песнях и др. жанрах фольклора

Бабить (ребенка) - принимать ребенка при родах и заговаривать его от всех возможных болезней (К.)

Байна — баня

Баенная нечисть - болезнь, напускаемая баенным.

Баенный, баенник - по поверью, дух, живущий в бане (П.) (К.)

Веред - нарыв (ср. вередить - ушибиться) (П.)

Вереск ("ни писку, ни вереску") - от гл. "верещать" (П.)

Вилокосная - вероятно, от слова "винокосина" - притча, случай (К.)

Вирисняк (Вересняк) - можжевельник (К.)

Вица - прут, прутик (К.)

Воложный - от слова "Волога" - вареная говядина или рыба, вареная пища (К.)

Вышаркнуть — выплеснуть (П.)              »

Грыжи — подразумеваются все возможные болезни новорожденного, а не только грыжа взрослого человека.

Жоратка (жаратка) - место на шестке, куда сгребают горячий уголь, справа или слева от чела печи (К.)

Замкнуться (о крови) - свернуться

Заомуток - закоулок, глушь

Захостывать (жар печной) - сгребать или выгребать угли

Знати — заговоры

Исконуть (в заговоре от грыжи) — исчезнуть

Кар, карый – коричневый.

Копа (крови) – капля.

Лава - мосток от суши до глубокого места, откуда берут воду, стирают, причаливают лодки; мост через реку.

Латырь — см. Алатырь

Лешняк — лещина

Линуть - лить, вылить

Лиша — общее название кожных болезней; лишаи

Мост — пол в сенях или избе (К.)

Налистник - наличник

На нове месяце, на ветхе месяце, на перекрое месяце - отсчет времени по положению луны

Оглушина (глушина) - вид березы с шероховатыми листьями (К.)

Окатки - вода, в которой кого-то прежде мыли

Оклёванный (змеей) - ужаленный, на Севере считают, что змея не кусает, а "клюет"

Обряд — праздничный наряд (К.)                                                 

Опашка (на опашку) — наотмашь

Отрастель — отросток (К.)

Отрод - вероятно, от гл. "отродиться" — воспламениться (К.)

Отсушка — заговор для разлучения мужчин и женщин

Остуда (устудна) - раздор, охлаждение в семейной жизни

Пахать — подметать

Пошетна (грыжа) - пошова - распространение болезни на других лиц. (К.)

Призор - сглаз, действие дурного глаза (К.)

Прикосная (о змее) - от слова "прикос" — несчастный случай; неожиданность

Присушка - заговор с целью вызвать любовь у одного человека к другому

Притка (притча) - беда, несчастье, неприятность (К.)

Прицелки с прицелками - искаж. — села с приселками

Пупыш — чирей, нарыв

Пушить — разбивать

Прикошливый - см. "прикосная"

Родимец - падучая, эпилепсия

Руда - кровь (К.)

Рыкуша - от гл. "рыкать" - громко кричать, беспокойное поведение младенца

Скобнуть, скомнуть - белеть, от сл. "скомнота" - суставной ревматизм (К.)

Став (человеческий) — костяк

Тесла (чесла) - десны

Тоснуть — тосковать, горевать; чувствовать боль в ногах (К.)

Трестина - треста, тростник (К.)

Трясовица - лихорадка, трясуха (К.)

Ураз - ушиб без крови; синяк (К.)

Урок, улох — см. призор

Утин — ломота спины, радикулит (К.)

Хобот (у змеи) — хвост

Цасовать (часовать) - проводить время

Черемный (цвет) — красный, багряный

Чесла — см. тесла

Чипаться - щипаться

Ширинка — бумажный цветной платок, который подвязывают на голову или носят на руке (П.)

Щелиться (о земле) — трескаться

Щипота (скомнота) - суставной ревматизм (К.)

Щелучить — мыть со щелоком

Щимета — ломота

 

УКАЗАТЕЛЬ ПЕРСОНАЖЕЙ ЗАГОВОРОВ

Аблитория — № 79

Ангел № 71, 81

Антипа Иантипис - №№ 80,109

Архангел Гавриил - № 81

Архангел Михаил - №№ 71, 81

Архангел Сихаил — № 81

Баба- №58

Бабушка Соломонида - №№ 12, 79

Бес-№ 80

Ветры буйные — № 7

Вода-царица - №№ 68,115

Водяной с водяницей - № 4, 9

Ворон (черный) — № 17,104

Гад, гадищо -№ 1

Господь Бог-№81

Грыжа - № 37

Двенадцать дев - №№ 72, 81, 98

Девица - №№ 13, 25, 33,108, 110

Заря-зарница - № 2, 76

Земля-мать -№№ 68,102,115

Змей на двенадцати огненных хоботах — № 18

Змея - № 63 (Анна - № 75, лютая - № 13,59, огненная — № 124, черная- №№ 59, 95)

Иисус Христос - №№ 10,12,14, 28, 49, 71, 79, 80, 81, 83, 93,112

Иоанн Предтеча - № 81

Ирод-царь - №№ 81, 98

Кит морской — № 123

Котище-№67

Кошка -№№ 85, 96

Кузьма и Демьян - №№ 20, 72, 98,116,118

Курушка — № 54

Лазарь- № 61

Латырь-камень - № 29

Лешой с лешовицей - № 9

Марина и Мандалина — № 49

Марк и Лука-№ 112

Марья-царевна — № 87

Матушка Мария - №№ 12,80, 86

Мать -№№ 34,37,100,122

Мать Мария, пресвятая Сиклетия - № 86

Мать-руда-№77

Мертвое тело - №№ 19, 21,31, 39,55, 57,90

Месяц ясный — № 8

Месяц светлый — № 76

Младой покойник — № 103

Насисений - № 81

Небо-отец - №№68,76,115

Никита Архипич - № 93

Пар-№52

Петушок - № 97

Покойник -№№3, 103

Пресвятая Богородица — №№ 8,10, 11,14, 28, 66,71,80,83, 93,118

Притка-№79      

Речка-матушка — № 40

Сатана - №№ 4, 9, 71, 74,80, 81, 93

Сестры-№22

Симеон-№№72, 98

Сисений-№81

Собака-№№85,107,114

Стар-человек — № 77

Стрела (огненная) — № 8

Сухота - №№ 6, 7

Царь морской - №№ 30,123

Царь-Перфиля - № 117

Царь с небеси — № 61

Царица морская — № 30

Черт -№№4, 48, 92,114

Чертовка - №№ 4,48, 92,114

Щука-№№5, 70,84

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН ИСПОЛНИТЕЛЕЙ

1. Бабкина Акулина Ивановна - №№ 69,70

2. Бабкина Мария Семеновна - № 73

3. Белкина Александра Дмитриевна - №№ 45 - 47

4. Белкина Настасья Ивановна - №№ 109, 110

5. Вишнякова Анастасия Степановна — №№ 74 — 88

6. Дмитриева Мария Ивановна — №№ 20-23

7. Дружинина Люба - №№ 93 - 96

8. Елисеева Анна Ивановна - №№ 35 - 39

9. Заборская Александра Ивановна — №№ 113-124

10. Захарова Акулина Ивановна — №№ 54, 55

11. Зыкова Прасковья Дмитриевна - №№ 11, 12

12. Ильинская Зоя Петровна - №№ 89 - 91

13. Исакова Марфа Васильевна - №№ 111,112

14. Колосова Прасковья Александровна - №№ 24-26

15. Кухтина Анна Ивановна - №№ 107,108

16. Кухтина Пелагея Трифоновна — № 27

17. Лукина Татьяна Ивановна - №№ 100 -104

18. Марков Саша - №№ 9,10

19. Маркова Ольга Николаевна - №№ 1-8

20. Морозова Акулина Никитична — № 92

21. Осинина Екатерина Николаевна — №№ 58 — 64

22. Пастухова Настасья Ивановна — №№ 51 - 53

23. Питана Александра Ивановна - №№ 105,106

24. Половникова Авдотья Спиридоновна — №№ 97-99

25. Попова Александра Петровна — №№ 65-68

26. Птицына Авдотья Степановна — № 15

27. Раймуева Анна Елисеевна - №№ 40-44

28. Роева Прасковья Ивановна - №№ 17 - 19

29. Романова Пелагея Меркурьевна — №№ 56,57

30. Рудакова Анисья Дементьевна - №№ 71,72

31. Рыжова Оксана Петровна - №№ 32 - 34

32. Самойлова Авдотья Дмитриевна - № 16

33. Самойлова Александра Федоровна—№№ 13,14

34. Сукова (Пестова) Александра Петровна — № 125

35. Терешина Апполинария Александровна — №№ 48 — 50

36. Харина Прасковья Федоровна — №№ 28 — 31

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН СОБИРАТЕЛЕЙ

Арестова Т. - №№ 97 - 99

Балыкова Г. - №№ 40 - 47

Григорьева Г. - №№ 24 - 26

Изряднова Н. - №№ 1 - 23,32 - 39

Иевлева В.-№№69-96

Исадченко Б. - №№ 24-26

Карцева Н. - №№ 24 - 26,109 - 125

Кочетов В.-№№40-47

Михайлова Н. - №№ 105 -108

НосковаИ.-№№48-68

Притулина Н. - №№ 27 - 31

Свиридова Н. - №№ 100 - 108

Смирнов Ю.-№№ 1-23

Чирухина О. - №№ 100 - 104

ЧугуновА.-№№69-96

Шевченко Е. - №№ 27 - 31

ШилинаМ.-№№97-99

УКАЗАТЕЛЬ МЕСТ ЗАПИСИ

КЕНА

Лёшино (Куххин Наволок): №1-12,17-23,40-44

Устьирьга (Степановская): №№ 13 -16

Округа (Кенорецкий) - №№ 24 - 26

Афаносово - №№ 27 - 31

Валово - №№ 32 - 34,45 - 47,

109-112

Ручьёво-№№35-39

Корякино - №№ 113 – 125

КАРГОПОЛЬЩИНА

Лядины - №№ 48 - 50, 69 - 72

Острый Конец - №№ 51 - 53

Воробьёвская - №№ 54,55

Малая Шалга-№№56,57

Погост (Ошевенск) - №№ 58 - 64, 93-96

Ширяиха (Ошевенск) - №№ 65 - 68

Рубцово-№73

Олехово-№№74-78

Печниково - №№ 89 - 91

Кромино - № 92

Павлово-№№97-99

ОНЕГА

Углы, Новины, Конёво — №№ 100 - 104

Федово-№№105-108

ПЕРЕЧЕНЬ ПУБЛИКУЕМЫХ ТЕКСТОВ

ПО ИХ НАЗНАЧЕНИЮ

Болезни (универсальный профилактический текст) — №№ 10, 71, 72, 79, 80, 97,111,116,119

Болезни младенца - №№ 87,88

Боль-№96

Бородавки - № 125

Веред (нарыв) - №№ 21,53, 94

Грудница - № 89

Грыжа - №№ 22,28,37,47,51, 70,100

Змеиный укус - №№ 1,13,59, 63,75

Золотуха - №№ 24, 52, 69, 73

Зубная боль -№№ 5,19, 61,

Исцеление-№76

Кровь остановить - №№ 14,17, 18,20, 2S, 33,38,54,55,58, 77,104,107,108, 110

Мытье младенца - №№ 49,50, 62, 65, 66

Окушка - №№ 4, 9, 48, 56,85, 92,114

Плач ребенка - № 106

Порча - № 95

Призор - №№ 12, 68,112,117, 121

Присушка - №№ 3, 6,7, 8,50,57, 74, 82, 86,91,102, ИЗ, 115,124

Притча, боль — № 60

Родимец - №№ 23,46,101,118

Рождение ребенка - №№ 29, 34,105, 122

Рыкуша - №№ 30,40,41,45,123

Сон-№78

Сон младенца - №№ 2,49

Трясовица (лихорадка) — №№ 71, 81

Удар-№39

Утин (радикулит) - №№ 26,36

Чирей - №№ 15,16,21, 31,35,44, 64, 120

Ячмень-№№42,43,99

Встану Я Благословясь… Лечебные и любовные заговоры, записанные в части Архангельской области Издание подготовлено Ю.И.Смирновым В.Н.Ильинской В книге собраны замечательные фольклорные произведения жителей Русского Севера — народные заговоры: от зубной… [surce]
GD Star Rating
loading...
Пометить материал как неуместный

Оценка информации

GD Star Rating
loading...
Поделиться: 
Записи на схожие темы
Владимир Антонов НАШ СМЫСЛ ЖИЗНИ. КАКАЯ РОССИЯ НУЖНА БОГУ?        Издание 2-ое, дополненное.        В книге также приводятся стихи и Откровения, записанные Антоном Тёплым, Ларисой Вавулиной, Марией Штиль, Анной Зубковой и другими.       ...
Заговоры индоариев ИЗ "АТХАРВЕДЫ"             Перевод Т. Елизаренковой             Заговор - привораживание женщины             Возжелай тела моего, ног!             Возжелай глаз, возжелай бедер!             Глаза твои и волосы, вожделеющие...
Заговоры индоариев ИЗ "АТХАРВЕДЫ"             Перевод Т. Елизаренковой             Заговор - привораживание женщины             Возжелай тела моего, ног!             Возжелай глаз, возжелай бедер!             Глаза твои и волосы, вожделеющие...
Словарь русско-латинский Ч чад fumus ; nebula ; чай thea ; potio theana; species ; чайка larus ; gavia ; чайник hirnea theana; чайный theinus ; + чайная плантация plantatio Theae; чалма tiara ; чан seria ; lacus ; чародей magus ; чары venenum [i,...
Книга «ЗАГОВОРНИК» /РОДОМИРОВ ИЗБОРНИК СЛОВЕС ЗАГОВОРНЫХ ЛЮДЯМ ДОБРЫМ НА ВСЯКУЮ ПОТРЕБУ/ Заговоры как одна из составляющих Традиционной Славянской Культуры 1) Общие вопросы 2) Некоторые особенности заговорных текстов: ритм 3) Заговорная...
Настоящий список литературы,который приводится авторами раздельно перед изложением каждой части книги,дополнен В.С.Воробьевым-Десятовским. Дополнения даются в квадратных скобках. К части первой
Дмитрий Дрозд. Христианские персонажи в белорусских народных заговорах Содержание 2 Введение 3 1. Заговоры и магия в истории 8 1.1 Происхождение и суть заговоров 8 1.2 Двоеверие – «мирное» сосуществование двух идеологий 12 2. Христианская Троица...
Владимир Титов Владеющий Миром Часть 2: Новое тысячелетие От автора Эта книга является логическим продолжением первой части: "Знакомство с астралом и практика сновидения". Так же как и в первой части, я веду записи в тот момент...
О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа. Даль В.И. Содержание Вступление Глава I. Домовой. Глава II. Знахарь и знахарка. Глава III. Кликушество и гадание. Глава IV. Заговоры. Глава V. Водяной. Глава VI. Моряны. Глава VII. Оборотень....
Все есть части нашего Высшего Я
Носаль Михаил., Носаль Иван Лекарственные растения и способы их применения в народе ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА. Народная медицина и народные лечебные средства всегда привлекали внимание врачей и исследователей. Некоторые из таких средств после...
Домашнева Н. П. Уроки кармы в эпоху последнего сражения (части 1-2)           Послания и Веления Владык Шамбалы и Кармического Совета                         Часть I - Чистота             "Вида-Н"             Минск 1997                        ...
Максимилиан Сандор Небольшая пурпурная записная книжка о том, как сбежать из этой Вселенной (том 2) Восстановлено, собрано и прокомментировано Максимилианом Джоахимом Сандором (при значительной помощи большой части Интернет-сообщества)....
Александр Дугин Крестовый поход против нас Глава из второй части книги «Основы геополитики» - «Мыслить пространством» Оригинал на www.arctogaia.com 1. Либерализм — тоталитарная идеология Что является доминирующей идеологией современного Запада...
Бубер Мартин Проблема человека От  автора Эта книга, в первой своей части проблемно-историческая, а во второй  —  преимущественно   аналитическая,  должна  дополнить содержащуюся  в  других  моих  работах  разработку  диалогического...
Блаватская Елена Сигнал опасности       Посвященные безусловно должны входить в общество богов.    Сократ в Федоне       В первой части замечательной статьи нашего брата и коллеги, эрудированного корреспондента-секретаря Т.О. ~Гермес~,...
Аль Азиф Некрономикон Аннотация Исследователи Колин Уилсон, Джордж Хэй, Роберт Тернер и Дэвид Лэнгфорд осуществили перевод зашифрованной рукописи д‑ра Джона Ди под названием «Liber Logaeth», части более обширного манускрипта неизвестного происхождения....
Платонова Татьяна Тайная Доктрина Гермеса Трисмегиста 30 марта 1998 г., Москва Я должен обратиться к человечеству с некоторым объяснением, прежде чем приступлю к изложению основной части Тайной Доктрины, начальные постулаты которой излагались...
Александр Воронин «Внутренний диалог» в духовном развитии Добрый день, уважаемый читатель! Речь пойдет о неотъемлемой части нашего сознания, которое условно можно назвать «внутренним диалогом». Думаю, каждый, хотя бы раз, замечал, что...
Джеймс Клавелл Сёгун Двум морякам, капитанам Королевского военно‑морского флота, которые любили свои корабли больше, чем женщин, как от них и ожидалось. ПРОЛОГ Ветер рвал его на части, у него все болело внутри, и он знал, что если они...
Т. Субба Роу ФИЛОСОФИЯ БХАГАВАД-ГИТЫ Четыре лекции, прочитанные на XI ежегодном съезде Теософического Общества в Адьяре 27, 28, 29 и 30 декабря 1886 года. ВВЕДЕНИЕ При изучении Бхагавад-гиты не следует рассматривать её изолированно от остальной части...
Сидорова В. Четыре задачи горя Психологи определяют горе как реакцию на утрату значимого объекта, части идентичности или ожидаемого будущего. Общеизвестно, что реакция на утрату значимомого объекта - специфический психичесий процесс, развивающийся...
САКРАЛЬНЫЕ МЕСТА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЛОЗОХОДЦА В настоящее время мы придаем большое значение изучению так называемых "сакральных мест" как части общей системы геоаномальных зон. Гипотеза о существовании на поверхности нашей планеты такой единой системы...
Дженни Рэндлз БУРИ ВРЕМЕНИ ПРЕДИСЛОВИЕ Годы после Второй мировой войны, проведенные в Индии, стали для Дон - молодой жены полковника королевских инженерных войск - живой историей. Девушке довелось быть свидетелем того, как Британская империя...
Сидорова В. Ю. Горе в семейной системе Горем называется реакция на утрату значимого объекта, части идентичности или ожидаемого будущего .Дж. В. Ворден - классик работы с горем. Он разработал новый подход к диагностике и работе с утратой, основанный...

Оставить комментарий

Будте вежливы. Не ругайтесь. Оффтоп тоже не приветствуем. Спам убивается моментально.
Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с правилами сайта.

(Обязательно)

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>